Жарким летом в Питере. Часть 1Июль 2013 года, выдался необычно жарким для Петербурга. Зной, мягкий раскаленный асфальт, полураздетые горожане, духота в квартире, всё способствовало к раслабленной лени, вялости мыслей и похотливым фантазиям. Влад, семнадцатилетний выпускник средней школы, успешно сдал экзамены и был зачислен в техникум, прожигая остатки лета в городе.

Подготовка к экзаменам осталась позади, файлы билетов стерты из компа, последние месяцы нервных переживаний, сменились восторженной наблюдательностью за окружающим вокруг. Лишь одно, постоянно напоминало и болезненно раздражало Влада, — мысль о том, что в свои почти восемнадцать он ещё девственник, а перспектива изменить это состояние, была весьма смутной и призрачной.

Конечно, в компании с друзьями, он, даже себе самому казался настоящим плейбоем, настолько красочно и подробно, с уверенной мужской циничностью » бывалого», он расписывал свои эротические приключения. Однокашники ему верили и завидовали, расспрашивая о деталях и грязных подробностях, советовались с Владом, как дружеские отношения с подружками перевести на интимные. А » опытный жигало» Влад, после этих разговоров, спешил на несколько часов засесть за комп, реализовывая там свои выстраданые фантазии. Ситуация совсем зашла в тупик, Влад понимал, что всё это развращало его либидо, он настолько ярко переживал свои порнографические мечты, что ему требовались всё более грязные и жестокие извращения на сайтах в интернете.

Он с ужасом понимал, что обычные, традиционные отношения со сверстницами его теперь вряд ли привлекут и возбудят, даже вид на пляжных прелестниц, загорающих топлес, с такими соблазнительными, упругими холмиками грудей и остреньких с, о втаптывании в грязь, лужи спермы, порванного и испачканного испражнениями ануса, садинах и синяках на белоснежной коже. Влад иногда думал, осков, теперь вызывало лишь фантазии о жестоком, отвратительном, групповом изнасиловании, молодого, подтянутого, такого идеального, чистого девичьего тела что сходит с ума, когда внезапно на него накатывала до темноты в глазах, испепеляющая волна похоти к женщинам в возрасте, затравленных бытом и мужьями алкоголиками, небрежно одетых, плохо накрашенных дешевой косметикой, дряблых, располневших от родов и дешевой пищи, с запахом пота от растянутых и выцветших футболок.

Однажды, проходя мимо станции метро, он встал, как вкопанный, не в силах отвести взгляда от продавщицы газет, она сидела на маленьком стульчике в коротком, простеньком платье, её полные ноги были разведены настолько, что было прекрасно видно трусы, до такой степени изношенные, что в районе лобка просвечивали откровенные дырки, через которые вылезли жесткие, черные волосы, густо заросшей промежности. Женщина, лет пятидесяти, болтая с подругой, вдруг заметила столь откровенный взгляд юноши, засмущалась, в негодовании резко свела колени. Влад, покраснел, отвернулся, сделал вид, что гуляет, поджидая кого то, но не в силах уйти от соблазна, украдкой посматривал на женщину, та смеясь, что то шептала своей соседке, торговке и вдруг, пристально, посмотрев на Влада, улыбнулась и широко раздвинула ляжки, от этого движения узкая полоска трусов сбилась в сторону и толстые, волосатые губы её влагалища предстали перед Владом во всей красе. Влад с помутивщимся разумом за короткие секунды успел рассмотреть все мельчайшие детали.

На белоснежном фоне пухлых ляжек, кучерявилась обильная щетина, местами седоватая, местами рыжеватая, видимо от пота и выделений, толстые, мясистые губы, чуть раскрылись, блестя капельками смазки. Владу, казалось, что он почувствовал даже приторный запах её промежности. Как в тумане, Влад побрел в метро, дикая, страстная волна возбуждения захлестнула его, он внезапно понял, чего на самом деле он желал, что бы его возбудило и сделало счастливым, — опытная, взрослая женщина, обязательно натуральная в своей женской природе, пышные ляжки и бедра, тяжелая, отвисшая грудь, мягкая, с толстыми сосками и ярко коричневыми ореолами, и, конечно, чтобы всё тело было везде небритым, щетина лобка переходила в кучерявые волосы на ляжках, спускаясь по внутренней стороне к коленям, волосы в подмышках, стрелками вылезали, сбиваясь на груди, издавая легкий, сладкий аромат пота, чуть нависающий, ласковый, как подушка животик, переходил тонкой полоской черных волосков в мясистый, круглый, густо заросший лобок опытной, зрелой женщины, ну и, конечно, запах…, аромат чисто вымытого, но уже успевшего пропитаться феромонами тела, ждущей, похотливой самки.

