Везунчики-2 (Бои без правил)Часть первая

Обо мне

Я злобное, отвратительное, мерзкое уёбище. Сейчас мне уже 45лет и в лучшую сторону я с возрастом не изменился. Я ненавижу женщин! Все они тупые, ленивые, меркантильные, самолюбивые твари. Я считаю их не слабым полом, они для меня низшая раса. Ах, да и забыл, они умеют детей рожать, если б не эта их особенность, то им бы и жить не стоило на этой земле. Моя мамочка тоже была женщиной, но она была другой – она всегда молчала. Всегда! Такую женщину я, возможно, потерпел бы рядом с собой недели две для продолжения рода, но мне такая не попалась.

Еще я ненавижу пидоров. Они правят этим миром, да, я не преувеличиваю. Иногда мне кажется, что их намного больше, чем натуралов. Большинство политиков, бизнесменов, не говоря уже о богеме (а есть еще военные) самые настоящие пидоры! Почему я их ненавижу? А, просто так! Нет, лично меня они не обижали, они хорошие босы. Я работал на одного пидора целых 6 лет и теперь почиваю на лаврах, то есть скопил на старость. Сейчас работаю для удовольствия и чтобы не спиться от скуки.

Чем я занимался? Мерзкая работенка, но я больше ничего не умею…

Ладно, обо всем по порядку.

Меня зовут Френки, по паспорту Федор Никитич Ситнов. Американскую кликуху дали мне мои ученики, говорят она мне больше подходит, я не вникал…

Сколько я себя помню, я занимался спортом: в раннем детстве — гимнастикой, потом борьбой, а после ушел в бокс. Резкий и выносливый я для бокса подходил, говорили. Как я окончил среднюю школу, для меня до сих пор остается загадкой, но аттестат у меня не липа, не думайте…

К 19 годам я был здоровенный бугай и очень неплохой боксер. У меня было в активе уже не мало побед (хвастать уж слишком не буду) и я решил, что с такими физическими данными как у меня, злостью и трудолюбием можно покорить Америку. Я покорял её 12 лет. Там в США профессиональный бокс был всегда и в 80-е года тоже.… Я участвовал в боях профессионалов, а потом ушел в бои без правил. Все кости, из которых состоит мой скелет, ломали мне не по разу, но они все равно срастались, и я опять выходил на ринг, пока не заскучал по России.

Я вернулся на Родину в 1992 году. Москва показалась мне Чайнатауном, кругом рынки, барахло на лотках, снующие люди, все куда-то торопятся, едут и с сумками, ящиками и т. д. Хорошо, что деньги я отправил в Москву переводом, а то бы обокрали меня обязательно, я был как наивный турист в этой изменившейся до неузнаваемости стране.

Я снял квартирку в Подмосковье, и довольно быстро нашел работу тренером за гроши. Но спокойной жизни в этой стране не бывает!

Обо мне узнал некто Илья Афанасьевич Днищев – да, он был пидором и работал на потеху своих друзей пидоров и разных богатеньких блядей, которых в России к тому времени тоже было уже достаточно.

Чем он занимался? Много чем, всего и не расскажешь, но моя на него работа заключалась в следующем: я должен был готовить бойцов для боев в закрытых увеселительных заведениях, предназначенных для «элиты». Публику эту с трудом можно было назвать людьми, не то что «элитой», но в этой стране не всегда можно отказаться от предложения.… И я начал работать на него.

Ребята были бывалые, я занимался с ними по 2-3 месяца, после чего они выходили на ринг и не всегда возвращались.… Большинству из них, хватало одного боя для того, чтобы навсегда потерять работоспособность. Если при этом они проигрывали бой, то денег они не получали вообще (в США такого я не встречал), в случае выигрыша выплачиваемая им сумма редко превышала стоимость лечения.

Правда на подготовку бойцов Днищев денег не жалел и его ребята частенько били таких же бедолаг, выставленных его оппонентами. Днищев получал за них очень хорошие бабки и мне платил не плохо, не скрою.

Бой заканчивался обычно в луже крови под крики, гиканье и топот собравшихся господ, и с ринга частенько выносили и побежденного и победителя.

О Боже! Как я ненавидел в этот момент этих свиней, выигравших или проигравших свои, шутя заработанные деньги.

Да, я омерзительно выгляжу, мое лицо обезображено шрамами, нос, который мне ломали раз 25, тоже не украшает эту харю.. Моя фигура похожа на глыбу, отвалившуюся от скалы в океан, а в душе я еще отвратительнее.… Не всякая проститутка с Тверской согласиться поехать со мной за две цены. Слава богу, мне не нужны эти тонконогие сисястые твари…

У меня еще не отвалились руки, и пузо пока не мешает мне дотянуться до своей елды…

А любовь? – спросите вы. До 36 лет я не знал, что это такое,… но обо всем по порядку.

Глядя на себя в зеркало, я каждый раз после боя думал: а имею ли я право калечить красивых сильных парней? Я, урод, уёбище, может это моя месть им? За то, что они бесплатно валялись в постелях многих женщин.…

Нет, не думайте так, я горевал по каждому искалеченному парню. Тех, кто успешно выигрывал бой (и такое случалось), оставшись почти невредимым, я отговаривал от следующего боя, как мог. Но где там…

Часть вторая

Пара на пару

Местом подготовки был дом, за 60км от Москвы, оборудованный специально для тренировок. Там был небольшой тренажерный зал, небольшой зал, заваленный матами для отработки бросков, зал с рингом и мешками, сауна с небольшим бассейном, четыре спальни для бойцов, одна спальня для меня, общая большая комната, кухня, ну и что положено.

Моя спальня находилась в середине, чтобы я мог слышать их передвижения ночью. Я плохо сплю в этой стране, здесь часто идут дожди, а перед дождем мое тело ломит во многих местах. От моего чуткого уха не укрылась, пожалуй, ни одна дрочка, не то что глупые разговоры по ночам, которые я сразу пресекал, потому что они мешали выспаться, а значит, мешали подготовке. Они спали в комнатах только по одному, это было задумано боссом, и я с ним был совершенно согласен.

У меня было всё: любая спортивная химия, витамины, восстановители… спортивное питание мне привозили из Германии, продукты я заказывал по списку с доставкой, только самое свежее… Днищев выделял мне деньги на непредвиденные расходы и нанял еще домработника и массажиста.

Обычно у меня было не более четырех парней одновременно – это было оптимально для того, чтобы все они были охвачены моим вниманием.

Как-то в феврале у меня не осталось никого…

-Дядюшка Фрэнки я привез пополнение – певучий голос референта нашего босса оторвал меня от каких-то мыслей. – Худоваты немного, но ты их откормишь, босс сказал, есть время до августа!

Из машины вышли два худощавых жилистых пацана и стояли, опустив головы.

— Он что считает меня волшебником? – я даже прислонился к косяку, чтобы не упасть – Они по виду еще малолетки…

— Нет, месяц назад им исполнилось по 18 лет – референт отдал мне их паспорта.

— Чертова страна, 18 лет – это чертовски мало, для того чтобы набрать приличную массу и стоять на ринге как скала – забубнил я.

— Дядя Фрэнки, помнишь, босс говорил тебе, что хочет тоже выставить пару. Когда ты в прошлый раз возил своих ребят, ты же видел бой пара на пару под занавес…

— А, да, видел, два брата хохла задавили двух ребят Мочалова – вспомнил нехотя я. Мне было неприятно вспоминать тот день, когда оба моих бойца проиграли бои и остались, возможно, на всю жизнь инвалидами. – Ба, да вы близняшки?!

— В том-то и фишка, Фрэнки! – референт уже направился к машине – Я смотрел послужной список, они неплохие спортсмены: каратэ, бокс, кик-боксинг, рукопшка…

— Днищев хочет выставить их против хохлов? – мне было почти смешно.

