Встреча на дачеЭтим летом я полностью переменился, произошло все настолько банально, что, может быть, и не стоило об этом говорить, но все же, не судите и не судимы будете. И я хочу поведать все, как было, и в первую очередь самому себе, как я дошел, а вернее докатился до такой жизни.

Итак, немного о себе, меня зовут Гриша, мне 16, я – школьник, и как все парни моего возраста страшно озабочен сексуально. Сказать конкретно, кто мне нравится я не смогу и самому себе, по-моему нравятся все девчонки, но также мне нравится и драконить, а поскольку с девчонками у меня пока что не получается, то и остается только одно – драконить, Если честно, то драконить даже интересней, поскольку никого уламывать не надо, и я всегда готов на это. Ну, а драконить есть что, это факт!

Мой одноглазый змей все 20 см, и я по праву им горжусь, мне не стыдно его показать, и часто, когда мы куда-то ходим компанией парней, я смело и, не стесняясь, раздеваюсь, если что, перед ними и с удовольствием демонстрирую своего змея, да что там говорить и сам непрочь посмотреть на члены других парней, нравится мне это, вот. Признаюсь, я любитель показаться в чем мама родила и при том перед кем угодно.

Так вот такого интересного и весьма-весьма озабоченного паренька пригласила к себе на дачу моя одноклассница – Светка. Сказать по правде, Светка так себе, девчонка, как девчонка, но, следуя принципам настоящего мачо, я полагал, что нет и не может быть некрасивых девчонок, а есть просто придурки-парни, которые не сумели, не смогли рассмотреть в своей девчонке принцессу. Так вот, хоть и без особого на то энтузиазма, но я принял благосклонно ее приглашение, и после недолгих, но весьма бурных сборов, отправился на «собаке» к ней за город.

В электричке ничего интересного не было, так себе, народ, как народ, и собственно говоря, без особых приключений я приехал. На месте, поплутав совсем немного, Светка все же оставила очень хороший план, как найти ее дом, я вскоре пришел на ее дачу и смело вошел в калитку. Я шел уже по дорожке к дому, как неожиданно для меня из дверей дома выскочил парень, лет 14, который, не разбирая дороги, помчался по дорожке к выходу и со всего размаха налетел на меня. Мы оба с ним грохнулись прямо на тропинку:

— Ты чего? – изумился парень, потирая ушибленное место, он уставился на меня.

— А ты чего? – в свою очередь, потирая коленко, которое получило сильнейший удар от парня, ответил ему я.

— Ты – кто? – парнишка был озадачен.

— А – ты? – спросил я и встал первым, помогая ему подняться. Должен сказать, что парень мне понравился, его глаза огромными фонарями смотрели на меня и на все окружающее его. Он был немного долговязым, как и все парни в его возрасте, но попка. Вот тут стоп! При чем тут попка, но странное дело, именно попка и привлекла мое внимание к нему.

Первый раз я, как зачарованный, пялился на попень парня и не стеснялся и не смущался этого просмотра. Нельзя сказать, что я раньше не смотрел на попки парням, но раньше все было как-то не так, как теперь. Что же во мне переменилось? Что? Парнишка пялился на меня, пытаясь понять или угадать, кто же я такой. А я – стыдоба, смотрел на его задницу и физически чувствовал, как у меня в штанах встает мой «дракоша», вот уж чего совсем не ожидал от себя.

— Я живу здесь, — ответил он с вызовом.

— Ну, а я намериваюсь здесь жить, — ответил ему я, также с вызовом.

— Так ты – Гришка? – обрадовался он, — Вот, класс! – почему класс, и что все это значит, я не понял, но мне было любопытно наблюдать за ним, — Айда в дом, счас все расскажу, — пояснил парень и, увлекая меня в дом, защебетал по дороге. Оказывается Светка отправилась на соседний участок к подруге, помогать ей по огороду и пробудет там два-три дня, вот почему и попросила его, Кольку, принять меня, Колька был всего лишь двоюродным братом Светки и спешил встретить меня, но, как всегда, опоздал. И вообще, Колька болтал без умолку и передыху, и очень скоро я знал о нем почти все.

