Вольдемар по имени Гоша. Часть 2Такие квартиры, сейчас модно было называть: «Студия». Два этажа занимала этакая студия. Комнаты как бы были, но без передней стены с дверями. В разных местах помещения находились, столы, телевизоры, диваны, умывальники и туалеты. Несуразное нагромождение нужных или ненужных вещей. Люди, проживающие в этой квартире, чаще не передвигались обычным способом, а катались на роликах или приспособлении с электроприводом, отдалённо похожим на самокат. Именно на этом самокате, Георгий прибыл в отсек, напоминающий кухню, гостиную и спальню одновременно. За столом сделанным, вероятно из стекла, восседала троица заказчиков по трём сторонам. Кто из них мужчина, определить было не возможно. Все «дамы», были разодеты в несуразные платья и головные уборы, неподдающиеся описанию. Одна имела длинные, вьющиеся каштановые волосы, другая прямые, русые, тоже ниже плеч. У третьей: рыжие, тщательно завитые в крупные локоны. Макияж был скорее клоунский, а точнее гротескный. Огромные ресницы, сильно намазанные брови, чересчур яркая помада, кричащий грим.

— Присаживайтесь, — указала на пустующее место рыженькая, — как Вас величать?

— Вольдемар, — неожиданно для себя назвался Георгий, придуманным именем.

— Выпьете что-нибудь? — спросила каштановолосая, — зовите меня Катя.

— Коньяк, — сказал мужчина.

— Меня, Роза, — отрекомендовалась русоволосая.

— Лена, — доложилась рыженькая, она подняла серебряную ложечку, которой размешивала горячий напиток и, демонстративно уронила её под стол, — поднимите, пожалуйста.

«Чокнутое семейство в дурацкой квартире», — подумал Вольдемар, но противится, не стал, подарив очаровательную улыбку всем трём своим пассиям, полез под стол. Спустившись на корточки, его взору представились очаровательные интерьеры трёх междуножий его будущих любовниц. Следует отметить, что мужественных органов среди них не наблюдалось. Были ровные лужайки, сверкающие разноцветьем подстриженных газончиков в соответствии с цветом волос на голове. Прелестные половые губку, были тщательно разрисованы помадой и окантованы контурами более тёмного цвета.

Конечно, герой-любовник позабыл, для чего он оказался, под совершенно прозрачным столом. Каштановолосое создание аккуратно стёрла помаду вкусно пахнувшей салфеткой со своих врат любви и поманила пальчиком мужчину исполнить свой долг, основательно задрав подол несуразного платья, чтобы другим было хорошо видно. Прильнув своими губами к нижним губам женщины, мужчина стал их покрывать чувственными поцелуями. Его любовница тут же намокла, да так сильно, что Гоше пришлось слизывать её любовный сок, высунув свой язык на всю длину. Он не видел лица пытаемой любовью, но при каждом его движении она постанывала и напрягалась. Это продолжалось не долго. Вторая женщина, ухватив его за волосы, ни слова не говоря, переманила к себе. Она тоже позаботилась о помаде. Вольдемар начал вылизывать и её прелестную куночку, не понимая, откуда взялись сведения, что третий мужчина? Ведь он ясно видел три разноцветных женских лужайки.

Однако третья заказчица не просила куни, и вообще исчезла из комнаты. Две женщины, как бы играли, попеременно отбирая к себе лизетчика. Вскоре они начали стонать и выкрикивать восторженнее слова. Гоша метался меж ногами со всею скоростью, на которою был способен. Ему всё же удалось зализать обеих любовниц до одновременного экстаза переходящего в бурный оргазм.

Ложка была поднята и тут же метко заброшена в одну из раковин Розой. Прикатившая на роликах Катя с небольшим подносом, расставила напитки и лёгкие закуски. После второй рюмки, Катя сказала:

— Твоя очередь.

— Не понял? — не понял альфонс.

Катя показала взглядом на чайную ложечку, которой Вольдемар размешивал кофе. Совершив игровое действие, продавец любви попросил девушку поднять ложку, подкрепив свою просьбу, словом: «Пожалуйста».