— Скорей всего – улыбнулся референт. – Хохлам, конечно, лет побольше, двадцать там с копейками, наверно, но они неповоротливые и техника у них не ахти…

— Много ты понимаешь, пидовка сраная в технике! – вскипел я – холлы по сто кг весят, а такого как ты, они завалят плевком.

Референт завел мотор, давая понять, что разговор окончен, и я должен приступать к работе.

На самом деле они были достаточно крепкие ребята для 18 лет, ростом по 178см и весили тогда по 72кг. Я посмотрел их в спарринге и понял, что для завоевания мировых наград им не хватило исключительно материальных средств. Они были супер!!! Быстрые, резкие, с очень хорошей координацией парни, безумно одинаковые, как две капли воды.

Очень долго я не мог найти средство, чтобы не путать их. Они постоянно потешались надо мной, что я не могу их различить, и говорили, что это проще простого, но я не видел различий.

— У нас по-разному проколоты уши – сдался, наконец, Денис – у меня одна дырка в ухе, а у Макса их три.

И оба они покатились со смеху. «Ну, я и мудак! – подумал я про себя – ладно бы, это были просто дырки, но в них же еще вставлены какие-то жучки, камешки, колечки и. т. д., а я и не замечал… и не поинтересовался».

— Мама проколола нам уши в три года, чтобы не путаться… — пояснил Макс.

Вот это задница! Любой пидор посчитал бы за счастье покрыть поцелуями каждый сантиметр этой великолепной булки! А я как ща тресну по ней смачно и вгоню укол!

Дело движется, за 4 месяца они набрали по 18кг отличной массы, почти одни мышцы! Хорошо бы еще хоть по 5кг, но они и так ноют, что бегать тяжко, а выносливость тоже нужна. Коротких боев я что-то давно не припомню…

-Дядь Федь, может, хорош, колоть? – грустно смотрит Макс.

— Больно, что ли? – улыбаюсь я – С детства уколов боишься?

— Как ты колешь, нормально, даже ребенок не заплачет…

— Так в чем проблема?

— Днем еще ничего, ты нас тут закармливаешь до блевотины, а потом гоняешь. Бля, а ночью хоть вешайся.… Да и щас уже, вон смотри! – Макс туго сжал под плавками приподнятый член. – Ты сказал больше раза не дрочить, бля и трех бывает мало…

— Ах ты, поросенок! Я на тебя продукт перевожу, а ты его в кулак сливаешь! – рассвирепел я в шутку. – Ладно, раз в месяц потратимся на непредвиденные расходы…

— Что за расходы такие? – заинтересовался подошедший Денис.

— Куплю вам поебаться…- захохотал я. – Маленько разгрузитесь, для успокоения нервной системы.

— Да, мы и бесплатно… — начал, было, Денис.

— Ага, а потом гоняй от сюда деревенских девок – я хранил секретность объекта всеми силами. – У вас и кухарка даже мужик, так босс велел, я его порядки менять не собираюсь.

Они что-то еще мне мямлили, но я их не слушал и твердил свое, о том, что свожу их в Москву на 3-4 часа в известные мне апартаменты, и баста!

В эту с позволения сказать «контору», я изредка возил своих ребят для разгрузки, никто не жаловался.

Карина, здешняя распорядительница, спросила, есть ли предпочтения и особые желания.

— Нам только минет – в один голос выпалили пацаны.

Я был удивлен: я гнал машину за 60км и сейчас заплачу за комнаты из-за минета. А, хрен с ними, может им, еще толком не сосал никто, пусть на кроватках расслабятся – в машине все-таки не так удобно.

Карина показала им 4-х девок, они выбрали темненьких, блондинки остались…. Мне было плевать, но в 18 лет я, наверно, выбрал бы блондинку, представься такой случай.

Сам я уже лет 10, как плевал на всех шлюх мира, поэтому я просто подремал на их диване в фойе пару часов.

Особой радости я на их лице после минета не заметил, но они поблагодарили меня за подарок и Карину за возможность выбора. По дороге домой они спали на заднем сиденье, склонившись, друг к другу. Я смотрел на эти смазливые мордашки в зеркало заднего вида, и меня ужасало, что пройдет всего месяц и в один из вечеров они превратяться в кровавое месиво.

Я сделал всё что мог! Может даже чуть больше! Они были в великолепной форме! Мне помогло то, что они никогда не спорили со мной во время тренировок и разных процедур.

Они загорели в нашем солярии до такого ослепительного темно-оливкового цвета. Что я не стал наносить грим, только блеск.

Макс с Денисом были черноглазые и темноволосые и у них были тонкие дорожки волос до пупка и довольно волосатые ноги, немножко волосиков на груди – к таким их телам я уже привык. А сейчас, когда массажист удалил все волосы депиляционным кремом, мои руки скользят по неестественно гладким мускулистым ногам и меня это, кажется, бесит.… Или возбуждает?

Как я ненавижу эту ревущую толпу, они кричат «Добивай! » и еще что-то, наш выход в конце, мы еще готовимся…

Днищев критически двигает бровями, ищет недоработки, а у самого дымящийся конец подпирает ремень.

— Хорошо смотрятся! – не выдерживает референт, облизывая взглядом полностью открытые на показ блестящие накаченные задницы.

Лиловые трусы треугольником спереди, а сзади – эластичная полоска. Задушил бы гадов, если б меня так рассматривали!

— Посмотрим, как отработают – сухо бросает Днищев – бой не должен быть коротким, поняли, да?

Макс с Денисом кивают.

Бой был что надо! Я не ожидал такой прыти от хохлов, но мои ребятки были выше всяких похвал! Они работали красиво и слаженно, не один на один, а и впрямь в паре, чувствовали друг друга, не глядя. Помогали друг другу, путая соперников, нанося неожиданные удары не напрямик, а друг из-за друга, постоянно меняясь друг с другом местами. Они победили…

Я принял их в объятья, залитых кровью, со слипшимися волосами, ощупывал кости в местах пропущенных ударов – вроде ничего не сломано. Ключицы, ребра, скулы,… слава Богу!

-Быстро в душ! Приедем домой, там помоетесь, как следует, а здесь по-быстрому – я сразу стал собираться, не любил зря задерживаться в этих заведениях.

Когда они вышли из душа, я осмотрел их еще раз: кое-где были ссадины, царапины, но серьезных рассечений не было, выглядели они усталыми, но пытались улыбаться.

— Вы победили и заслужили три желания! Кроме зарплаты, которую я завтра проверю на счету вместе с вами, доверяй, но проверяй, так говорят…да? – это было мое правило, я выполнял три любых желания победителя, в пределах одной тысячи долларов, деньги на это Днищев отпускал – В пределах 2-х тысяч баксов Джин исполнит…

— Можно, три совершенно любых желания? – решил уточнить почему-то Максим.

— Я же сказал в пределах…

— Денег на это не требуется, что надо мы уже купили в конторе у Карины, там, у девушки, Маргариты, кажется, так её звали, было… — смущенно уточнил Денис.

Они быстро одевались, я собрал сумки, вокруг нас крутились какие-то работники заведения, и Макс с Денисом молчали. В машине разговор возобновился.

— Давайте желайте, пока мы не выехали за кольцевую дорогу. А то вдруг, придется возвращаться в Москву – решил поторопить их я.

Парни засмеялись, склонившись, друг к другу.

— Желание первое – начал я.

— Сегодня мы хотим спать в одной комнате – бойко сказал Денис.

— Ничего сложного, сегодня можно и потрепаться… Желание второе – на самом деле этой ночью я и не думал ограничивать их в общении, и они вообще могли бы бухать до утра и не ложиться.

— Мы хотим, чтобы ты не осуждал нас сегодня и не поучал — сказал Максим.

— Я и не собирался – не выдержал я – Желание третье…

— Завтра утром ты не окажешься от нас, а будешь готовить к следующему бою! – четко отчеканил Денис.

