Жизнь. Далекое, далекое прошлое. Часть 4Прошла неделя.

Все это время я прожил, находясь под впечатлением от происшедшего. Вспоминая тот день, я мастурбировал перед сном, и каждое утро перед подъемом. Каникулы шли своим чередом, я все так же оставался один дома, заходили друзья, вытаскивали меня на улицу… и мне приходилось изо всех сил стараться соответствовать. Я старательно делал вид, что все как обычно, ходил курить с пацанами, слушал и рассказывал сам похабные анекдоты, даже подрался как-то раз с парнем из соседнего двора, якобы обидевшись на в шутку сказанное слово пидарас — матерщинники мы были знатные уже в том возрасте, и за языком мало следили — и я понимал, что должен среагировать именно так, и никак иначе, хотя четко помню сладкую судорогу, пробежавшую по телу в ответ на как будто бы обидное слово… Но вся эта суета была как облако, меня окружавшее, а внутри, в своих мыслях, я снова и снова прокручивал все, что произошло со мной.

К обеду я возвращался домой. Приходил на обед отец, мы что-то ели, потом он уходил, а я опять предавался рукоблудию в пустой квартире. И с каждым днем мне все больше хотелось повторения… но я не понимал, как мне снова попасть на такой праздник.

Я прислушивался к звукам на лестнице — слава богу, в наших брежневках звукоизоляция была соответствующей — и по 20 раз на дню выскакивал на лестницу в надежде, что услышанные шаги принадлежат моему взрослому соседу… но каждый раз это был кто-то другой, и я с деловым видом пробегал по лестнице мимо, чтобы тут же вернуться домой.

Светки тоже не было видно. Раза два я зашел к ней, но каждый раз дверь открывали либо ее мать, либо бабушка, и узнав, что Светочка на даче, я уходил, несолоно хлебавши.

Но все на свете когда-нибудь кончается, в том числе и эта пустая, тягучая, жаркая летняя неделя.

Это утро было таким же, как и прошлое… Я проснулся, сладко подрочил, зная, что дома никого, встал, сходил в душ и позавтракал чем-то, что нашел на плите. Дальше встал вопрос — чем бы заняться. Ответ на него следовало искать за дверями квартиры, и наскоро одевшись, я выскочил за дверь.

Двор был пуст. На футбольном поле — никого. Я прошелся туда-сюда, посидел на скамейке у подъезда, обошел вокруг дома — фантастическая пустота была вокруг. Даже случайных прохожих не было видно. Совсем упав духом, я решил вернуться домой, и поплелся в подъезд. Четыре этажа вверх, и я стою у дверей, копаясь в кармане шорт в поисках ключа на ленте. Вытаскиваю его, вставляю в замок, поворачиваю, открываю дверь — и вдруг слышу такой же звук проворачивающегося ключа и скрип открываемой двери сверху. Я замираю у двери, ожидая, кто же пойдет вниз мимо меня. Дверь сверху захлопнулась, неторопливые шаги… я искоса смотрю через плечо. Да… это он! Я стою, не шевелясь, смотрю на него… Боря видит меня, на секунду останавливается, потом спускается еще на пролет и оказывается рядом со мной. Я поворачиваюсь к нему… он стоит передо мной, слегка улыбаясь, и мне кажется, что в его улыбке какая-то робость или смущение… наверное, такое же выражение лица и у меня.

Дальше звучит какое-то глуповатое Здрассте, дядя Боря и в ответ Привет-привет. Мы стоим друг напротив друга, и я как будто вижу нас со стороны. Сердце у меня бухает, и опять та самая приятная тяга в паху… я чувствую, как мой член встает.

Боря тем временем стоит, смотрит на меня и прислушивается… в подъезде никого, тихо. Он молча кладет руки мне на плечи, и притягивает к себе. Я утыкаюсь лицом ему в живот и замираю. Его руки гладят меня по плечам, по спине, гладят нежно, но в то же время жадно. А я стою, прижавшись к нему, и ни о чем больше не думаю.