После того, как Колька сообщил, что ему 14, что он учится там-то, что он середняк и многое-многое другое, я не выдержал и полушутя полусерьезно сказал:

— Осталось только сообщить какая длинна твоего «дружка» и какой объем, и я буду знать о тебе все, — Колька немного смутился, но все же рассмеялся, предпочитая считать мой вопрос всего-навсего лишь шуткой, чем правдой, но сам Колька все же покраснел, а его бугорок в шортах немного стал сильнее выпирать. Я отметил про себя, что мне нравится смотреть, как Колька смущается и как у него выпирает там, последнее мне было совсем непонятно, и я присел на кровать. Колька остановился около меня:

— Может чего хочешь? – спросил он немного виновато и готовый выполнить любую мою просьбу. А что, если попросить его, да нет, шальная идея, и потом я же не педик. Я отмахнул от себя сие странное желание, но там, глубоко в душе, сожалел о том, что этого нельзя сделать.

— Ты один? – спросил я, пытаясь понять, чего мне хочется. Почему это вдруг меня, нормального пацана, так интересует нормальный пацан? Что это со мной? И уж не заболел ли я часом? Мысли роем носились внутри меня.

— Пока один, баба Нюра придет к вечеру, а что?

— Ничего, раз ты хозяин, так, может быть, чем-нибудь угостишь? – мне парнишка нравился все больше и больше.

И я решил с ним немного поиграть, правда не знал, как именно, но очень хотелось.

— Ой, прости, совсем забыл, тебя Светка велела принять и накормить, — спохватился Колька и суетливо, все время поглядывая на меня, стал собирать на стол. Я же по-прежнему пялился на него и на его попу, дела! Но вот все было разложено и расставленно, даже здесь, за столом, чувствовалось, что напряжение, каковое возникло между нами, после моего дурацкого опуса возросло. Возможно все же мое предложение о размере не осталось и вовсе без внимания? Колька жевал и украдкой поглядывал на меня, мне же не терпелось форсировать события. Но я не знал как. Но вот Колька прожевал, посмотрел на меня и ляпнул:

— Айда на речку, — потом секунду подумал и добавил, — А может быть на лесное озеро?

— А чем отличатся речка от озера? – наивно спросил я.

— На речке счас народу – пропасть, а на озере вряд ли, там людей немного, тенистое оно, потому и не нравится, да и в лесу, а у нас змей полно, люди боятся, — я облизнулся, как кот, который увидел, куда хозяйка спрятала сметану, но, как можно равнодушней сказал:

— Ну, тогда на озеро, не люблю яркого солнца, — я врал и сам верил в свое вранье, чудеса!

— О! На озере лучше, — почему-то обрадовался Колька, — Там мы сможем, — тут он немного запнулся, а потом добавил, — Хорошо поплавать.

Мы встали и отправились на озеро, дорогой я думал, как бы мне так все хитро устроить, чтобы мне и только мне можно было посмотреть на Кольку, мне хотелось увидеть его попку, пока я не очень предполагал почему, но змей-искуситель сделал свое черное дело, и где-то там, внутри меня, я знал наверняка, за чем мне нужна попка Кольки..

На озере никого не было, Колька не врал, местные явно это место не любили, уж больно сумрачно и мрачно было тут, деревья, словно частокол какого-то лешего или Бармалея, обступали все озеро по его округе. Однако меня все это устраивало, и мы с ним быстренько разделись и прыгнули в прохладу воды. Плавал Колька классно, я едва за ним поспевал. Когда мы с ним выбрались на берег, то я, не без интереса, заметил, что его светло-синии плавки намокли и под ними ясно была видна его попка, она такая была соблазнительная и аппетитная, а во мне по-прежнему сражалось чувство непонятной для меня похоти с желанием все же остаться нормальным пацанам. Колька же, как будто ничего не замечая, что творилось со мной, плюхнулся прямо на траву, бесстыже, выставив напоказ мне, его не слабый стояк в плавках, я прилег рядом и решил съязвить:

— Классно стоит писунчик! Интересно на кого? – Колька смутился, мгновенно перевернулся и ничего не сказал. Я решил за благо не повторять мой вопрос и улегся рядом, ощущая кожей, как исходит тепло от его тела. Однако Колька сам нарушил молчание:

— Ты только не смейся и не гони меня, но у меня стоит на тебя. Я и сам не пойму, почему, но стоит и все, — Колька повернулся на бок и смотрел на меня в упор. Я весь напрягся, вот он мой звездный час. Но язык пролепетал совсем другое, я как-то дежурно улыбнулся, хмыкнул и сказал совсем по-идиотски:

— Бывает.

— Так ты не осуждаешь? – обрадовался Колька, — Супер! Класс! – он вскочил на ноги, осмотрелся и неожиданно для меня стащил свои плавки и стал ими размахивать, словно флагом, я просто одурел. Что это? Бесшабашная удаль? Безрассудство? Или простая мальчишеская радость, что не записали в гомики? Колька немного побесился и плюхнулся рядом со мной на траву, прямо голой попой, его член, как боевое орудие, без всякого стыда, пялился в небо:

— И все же, сколько он у тебя? – как можно равнодушней спросил я его, — Колька смутился, словно его поймали за чем-то нехорошим, и тихо промямлил:

— Маленький, всего 14 см.

