Тётя Света и её дочкаВсё началось, когда мне было шестнадцать лет. В нашем подъезде, ниже этажом жила женщина с дочкой. Мужа у неё давно уже не было – развелись. Что там у них было, я не знаю, тем более случилось это давно, я был ещё маленьким и в такие дела вообще не вникал. Ну, жили они себе и жили. Женщину звали тётя Света, а дочку Юля, на момент рассказа, ей было 14 лет. Возраста её мамы я тогда значения не придавал, мне было как-то всё равно.

Жили они не богато. Тётя Света работала, но зарабатывала немного. Всё бы ничего, да с какого-то момента Юлькина мама начала пить… Сначала это было не заметно, а потом дело дошло до того, что она уходила в запои. Но на тот момент она ещё не превратилась в отчаянную алкоголичку, а время от времени отключалась от внешнего мира. В такие периоды, её дочка была, брошена. Мать ей не мешала, девочка училась в школе хорошо и без посторонней помощи, да и за собой ухаживать умела (постирать, погладить), а вот еды в доме не водилось, все деньги уходили на пропой. Тётя Света не водила грязных компаний, а замыкалась дома и пила в одно лицо… Видимо были у неё на то причины… Стресс…

Юлю все жалели. Не обошла стороной и моя мама. В сложные моменты она приглашала девочку к нам и кормила. Иногда она задерживалась у нас – мама заводила с ней разговоры, а порой специально, подпихивала её ко мне, чтобы мы о чём-нибудь поболтали. «Что девочке делать сейчас дома? Мать пьяная лежит, в доме запах перегара, что ей там тоску давить, пусть хоть с тобой поболтает. » — обосновывала свои действия мама. Юля частенько даже делала у нас уроки. Так, постепенно мы немного сдружились с ней. Она была живой, любопытной, умной девочкой. Вела себя всегда спокойно и рассудительно, но и особой скромницей не была – спросила меня как-то:

— Серёж, у тебя девушка есть? — это меня так зовут — Сергей.

— Нет, — ответил я.

— Почему? – очень удивилась она, видимо считала меня весьма взрослым.

Я отделался неопределённым мычанием и пожиманием плечами, но при этом заметил, что ответ мой ей понравился.

Время шло, для меня уже стало привычным, когда Юля бывала у нас дома. Как будто так всегда и было. Это конечно случалось не так уж часто, у Тёти Светы приступы депрессии случались редко, но всё равно, её дочка стала в нашем доме своим человеком. И вот как-то мои родители уехали отдыхать по путёвке. Был конец учебного года и меня срывать не стали. Я остался один за хозяина. В один из дней, возвращаясь домой, у подъезда я встретился с тётей Светой, она тоже входила в подъезд, притормозила меня и заговорила:

— Серёж, мне очень неудобно, я знаю, как вы привечаете мою дочку. Мне стыдно, но справиться с собой очень трудно… — на ней были тёмные очки и глаз я не видел. Она опустила голову и продолжила: — Сейчас тебе трудно понять… Ну, да ладно… Хочу отблагодарить тебя…

— Зачем! Не надо! – запротестовал я: Что тут особенного! Я понимаю…

— Вам может ничего особенного, а мне, а Юле это большая помощь! Я от неё знаю, что и ты хорошо к ней относишься, в классе то у неё друзей нет… Из-за меня… А вы вроде подружились… Пойдём ка со мной.

— Да зачем! Ничего не надо, — опять начал протестовать я.

— Пойдём, ну я тебя хотя бы чаем угощу. Да мне и поговорить с тобой надо, больше сейчас не с кем.

Я поддался на уговоры – подумал, что она всё равно не отстанет, да может и правда человеку выговориться надо. Мы поднялись на верх. Разулись, вошли в квартиру, Юльки не было. Тётя Света, предложила мне сесть в комнате на кресло.

— В туалет не хочешь? – по свойски спросила она.

— Да, не против… — ответил я.

— Ну, давай иди, а я в ванну, ополоснусь пока.

От туда она вышла, переодевшись в халат.

— Не хочешь тоже? – спросила она: Такая жара на улице…

— Да, не… Я дома… — начал было я.

— Да ты не торопись, давай посидим немного, — взмолилась она.

— Ну, ладно… — нехотя сдался я.

Она вручила мне полотенце и я отправился в ванную. Потом мы и вправду пили чай. Тётя Света что-то рассказывала, рассказывала… Я смутно помню, потому что пропускал её слова мимо ушей, но делал вид, что слушаю очень внимательно. Потом мы переместились в комнату, сели на мягкий диван и там всё продолжилось… Честно говоря, я ждал, когда же это кончится и меня начало клонить в сон. Вдруг я услышал вопрос, который меня сразу привёл в чувства:

— Серёж, у тебя девушка есть?

Я сразу вспомнил, как Юлька задавала мне точно такой же.

— И раньше не было?

— Не было.

Чувствовалось, что она волнуется и не знает, как начать… Сделав паузу, женщина опять заговорила:

— Я очень благодарна вашей семье и тебе за Юлю… Я уже говорила, что хочу отблагодарить… Я долго думала как… — сбивчиво начала она: Могу предложить только себя…

С этим словами тётя Света, скинула с себя халат. Под ним ничего не было. Впервые я увидел перед собой голую женщину! У меня зашумело в голове и потемнело в глазах. Я не верил в то, что всё это вижу в реальности. Меня словно заклинило.