Дальше происходит что-то, чего я уж никак не ожидал. Он продолжает гладить меня одной рукой, а вторая прямо перед моими глазами расстегивает молнию кремовых брюк, и через секунду наружу выпрыгивает его член… не весь, яйца остаются взаперти, я вижу только ствол и головку. Все в тишине и молча, мы не издаем ни одного звука. В следующую секунду его рука нажимает на мой затылок, и в мой рот врывается его горячий орган. Я ничего не успеваю ни подумать, ни сказать, ни сделать — просто вдруг оказывается, что я сосу его прямо на лестничной площадке перед своими дверьми. Он часто дышит, еле слышный стон… а я только чувствую его ладонь, ритмично надавливающую на мой затылок, и ритмично надеваюсь на его член ртом. Волна удовольствия окатывает меня. Я сосу его член, и думаю о том, что еще 5 минут назад мечтал об этом как о чем-то несбыточном, и вот сейчас меня трахает взрослый мужик, и в любую секунду нас могут увидеть соседи… Но в подъезде по-прежнему тихо, и я перестаю беспокоиться об этом.

Впрочем, удовольствие оказывается недолгим. Видимо, его, как и меня, внезапность ситуации и ее непредсказуемость завели не на шутку. Его движения становятся быстрыми, ладонь давит все сильнее… коротким движением он прислоняет меня к стене, я чуть сгибаю ноги — и он быстро и жестко ебет меня в рот. Я послушно открываю его пошире, а он… он пользуется мной, практически дрочит моим ртом свой хуй, и я понимаю, что он хочет кончить как можно быстрее, пока никто не вошел в подъезд. Я тоже хочу этого… вернее, я хочу, чтобы ему было приятно… и мне так сладко думать, что я его вещь…

Пока эти мысли пробегают в моей голове, он явно уже на подходе к финишу. Член быстро скользит в моих губах туда-обратно, я чувствую, как он пульсирует и дрожит… Знакомые признаки, надо быть готовым… я трогаю пальцами его мошонку, чуть царапаю ногтями — и он со сладострастным стоном изливается в меня… Мой рот заполняется вязкой, терпкой и горячей жидкостью, и тут уже без вариантов — я глотаю раз за разом, а ее не становится меньше, но я уже считаю себя опытным минетчиком, и самоотверженно проглатываю все, что он выплескивает в мой рот…

Наконец, поток иссякает. Он выскальзывает наружу, но тут же мужские руки охватывают мою голову, направляют ее вниз — следующие две минуты я старательно лижу его яйца, чувствуя языком сморщенную кожу мошонки. Я открываю рот пошире — и он заправляет пальцами их туда… Аккуратно, стараясь не задеть зубами, сосу… откуда что взялось, не знаю, но я вполне осознанно их сосу…

Две минуты закончились… он отодвигается от меня, смотрит мне в глаза.

— Вечером заходи к нам, хорошо? Света приехала, она будет рада тебя видеть…

Я киваю головой. Он еще раз проводит опавшим членом мне по губам, затем прячет его, застегивает замок и молча уходит. Я остаюсь у двери в квартиру, гляжу ему вслед, и чувствую вкус его семени во рту…

Дальше день как в тумане. Я сижу дома, идти никуда не хочется. В квартире тишина, и только отчетливо слышны щелчки секундной стрелки на настенных часах. Время тянется как резина…

Но вот и вечер. Пришли родители, хлопочут по дому. Я сижу у себя в комнате и жду, делая вид, что читаю. Наконец на часах семь — это вечер. Я встаю, выхожу в прихожую, одеваю тапочки… а чего там, все равно всего лишь на один этаж подняться… Мам, я к Светке пойду — и я выскакиваю за дверь.

Секунда — и я этажом выше. На пару секунд застываю… Кнопка звонка, ожидание, открывается дверь. За дверью Света. Я проскальзываю внутрь, быстро смотрю вокруг — вроде никого из ее большого семейства не видать. Дверь за мной захлопывается, и тут же я получаю поцелуй в губы… неумелый, но такой искренний. Мы стоим в полутемной прихожей, целуемся, и я шарю руками по ее худенькому телу. Она тянет меня в сторону комнаты, я иду за ней.

Мы оказываемся на ее территории, и падаем на кровать, продолжая целоваться. Я глажу ее спину, попку, ноги… чувствую вдруг, как ее пальчики ложатся мне на промежность, и гладят мою уже восставшую плоть. У меня перехватывает дыхание… На Светке легкий фланелевый халатик, и моя рука сама собой проникает под него. Я глажу ее грудь… там нет и намека на что-то взрослое, только чуть припухшие соски… но мне все равно. Рука ниже, к резинке трусиков, я проскальзываю под них, еще мгновение — и мои пальцы гладят влажную щель без малейшего намека на волосы…

Светка лежит, закрыв глаза, замерев – и только пальчики на моем члене еле-еле шевелятся. А мои руки вовсю гуляют, где им вздумается… я наслаждаюсь вседозволенностью, и возбуждаюсь все сильнее… хотя куда уж сильнее…

— А кто дома? — шепчу ей на ухо вместе с поцелуем.