— Ну уж и не такой маленький, нормальный, — подбодрил я его.

— Да, ты так считаешь? – оживился Колька, — Вот и я думаю, что нормальный, а ребята, как увидят, так на смех поднимают, да и с девчонками проблема. Тут привел одну в дом, классно пососались, потом потискал ее груди, а как только снял трусы, она – смеяться, говорит, что такой у ее брата, а ему еще только 10, а мне уже 14, вот и не знаю, как быть, — он был по-настоящему огорчен. Одно дело сказать нормальный, а другое быть все же нормальным, — Ну, а у тебя? – с некоторым страхом спросил Колька, — Сколько? Может покажешь? Я же показал, — вот он момент истины, как счас сниму плавки, хотя и так было видно, что «змей» что надо в размере, эх, дела. Ну, да ладно, была ни была, я осторожно стянул плавки и аккуратно положил их рядом. Колька свистнул:

— Ни фига себе! Вот это монстр! Класс! Дай потрогать? – жалостливо попросил он. Я молча кивнул, Колька осторожно взял в руку моего «змея», — Супер! Я тащусь, можно немного погонять его, — у меня зародилось приятное щемление и жжение на кончике члена – верный признак того, что я могу и бабахнуть, но я сказал:

— Давай, только нежно.

— Да я сама нежность буду, я такого ни разу не видел, а тем более не держал, — Колька, обхватив рукой, стал натягивать шкурку на головку и обратно, он балдел, — Слушай, вот это дааааа, я балдю, молоток, а какой горячий, ууууу, — его восхищение невольно передалось и мне:

— Можно я тогда твой подергаю? – спросил я, придвигаясь к нему.

— Можно, только мой неитересно, он сопляк по сравнению с твоим.

— У тебя зато есть кое-что интересней моего члена.

— Что? – Колька насторожился. Он внимательно на меня смотрел, — Жопа? – выпалил он, — Я так и думал, что ты педик, — он отдернул руку и отодвинулся, я был озадачен, похоже все кончилось, так и не успев начаться, жаль. Какое-то время мы просто лежали, выставив наши члены на обозрение. Потом Колька встал, у меня екнуло сердце – уйдет, я затаился, а Колька отправился купаться, я вздохнул. Плавать не хотелось, я смотрел на его аккуратные «булочки» ниже поясницы и распалялся желанием, но Колька, хотел ли он того же самого. Было непонятно. Колька поплескался и вылез на берег, присел рядом, мы оба молчали, говорить не хотелось, да и у меня желание внутри просто огнем горело, дела. Колька посмотрел на меня:

— Ты уже кого-нибудь того? – он смотрел на меня в упор. Я смутился, сказать правду, что я только «драконю» или соврать, сказать, что прошел огонь, воду и вот теперь проползаю медные трубы, я не знал, а потому молча на него смотрел, — Наверное, того, — вздохнул Колька, — А мне и здесь непруха, маленький, — его писунчик скукожился от воды и торчал маленькой пипеткой между ног. Я смотрел и ждал:

— Скажи, а в попу больно? – он смотрел на меня пунцово-красный и смущенный, было видно, что он очень и очень волновался, Колька облизнул губы.

-Так себе, — я хотел ответить уклончиво, но Колька меня перебил:

— Если тебе моя попа нравится, то говори прямо, не увиливай, ну!

— Больно, — выдавил я из себя.

— Я так и думал, — Колька приуныл. Он опять замолчал, обхватил руками коленки и смотрел куда-то вдаль.

— Ты хочешь? – осторожно начал я, понимая, что пауза слишком затянулась, Колька пожал плечами:

— Ты знаешь, и сам не знаю, иногда такое привидится – жуть, а иногда – неделю ни о чем таком и не думаю. Ты только не подумай ничего такого, ладно?

— Да я и не думаю, мне просто кажется, что это все нормально, когда пацаны такое себе воображают, у них же гормоны, вот они и играют.

— Ты так думаешь? – обрадовался Колька, — Вот и я считаю также. Мне друг говорит, что один раз – не пидорас, а я думаю, что нормальный пацан должен быть разным и таким и таким, — он опять замолчал, я протянул руку и погладил его по бедру. Колька дернулся, но не отсел от меня, он продолжал смотреть на воду, — Ты меня очень хочешь? – спросил он неожиданно. И тут я ляпнул, сам не понимая к чему:

— И сам не знаю. У меня такое в первый раз, — Колька посмотрел на меня:

— Так ты, — он не договорил.