Наверное, мечтать о таком в наше цивилизованное время, по меньшей мере странно, но Влад даже не задумывался об этом, это была именно его Цель и кульминация подросткового созревания. Влад шел домой, смотрел на проходящих мимо женщин и грезил, сам для себя не понимая, что же он действительно хочет, то ему представлялось, как взрослая женщина издевается над ним, заставляя совершать унизительное и стыдное, — целовать грязные ноги, ползая, как раб, представлял, как на его лицо и ждущий с нетерпением язык, опускается толстая задница и он старательно вылизывает все терпко пахнущее, сладкое, горькое, склизкое, как трется о его нос коричневое, такое загадочное и притягательное колечко ануса и наконец находит его острый язычок и раскрывается, пытаясь протолкнуть его глубоко внутрь…

Представлялось и наоборот…, что это Влад Господин, а женщина покорная шлюшка, умоляющая его о снисхождении до неё, стоящая перед ним на коленях, оттопырив жирную задницу, держа огромные, вислые груди на руках и открыв широко рот, играя язычком, зазывая и соблазняя Его…

Замечтавшись, Влад не заметил, как пришел домой. Летняя духота и солнце, несмотря на открытые окна, обволакивала сонливостью и ленивой пустотой, хотелось холодного квасу, сесть в одних трусах у компа и смотреть, смотреть ролики про желанных, зрелых, волосатых, развратных, ненасытных женщин, дроча и много раз кончить на них, обретя хоть ненадолго покой от свербящих мыслей и постоянного возбуждения… Сняв обувь, Влад услышал на кухне голоса, был выходной день, мать была дома и видимо, кто то пришел в гости. К отцу и матери Влад относился с равнодушным пониманием, они были слишком разные, пока было необходимо для семьи, жили вместе, сейчас, когда Влад вырос, старались жить отдельно, отец уезжал на дачу, чем то зарабатывал в интернете и писал по заказу статьи, мать, дородная, властная женщина 43 лет, работала мастером на фабрике, свою производственную крикливость и авторитарность, пыталась перетащить и в дом, но Влад, своей замкнутостью и самостоятельностью, ясно ей дал понять, что уже повзрослел и достаточно независим, ну а отец сбежал в творчество. У матери, видимо, от чувства ненужности в семье, да и кризиса среднего возраста, всё чаще случались срывы, почти все выходные она пьянствовала, наготовив вкусных закусок и пригласив подруг. Вот и сейчас, похоже было всё, как обычно.

Влад незаметно подошел к приоткрытым дверям кухни, незаметный в сумраке прихожей и тут, на него, как сегодня у метро, навалился тот же жгучий ступор… В жаркой, ярко освещенной кухне, сидели Женщины, именно такие о ком он мечтал и не надеялся так близко к ним подобраться… Влад, никогда даже не задумывался о матери, как Женщине, вернее даже стыдился её перед друзьями, она была слишком простовата, слишком обьемна, её формы так и норовили поотрывать пуговки и застежки на её добротных, но таких безвкусных блузках и длиннющих юбках, её льняные волосы были всегда уложены в одну и ту же удобную, но такую неинтересную прическу. Дома, мама ходила в одном и том же длинном халате, наглухо застегнутом.