— Только Боря, остальные на даче, — она отвечает таким же тихим шепотом.

Я так и думал. Видимо, мой совратитель знал о таком раскладе, потому и позвал. Мы лежим, ласкаясь, и у меня дух захватывает от мыслей, что за стеной сейчас сидит тот, чей член уже стал для меня почти что собственностью… или моим хозяином? Сам не могу для себя решить…

— Пойдешь к нему? — Я киваю в ответ, и опять волна по телу…

— Сейчас?

Я задумываюсь… Мне не хочется от нее отрываться, но развратные помыслы о ее дядюшке — от них не закрыться, не спрятаться. Я приподымаюсь на локте, смотрю на Светку.

— Зайду к нему… поздороваюсь… — Мой голос дрожит, тело выгибает, а светкины пальцы сильней сжимают мой ствол. Моя подружка тоже возбуждена, я чувствую, как она двигает бедрами вперед-назад, натирая свою щелку о мои пальцы, и ее влага уже намочила их.

— Костя… Костя, а ты снова будешь у него… сосать? — ее слова звучат музыкой для моего слуха.

— Буду… наверное…

— А можно мне… посмотреть?

Ее мысль мне нравится… целую ее… — Конечно, да!

Она вздыхает, уже совершенно откровенно натирая свою щелку о мои пальцы.

Еще минуту мы лежим — я собираюсь с духом. Отрываюсь от нее, встаю, подхожу к дверям…

— Я пошел…

Она смотрит на меня, улыбается и ее рука скрывается под халатом. Я глубоко дышу пару раз — и выхожу в коридор.

Дверь Бори закрыта, но снизу из щели — свет. Я тихо стучу… не дожидаясь ответа, нажимаю на ручку — дверь открывается, и я делаю шаг внутрь.

В комнате неяркий уютный свет. Люстра не горит, но горит торшер у уже знакомого мне дивана, и еще — настольная лампа на подоконнике. Шторы задернуты. На диване Боря, смотрит на меня. На нем все тот же халат, но без пояса, распахнут. Я вижу длинные мускулистые ноги, плоский живот, грудь… рука его медленно двигается вдоль торчащего члена. Мне кажется — да что там кажется, это яснее ясного — что он специально занял такое положение, зная, что я зайду и увижу его. Я делаю шаг к нему, намеренно не захлопывая дверь, оставляя маленький проем в темный коридор — просьба Светки не вылетела из головы. Я делаю еще шаг, останавливаюсь, смотрю на его достоинство… оно притягивает мой взгляд как магнитом. Будто во сне, я подхожу вплотную. Губы Бори кривятся в усмешке — и мне чудится что-то недоброе в выражении его лица.

Он смотрит на меня, усмехаясь — и вытягивается на диване во весь рост. Медленно раздвигает ноги, и я вижу все его хозяйство во всей красе.

— Что встал как столб? Давай, на колени и ползи сюда…

Я тут же опускаюсь на колени и подползаю к его ногам.

— Ближе давай… — Я придвигаюсь вплотную, оказываясь между его колен. Он медлит, смотрит на меня, явно наслаждаясь картинкой. Я тоже ничего не делаю, просто стою на коленях перед его пахом, опустив глаза на его член. В молчании проходит минута, другая… он медленно мастурбирует передо мной, явно работая на публику — то есть на меня.

— Давай, малыш… нагибайся. — Его рука хватает меня за плечо и тянет к себе. Я наклоняюсь к его члену, открываю рот, но он не торопится… Начинает водить членом по моему лицу, по губам…

— Язык, — я высовываю язык, он кладет на него головку, тихонько постукивает ею.

Я терпеливо жду, что будет дальше.

— Нам ведь некуда торопиться, малыш, да? У нас есть время… и нам никто не помешает… сегодня я поразвлекаюсь с тобой. Ну-ка, пососи для начала.

Я еще больше склоняюсь перед ним, и член входит мне в рот. Сосу, не торопясь, нежно, двигаю головой, скользя губами по стволу. Он лежит, не двигаясь, внимательно смотрит на меня. Несколько минут ничего не происходит, я сосу его, и мое удовольствие заполняет меня.

