В первый раз— Здаров… здаров…

— Ну, как оно — ничего?

— Спасибо — зашибись… Сам как?

— Да, вот — сижу, дрочу здесь…

— На кого?!

— Да, так — на компьютер и писателя с поэтами…

— А в компе-то, мальчики голенькие?

— Ага! и мальчики, и девочки, и тётеньки, и дяденьки, и дедушки с бабушками…

— Эх… — вздыхая, — я тож на мальчиков и девочек смотрю… Вот жаль только, что на работе — народу рядом много, а то бы нашёл, чем свои ручки занять.

Ал улыбнулся.

— Чего смеёшься?

— Вспомнил, кое-что.

— Рассказывай…

— Вспомнил я, что ты, в своей анкетке, отписал.

— Ха! Это так… — просто… А что?! Что-то не так?

— Да, вот здесь… с кем познакомиться хочешь, кого ищешь, кто сам…, а ручками шалишь, глядя на мальчонкаф.

— И кто же это — я сам?

— Тебе же, видней будет! Написал… Гетьего сексуал, но не ГнОмо, вроде бы как… — «гетеро», а на мальчонок западаешь.

— Я не «гомо», а скорее всего «Би», и это у меня недавно почему-то стало проявляться.

— Ха-ха-ха! — воскликнул Ал.

— Скорее всего, из любопытсва — попробовать в жизни всё хоцца… Интересно, как это с парнем — какие чувства при этом… А ты, давно такой?

Ал улыбнулся и произнёс…

Сосем! И дрочим, и ебем!

Хотим Вас ночью… даже днём!

К тому ж, в желании зовем,

И думаем… О том о, сём…

Но, что поделать коль вы там

И нам сейчас не по-зубам,

Вы так далёки, милый друг…

Но, что ж… до встречи, и без мук,

Нам предстоит прожить то время,

Что разлучила нас судьба

И насладиться не дала…

Придут! прекрасные мгновенья,

И счастье светлость настроенья

Пребудет в жизни молодой.

Не огорчайся. Я, с тобой.

Лука, наклонился к Алу и, обняв его за шею, чмокнул в ухо.

— Давненько дело было, а что?

— Просто, интересно… большой ли у тебя опыт?

— Ты хочешь сказать, что никогда ни с кем не спал вместе? в детстве… с друзьями, братьями, в детском саду или сверстниками (с лесу, в палатке)

— Да… но это одно… Я спрашиваю про секс.

— Окей! Спал, значит? прижимался, обнимал… Тебе было хорошо с ними (и даже очень!) ты любил их — как друзей и родных, да? а теперь ты это вспомнил и… потерял! желая вернуть всё то…, что было… бесзаботность, дружбу, любовь, ласку… А ведь всё это отличается от женского (чванливого, эгоистичного, злострастного, абсурдного и т. д.) ПРИСТАВАНИЯ под названием «ЛЮБОВЬ» с большим элементом чуства СОБСТВЕННОСТИ — не ходи, не смотри, не смей, у тебя семья, у тебя есть Я, как ты смеешь… НУ, КАК?! И продолжил упрёки от имени женщин… Ты думаешь кормить семью?! ты бездарь! Иди — работай! Тунеядец или… Ещё добавить?

— Эт ты про чё? Спать-то — спал… прижимался и обнимал, но и секса-то не было.

— Подожди, подожди… а что такое секс? Почесать то, что чешится? погладить, поласкать, сказать доброе слово, поцеловать…

А то, я ПРО ЭГОИЗМ, начал было сначало — которого нет между однополыми.

— Совсем нет? А что тебе больше всего нравится в сексе с мужчиной?

— Эгоизм… бывает, конечно, но редко — делить-то нечего. А нравится… — БЫТЬ! Быть мужчиной, человеком и другом, в певую очередь! Доверять и верить.

— Да я не это имел ввиду. В сексе… что тебе больше всего нравится делать? Поцелуи, ласки, римминг, миньет, сам акт… Что?

— Я тебе ответил и, по-моему очень понятно! всё остальное дело лично каждого в постели и… совершенно интимно.

— Да, ладно, не стесняйся… ты… мне ведь, правда — интересно.

Чего замолчал — обиделся, что ли? Я ж не со зла. Правда, интересно…

— А я и не стесняюсь, совершенно. Чего мне тебя стесняться, если ты там, а я здесь. Ты меня не знаешь и я тебя тоже. Да и, свидемся ли? Вряд ли… Но, миньет, ласки, поцелуи, лизание (риминг), суходрочка и т. д. не имеет большого значения для геев. Это внешность и следствие, всего лишь.