Эти слова повисли в воздухе, и я не знал, что ответить. Я хотел с самого утра начать их уговаривать бросить это безнадежное дело. Сумма, которую обещал Днищев выплатить им за победу, равнялась цене однокомнатной квартиры в ближнем Подмосковье (тогда такие квартирки на задворках Москвы стоили примерно 15 тысяч долларов).

Я раздумывал, мне почему-то не хотелось расставаться с ними, но это тем более означало, что я не хотел следующего боя.

— Согласен – наконец выдавил я, в надежде, что они еще передумают.

Часть третья

Исполнение желаний

Наша кухарка Митя накрыл к нашему прибытию небольшой праздничный стол, и спрашивал что нужно еще.

— Мы не так уж голодны, а потом три часа ночи…- Денис цапнул с тарелки кусочек ветчины. – Да, Макс?

— Там холодильник полон, если что… — Митя выглядел немного взволнованным – дядюшка Фрэнки, у меня пропала тёща, может, я пойду, мне надо больницы обзвонить, морги там…

Я чуть не расхохотался, подумав, что если б пропала моя тёща, то я бы наверно остался и выпил за это событие. Я отпустил Митю, разобрал вещи, открыл бутылку хорошего красного вина, белое пока не тронул. «Что-то они долго моются» — подумалось мне, и я заглянул в душевую сауны.

Дверь была открыта наполовину, и я без труда заглянул в неё. Дениска и Максимка, сжимая друг друга в объятьях, сладко целовались, то сосались, то вытягивали языки и игрались ими друг с другом в приоткрытых ртах. Мне стало как-то не по себе.

В США я вращался в кругу неразвитых грубых мужчин, зато очень раскрепощенных. Я не раз вскользь видел, как один мужик овладевал другим – это было больше похоже на насилие, я не приглядывался, делал вид, что это не мое дело, а тут…

Их взметнувшиеся вверх «красавцы» были прижаты друг к другу. Бля, охуенные елдени, сантиметра по 22, ровные по всей длине ствола, но с более широкой головкой. У меня мелькнула дурацкая мысль: может смерить, вдруг не одинаковые? Я таращился на них как осел, наверное, но они меня не замечали, им было хорошо друг с другом.

Он вышли из-под душа и улеглись на массажный стол в позицию 69. Капельки воды стекали с их загорелых, мускулистых тел и мне хотелось слизать каждую каплю. Я вздрогнул, о чем я думаю? Я – всю жизнь тихо ненавидящий пидоров! У меня было тысяча возможностей переспать с мужиком, но мысли это сделать, никогда не возникало…

Они недолго поласкали друг друга ртами и кончили: я не увидел ни капли спермы, вся она утекла в желудки. Почему-то это меня разочаровало, и я вернулся на кухню. Я злился на себя, обзывал себя омерзительными словами на двух языках, сжимая поднявшийся конец в руке. Мне вдруг стало ужасно жаль, что я уёбище, и что эти два молодых, красивых, сильных парня не подошли бы ко мне за километр, не будь, я их тренером. Я бы хрен, когда пошлепал их по задницам, погладил по груди, не будь у меня в руках блеска для тела. Они совершенства, а я…

Пронзительное мяуканье нашей кошки, вернуло меня к реальности. Я открыл окно, чтобы впустить кошку – на улице шел мелкий дождик, её шерстка была в маленьких капельках воды. Я представил, как приятно, наверно прикасаться щекой и губами к нежным волосикам на животе этих мальчишек… хорошо, что я не закрыл окно!

Я спешно стер тряпочкой с подоконника струйку спермы, не вылетевшую в окно. «Ничего, волосики отрастут, и я еще полюбуюсь…» — метнулось в моем воспаленном мозгу.

Они шумно появились на кухне, о чем-то смеялись между собой. Только сейчас я разглядел синяки, проступавшие сквозь загар во многих местах, места вокруг ссадин припухли, вид у них был потрепанный, но они смеялись…

— Надо обработать ссадины и царапины, чтоб быстрее зажили – деловито начал я, чтобы подавить свои эротические фантазии. – А потом можно будет попраздновать…

Они не возражали. «И ведь, хватает же сил после боя на все эти нежности…» — подумалось мне.

Я выполнил их первое желание, постелив им постель в большой комнате на двоих.

Проснулся я после полудня, а мог бы и еще позже, если бы не их сладкие стоны… Мне жутко хотелось пойти вниз, но я боялся показаться смешным. Я сходил в туалет наверху, еле отогнув свой член, чтобы поссать и сидел на краю ванны в нерешительности. Взгляд в зеркало резко вернул меня из-за облаков: ну и рожа! Все дрочу и иду досыпать!

В пять вечера я рискнул спуститься вниз. Денис и Макс не раз подкреплялись по необходимости и слопали почти все, что приготовил Митя. Я выпил чашку кофе и заглянул в комнату.

Они лежали, по пояс прикрытые простынею, раскинувшись на всю кровать, но не в обнимку – видимо стало жарко. Мой взгляд притянули приоткрытые нежно розовые губы Дениса: очень красиво смотрятся светло-розовые губки на загорелом лице. Я стоял прямо над ними, хотел коснуться любого их них, но боялся разбудить.. Обе елды лежали в напряженном состоянии на их животах, слегка приподнимая простынь.. Я чуть стянул простынь вниз и бесстыдно рассматривал их одинаковые члены. Даже в таком почти полностью напряженном состоянии головки были покрыты кожицей – мне это всегда казалось более привлекательным, у меня и у самого головка покрыта кожицей, и я бы ни за что не сделал обрезание, так интересней…

Я наклонился и потянул запах их тел, коснуться так и не решился…

Вот и опять «мой дружок» в моей мозолистой от штанги руке, он у меня не самый огромный 19×4, но шлюхи не смеялись ни разу, значит нормальный. Я не умею доставлять себе какое-то особое удовольствие, просто быстро сбрасываю напряжение – так привык.

Мои мальчики пахнут как настоящие мужики! Для любой зрелой тетки, знающей толк в мужчинах – этот запах был бы намного желанней самого дорогого мужского одеколона. Бля, не пойму, почему он приводит меня в такой восторг? От кисловатого запаха женского тела меня обычно, чуть не мутит. Ах, вот бы вдыхать этот горьковато-терпкий мужской аромат всю ночь или весь день…а-аах, уу-м…о-ооу! Кончаю. Всё! Разгрузился. Надолго ли?

Я сидел на кухне и слушал их возню и стоны, и внутри у меня всё кипело, я злился на себя, что позволяю им заниматься этим безобразием. Но я обещал, не поучать и не осуждать их… Бля, и второе их желание я выполнил.

Когда они ушли в душ, я снова оглядел комнату. На краю кровати лежал тюбик со смазкой для анального секса, купленный у Карининой проститутки.. Увидев, сколько смазки они истратили за сутки, я с трудом сдержался, чтобы не отхлестать их ремнем по задницам. Маленькие пидоры! И я потакаю им, да еще заглядываюсь, тьфу!

Часть четвертая

Деньги не пахнут

На следующее утро мы съездили в банк и проверили счет, Днищев перечислил деньги, как обещал, без обмана.

-Дядюшка Френки! – референт Днищева уже поджидал меня около дома – Принимай пополнение!

Из машины вышли четыре рослых мешковатых парня, явно не боксеры.

— Расклад изменился – начал деловито референт – Теперь на подготовку месяц.

— У меня только две спальни свободны – я отдал ключи от дома Денису, и близнецы, поздоровавшись с референтом, пошли к дому.

Референт уводил меня от машины и, понизив голос, говорил:

— Илья Афанасьевич, просил передать, что ты теперь работаешь по другой схеме. Близнецы пусть тренируются, как и раньше, настраивай их на победу. А эти – он кивнул назад – принесут ему больше денег в качестве «мальчиков для битья». Через месяц ты приведешь их в такую форму, чтобы на них можно было смотреть без слез. Их дело просто держаться на ринге, хоть по часу… ну чем больше, тем лучше, ты знаешь…

— Они борцы? – решил поинтересоваться я.