— Как и ты – целка, — закончил я за него. Колька смотрел на меня выжидающе, потом подсел еще ближе:

— Гриш, а может мы того?

— Что того? – одними губами спросил я.

— Ну, для начала пососем друг другу, а потом, — он замолчал, я лежал, ожидая его ответа, мне не хотелось самому говорить. Меня всего колотило, мне было страшно, еще пару минут я сам этого хотел, а теперь? Откуда такая неуверенность? Черт знает. Колька рассматривал мой член, потом вздохнул:

— Больно будет – жуть, — он опять вздохнул, я взял его за локоть, притянул на себя:

— Боишься? – шепнул я ему в ухо.

— Очень, — прижался Колька ко мне плотней.

— Может не надо? – неуверенно произнес я.

— Не знаю, но мне хочется, только страшно, я боли боюсь, — Колька зарылся лицом у меня на груди, его рука мягко, но настойчиво стиснула мой член.

— Если не хочешь, то зачем меня возбуждаешь? – спросил я, поправляя Колькину руку.

— И сам не знаю, но от парней я слыхал, что это, — тут он опять замялся.

— Что?

— Интересно и, — он снова запнулся, я ждал, — И один раз стоит попробывать, хотя бы, чтобы понять, кто ты? – он смотрел на меня, выжидающе и моляще.

— Согласен, один раз можно, но ты же, — я не докончил, не знал, как лучше сказать.

— Боюсь? Да? Да, боюсь, он у тебя такой, — и он с силой сжал моего «дракончика», я застонал, — Вот именно – просто огромный, — Колька оторвался от меня и моего члена, — Может просто пососемся, и все?

— Раздраконишь меня, и в кусты, так что ли? – немного насмешливо спросил я, однако я понимал, что без его согласия ничего не выйдет, потому я ждал, когда он решится. Колька вздохнул:

— Ты можешь пообещать, что будешь осторожен и нежен с моей, — он посмотрел на меня и вздохнул, потом добавил, — С моей попочкой?

— Клянусь, — я привлек его к себе и поцеловал в губы, Колька не сопротивлялся, он немного приоткрыл рот и ждал, и я вставил свой язык ему в рот и стал им исследовать его язык, зубы, десны, Колька застонал, я отстранился, — Нравится?

-Класс! – только и смог выдавить из себя Колька.

— Тогда поехали, — и я перевернул его на животик, раздвинул его ягодички, они были такие податливые и мягкие, и стал языком вылизывать его расщелинку, Колька выгнул спину и застонал, ему это было все по кайфу! Супер! Однако наша идиллия длилась недолго, Колька резко вскочил и натянул плавки. Прямо к нам направлялась группа ребят, все – пипец, пронеслось у меня в голове. Вид парней не сулил ничего хорошего. Парни подошли к нам:

— Воркуете, пидорюги? – спросил жестко и зло парень, который по-видимому в их компании был за главного. Мы молча смотрели на ребят, их было пятеро, все коренастые, с крепкими руками и накаченными ногами, бить будут больно, пронеслось у меня в голове Колька вжался в землю, я понял, мне придется одному решать нашу проблему. У себя в школе я был вообще-то любитель подраться, но здесь, на чужой «земле», было как-то стремно.

Тем временем парни приближались к нам, и вдруг, Колька пружинисто встал с земли и первым залепил парню прямо в нос, класс, я такого от него не ожидал, и тут такое началось. Не стану описывать драку, все равно, как не опиши, а смотреть ее лучше, скажу только одно, мы с Колькой победили, и хоть нам и досталось, парни все же вынуждены были удрать, дабы не получить еще больше, убегая, они нам грозили карой и скорой, и верной расправой. Я был порядком удивлен тем, как себя вел Колька. Мне он показался вначале слабаком, и мне нравилось, что я в нем ошибся, я смотрел на него с восхищением:

— Айда в лесок, — предложил Колька, — А то и впрямь вернутся, а мы толком и не поговорили, — я собрал манатки и первым устремился к кустарнику, что рос не далеко от озера, Колька последовал за мной.

— А ты классно дерешься, — вымолвил Колька, поспевая за мной.

— Ты то же – классный пацан, я прямо в тебя влюбился, — ляпнул я. Колька остановился и посмотрел на меня:

— А до этого? Простой интерес? – я опешил.

