Воспоминания крепостного мальчикаВ парной было душно и жарко. Приказчик Фомич, как был в галифе и косоворотке, хлопнул меня пятерней по голому заду и втолкнул внутрь:

— Иди и делай, что барин скажет.

Я — тринадцатилетний мальчишка — поежился и робко вошел внутрь.

Сцена, представшая перед глазами, смутила меня. Несколько голых распаленных мужиков ебали на лежанке дворовую повариху Настю. Кто там был, я сразу не распознал, поскольку все мое внимание сразу же приковал огромный хуй, вставленный Насте в рот. Настины губы покорно обхватывали этот красный стержень в то время как второй мужик мощно двигал своей палкой в Настиной сраке. Третий мужик, не найдя себе работы, просто водил елдой поварихе по лицу. Сама Настька — девка лет двадцати с длинными волосами и большими сиськами — томно стонала и закатывала глаза.

— О, никак Ваську привели! — раздался среди пара зычный голос. И тут я разглядел, что мужик, пялящий Настьку в жопу, есть ни кто иной как наш барин Владимир Сергеевич. — Васька, а ну быстрей сюда!

Я в чем мать родила скорехонько подбежал к барину.

— Смотри-ка, подрос наш Вася. А ведь еще совсем недавно мальцом был… Ну-ка, повернись, — скомандовал барин, продолжая методично ебать Настю.

Я повиновался.

— Наклонись.

Я не знал, зачем это нужно барину, но боялся ослушаться, зная как больно дерут на конюшне кнутом тех, кто разгневает барина.

— Да, задница в самый раз… — задумчиво сказал барин. — Можешь развернуться обратно…

Я повернулся к нему лицом и почувствовал, что барин-то пьян. Сильно подвыпивши была и вся компания, которую я сумел наконец разглядеть. Двое других мужиков оказались барскими кучерами Петром и Трофимом.

— Вот что, Вася, сегодня ты у нас будешь Варварой. Понял?!!

— Как это?..

— Неважно. Счас поймешь. Говори, согласен быть Варварой?

— Как….

— Ах ты! — барин внезапно грозно крикнул. — Не слушаться!.. Да я!..

Я очень испугался.

— Буду! Буду! — закричал я. — Как скажите…

— Вот то-то, — так же внезапно как и осерчал, успокоился барин.

— Варвара! — позвал он меня.

— Что, ваше сиятельство? — спросил я.

— Ты, Варвара, девица хорошая… А ну подь сюда на колени.

Я хлопнулся коленями на деревянный пол в аккурат возле Настиной задницы.

— А ну-ка, Варя, отведай барского хуя!

То, что случилось дальше, искренне поразило меня. Барин высунул свой елдак из поварихиной сраки и приблизил к моему лицу.

Я не знал, что делать. Хуй барина был мощный, толстый, распаленный и к тому же со следами Настиного говна. Здоровущая головка с явно видным коричневым кусочком медленно покачивалась перед моими глазами… У нас среди дворни ходили рассказы о жутких потехах барина, но чтобы это было со мной…

Шли секунды. Вся компания замерла в ожидании. Кучеры оставили девку и застыли в возбужденном ожидании. Сама Настя, освобожденная от мужской ласки, плюхнулась жопой на лавку и тоже с интересом уставилась на меня. Происходящее ее явно забавляло.

— Ах ты, Варька! Барина не слушаться! — звонкая оплеуха оглушила меня. Как будто молния.

— А ну соси! — рявкнул барин и надавил ладонью мне на затылок. Барский хуй ткнулся мне в губы.

Он был теплый, солоноватый и упругий. Я инстинктивно отшатнулся, но рука барина твердо меня держала…

Моя щека, со следами барских пальцев, пылала. На глазах выступили слезы. Я испугался, что сейчас меня будут бить и чуть-чуть приоткрыл рот. Этого оказалось достаточно, чтобы волосатый хуй резво протолкнулась внутрь.

— А теперь отсасывай, Варька, а то всю задницу кнутом исполосую! — приказал барин.

Я понял, что он не шутит. Недаром же он перед тем так внимательно осматривал мою жопу.