— Да ну, ты сам, что ли не видишь, просто деревенщина, решили подзаработать… говорят, что деруться отменно, ну там стенка на стенку ходили… — засмеялся референт.

— Бесплатное мясо, вообщем – настроения заниматься таким отвратительным делом у меня не было никакого – Что я могу сделать из парня, который не только не имеет понятия о технике бокса, рукопашного боя или каратэ, но даже штанги в руках никогда не держал всего за месяц, а?

— Просуши им тело! О победах забудь… – референт развернулся на каблуках – Днищев просил только рельеф, ну и выносливость не плохо бы…

— От сушки падает сила, а если еще и техники нет…

— Илья Афанасьевич ничего невозможного от тебя не требует – референт уже возвращался к машине, я шел за ним.

— А как же мне поселить их? – я дернул его за рукав дорогого пиджака из очень приятной на ощупь ткани.

— Всех в большой комнате, завтра я еще четверых привезу, кровати тоже будут – он сел в машину, откинул крашеную челку и послал хмурым парням воздушный поцелуй.

«Педрило! » — чуть не сказал я вслух.

Сначала я жалел этих бойцов на час. Прошел месяц, и я выставил восьмерых, слегка приобретших спортивный вид деревенских амбалов, против настоящих боксеров и борцов. Ребята Мочалова и Фрейсмана все были не ниже Мастера Спорта, а многие имели и международные награды и не только в любительском спорте. Вот такой гадостью пришлось заниматься.

Все деревенские парни легли на ринге, как один, утопая в крови, с переломанными и вывернутыми суставами… Я удивлялся, откуда еще у них беруться силы сопротивляться по 40 минут и по часу.

В этот день я чувствовал себя палачом.

Наш массажист Стас привез Макса и Дениса к 2 часам ночи, я так решил, чтобы они не смотрели бои и не перегорели.

Этот бой был, наверно, самым тяжелым и опасным из всех, проведенных «Малышами» за Днищева. Фрейсман выставил против них двух очень сильных боксеров. Этих ребят я не знал, они были похожи на кавказцев, но скорей всего полукровки. Один из них был левша. Около часа бой шел примерно равный. Потом пара Фрейсмана начала теснить Макса с Денисом.. Макс пропустил такую убойную серию ударов, его уже покачивало – мое сердце рвалось на части. В перерыве я шепнул им, что надо любой ценой вырубить левшу, намекнул как. Пацаны все поняли: мне показалось, что даже сквозь шум беснующегося зала, я слышал хруст его костей. Он пытался бить правой, но это уже не представляло опасности…

Второго они просто задавили вдвоем, отталкивая левшу, чтобы не мешался под ногами.

— Добивай! – ревела толпа.

Денис с Максом пинали валяющихся на полу ринга соперников, но не спешили свернуть им шеи.

Прозвучал гонг. Пожилой тренер, работающий на Фрейсмана, сделал левше заморозку локтя, вколол им обоим обезболивающие, и снова поставил их на ноги.

— Мы ведь их убьем – грустно сказал Денис – дядь Федь, а надо?

Я не знал, что сказать.

— Желательно – улыбнулся Днищев – или вы воспылали нежностью к соперникам? Идите и добивайте!

Они снова сошлись на ринге. Это было отвратительно!!! Поломанные ребра левши проткнули легкие, и из его рта фонтанами хлестала кровь, но Макс продолжал яростно пинать его, мстя за выбитую челюсть. Второго Денис методично поднимал на ноги, и, придерживая левой рукой бил правой в кровавое табло, которое было недавно его лицом.

Я посмотрел на Днищева – он был в восторге!

В этот день семейный праздник был перенесен на две недели. Днищев отвез «Малышей» в больницу к своему знакомому хирургу, у которого и впрямь были золотые руки. Предварительно он налил им по стакану водки и сказал, что если спросит кто, то они должны отвечать, что дрались между собой по пьяни.

Совращение строптивого

А мне уже на следующий день референт привез новую восьмерку бедняг, которых я должен был потерять навсегда. Все больше общаясь с этими смертниками, я перестал чувствовать к ним жалость. Они так сильно хотели заработать денег, что были согласны на всё. Унижение было для них нормой жизни, и мне было противно с ними работать. Первую восьмерку я еще пытался научить каким-то приемам, а потом плюнул, стал заниматься только с Денисом и Максом, а этим давал задание и отворачивался.

Из больницы «Малыши» вышли немного похудевшими, но спешить было некуда – соперников не было. Из-за тесноты в доме, я устроил им праздник в уютном номере подмосковной гостиницы.

— Дядь Федь, ты что уедешь? – удивленно поднял брови Макс.

— У меня там еще восемь душ… Я с вами выпил за ваше здоровье, пора мне катиться – я поднялся из-за стола.

— Там же сегодня Стас на целый день, что он не углядит за ними, что ли? – Денис закрыл дверной проем спиной. – Оставайся, в пьяном виде опасно водить машину.

Мне очень не хотелось уезжать. В номере была большая кровать и две маленькие, мы вполне могли бы разместиться, я безумно хотел посмотреть, как они трахаются, но (наверно смешно звучит) стеснялся.

— Ладно, останусь, только без глупостей! – строго предупредил я.

— Мы будем паиньки – расхохотался Макс.

Я толком не спал уже вторые сутки, ныло плечо – старая травма. Денис намазал мне плечо «финалгоном», и я прилег на большую кровать в футболке и трусах. Пока они были в ванной, я задремал, видно помог «феналгон» или перцовочка.

В комнате было не очень темно, со двора проникал свет фонаря. Я проснулся и тихо наблюдал за «Малышами». Макс стоял коленками на большом кресле, прогнув спину и вытянув к Денису попку, а Денис вгонял ему в зад сильно намазанные смазкой пальцы. Елда у Дениса была в полной боевой готовности. Макс поднывал от удовольствия, тянулся за пальцами задом. Денис намазал свой член и начал потихоньку вгонять Максу. Макс слегка напрягся.

— Макс, я буду тихонечко – прошептал Денис, поглаживая брата по попке, и продолжил вторжение.

Денис медленно двигал задом, вгоняя член до конца и вынимая наполовину. Он целовал Максу шею, покусывал то одно ушко, то другое. Макс начал слегка постанывать. Я сжал свой вскочивший кол. Движения Дениса становились более быстрыми, а Макс все больше подавался к нему задом. Я освободился от трусов и хотел снять футболку, но, вспомнив про финалгон, оставил.

Минут через пять, Макс с диким восторгом насаживался на елду братишки, чуть не соскакивая с кресла. Денис рукой ласкал ему яйца и поглаживал вздыбленный член.

— Денис…я… у-у-у-ум я скоро…

— Я знаю…

Денис шумно дышал, облизывал пересыхающие губы и двигался все быстрее. Вдруг Денис потянул на себя Макса, отрывая его от кресла, и развернув его лицом ко мне, сам упал в кресло, сажая его как бы себе на колени. Макс кончал, прикрывая рукой головку, чтобы не забрызгать все вокруг, а Дениска кончал ему в попку. Их голоса взорвали ночную тишину полупустой гостиницы. Мой конец дрожал от напряжения, но я не хотел дрочить,… будто ждал продолжения.

Они очень долго, как мне показалось, валялись в кресле. Потом обтерлись полотенцем и, целуясь, пошли в ванну. Я больно пощипал свой конец, чтобы он на время успокоился.

«Мне тоже помыться надо, от финалгона» — подумывал я — «уже не греет, а только воняет зря, я из-за него никаких запахов в комнате не чувствую…»

Я подкрался к ванной, и, увидев через щелку в двери, что они просто моют друг друга, даже не целуются, решил зайти. Мой член спокойно висел, и я шагнул в ванную.

