Я ждал. Часть 6Внутри у меня все сжалось. Невероятно. Неужели они сделают это, подумал я. Тем времени вошла Наташа, держа в руках большое блюдо накрытое крышкой. Она присела рядом.

– На, позавтракай! Ты наверное голоден, сказала она с ехидной ухмылкой.

– Это наверное просто шутка, мелькнуло у меня в голове. Моча я еще понимаю но не предложат же они мне свои фикалии.

Девченки переглянулись и Наталья с деланой торжественностью подняла крышку. В нос мне ударил запах свежего гавна. Они снова заулыбались.

– Ну что же ты! Можешь преступать к еде, сказала Зина и пододвинула ко мне тарелку.

– Вы же это не серьезно, пролепетал я. Я этого не сделаю. В голосе проскальзывала неувереность.

– Как хочешь! Но тогда мы уйдем и сиди тут один с этим дилдо в заднице, закричали они.

Я еще раз взглянул на тарелку. Передомной лежали три большие толстые какашки. Отделив в вилкой маленький кусочек я осторожно поднес его ко рту. В нос снова ударил резкий запах. Я глотнул почти не почуствовав вкуса. Все это время Наташа и Зина смотрели на меня уыбаясь.

– Вот так, а теперь еще кусочек сказала Зина.

Вилкой, я поднес ко рту еще кусок и на этот раз розжевал. Он.

Оказался кисло горьким и немного терпким. Кроме того страшно хотелось есть. Разделавшись таким образом с одной какашкой я принялся за вторую.

– Вот молодец, а теперь еще одну за мамочку, сказала Наташа с ухмылкой.

Сделав над собой усилее я доел остальное.

– А теперь мы снова займемся твоей попкой, сказала Зина.

Она подошла и резким двежением вылула помпу из моей.

Задницы, которая от этого начала болеть еще сильнее. После этого девчонки на время удалились и я провалился в сон.

Очнулся я от того что Наталья бльно пнула меня ногой по члену.

– Пора вставать, сообщила она мне, демонстрируя огромный, гдето 10 смантиметров в диаметре, фалоимитатор.

– Да вы что! Я не смогу его принять, сказал я встрепянувшись.

– Сможишь голубчик, сможишь, куда же ты денишься!

С этими словами она начала что есть силы вворачивать его в мою «дырочку». Дикая боль пронзила все тело. Упершись в мышцу сфинктеа, дилдо никак не хотел продвигаться дальше.

– Не надо! Пожалуйста! Я его не приму, застонал я.

«Жми!», – закричала она Зине, и они что есть силы надавили на дилдо который начал понемногу проскальзывать вглубь.

Моя попка дико болела, но сквозь эту боль начало проскальзывать странное удовольствие, которое сразу отозвалось в напрягшемся члене.

– А теперь улыбочку, со смехом в голосе закричала Зина.

Оглянувшись я увидел лежащую на тумбочке видеокамеру. К.

Горлу подступил комок. Я просто не верил своим глазам. Что же теперь будет увидь кто эту запись.

– Да, да, вижу ты все правильно понял, воскликнула Наташа. Здесь все: и твоя утренняя трапиза и прочие наши игры. Но не волнуйся, если будешь вести себя хорошо возможно это даже останеться между нами.

Я был в ужасе – так попасться. Что же делать.

– Нам сейчас нужно уйти, сказали девченки, но мы непременно вернемся. Несомневайся. Думаю не стоит напоминать тебе о хорошем поведении.

С этими словами Зина положила камеру в сумку и захлопнув за собой входную дверь девочки вышли. От дикого изнеможения я тутже уснул.

Проснулся я то звука открывающейся двери. Передомной стояла Наташа, Зина, еще одна девченка и двое бандитского вида парней. Одного из них я частенько видел у себя в институте. Должно быть он учился на другом курсе. Все смеялись, оживленно чтото обсуждая.

– Ну где тут этот пидар с раздолбаной жопой, сказал один из пацанов под акомпонимент дикого ржания остальных. Шас мы ему организуем попка-ягодка понынаеш.

От стыда и страха меня словно парализовало. А если он раскажет кому нибудь и об этом узнают мои сокурсники. От стыда я готов был провалиться сквозь землю. К томуже прибандиченые рожи обоих не предвещали ничего хорошего.