Я плотно обхватил хуй губами и начал быстро и торопливо сосать. Парилка наполнилась чмокающими звуками.

— Ай, молодец Варвара! — блаженно сказал барин. — Справная девка!

Настькино говно оказалось горьким на вкус, но горечь быстро прошла, растворившись во рту. Я водил языком по головке и чувствовал, что хуй живой и теплый, что он шевелится в такт моему языку. Пьяного барина похоже начало забирать. Он уже не просто позволял лизать свою головку, но начал водить ей у меня во рту туда-сюда, то и дело громко вскрикивая.

Внезапно барин заохал, выгнулся всем телом, и тут я почувствовал как внезапно в небо мне ударила вязкая струя. Я замешкался и изо рта у меня потекло что-то белое и вязкое.

— Глотай, живо! — приказал барин.

Я начал покорно пить барскую сперму. С каждым залпом ее становилось все меньше и меньше. Наконец хуй обмяк и сжался у меня во рту.

Барин деловито извлек свое достоинство и устало сказал мне:

— А ты ведь, Варька, не все выпила. Вон ведь на полу капли. Ну-ка слижи!

Я опустился на четвереньки и стал старательно водить языком по белым липким пятнам. В это время конюхи распаленно смотрели на мою жопу.

— Дозволь, Владимир Сергеевич, я этой Варьке вставлю… — первым не выдержал Трофим.

— Погодь, Трошка, — ответил барин, — не лезь поперек меня. Успеешь еще… А сейчас…

Барин на мгновенье задумался.

— А сейчас… Посмотрим как ты, Варя, с Настькой управишься!

Барин велел бесстыжей Насте встать раком.

Я подумал, что сейчас мне прикажут делать с ней то, что делал сам барин. От этой мысли мой член, бывший до того совсем маленьким, распрямился и вытянулся. Что вызвало тут же дружный гогот в парилке.

— Нет, Варька, мы тебя не за тем звали, — расхохотался барин. — Ты Настьку сейчас по-другому ублажать будешь. Давай-ка полежи ей задницу, пусть девка порадуется.

Я робко пристроился к левой половинке пышной девичьей жопы и слегка поцеловал.

— Нет, не так, — скомандовал барин. — Дырку, дырку в заднице целуй.

Я прижался языком к розовому жаркому кружочку. Настя довольно задвигала жопой.

— Давай, давай, Варька! — подбадривал барин, свесив ноги с лавки. — Глубже, глубже язык засовывай!

Я почувствовал, что уж кому-кому, а Настьке это точно нравится. Она начала извиваться и толкаться задницей мне в лицо. Потом слегка привстав на цыпочки, ткнула мне в нос разгоряченную пизду. На лицо потекла знакомая мне уже соленая жидкость. Я понял, что еще до моего прихода кто-то спустил в нее изрядную порцию спермы.

— Ой, барин! Не могу больше! — вдруг вскрикнула Настька. — Дозволь мне до ветру сбегать, мочи нет терпеть.

Девка вдруг выпрямилась, запунцовела лицом и выжидательно… взглянула на барина и на дверь.

— Стой, Настька! Куда?! — сказал барин. — Никуда ты не пойдешь. А коли ссать хочешь, то у тебя на это подружка есть. И с этими словами барин слегка пнул меня под жопу.

Я с недоумением взглянул на барина.

— Варька, ложись на спину! — приказал барин мне.

Я тут же лег на мокрый деревянный пол.

— Раскрывай рот пошире.

Вдруг до меня дошло, чего хочет барин. Я было приподнялся, но кучер Трофим тут же отпустил мне такого пинка, что я поспешно лег обратно.

Так я лежал с открытым ртом, а наглая Настька подошла ко мне и уселась над моим лицом на карточки.

— Смотри, чтоб ни одной капли на пол не упало, — пригрозил барин. — А то живого места на заднице не оставлю…

Настька, хихикнув, устроилась надо мной поудобнее. Ее алая, в коричневых завитках волос пизда, призывно раскрылась. И вдруг… желтая тугая струя ударила мне в лицо.