— Дядь Федь, прости, ты еле заснул, а мы разбудили тебя? – поморщился Макс.

— Нет, вы не при чем, мне очень запах финалгона не нравиться – соврал я – я смыть пришел…

Макс вылез и стал вытираться. В руках у Дениса как раз было мыло и, он намылил мне ту часть спины и плечо, где мазал.. Я стоял спиной к Денису, но все равно возбуждался от его рук что ли? Он полил меня водой, Макс вышел, вешая полотенце. Я боялся повернуться – очень близко был Денис.

-Дядь Федь, как вот ты живешь? Ни с бабами не спишь, ни с мужиками не балуешься? – решил добить меня Дениска. – Тебе не хочется?

— Я не хочу за деньги, а бесплатно не дает никто – совершенно искренне ответил я.

Денис вылез из ванной и взял полотенце. Я не мог стоять как дурак спиной. Я обернулся, и уже не мог ничего сделать: он был так близко, такой красивый… эрекция не заставила себя ждать.

— У-у! – покачал головой Денис – Чтобы дали, надо было только попросить, хотя бы намекнуть.

Я чувствовал, как кровь прилила к лицу, я наверно покраснел как школьник. Мне хотелось как следует вмазать этому пидору по его смазливой роже.

Он потянулся на носочки и прильнул ко мне своими розовыми нежными губами. Так целоваться мне еще не приходилось.… Да я вообще не помню, когда целовался в последний раз.. Редко проститутки целуют клиентов…. Его острый язычок умело ласкал мой огрубевший рот, и я таял и млел от этой ласки и хотел, чтоб она продолжалась, продолжалась…

Мои руки невольно потянулись к нему, я гладил его упругую задницу, сжимал её и ой! Не хрена себе! Я дернулся и посмотрел вниз: его член упирался мне в живот.

— Тебе, что по кайфу целовать меня? – наивно спросил я.

— А тебе не по кайфу? – сладко выдохнул Денис, облизывая губы.

Что я мог ответить, я весь дрожал от восторга, но мне было стыдно признаться, что это так.

— Прости, дядь Федь, я думал как лучше… — Денис отдал мне полотенце и я остался стоять в ванной с вздыбленным концом, злясь на свою закомплексованность.

Я смотрел на свое отражение в зеркале – ужас! Я же уёбище! У меня даже морщин не видно, одни шрамы. Спасибо еще штатному хирургу Днищева за реставрацию носа… Мышцы есть, но они стали не видны под слоем жира и пузцо уже.… Да, какого хера я вообще хочу, если сам себя ненавижу! Я мразь, зарабатывающая деньги на крови, раньше хоть на своей, а сейчас и вовсе на чужой.… Вдруг небесное создание, которое, правда, пару недель назад отправило к праотцам своего соперника, поцеловало меня от всей души, а я мудак…

Я приплелся в комнату и увидел, что «Малыши» улеглись на большой кровати.

— Дядь Федь, мы поспим вместе, ага? – Макс смешно взял Дениса под ручку.

— Нет проблем – грустно вздохнул я, укладываясь на полуторку.

Они лежали тихо, но я все равно не мог заснуть. Я подошел к большой кровати и сел на край, они не шевелились. Я прилег с краю, кажется к Максу, мне не видно было ушко с серьгами. Я двигался к нему все ближе и ближе, пока не прижался к его попке. Я испытывал блаженство просто от того, что лежу не один. Никто никогда не спал со мной, я всегда был в своей кровати один. Проституток я никогда не оставлял до утра, не платить же лишние деньги. Я думал, что другой человек в моей кровати обязательно будет мешать мне, мне будет с ним жарко или тесно… короче неудобно.

Я легонько поглаживал его попку сверху одеяла, мой член лежал в ложбинке между его ягодиц, живот как по размеру входил в изгиб его спины, мне было приятно и спокойно. Как я заснул, даже не помню, и дрочить не ходил, так…

Я проснулся лежа на спине от небывалых ощущений: мне с двух сторон ласкали соски, два твердых члена льнули к моим бокам. Я никак не мог понять проснулся я или нет.

Денис начал спускаться языком все ниже и обхватив растопыренными пальцами мой живот, стал ласкать своим острым язычком мой пупок.

— Денис, я в очко, у меня еще челюсть побаливает – хохотнул Макс, спрыгивая с кровати.

Только сейчас я заметил, что лежу под наклоном, а под мою задницу подложена подушка. Я приготовился вскрикнуть от боли, даже рот открыл, но только охнул от удовольствия: моё анальное отверстие раздвигал язычок Макса. Денис занялся моими яйцами. Брал в рот то одно, то другое яйцо и посасывал. Они догадались, конечно, что я давно уже не сплю, но видимо это их не отвлекало от процесса.

Денис перешел на член. Вот это минет! Что там только не работало и язык и губы и горло… все кончаю! Ха, не тут-то было…. Денис вынул член изо рта и Макс тоже прильнул к нему языком. Они целовались, одновременно облизывая мою палку. Они довели меня своим минетом до изнеможения.

— Можно кончить-то? – взмолился я.

Они улыбнулись, и Денис снова нанизался на мой дымящийся кол своим горлом, а Макс принялся целовать меня. Оргазм был грандиозным!!!

Я валялся на кровати, блаженствуя.… Рядом со мной Макс завалил Дениса на спину, помассировал ему смазанными пальцами очко и вогнал по самые яйца.

— У-уу! Бля, садист! – взвыл Денис.

— Ты же любишь с лёгкой болью… — улыбался Макс.

— С легкой люблю…

Так близко порнуху я еще не смотрел. Мне хотелось даже принять участие.

Макс улегся на Дениса, прижимая его член и начал покусывать ему сосок, я посмотрел, как он нежно подтягивает его зубами и толкает языком, и взял губами второй сосочек. Касаясь их и слушая стоны Дениса, я опять дико возбуждался. Было так приятно играться с этим твердым не таким длинным, как у женщины сосочком.

-Дядь Федь, можешь сзади зайти – подмигнул мне Макс.

Я вдруг так испугался, что сделаю больно Максу, — и Денису тогда тоже кайф обломаю, что у меня даже член повис.

— В другой раз, сегодня и так много впечатлений – отговорился я.

Трахнуть кого-нибудь из них в зад меня даже не тянуло, мне хотелось наоборот почувствовать любую из этих внушительных палок в себе. Боль меня не страшила, страшили мысли, о том, что я самый настоящий пидор, только еще более отвратительный, чем все остальные, так как боюсь признаться в этом даже себе.

Макс распрямился и стал быстро долбить Дениса, наращивая темп. Денис извивался под ним, Макс держал его за ноги, чтобы не выскочить. Я смотрел на дрожащий член Дениса и сам дрожал от возбуждения. Я чуть придвинулся к ним и получил изрядную порцию спермы прямо в лицо. Скорей всего, Денис специально так направил струю, чтобы убить во мне последние капли брезгливости. Он балдел, поливая меня как из шланга, я немного отпрянул. Макс с ревом дернул его к себе, и последняя струя ровной полоской легла мне на грудь.

Макс медленно опустился на Дениса, выпуская его ноги и, они легонько целовались,… Сперма уже подсыхала на моем лице и груди, когда они вспомнили про меня. Лениво поднявшись, они начали облизывать меня от Денискиной спермы..

— Дядь Федь, у тебя, небось, в Штатах пацаны остались? – на полном серьезе спросил Денис..

— Я к голубым отношусь плохо, никогда с ними в Штатах не общался, здесь вот пришлось.

К вам только почему-то отвращения не испытываю – сухо ответил я, но в душе я думал по-другому: «Любимые мои, сладкие, хоть всю жизнь бы вас облизывал…. И очко хоть щас готов подставить…».