– Я Кабан, а это Туз, сказал он показывая на другого. Будеш делать шо мы скажем, а иначе пизда тебе, понял сука! Девки все сняли. Сунешься к мусарам – найдем и проебем пидара, плюс касетку всем покажим. Ну че молчишь парашник! Че измена долбит!

– Да. Я все понял, заикаясь пробормотал я.

От страза мой голос изменился до неузнаваемости и несмотря на дилдо в попке она начала судорожно сжиматься. Подошедшая Зина сняла с меня наручники и вынула фалос из моей задницы.

– Я не дождусь хогда опробую твою толстую жопу, сказал Туз. Но вижу шо она у тя и так сильно розъебаная, так шо можешь пока у меня пососать, сказал он и все снова засмеялись.

– Может не-ненннадо, промямлил я заикаясь.

– Ты че петушара ваще охуел, сказал он гнусавым голосом, при этом пнув меня ногой под веселый смех публики. А ну к апарату пидар!

Преподняв голову я увидил огромный и толстый поршень. Взяв его в рот я начал медленно посасывать.

– Вот так. Ты теперь у нас класная девченка! Щас мы опробыум и твое очко на прочность. А ну братуха, присоеденяйся! Роздалбай ему жопу, крикнул он Кабану.

Тем временем я почуствовал как что-то огромное входит в мою уже успевшую изрядно сузиться попку, и снова ищутил дикую боль.

Анал видемо уже треснул в нескольких местах.

– Эгоу! Да ты у нас в самом деле попка-ягодка кричал Кабан.

Девченки тем временем разположились на диване и со смехом наблюдали за происходящим, давая разные советы. Наташа и Зина курили, туша сигареты об оббивку дивала. Третья девченка попивала принесенное кем-то пиво.

Сделав еще несколько толчков Кабан спустил мне в попку, заполнив ее докраев. Туз кончил через пару минут, обляпав все мое лицо спермой.

– А сейчас мы поиграем в бутилочку, сказал Кабан беря со стола.

Пустую бутылку из под пива.

Сказав это он принялся со всей силы вгонять бутылку в мою и без того истерзаную и рваную жопку. От боли и ужаса в глазах потемнело и я отключился:

Очнубшись я ощутил дикую боль в заднице. Я посмотрел вниз и с ужасом увидил две бутылки из под пива торчащие из моей дыры. Медлинными движениями я принялся вынимать их что тутже вызвало новый приступ боли. Избавившись от бутылок я посмотрел на свой анус. Треснутый в трех местах, невероятно розтянутый и воспаленный он походил скорее на огромную дыру в которую свободно помещался кулак,. Кроме того несмотря на все мои усилия он никак не хотел закрываться.

Овлеченный своим истерзаным анусом я только теперь обратил внимание что вокруг никого нету, что вызывало некоторое удевление.

«Неужели они наконец оставили меня в покое», – подумал я. «Неужели все кончено».

Оглядевшись вокруг я увидил жудрую картину: по всему полу валялись окурки, деван был чем-то облит и прожжен в нескольких местах, повсюду валялись пустые бутылки из-под водки и пива, попадалось также битое стекло, было разломано несколько стульев. Кроме того пропали музыкальный центер, телевизор и прочая техника. Вся квартира была словно после разгрома.

Кое как собравшись и одевшись я отправился в институт. Не пропускать же пары всетаки.

В аудитории было душно и я еле дождался окончания первой пары. Придя в курилку я зажог сигарету и с облегчением затянулся. Неесколько пацанов както странно на меня посмотрели, чему я сразу не предал значения. Затем я услышал приблежающиеся шаги и какой-то знакомый смех. Дверь розпахнулась и в курилку ввалился туз и еще пару человек.

– О, петушок! Как там твоя опка, издевательским тоном спросил он. Стоп! А ведь мне еще сеголня хуй не сосали, расплылся он в ухмылке. Aну, овца, к апарату!

Вокруг прокатился шквал смеха. Я был в отчаяньи. От стыда я не знал куда деваться. Но затем я почуствовал непонятно откуда взявшееся возбкженее. Я опустился на колени и принялся жадно сосать его огромный член. Через несколько минут он розрядился, забрызгав мое лицо спермой. От понимания того что на меня все смотрят я чуть не кончил в штаны.

– Теперь кажды день будет начинаться с этого, сказал он.

Ухмыляясь.

Продолжение следует