Все три девицы полезли под стол. Ложка им, конечно, не была нужна. Выпустив из плена любовного воина, они стали вылизывать его, едва не синхронизируя свои действия. Затем они рассредоточились. Мужчина закрыл глаза. Он поплыл по реке наслаждения. Прелестный ротик одной из его любовниц, заигрывал с его шариками, она то хватала их то отпускала с хлюпающим звуком. Обязанность другой женщины была вылизывать и покрывать поцелуями его ствол. Третья с помощью языка и губок играла симфонию любви с его вершиной наслаждения. Такого испытывать ему ещё не приходилось. Вольдемар невольно застонал и уже не мог сдерживаться, к тому же предварительного уговора не было: «Спускать или не спускать», начал спускать свой любовный сок прямо в ротик одной из своих любовниц. Он почувствовал, что её подменила другая, затем третья. Сока было много, оставалось с прошлого раза, поэтому он постарался ни кого не обделить. Когда его источник иссяк, мужчина открыл глаза. Его взору представилось миленькое зрелище. Его любовницы страстно целовались промеж собой, передавая из уст в уста белёсую жидкость, веселясь при этом.

Немного передохнув и побывав в душе, четвёрка людей перешла в другую комнату без мебели. Зато на полу, покрытом толстым ковром с очень длинным, мягким и пушистым ворсом, валялись разнообразные подушки. Роза подбросила монетку. Выпала решка. Что сиё означало, Вольдемару было неведомо, Но взяв за руку Катю, обе девушки покинули комнату любви.

Лена быстро скинула свой шутовской наряд и, взмахом руки предложила сделать это же, мужчине. Следует отметить, что троица была немногословна. Они понимали друг друга с полуслова, общаясь скорее жестами, всё же понятными постороннему. Как только Гоша остался, в чём мама родила, Лена толкнула его; он, не упрямясь, упал на спину и, наездница без предисловий водрузилась на скакуна. Георгий никогда не страдал недостаточной эрекцией. Скорее наоборот: её хватало с избытком, приводя в молодости к многочисленным конфузам. На танцполе, пляже, да просто разглядывая симпатичных женщин. Работодатель Георгия, обладая феноменальной памятью, сделал ставку именно на эту особенность бывшего сокурсника и не ошибся. Прошло достаточное количество лет. Молодой человек научился контролировать свои желания. Когда не нужно было, он лежал, а когда нужно — стоял, столько, сколько требовалось.

Вскоре на любовном полу оказалась Катя. Вольдемару пришлось основательно потрудится, чтобы она достигла оргазма.

Её сменила Роза. Встав в позу: «Рак», она попросила жестом своей симпатичной ручки, совершить с ней коитус. Мужчина совершил, но он терялся в догадках, кто же из этой троицы мужчины?

Немного отдохнув, подкрепившись мясными изделиями, алкоголесодержащими жидкостями, альфонс был препровождён в следующую комнату. На его глаза была повязана чёрная материя. Сняв её, взору проститута было представлено довольно импозантное зрелище. Трёх оголенных симпатичных задниц из заднепроходных отверстий коих торчали разноцветные петельки

— На которой… кончишь… та выиграла… она должна у тебя отсосать… твоя сперма достанется только ей…, проговорили по очереди работодательницы. Вольдемар по-прежнему терялся в догадках, кто из них мужчина. Но, не мудрствуя лукаво, освободил дырки от сцепленных шариков, начал их оприходовать. Не задерживаясь больше трёх тычков на каждой. Судьбе было угодно, чтобы его сперма не кончалась долго. Поэтому заполнив все заднепроходные отверстия своих любовниц в достаточном количестве, он подтвердил, что победила дружба. А раз так, то любвеобильная троица, в качестве приза, устроила ему божественный минет. И вновь они счастливо целовались делясь любовным соком друг с другом.

На чай ему не дали. Улыбчивый шофёр доставил его на фирму. На вопрос Виктора: «Так, кто же был мужчина? », Гоша ответил, что не знает.

— То-то и оно! — Рассмеялся Виктор, — не ты первый, не тебе быть последним, но пока что эту загадку никто не отгадал…