Видимо, из за своей провинциальной стыдливости, моясь и переодеваясь дома, всегда защелкивала замки двери. Влад, всегда думал, что сексуальной жизни с отцом у неё давно нет, судя по постоянной тишине из их спальни. В общем, даже при наличии большой фантазии, сложно было представить мать, как что то сексуальное. Но то, что увидел Влад на кухне…, перечеркнуло все его представления и выводы. На кухонном диванчике, расслабленно привалясь к мягкой спинке, сидела мама, вернее именно та тетка из его фантазий, для дрочки. Жара на кухне из за работающей духовки зашкаливала, литровая бутылка водки на столе, способствовала полному релаксу, на маме был только старый, растянутый лифчик, из которого нависли, грозясь вот вот вывалиться, огромные груди. Голова мамы была запрокинута назад, рот с полными, блестящими влагой губами приоткрыт, мама тихо, сладострастно постанывала. Между широко разведенных полных ляжек мамы, стояла на коленях, уткнувшись лицом в мамину промежность, соседка тётя Марина, постоянная мамина компаньенка по посиделкам в выходные.

Тётя Марина в одних стрингах, оттопырив роскошный, совратительный зад, с упоением и хлюпаньем вылизывала мамино влагалище, её немного провисшие груди 3 размера, с нежными, розовыми, возбужденными сосками покачивались вслед её движению головой. Влад, чуть не потерял сознание, когда это всё увидел, земля ушла из под ног, всё вокруг закружилось, губы пересохли, волна дикого возбуждения захлеснула его с головой… Весь мир, который он построил вокруг себя, все его представления о окружающем, как константе, всё рухнуло в один миг, оставляя только одно желание смотреть, слушать и впитывать в себя звуки и запахи страсти двух разгоряченных, похотливых самок на пике подходящего, бурного оргазма. Влад, теперь понял, почему мама так одевалась, у неё была бурная природная растительность по всему телу, из подмышек к плечам и груди пробивались густые, вьющиеся волосы, лицо тети Марины просто утопало в мягкой, ласковой шелковистости лобка, руками она ласкала, поглаживая, заросшие черными волосками, белоснежные, нежные, как пух, полные ляжки матери.

Мать застонала громче и выдвинула бедра плотнее к лицу тети Марины, сжав его своими полными ногами, так, что голова полностью скрылась в перине её заросшей, истекающей соками промежности. Конвульсии сотрясали тело матери, судорожный стон, как вой раненой волчицы, был слышен, наверное, даже во дворе, между ног матери, что то брызнуло и струйками потекло на пол…, ноги разжались, показалась всклоченная, вся мокрая, голова тети Марины, лицо сияло довольной полуулыбкой, сплевывая и убирая с губ кучерявые волоски, она сняла свои мокрые трусы, оставшись совсем голой, потянулась, подняв руки вверх. Тётя Марина, была младше матери лет на пять, выглядела просто отлично, узкая талия с заигрывающим животиком, широкие бедра, идеально круглая, подтянутая задница, средняя грудь с длинными сосками, немного провисшая, но от того более женственная и

уютная, небольшая небритость в промежности и подмышках, колюче щетинилась, призывая внимание черным треугольником.

Влад, стал понемногу приходить в себя от увиденного и к своему стыду, только сейчас заметил, что всё это время он яростно дрочил свой член, кончив, видимо, одновременно с матерью так обильно, что пол в прихожей был весь липким и скользким от спермы.

Тётя Марина, потрепав за волосы пьяную мать, сказала, что пошла в душ и нетвердой походкой, голая пошла в ванну. Влад, чуть не прозевав её появление, ринулся в свою комнату, надеясь, что его пока не обнаружили, он весь дрожал, от испуга и возбуждения, пытаясь натянуть мокрые джинсы. Внезапно раздался вскрик тети Марины:

— Бляха муха, я чуть не упала, что это за слизь на полу ? Галя, — крикнула она матери, — ты ничего не проливала? С ужасом Влад увидел, что дверь в его комнату открывается и на пороге стоят голая тетя Марина и из за её спины выглядывает, такая же голая мать…

— Ах ты паршивец! Ты всё это время подглядывал за нами, дрочил и обкончал всю квартиру ? Мерзкий извращенец, как ты мог подглядывать и дрочить на свою родную мать? — орала в голос тётя Марина, нисколько не стесняясь своей наготы, перед потупившимся, красным от стыда, со спущенными до колен мокрыми джинсами, Владом…

Продолжение следует…