— Когда мы тебе сосали, ты наверно представлял, что мы две девчонки – засмеялся Макс – Маша и Даша, да?!

Денис тоже смеялся, явно в этом сомневаясь.

Часть пятая

Дрянная девчонка

К зиме бои стали проходить два раза в месяц и «мальчиков для битья» требовалось Днищеву в два раза больше. Для этих целей он наскоро обставил большой крепкий щитовой домик, привезенный на участок еще летом. Стены в домике утеплили, и стало более менее уютно. Там было три комнаты, в которых стояли по пять кроватей. Одного из вновь прибывших, обычно самого старшего я селил в доме.

— Френки, монстр мой несгибаемый, ты еще и сам качаешься – Днищев заглянул в зал – Ставь штангу на стойки, а то, как ща обрадую, так ты её уронишь!

— Илья Афанасьевич, здрасте. Что еще у нас за новости? – я сел на скамейке.

— Я привез тебе парня, он у нас уже работал раньше, 4 боя выиграл, поселишь его в дом…

— Как скажете – я был рад, что будет техничный боец для спарринга близнецам.

— И у тебя еще остается одна свободная комната, так? – Днищев с издевкой заглянул мне в глаза – Поселишь его падчерицу!

— Сколько лет ребенку? – с небольшим волнением поинтересовался я.

— Пятнадцать…

— Ты сдурел? – у меня даже руки затряслись – У меня здесь 18 мужиков на взводе, а ты хочешь мне еще и девчонку подкинуть, кто за ней здесь следить будет?

— Гришка сам за ней и поглядит, раз навязал её нам. Она тоже может сгодиться, ты ее посмотри, она акробатикой занималась, КМС, между прочим… — Днищев поднялся со скамейки – Я тебе премию выдам хорошую, если подготовишь мне девочку. У меня на этот товар отдельный купец есть…

— Я никогда с девчонками не работал…- мне хотелось просто набить ему морду. – Чему её учить-то?

— Забудь, что она не пацан, и учи, как пацана… Близняшек же ты вон как готовишь, каждый бой – триумф! – Днищев продефеллировал к выходу – Ах, чуть не забыл, хочу взять Ивана, того белобрысого до завтра.

— Ты хозяин этой лавочки бери кого, хочешь… — я плюнул на тренировку и пошел смотреть на отчима и падчерицу в полном расстройстве.

Гриша мне, как боец не понравился, он был хороший боксер, но понятий о бросках, ударах ногами и подсечках у него не было. «Как он 4 боя выиграл, хрен его знает» — подумал я, глядя на то, как легко заломал его Денис. Но человек он был хороший, душевный. Ему было 28 лет, его жена сгорела месяц назад в своем доме, оставив ему свою дочь от первого брака Жанну.

Жанна была небольшого роста, но с очень развитой не по годам фигурой. Она была гибкая, резкая, довольно сильная девушка с тонкой талией, большой грудью и широкими бедрами. Длинные волосы только прибавляли женственности. Прыгала она как мартышка, передо мной стояла нелегкая задача научить её махать кулаками. Она была черненькая с влажными карими глазами и маленьким ротиком. Многие мужики, наверно, посчитали бы её миленькой, но мне она не понравилась… сначала.

Через месяц Гриша после боя умер в больнице. Но один из неприметных парней выиграл бой. Его звали Игорек, он получил, как я знал, хорошую подготовку в армии, я навестил его утром в больнице, проверил счета и вернулся к «Малышам», которые провели ночью бой больше похожий на киношный и только в конце немного поработали кулаками и ногами.… Это был их 4-й выигранный бой..

Я не смог сказать Жанне, что Гриша умер, сказал, что он в больнице и ему очень плохо. Она вроде и не очень переживала. Денис с Максом еще отсыпались, после бурной ночи. Я наскоро перекусил и пошел смотреть в зал. Жанна работала на мешке довольно сносно. Я был доволен.

— А если Гриша не поправиться, вы не прогоните меня? – спросила она, разбинтовывая кисти рук.

— Никто тебя не гонит, но отсюда тебе лучше свалить куда-нибудь, не женское это дело. – Намекал я на то, что бой, когда бы он не состоялся, и для неё может плохо кончиться.

— Гриша мне совсем не нравится… — сказала она словно не в тему.

— Это почему же? – удивился я.

— Он не ласковый…

«Вот оно что» — подумал я – «Все вы девки эгоистки, даже такие маленькие». Но в душе мне было жаль эту неприкаянную сироту, и я готов был отдать её как игрушку на содержание какому-нибудь богатенькому любителю юных особ, лишь бы не выносить с ринга.

У меня, их осталось трое, Игорек долго валялся в больнице и они здорово подружились.. Днищев не присылал новеньких целый месяц, так как бои временно прикрыли, кто-то что-то пронюхал, видимо.

Однажды я застал Жанну в слезах.

— Ты чего из-за Гриши? – я подумал, что пацаны проболтались.

— Нет, я о другом, дядь Фрэнк, я уродина? – она размазывала слезы.

— Кто тебе сказал? – удивился я. – Неужели мальчишки тебя обидели?

— Нет, они ничего не говорили, но я знаю, что я им не нравлюсь.… А тебе я нравлюсь? – она слегка повисла на моей руке.

Я был в шоке: ко мне липла 15-летняя девочка, её не пугал мой вид, не смущало то, что я весил в три раза больше неё. «А может ей просто одиноко? » — решил я и погладил Жанну по голове. – «Вот работка, хошь женись, хошь удочеряй».

Оттрахать эту «кнопку» для меня было немыслимо, у меня на неё ни встал бы, ни за что.

После тренировки я поговорил с «Малышами», чтобы они иногда хоть отпускали Жанне какие-нибудь комплименты, даже если им на неё наплевать, просто для того, чтобы она не рыдала.

— А с чего ты взял, что нам наплевать на неё? – хитро прищурился Денис.

— Я думал… — меня даже ревность кольнула – она девчонка ведь…

— Когда там у нас расслабон по плану, дядь Федь? – Макс подошел к тренировочному плану на стене.

— Вы сдурели, а если она мне тут детей нарожает? – меня даже пот прошиб.

— Продукты заказывать будешь, закажи резинки.… Нет, ну если нельзя, значит нельзя – Денис театрально развел руками в воздухе. – Мы и без неё расслабимся.

Вот тебе и пидоры! А я-то размечтался, старый дурак, что они только мои навеки! Да, только вот я не спросил у неё, а кто из них ей больше нравится… бля, а есть что ли разница?

Вообще-то разница небольшая была Денис любил посильней и пожестче, но сам въезжал в мой зад только после долгой и ласковой подготовки, от которой я уже чуть не кончал. Макс наоборот был неженка, боли боялся, но сам задвигал, аж искры из глаз!

Рассказывать о таких тонкостях Жанне я не собирался, боялся потерять её уважение, тем более я не знал, как у них это бывает с девушкой, может совсем иначе. Меня съедали два противоречивых чувства: мне было интересно, что они там с бабой смогут, но ревность не давала мне покоя.

Резинки я все-таки купил. Согрел парилку. И страшно волновался, во дурак-то а, от меня же ничего не требовалось…

Я заглянул в зал. Они устроили шуточный спарринг, подставляя свои стальные мышцы под её немного еще детские удары, держа руки над головой. Все втроем звонко смеялись.. Я чуть не помер от ревности, почувствовав себя старым, толстым и совершенно лишним в этой задорной компании. Денис заметил меня.

— Дядь Федь, все нормально? – он поймал мой растерянный взгляд. – Или…

— Все хорошо Денис, баня скоро будет готова – я пошел в коридор, он догнал меня и обнял..