— Ясно. А, что имеет значение…

— Я, ни на кого не обижаюсь уже давно. Тем более, что на дураков не обижаются, а я такой какой есть и тем ГОРЖУСЬ, что совершенно не является гордыней. Так что — могу обидеть другого. Значение же имеет многое и, в первую очередь — жизнь (с вытекающими из этого последствиями).

— А вот оскорбления предержи для других.

— Да-да, вот об ентом я и сказал уже. Умный не скажет — дурак не поймёт, а посредственность… она посредственностью и остаётся.

— Да мне по-барабару!

— До того момента, пока не станет одной из частей первого или второго.

— Может быть…

— А что тебе нравится?

— Я не знаю. Я ж ничего не пробовал.

— Ну, ты же был с друзьями?

— Да не было у меня ни с кем ничего, говорю же. Я только недавно почувствовал тягу к мужскому полу. Чё тебе по десять раз одно и тоже объясняю?

— Я не говорю, что у тебя был секс!

— Так, вообще ничего не было…

— Я спрашиваю о взаимоотношениях и разговорах. Неужели ты ничем не делился с ними?

— Да я так ни с кем и не разговаривал, как с тобой… и ни с кем не делился… То есть, ты первый, кому я открыл свой секрет.

— Не мерился своим достоинством и не наблюдал потихоньку за сверстниками?

— Не-а…

— Не мылся в бане и не обращал внимание на свои чувства?

— Да когда мы в последний раз с друзьями ходили в баню, у меня ещё не было этого чувства…

— Или, с мамой был в бане с детских лет?

— Ну… пиздец! Чего ты вспомнил… Там я на тёток смотрел!

— Досмотрелся — ухмыльнулся Ал. И до скольких лет?

— Не помню… ну… то, что не до восемнадцати, это точно… Лет… до четырёх, пяти может… не больше.

— А почему ты хочешь попробовать с мужчиной, ты что-то чувствуешь — тебя возбуждают голые парни или всё-таки больше девчата; на кого ты больше обращаешь внимание?

— Ты знаешь… как-то даже и не думал… и на тех, и на других, смотрю… — транссексуалы нравятся…

— Я же не говорю… «смотришь». Что тебя возбуждает — от чего хуй стоит, что вызывает сладостные мысли, от чего становятся трусы мокрые? Только не говори, что — от меня.

— Когда парни миньет друг другу делают.

— А ты видел?

— Ну, на фото, да…

— А…

— И у меня тоже возникает желание попробовать это тоже.

— Миньет — как сказал «товарищ» Клинтон — это не секс, а поцелуи (в засос)!

— А ты пробовал? Как это?

— То-есть ты больше желаешь доставить удовольствие партнёру?

— Ага…

— Ваще… по-разному — всё от опыта зависит.

— А ещё лучше, когда взаимно…

— Понятно, но это многие любят, почему-то. А ты клитор сосал (это то же — рудимент хуя, но… поменьше будет).

— Так всё равно не одно и то же…

— Как сказать! у некоторых женщин клитор как писюн ребёнка по размерам. Наверное, многие грудь матери вспоминают и СОСКУ, которая для ребёнка побольше хуя будет.

— Не знаю — мне хочется это сделать кому-нибудь…

— И что бы кончили?

— А как без ентого?

— Прямо в рот или…

— Нет, не в рот… на грудь, куда нибудь… хотя, смотря насколько страстно это будет происходить…

— А ты любишь сырые куринные яйца (белок)?

— А что — это похоже на сперму? Ты пробовал?

— Природный белок, он и есть — белок.

— Эт, точно. А на вкус как?

— Попробуй — всё зависит от пищи.

— О, да; я читал про это… если наесться фруктов, то она на вкус приятная… Правда?

— Вообще, солоновата — как слеза, но привкус меняется чуть-чуть… сладковатый от спирта, спаржа даёт горьковатый привкус и т. д.

— Ясно… — пойду я… отойду.

— Что, хуй встал — писать захотелось?

— Не… — пойду пробовать…

— Было б с кем…

— Это точно! Ну, всё, до-завтра. Вышли мне свои фотки.

— Окей, бай.

— Бай.

Но, вы думаете, что на этом и кончилось? Не — это только начало.