Учебные годы чудесныеГоды учебы были отличным временем. Я пользовалась бешеной популярностью у мальчиков и хорошо училась. Особенно мне давались точные науки. Наш учитель физики просто обожал меня. Я всегда садилась прямо перед ним, и он частенько лукаво поглядывал на меня, а иногда, во время контрольных, указывал мне на мои ошибки.

Мне было 17, и я была самой красивой девушкой в параллели: длинные каштановые волосы, стройная фигурка с не по-детски пышной грудью и крепкими бёдрами, длинные ноги… Старшеклассники присвистывали, когда я шла мимо, а девчонки завистливо шептались. Я купалась во внимании, но не пользовалась им — я ждала того единственного, из моих эротических фантазий, чтоб именно с ним отправиться в мир сладострастия и похоти. И я нашла его. Он учился в параллели, и у него были такие глаза!.. Ох, я была готова отдаться ему прямо в коридоре. Но нет, уединились мы в туалетной кабинке, в перемену. Мы целовались. Он прижал меня своим телом к двери, залез рукой под блузку и начал мять мои груди с набухшими сосками. Другой рукой он прижимал мой таз к своему бедру — между моих ног была его нога, и я тёрлась о неё промежностью… Трусики давно были влажные — мой клиторок ныл и хотел ещё больше внимания. Я ласкала его член через тонкую ткань брюк, и только расстегнула ширинку, как прозвенел звонок. У меня ныло всё тело, я так хотела продолжения, но нужно было идти.

Физика. Я, как обычно, заняла своё место напротив учителя, и задумчиво уставилась в окно. Я хотела секса. Мне нужне был секс. Срочно.

Я вязла лист бумаги, и написала записку ухажёру, чьи брюки я пять минут назад пачкала своей смазкой: Записку я хотела отдать ему после урока. Но — о ужас! — не смогла найти её.

Я перерыла всю сумку, но записки не было. Покрываясь испариной, я поплелась обратно в кабинет физики. В пустом кабинете сидел учитель, Иван Владимирович, с моей запиской в руке.

— Дверь закройте.

Я послушалась. Молчание. Я подошла к нему. Он был весь красный.

Вдруг он встал, и за руку, рывком, притянул к себе. Он был у меня за спиной. Руками он сжимал мои груди, не давая вырваться, и зашептал мне на ухо:

— Я думал, ты хорошая девочка. А ты знаешь, что будет, если я покажу эту записку директору?

Я судорожно закивала.

— И ты будешь молчать, а я никому не скажу что видел. И ты сделаешь всё, что я хочу.

Я несмело кивнула ещё раз, осознав, на что он намекает. Моя попка ощущала твёрлый выступ на его брюках, и это было понятнее любых слов.

Иван Владимирович рванул на мне блузку; на пол посыпались пуговицы. Почти разорвав на мне бюстгалтер, он крепко сжал мои соски… Внизу живота опять заныло.

— Да что умеет этот сосунок, чего не умею я?! — взревел Иван Владимирович. Он заломал мне руки и уложил грудью на стол. Ногами я стояла на полу, а сзади моему любимому учителю открывался чудесный вид. Задрав юбочку, он пальцами водил по моим губкам через тоненькую, насквозь мокрую ткань трусиков. Стон вырвался из моей груди.

— Вот шлюшка! — чуть слышно прошипел учитель.

Стянув трусики, он провёл пальцами по складочке — чуть надавливая, прмо от анального отверстия до трепещущего клитора… Чуть раздвигая малые губы, заставлял меня кричать от восторга… Мм… Давал облизать свои пальцы, все в соках… Я не могла дождаться, когда он насадит меня на свой член. И вот я почувствовала, что меня изнутри что-то распирает. Он вошёл в меня сзади. Сделал пару движений, но я почувствовала тянущую боль — его член упёрся в плеву. Я с силой подалась назад, и взвизгнула — последний след моей невинности порвался. ОН был такой длинный… Мы начали двигаться быстрее… Я кричала, и не могла заткнуться. Оргазм был сокрушительный… Почти как обморок.

Он ещё не кончил, так что кинул меня на пол, и велел сосать. То, как он властно обращался со мной, мне безумно нравилось. Так хотелось отблагодарить его, что я с усердием принялась за дело. Сначала я чуть натянула плоть, и некрепко сжала основание. И легонько начала облизывать красную, гладкую головку. Затем ввела член в рот глубже; вынула… По лицу учителя было заметно, что ему нравилось. Я ввела член максимально глубоко — он уже упёрся мне в глотку; я сглотнула. Иван Владимирович застонал… Я старательно облизывала член и яички. Мне было приятно доставлять учителю удовольствие.

Мне нравился член. Нравился его запах, цвет, форма… Я была готова ублажать его вечно.

А вот Иван Владимирович был не готов к этому. Он кончил, и поток спермы отправился мне в ротик и — чуть-чуть — на лицо. Я ещё раз вылизала член, проглотила всю сперму и поднялась. Был поздний вечер, пора было одеваться и идти домой.

Высший балл по физике мне был обеспечен до окончания школы. А Ивану Владимировичу — отличный трах с его любимой ученицей.