— Ну, Колька, ты и даешь! – только и смог я вымолвить, — Сказано же тебе – нравишься ты мне, и очень!

— Все так говорят, а потом что? – Колька вновь остановился и смотрел на меня его глаза меня смущали, он тряхнул головой и продолжил:

— Я еще никому и никогда, и ничего не давал, — его явно заклинило, самое интересное, похоже, ни он, ни я не хотели выбираться из этой дурацкой ситуации. Колька смотрел на меня вызывающе и готовый на все, я так же молча смотрел на него, ожидая очередного скандала, — Лана, не злись, и сам не знаю, что на меня нашло, и потом эти парни, глупо всё, пошли, — более миролюбиво сказал он и пошел первым. Теперь я шел за ним и дулся, ох, и не легка мужская любовь. Впрочем, какая женская я тоже не знал, но Колька мне определенно нравился, я испытывал к нему не просто влечение, а он мне по-настояшему нравился, дела. Мы прошли довольно глубоко в лесок:

— Давай здесь, — предложил я, мне было не охота таскаться в лесу. Колька осмотрелся, положил вещи на небольшой полянке и сказал:

— Можно и тут, — тут же плюхнулся и уставился на красовок. Я сел рядом, понимая, что на правах старшего, я должен был быть первым в разрешении дурацкой ситуации, но в голову, как назло, ничего не шло, я молчал и злился. Колька, похоже, злился так же, потому, как он молча сопел и дулся, я понимал, что настроение испорченно, и мы зря приперлись сюда, но признаться себе в этом ни он, ни я не хотели. Мы сидели и просто смотрели в землю. И тут я понял, мне надо быть первым во всем, я же хочу его попку, а не он меня, и я придвинулся к нему ближе:

— Коля! – прошептал я.

— Что? – также шепотом ответил он мне. Его горячее дыхание обожгло мне щеку.

— Сними плавки, — попросил я и, не ожидая действа от него, сам полез рукой ему под резинку плавок, Колька дернулся, но остался сидеть на месте:

— Ты думаешь, что это правильно? – спросил он.

— Да! – уверенно ответил я, продолжая массировать его пипиську, Колька выгнул спину, его огромные глаза стали еще больше.

— Дай, сниму, — попросил Колька, он приподнял попку и стащил с себя плавки, я также быстро оголился. Теперь мы сидели рядом, очень плотно друг к другу, Кольку трясло, — Я боюсь, — признался он мне, — Будет больно?

— Не бойся, я очень аккуратно и осторожно, больно будет совсем немного, — я обдал его писун горячим дыханием, еще миг – и он у меня во рту. Колька закусил губу:

— Кайфово! – прошептал он, запуская пятерню в мои волосы, я прижался, а вернее вжался к нему в пах, его лобок пах вкусно, дезик или одеколон, и я принялся сосать, сосать его член с таким упоением, как будто это и есть самое приятное дело в мире. Колька расставил шире ноги и стонал, он прикусил нижнюю губу, и как-то особенно интересно подвывал, я то полностью заглатывал его член, то только головку.

Но вот Колька похлопал меня по плечу:

— Давай, я перевернусь, и ты того, — прошептал он. Мой «дружок» аж гудел от стояка, я кивнул, Колька перевернулся и выгнул спину. Я же раздвинул его ягодички и принялся аккуратно вылизывать его расщелинку. Колька задвигал попой, а я прямо с головой окунулся ласкать его попу и член. Я знал наверняка, счас я его трахну, мы оба этого хотели. Я приподнялся и приставил своего «дракончика» к его дырочке, Колька напряг попку, я надавил членом на колечко, Колька дернулся и подался назад, ко мне, я же придержал его за попку, и мой член стал пролезать к нему в пещерку, Колька закусил губу и застонал, я закрыл глаза – кайф!

Вернулись мы поздно вечером, баба Нюра напекла блинов, и мы ели их аппетитно со сметаной, Колька смотрел на меня и улыбался, а я? А что я? Я понял, мир – другой, и так будет всегда, пока есть желание открывать этот мир, познавать его.

Потом мы встали и отправились в комнату, Колька шел, косолапо переставляя ноги и немного прихрамывал, его походка после озера изменилась, да это и понятно, все же мне удалось его того, а я шёл за ним и думал, что у меня еще целая неделя, а потом, но про потом думать пока не хотелось, впереди была неделя. Я потянулся, член пружинисто встал, и мне подумалось: интересно, а у него кровать скрипит или нет?

Мы вошли в комнату, где стояли две кровати, но мы знали наверняка, нам хватит и одной, нас ждало новое, ночное приключение. Кайф!!!!!