Вдруг он останавливает меня. Встает на ноги передо мной, берет меня за затылок и прижимает лицом к яйцам. Я понятливо начинаю полизывать их. Он водит моим лицом по промежности, ствол его елозит мне по лбу. Дальше… дальше он опять останавливает меня, смотрит сверху. Халат падает на пол, и он тихо говорит мне — Делай, что скажу.

Я киваю… Он поворачивается спиной, встает на диван коленями, прогибается, выпячивая зад, бросает мне через плечо: — Лижи.

Я не сразу понимаю, что мне лизать, замешкиваюсь, и он нетерпеливо выбрасывает руку ко мне, хватает меня за голову и прижимает мое лицо к ложбинке между ягодиц. Тут до меня, наконец доходит, что ему нужно. Я начинаю медленно вести языком снизу вверх, натыкаюсь языком на дырочку — он прижимает меня сильнее. Я лижу его анус, чувствуя странный запах и вкус. Еще несколько секунд он управляет мной, потом его рука исчезает, и я уже самостоятельно обрабатываю его задний проход.

Проходит еще время. Я слышу его глухие стоны, чувствую языком дрожь. Здесь он опять останавливает меня, разворачивается, садится передо мной и смотрит мне в лицо, улыбаясь.

— Ну как тебе такое, маленькая шлюха? Нравится? Что скажешь??

Я быстро киваю и тянусь ртом к его члену, но он опять сдерживает меня. Встает, идет к дверям, взмахом руки зовет меня за собой. Я иду за ним, мы выходим в коридор и идем в ванную. Яркий свет, белая занавеска в сторону — он кивает на ванну, я скидываю одежду, залезаю туда, знакомо сажусь на дно, уже понимая, что меня ждет.

— Знаешь, что делать, пидор… Давай, открывай рот. Сейчас напою тебя живой водой…

Опять я в ожидании. Струя бьет неожиданно и точно, горячая, соленая, она заполняет меня, и я послушно глотаю столько, сколько могу, но все проглотить невозможно, и она стекает по подбородку, по груди… Я жмурюсь от брызг, но все-таки успеваю заметить в приоткрытой двери Светкино личико с горящими глазами…

Золотой дождь заканчивается. Я сижу весь мокрый, покорный, но чувствую жаркую истому от своей покорности, от того, что я — вещь и забава для этого вот человека. Уже привычно обсасываю его член.

— Помойся и приходи, — он разворачивается и скрывается за дверью.

Я сижу, не двигаясь. Тихо отворяется дверь, входит моя подружка, смотрит на меня…

— Это тоже секс?

Я киваю. Она наклоняется, целует меня в губы… проводит язычком по лицу, пробуя меня на вкус. Я закрываю глаза, подставляя ей лицо — она продолжает ласково лизать мои щеки, нос, шею. Наконец отрывается от меня, я открываю глаза и вижу в дверном проеме Борю, из коридорной полутьмы глядящего на нас. Он голый, его рот приоткрыт… я вижу движение за светкиной спиной, и понимаю — он ласкает себя…

Я поднимаюсь на ноги. Боря неслышно отступает в темноту и исчезает. Светка стоит и рассматривает меня с ног до головы. Мне приятен ее взгляд, я не стесняюсь, напротив, демонстративно глажу себя, свой живот, пах, бедра, стараясь показать себя перед моей маленькой зрительницей. Включаю душ, так же демонстративно ополаскиваюсь, вытираюсь полотенцем, вылезаю из ванной.

Что дальше? Борис сказал идти к нему, но Светка рядом… меня разрывает надвое, я хочу и ее и его… Надо выбирать.

Мы выходим в темный коридор, проходим в Светкину комнату. Я целую ее, почти целомудренно — и говорю:

— Свет… я скоро вернусь, ладно? Подожди….

Мой любовник не кончил — и это тянет меня обратно, к его телу, к его грубым словам, от которых голова кругом.

Выхожу в коридор, иду в комнату Бори. Теперь он лежит на диване, подперев голову рукой, смотрит на меня. Я подхожу и слышу: Ложись рядом. Укладываюсь, прижимаясь всем телом к нему. Он обнимает меня свободной рукой, притягивает вплотную, тесно… животом я чувствую его горячую твердость.

Боря гладит меня по спине, скользит ладонью по попке, по бедрам, опять по попке… пальцы его пробегают по ложбинке между ними, нащупывают мою заднюю дырочку, тихонько давят на нее… я чувствую, как один из пальцев на сантиметр, на полсантиметра входит внутрь…