Мы целовались, раздевая друг друга. Я увлек его на второй этаж, чтобы не шокировать Жанну. Денис не раз говорил мне, что ему нравиться мое брюшко, я не верил…. Он доказывал это снова и снова, ласкаясь об мое волосатое пузо, а я все равно сомневался, считал, что так он меня успокаивает…

Ах, так любого можно сделать голубым, как входит Денис. Как нож в масло вгоняет свой здоровенный член, потому что сперва ласкает, растягивает долго. Нравиться ему пальцами нежную кишку ласкать. У него от этой подготовки выделяется столько смазки, что елду можно не смазывать…

Я очень благодарен ему сегодня, за то, что он не забыл меня, но на Макса я тоже не обижаюсь, сам ведь затеял эту кутерьму…

Я не трахаю своих «Малышей», только они меня. С ними я пассив, у меня напрочь пропало желание вообще кого-либо трахать… Может я просто обленился? Они ловят кайф с двух сторон, а мне это не надо… и я не расстраиваюсь, наоборот…

Бля, как приятно… Я лежу в луже собственной спермы, Денис на моей спине – легкий как перышко – 96кг. Забыл сказать, они у меня еще за год на 4см подросли, им бы в стриптизе танцевать, а не на ринг… нет, я не об этом, они в прекрасной форме. Просто я их очень люблю и хочу, чтобы они всегда были здоровыми и красивыми…

Какая Жанка маленькая по сравнению с Максом, её и не видно за его спиной. На кой черт учить такую крошку драться? В парилке она совсем разделась, как и ребята. Она крепкая, мышцы тоже видно, грудь слегка покачивается, тяжелая для таких хрупких плеч.… Обе елды понимаются в стойку.

— Я с Максом – слегка нервничает она.

— А где тут Макс? – улыбается Денис.

Сережек нет, и она внимательно рассматривает уши. Заметив одну дырку в ухе Дениса, двигается к Максу. Денис двигается к ней. Она нервничает – они смеются, засранцы…

— Дядечка Френки, помогите мне! – она выбегает из парилки, и врезается в меня. – Не бойся, ты же просила…

— У них такие эти штуки, я не знала…

— Ну, вот и что теперь я должен им сказать? – я укрываю её в простыню. – Ты с Гришей спала или наврала мне?

— У меня 5 мужиков было,… но у них были поменьше…

«Теперь семь будет, и привыкнешь»- подумал я, но вслух не сказал.

В бане ничего не вышло, Жанна жалась ко мне, как к папочке и пацаны не лезли. Она не могла долго париться и ушла, помывшись к себе.

— Макс, а у вас девчонками как? – поинтересовался я.- Кроме тех Карининых проституток были еще?

— По две – ответил мне Денис – но одна за пятерых…

-Это как? – удивился я.

— Наша сестра Инна была проститутка супер класса в Питере… — Денис слегка засмущался – и её подруга Эля тоже.

— А ваши родители, кто они? – мне было интересно, я почти ничего о них не знал.

— Пьянь самая обычная… — Макс вставлял в ухо серьги. – Они уже на кладбище, царство им, какое заслужили…

— Днищев обещал военные билеты вам сделать – вспомнил неожиданно я. – Хочет вас подольше поиметь на ринге.

— Да мы и в армию сходим, нет проблем – Денис рассматривал в зеркало полное отсутствие прыщей – Хорошая штука солярий!

— Вы девчонок любите? – мне хотелось слышать скорее отрицательный ответ.

— Трахнуть сможем! – Макс натянул только плавки и вышел.

— А ваша сестра, она в Питере? – решил все же узнать я.

-Тоже на кладбище – передоза наркоты – Денис связал в узел грязное белье – здесь оставлять?

-Да. Денис, завтра Митя в машинку стиральную кинет…

Они и не собирались приставать к Жанне, скорее ждали её к себе в гости, на широкую постель в зале. Но она пришла ко мне, вот глупая. Минет она делала так себе, с парнями не сравнить, я посоветовал ей спуститься. Она отказалась, обняла меня, и мы уснули. Утром я её около себя не увидел, я вышел на лестницу, и спускаться не стал – они были как на ладони.

«Малышам», видно, было лень заниматься с ней после бурной ночи друг с другом, но они уже не спали, просто валялись, нежились на кровати. Жанна лежала между ними и гладила то одного, то другого своими маленькими ручками, задевала полуприподнятые члены.

Наконец они приподнялись на локтях и присосались к её длинным сосочкам, она извивалась. Они прижали её между собой. Макс развернул её к себе и вставил во влагалище. Денис взял на пальцы смазку и разминал ей попку, она волновалась, оборачивалась. Макс притянул её для поцелуя, в этот момент Денис вогнал ей в попку.

Она хотела бы вырваться, но рыпаться было бесполезно. «Малыши» балдели, перекидываясь какими-то короткими фразами. Жанна дергалась, роняла слезы, Макс их слизывал.

Макс кончил быстрее и, вынув член, сбросил резинку на пол.. Денис повернул её на живот и накрыл её всю своим телом. Он медленно двигался, и мне показалось, что я слышу, что она говорит:

— Еще… еще немножко Денис…

Макс стал целоваться то с ней, то с братом. Вскоре Денис прижал её со стонами к кровати. Так, там всё понятно! От этого у Макса опять взлетела к животу елда, и он явно направился ко мне…

Я люблю и с Максом, мне тоже нравиться легкая боль.

— Подглядываешь, дядь Федь? – смеётся Макс. – Значит к бою готов!

Такого я давно не припомню, он загибает меня прямо на лестнице, через перила я смотрю вниз, на благодарные ласки Дениса Жанне. Член у него смазан, но моё очко нет…

Ах! Бля, все равно хорошо! Жанна с ужасом смотрит вверх…

Если б Днищев знал, чем мы тут занимаемся, срезал бы довольствие вдвое!

Разлука

Бои возобновились через месяц. У меня в домиках снова стало парней, как огурцов в бочке. Силовые показатели у Жанны совсем остановились, и я решил поколоть ей мужские гормоны, как всем парням, у которых проблемы с массой и силой.

— Макс, тебе что нравится, что у меня усы как у парня? – недоумевающее смотрит Жанна с тюбиком депилятора в руках.

— Да, ты прелесть – Макс снова проводит языком по едва заметным усикам и рукой по её дорожке от пупка к лобку. – Это от химии,… но все равно приятно.

У Жанны сломался голос, стал ниже и резче. Со спины про неё не скажешь, что девчонка: плечи широкие, попка вздернутая как у парня, только талия тонковата.

-Дядечка Френки будет недоволен – она выскальзывает из его объятий.

-Что ебля, что дрочка для тренировок никакой разницы нет…- он снова захватывает её.

— Не ври, Макс. Ты получишь, если вес упадет… — она снова вырывается, но слабо – Ах, о-оооуум! М-а-а-а-а-кс!

-Денис ты мог бы побриться завтра утром, я хочу полежать в ванной одна – Жанна маскирует грудь пеной.

— Завтра утром я могу не успеть до разминки…

— Что ты не успеешь?

— Трахнуть тебя, что же еще – Денис снимает станком последние полосы пены с загорелой щеки.

— Денис, дядюшка Френки не одобрит…

— Я и без его одобрения кончу – Денис сбрасывает трусы и перешагивает борт ванны.

— Ты считаешь, с женщиной уходит меньше сил на секс, чем, скажем, с Максом? – Жанна задирает ноги за голову.

— Бля, с Максом я выкладываюсь, как в бою, а с тобой так баловство… — Денис легко вгоняет член в мокрое влагалище.

— Жанночка, я же люблю тебя, я хочу забрать тебя отсюда – шепчет недавно вышедший из больницы Игорек – Один бой отработаю, и мы с тобой уедем…

— Мне и здесь не плохо – Жанна сворачивает тугой пучок, чтобы волосы не мешали тренироваться.

— Ну, приподними маечку…

— Тебя, что мама грудью не кормила? – смеется Жанна.

