В бане на дачеАнтонина Михайловна пригласила Юлю и Николая на дачу. Отца у Юли нет вот уже пять лет, умер от пневмонии и мать Юли, познакомившись с Сергеем Геннадьевичем, решила в более свободной обстановке, представить дочери и зятю своего избранника. Когда Юля в первый раз узнала о Сергее Геннадьевиче, ревновала и укоризненно разговаривала с матерью, но после приглашения смягчилась и решилась поехать, не обижать мать. Купили пива, кое какой закуски и рано утром сели на электричку.

На даче, что сразу стало приятно, Сергей Геннадьевич очень приветливо и непринуждённо встретил. Было сразу видно, что он настроен доброжелательно и по характеру человек весёлый и компанейский. Юля как-то сразу расслабилась и охотно разговаривала с ним о дачных посадках.

— А я баньку затопил — весело воскликнул Сергей Геннадьевич.

— А он у нас мастер на все руки. Переделал предбанник и теперь он больше и можно свободно всем сидеть за столом и пить пиво — похвасталась мать.

Сергей Геннадьевич был из тех мужчин у которых всё спорится, очень подвижный, чего не скажешь о многих 50летних мужиках. Он разговаривал очень легко и свободно. Такие нравятся женщинам и неудивительно, что понравился очень приятной на внешность, Антонине Михайловне. Ей было 40лет, но в свои годы она выглядела шикарно.

— Ой, а я купальник не взяла — сокрушённо сказала Юля.

— Ну и что?! Мы тоже без купальников, да и они нам как-то не за надобностью. По даче в нижнем белье мы бегать не будем, а в предбаннике кого вам стесняться, нас???

Сергей Геннадьевич говорил так просто и убедительно, что развеял все Юлькины смущения. В предбаннике была приятная суета в приготовлении и расстановке закуски. Николай тайком поглядывал на тёщу. В нижнем белье он ещё её ни разу не видел. Ну было порой через разрез халатика проглянут пышные женские ноги, но чтобы вот так!!!

— Так, пойдёмте погреемся, попотеем — предложил Сергей Геннадьевич.

— Ой, я же картошку забыла на плите. Вы пока грейтесь, а я сейчас принесу — сказала мать.

— На полке Юля сидела между Николаем и отчимом. Сергей Геннадьевич что-то рассказывал Юле, а Николай пытался собрать все мысли в кучу и представить, как же дальше всё будет происходить.

— Чёрт, а ведь хлеб забыли, пойду скажу Антонине.

Когда отчим вышел из парной, Юля вся раскрасневшаяся, шёпотом смущаясь, спросила.

— Коль, а у него такой большой член или это от возбуждения?

— Не знаю, как-то не обратил внимание — ответил Николай и машинально посмотрел на свои трусы, где особо выдающегося ничего не выпирало, но Юлькина заинтересованность его взволновала. Посмотрев на её румянец, у Николая как-то неожиданно потеплело всё внутри.

— Ну всё погрелись, пошли — скомандовала Юля.

Мать принесла картошку, отчим нарезал хлеб и рассказывал Юльке о её перспективах молодого экономиста. Умел он создавать весёлую, непринуждённую обстановку. Юля смеялась и тоже пыталась шутить и задавать тон в разговоре.

— Коля, пока мы с Юлей тут готовим, сходил бы любимую тёщу попарил.

От такой откровенности у Николая онемел язык.

— Нет проблем. С удовольствием… — с трудом выдавил Николай.

— С удовольствием… — С улыбкой хмыкнула Антонина Михайловна.

Юлька хихикнула и залившись румянцем продолжала нарезать салат, усиленно делая вид, что внимательно слушает отчима.

Николай зашёл в парную и закрыл за собой дверь. Антонина Михайловна спокойно из ковшика поливала на полок. На скамейке стоял тазик со свежим запаренным веником.

— На ковшик, поддай парку. Только не очень жарко, на голову давит.

Николай, как заворожённый с трудом пытался совладать с собой, чтобы не стоять и тупо глазеть на тёщу. Она по-женски красиво поднялась на полок и легла на живот, положив голову на руки. Прижатая грудь, завораживающие выпирала из под лифчика, а слегка раздвинутые ноги, потягивались ожидая приятной участи. Почерпнув немного воды, Николай плеснул на камни. В голове шумело, а в трусах начало всё бунтовать. Лёгкими похлопываниями веника, он от шеи и плеч постепенно перемещался к попе, которую прикрывали трусики, свободно облегающие и немного просвечивающиеся. Всё тело становилось мокрым и скользким. От этого женщина выглядела ещё сексуальнее.

— Коля, чуть посильнее — мягко сказала Антонина Михайловна и от этого у Николая стало перехватывать дыхание и приятно ломить в низу.