Настька, которая видать перед этим действительно долго терпела, начала ссать как корова — обильно и мощно. Мгновенье, и весь мой рот заполнился солоноватой женской мочой. Я сделал большой глоток… Потом еще… Еще… Я глотал и глотал, а бесконечный зловонный поток все не кончался…

Наконец Настькина пизда утихла. Последние капли упали мне на язык. Я лежал с мокрыми спутанными волосами, с лицом, покрытым девкиным выделением и тяжело дышал.

— Ну-ка, Настя, отблагодари Варю за помощь, — прозвучал голос барина. — Давай, давай, поцелуй подружку…

Настькино лицо исказила гримаска недовольства. Но, боясь ослушаться барина, она поспешно склонилась надо мной и поцеловала меня… Слизав при этом с моих губ собственную мочу. Блядь Настька в тот момент показалась мне чертовски красивой и обворожительной…

— Ой, хороша Варька! — хлопнул себя по ляжкам барин. — Ну-ка, иди, у меня полижи! Не все ж тебе Настьку ублажать!

И с этими словами он развернулся ко мне своей дородной волосатой задницей.

Я приподнялся, и оставив Настьку, и на четвереньках перебрался к барину. Стараясь все делать как сказано, послушно обхватил голый зад Владимира Сергеевича руками и придвинул к нему лицо.

Если Настина жопа была гладкой и округлой, то зад барина оказался мускулист и шершав. Короткие волоски слегка защекотали мои щеки, когда я приблизил губы к заветному темному ободку. Но после недавней обильной струи мочи мне все было нипочем. Я осторожно поцеловал барский анус, а потом, расталкивая упругие складки, попытался протиснуть внутрь язык.

Барин блаженно вздохнул и потянулся жопой навстречу. Я начал лизать зад, чувствуя, что возбуждение барина передается и мне. Без всякого приказа вдруг спустился чуть ниже и захватил губами барские яйца. Барин охнул и задрожал. А потом, приказал:

— Настька, ко мне! Соси хуй! А ты, Варька, мне поглубже в жопу язык засовывай!.

Мы с девкой, то и дело тыкаясь друг в друга, начали исполнять барский приказ.

Барин кряхтел и охал. А потом вдруг резко приподнялся и отстранил мою голову от своего сидалища. Вместо этого заставил меня встать на четвереньки и стал лапать мои ягодицы.

Я чувствовал полную открытость моего собственного белого зада, по которому бесцеремонно шарили похотливые руки барина. Он захватывал цепкими пальцами подушечки моих ягодиц и с наслаждением растягивал их в разные стороны. Затем вставил мне в очко палец.

Я уже понял, что будет дальше, но был в не силах что либо изменить. Понимая, что сопротивляться бессмысленно, покорно оттопырил задницу и закрыл глаза.

И тут в мои губы вдруг ткнулся еще один теплый хуй. Вслед за тем раздался голос:

— Ну-ка Варька, у меня отсоси!

Это оказался кучер Трофим, который уже истомился, наблюдая барскую забаву.

Я покорно взял упугую елду за щеку.

Трофим по хозяйски захватил меня за уши и притянул к себе так, что солоноватая головка его члена уперлась мне в гортань и сразу перехватило дыхание. Трофим довольно засопел. Еще через секунду он начал бойко ебать меня в рот, то и дело меняя темп так как ему нравилось.

Толстый кучерский хуй властно скользил по моим губам и не дал мне вскрикнуть в то мгновенье, когда обильно смазанный Настькиной слюной барский член с размаху вошел в анус.

Я дернулся, пронзенный резкой и непонятной болью, на глазах выступили слезы. А два мужика, сопя от удовольствия, продолжали делать свое дело.

— Ух, хороша жопа у нашей новой девки! — с наслаждением крякнул барин, медленно водя хуем в моей тугой дырке.

И я понял, что стал шлюхой. Такой же как Настька…

Ближайшее будущее мгновенно предстало перед глазами. То, что барин наверняка теперь станет одевать меня в бабий сарафан. То, что поселит где-то рядом со своими комнатами, чтобы я в любую минуту мог выполнять каприз его и его гостей…

Эти мысли вдруг так возбудили меня, что я, совершенно по-женски подмахивая жопой барину Владимиру Сергевичу, вдруг с жаром начал глотать сперму внезапно разрядившегося кучерского хуя…