— Твои грудки самые лучшие – Игорек подхватывает губами сосок, рука вползает под резинку шорт.

— Ты руки мыл, за клитор хватаешься?!

— Дядюшка Френки, я не хочу уезжать в Питер – Жанна жмется ко мне, как котенок. – Я уже привыкла здесь, мужики меня не обижают, а там, в обществе одних баб, я с ума сойду за целый год? Они порвут меня как дикие кошки…

— Я здесь мелкая сошка, не могу повлиять на планы Днищева, тот Питерский клуб сделает тебе документы, правда, ты будешь по паспорту на два года старше… – я зарываюсь носом в её душистые волосы. – Контракт Днищев подписал на год, еще вернешься, это нормальная работа — постановочные бои, не как у ребят,… Честно говоря, я рад за тебя.

— Зачем я тогда такую массу набрала? – Жанна шлепает себя по бедру.

— Ты отлично выглядишь Солнышко! Спи, давай…

В мае Жанну забрал какой-то очень престижный Питерский Ночной клуб для участия в кетче и постановочных костюмированных сватках. Хозяйка этого клуба в спорте ничего не смыслила, зато любила смотреть, как крепкие девчонки мутузят друг друга. И еще скажите мне, что она не лесбиянка!

Клуб процветал и Днищев нажился на Жанне, отдавая её туда всего на год, набивая цену: на больший срок не могу – самому нужна.

Я прекрасно понимал, что без моих уколов и тренировок по нашему жесткому плану, через год от её формы ничего не останется, и Днищев это тоже понимал.

Я думал малыши станут скучать без «куклы», но оказалось больше всех скучал Игорек, который, видимо, кроме Жанниных сисек и своего хера ничего больше никогда в руках не держал.

Бои шли как обычно раз в месяц. За лето «Малыши» пару раз ездили после боя в больницу, но ненадолго. Их соперники, на мой взгляд, становились все сильнее и сильнее от боя к бою. То ли у «Малышей» уже накопился опыт, то ли они были находчивыми ребятами по жизни, они находили слабые места у всех пар и выигрывали.

Всего за полтора года они провели за Днищева девять боев. Немного, скажете вы, очень много, скажу вам я, столько не провел никто.

В августе мне позвонила женщина и просила позвать Дениса или Максима к телефону. Я был удивлен, что кто-то кроме меня, Днищева и его соратников, знает этот номер. Я высказал «Малышам» за это, но они сказали, что дали телефон подруге своей сестры в виде исключения и это первый и последний звонок из внешнего мира.

— Еще один бой для ровного счета — прищуривается Днищев, — За выигрыш дам премию — по диплому престижного ВУЗа, настоящие дипломы…

— Мы вчера попрощались с публикой – Денис спокойно собирал сумку.

— Можно снова поздороваться, никто против не будет – Днищев закурил, трудно было расставаться с теми, кто поднимал его авторитет до уровня серьезного делового человека, знающего толк в развлекательном бизнесе. – Вы вчера устали, я понимаю, соперники были резвые как мартышки, но в вашем возрасте усталость быстро проходит…

— Мы не устали, мы завязываем с этим делом – Максим нагло сидел перед боссом на диване, разбросив ноги. – Дипломы нам пока не нужны, вы нам так и не дали обещанные военные билеты, так что мы сходим сначала в Армию, все равно Родина заставит, а потом займемся образованием…

-Я обещал вам военные билеты? – засомневался Днищев.

— Босс, ты мне говорил, помнишь? – вмешался я в разговор — Я решил подбодрить ребят как-то, ну и проболтался, виноват…

— Я не говорил, что сделаю, пытался, но не вышло – выкрутился Днищев – Ну что с боем 21 сентября, а?

— Прощайте, Илья Афанасьевич! Спасибо вам за все и дальнейших успехов в бизнесе…- совершенно серьезно сказал Денис.

— Мы будем вспоминать вас добрым словом не раз, но больше денег нам не надо, огромное спасибо! – Максим даже приобнял немного Днищева.

Потом они пошли прощаться с Митей, Стасом-массажистом, с ребятами, которых едва знали. Я хотел спрятаться, чтобы не расплакаться от ужаса надвигающейся разлуки, но они нашли меня, расцеловали и дали мне телефон, по которому с ними можно будет связаться.. Это меня наивного немного подбодрило.

Референт болтался на улице, они прошли мимо него, но вдруг остановились. Они налетели на него с двух сторон, прижались, и комично расцеловали, расстегивая все имеющиеся застежки.

— Счастливо Пашка! Ты все болтал, что хочешь к нам прижаться… — смеялся Денис – Вот и сбылась твоя мечта…

Днищев хотел подвезти их, но они отказались, пошли пешком до железнодорожной станции.

Следующий 1998 год был для Днищева не очень удачным, его пару раз пытались посадить, но не смогли – выкрутился. Это был последний год моей работы с ним.

Сейчас я живу в своей крохотной однокомнатной квартирке, в небольшом подмосковном поселке. Я работаю тренером, веду секцию бокса в местном спортклубе, У меня нет учеников, которые бы могли стать хотя бы Мастерами Спорта, ну и не беда, зато они получают удовольствие от занятий, вообщем я не зря работаю.

С 1998 года, то есть уже 9 лет, я совсем один. Я пробовал встречаться с одной поварихой из кафе, но так и не смог ее, как следует трахнуть. Она, кажется, обиделась, и наши отношения прекратились. Соседняя воинская часть изобилует желающими отсосать за деньги. Я пару раз пользовался услугами солдат, они вроде старались, но всё было не по мне. А что я хотел? Пацаны просто снимаются за деньги и жрачку, у них куча комплексов и проблем… такие забитые и облезлые они меня не возбуждают ни капли.

Единственное, что у меня осталось это воспоминания и дрочка, От дрочки я кончаю, как и в 20 лет – значит я еще не импотент. На женщин я смотрю с отвращением, на голубых тоже, совратить какого-нибудь натурала в лейтенантских погонах, мне не по силам, двух слов связать не могу с ними.

Я звонил по оставленному телефону 7 лет, и все время шли длинные гудки, словно телефон был, а аппарата не было. Я узнал через справочную службу, по телефону адрес. Меня это совсем не утешило. Адрес находился в Калининградской области (Кенигсберг) и был записан на человека, о котором я никогда не слышал. Я попытался узнать о нем, и у меня появилось ощущение, что его вообще не существует, может быть, он давно умер или пропал, что-то в этом роде.

Я всё же иногда звонил, но все реже и реже. И вот я не звонил уже 2 года и думал, что потерял телефон, но, выбрасывая старую куртку, я вывернул карманы на предмет оставшихся мелких купюр и нашел бумажку с телефоном. Да я и так помнил его наизусть, в первый месяц после разлуки я набирал его по 300 раз в день…

Я набрал телефон без особой надежды.

— Привет! Дядь Федь… — услышал я знакомый голос и слезы навернулись у меня на глазах.

– Ты узнал? Это Макс…

— Макс, Дорогой, откуда ты знаешь, что это я?

— Только тебе мы давали этот телефон…

— Где вы болтались 9 лет? – я уже во всю рыдал.

— По телефону не расскажешь всего, приезжай…

— В Калининград? – опешил я.

— Ну да. Мы вышлем тебе денег на билет – Макс шепнул что-то мимо трубки. – Последний шикарный клиент нашей сестренки оставил нам наследство недалеко от этого милого города, ничего не поделаешь…

— Я приеду, деньги у меня есть…- всхлипывал я.

— А адрес?

— И адрес есть — (я зачитал адрес с бумажки)

— Раньше был дом № 34… на большом участке земли. Дядь Федь, там рядом наша гостиница… ты не заблудишься, но лучше мы тебя встретим.

На работе я хотел взять отпуск, но мне не дали, тогда я взял и … уволился!

Сегодня поздно вечером я сяду в самолет и завтра увижу их – своих «Малышей».