— Коля, это у тебя от жара или от всяких мыслей там так? — Антонина, улыбаясь взглядом показала на оттопыренные трусы. Коля онемевшими губами промямлил, что-то про горячий пар и продолжал влажным веником охаживать попу, ноги и опять попу. От веника трусики намокли и уже ничего не скрывали от взора Николая. Антонина лежала с полузакрытыми от удовольствия глазами и думала — «как же приятно испытывать удовольствие от такой обстановки. Приятно смотреть, как Коля возбуждённо суетится с веником, как жадно он пожирает её глазами, практически голую. Как хорошо, думала она, что судьба свела её с Сергеем. Этот человек сумел ей подарить свободу от условностей и предрассудков. »

— Коля, я очень рада, что Сергей Геннадьевич понравился вам. Я счастлива, что Юля изменила свои недоброжелательные взгляды к нему!

— А что, хороший и весёлый мужик — тяжело сглатывая пробурчал Николай.

— Антонина Михайловна, а у него правда большой член??? — вспомнив любопытство Юльки, неожиданно для себя бухнул Николай и застыл от растерянности.

— Коля, да что ты такое говоришь? — смущаясь прыснула Антонина.

— Нормальный член. Меня устраивает… Нашёл что спросить.

От такого неожиданного вопроса, Антонина привстала на руках и пристально посмотрела на Николая. Груди расправились под мокрым, просвечивающимся лифчиком и Николаю были отчётливо видны набухшие торчащие соски.

— Антонина Михайловна, вы просто обворожительная женщина — пересохшими от волнения губами прошептал он.

— Боже мой, как же я вас сильно хочу — с помутневшим взглядом выдохнул он.

— Тихо-тихо-тихо — зашептала Антонина — Коля ты что??? У-у-у, ой-ёй-ёй, да ты совсем поплыл.

Антонина села на полок и растерянно посмотрела на Николая. Он стоял жадно глядя на неё и нервно смахивал пот с лица. Вздыбившийся член, подёргивался в трусах от возбуждения и было такое чувство, что Коля вот, вот набросится на неё.

— Коля, ты что успокойся, там же Юля! Она в любой момент может заглянуть! — « зря я так сказала, выглядит, как согласие» подумала Антонина, встала, взяла веник, обмакнула его в тазу с водой и стала шлёпать им Николая по груди, по животу. Коля очумело таращился на раскачивающиеся груди тёщи, размахивающей веником. Резинка у её трусиков размокла и они съехали до самых волосиков на лобке.

— Нука давай поворачивайся спиной — продолжая хлестать приказала Антонина — а то выставил на меня свой пистолет.

Она зачерпнула ковшиком холодной воды и плеснула на голову Николаю. Он охнул от неожиданности. Антонина зачерпнула ещё ковшик и плеснула ему на живот и на то место, где достоинство Николая подёргиваясь, просилось на волю. От холодной воды, Коля стал выходить из оцепенения. Его член ослаб и уже не так внушительно оттопыривал трусы. Антонина положила веник, взяла таз с водой и опрокинула его на себя. Струи прохладной воды, сбегая по телу, ещё сильнее приспустили трусики, обнажив обворожительный треугольник между ног. Антонина стряхнула воду с волос, неторопливо поправила трусики и вышла из парилки.

Юля с восхищением смотрела на мать и думала « какая же обворожительная и сексуальная она у неё!!! » Антонина сняла мокрый лифчик, обмоталась полотенцем, сняла трусики и устало села на диван. Следом вышел Николай. Юля глядя на трусы, дыбящиеся не как обычно, отметила про себя, что там не обошлось без приятного сексуального возбуждения. Сергей Геннадьевич весело налил Антонине и Николаю пивка.

— Напарились? Пейте, пиво хорошее, освежающее.

Юля сидела и прекрасно понимала, что сейчас может последовать её очередь париться с отчимом. Она как-то разволновалась от такой мысли, в голове зашумело и в низу живота пробежала лёгкая истома.

— Ну что, вы пока отдыхайте, пейте пиво, а мы с Юленькой пойдём попаримся! — непринуждённо заявил Сергей Геннадьевич, встал и повернулся идти к парилке.

«Вот и началось» — вспыхнуло в голове у Юли.

— А вы умеете парить? — вставая пошутила она, чтобы как-то сделать этот момент попроще и непринуждённей.

— Юленька, за свои пятьдесят лет я много чего умею — парировал с улыбкой отчим.

«А у него действительно здоровенный член» — подумал Николай, искоса поглядывая на трусы Сергея Геннадьевича, резинка которых оттягивалась к низу под весом уложенного причиндала. «Ну Юлька держись! Хапнешь ты сейчас волнующих моментов! » — подумал, глядя в след Николай.

Сергей Геннадьевич открыл перед Юлькой дверь в парилку. В лицо дыхнуло влажным теплом, запахом дерева и свежих веников. Эти банные запахи являлись олицетворением сильного сексуального наслаждения и удовлетворения.

Она глубоко вдохнула и шагнула в эту сладкую негу.