— Да ты не пугайся. Пойдём со мной.

С этими словами женщина встала и мне открылась картина на всё её тело. У неё была весьма хорошая грудь, не висящая и плоская, а довольно налитая, животик небольшой, широкий женский таз с выступающей попой… Но что меня удивило, так это полное отсутствие волос на лобке, между ног! Они были начисто выбриты. Я стеснялся и вместе с тем не хотелось отрываться от увиденного.

— Ещё насмотришься, — с улыбкой сказала Юлькина мама: Пошли.

Она взяла меня за руку и потянула за собой. Я, как бычок поплёлся за ней. В голове всё перемешалось. Я метался между нельзя и хочу, между явью и сном… Не буду подробно описывать, что было дальше – мои первые ощущения, первый вход в настоящее женское влагалище, бурное излияние спермы. Она сделала меня мужчиной. Это был мой первый опыт – примитивный и быстрый. Но на этом всё не закончилось. Мы стали встречаться почти каждый день. Мы не просто трахались, тётя Света многому меня научила – показала строение женского влагалища, рассказала о девственной плеве и как её лучше преодолевать в первый раз, чтобы девушке было минимально больно, обучила делать куннилингус, в ответ, делая мне отменный минет, мы даже пробовали сношаться в попу… Предостерегала меня:

— Серёжа, Юля часто бывает у вас. Я понимаю, дело молодое, всякое может случиться… но я очень прошу, будьте осторожны! Я обещала её строго наказать, если узнаю, что она уже не девочка. Не хочу, чтобы она с ранних лет пошла по рукам. И пока целка целая, я могу контролировать это… Против тебя я ничего не имею, но стоит начать… Боюсь представить, что может произойти с ней при такой матери… Разрешу, когда ей шестнадцать исполнится….

Я клятвенно обещал беречь невинность её дочки. «Школа секса» длилась почти две недели и… Тётя Света сорвалась… Ушла в запой… До приезда родителей оставалось ровно неделя. Поскольку, женщина вышла из игры, я по привычке взялся за шефство над Юлей. В первый же день запоя я пригласил девушку к себе. Мы пообедали, девочка села делать уроки, я тоже, потом она ушла домой и на этом день был закончен. Я даже затосковал — мне теперь не хватало тёти Светы.

Она так завела меня, что теперь я просто не мог жить без секса. Даже не хотелось думать, сколько времени придётся жить без него. А то, что выйдя из запоя, женщина вновь позовёт к себе, у меня почему то даже не было сомнения. Самое интересное началось во второй день. Сначала всё было, как обычно – приглашение домой, обед, уроки… С прошлого дня у меня было ощущение, что Юля хочет что-то сказать мне, но спросить сам, я не решался…

Я вошёл в комнату, где была девушка. Она сидела на диване, что-то читая, ногами в мою сторону. Мой взгляд невольно упал под её коротенькую юбочку и мне показалось, что она… без трусиков. Чтобы не быть пойманным, я быстро отвёл глаза. « Может у неё трусики такие» — подумал я.

— Всё, — закрывая книгу, сказала девочка: Я пошла.

Она собрала вещи и пошла к выходу. Я за ней, провожать. Мысль о том, что на ней может не быть трусиков, гвоздём засело в голове. Пока она укладывалась, нагибаясь к портфелю, я всячески пытался подтвердить своё наблюдение, но результат был нулевой. Выходя из комнаты, я как бы невзначай, дотронулся до её бедра, следов трусиков не обнаруживалось. «А может у неё стринги…» — последовала очередная мысль. Но на меня нашло, прежде бы я себе никогда такого не позволил, но школа тёти Светы дала свои плоды, сделала меня более решительным и уже возле самой двери я спросил:

— Юль, ты что, без трусиков?

Она вспыхнула, но не стушевалась.

— Да, — ответила она, глядя мне прямо в глаза: Ты против?

— Да, нет. Твоё дело…

Через паузу, она сказала:

— Ну я пошла.

Повернулась к двери, но тут я решился:

— Подожди. Не торопись. Ну что тебе дома делать? Давай с тобой… поиграем?

— П о и г р а е м? – с удивлением протяжно спросила она. Но отпустила ручку двери.

Я взял её под локоть и увлёк на большой диван. Мы сели. Я уже говорил, что Юльке тогда было 14, а из объяснений её мамы знал, что девочкам в этом возрасте бывает очень интересно посмотреть, как там устроено у мужчин… что там к чему.

— Хочешь, я покажу у себя там, — показывая себе в пах, спросил я.

— Хочу, — живо ответила девочка: А я тоже…? – пришла к ней догадка.

— Конечно. Я тебе покажу, а ты мне. Согласна?

— Да, — как будто ожидая такого предложения, ответила она.

— Тогда, давай раздвинем диван, — предложил я.

Поскольку предложение первым сделал я, то встал и начал расстёгивать штаны. Честно говоря, я тогда ещё не знал, куда это всё приведёт. Я помнил просьбу её мамы и своё обещание, поэтому пенис мой был напряжён только слегка, безвольная сосиска превратилась в разбухшую сардельку, не более того.. Я намеревался просто поиграться писями, а потом, когда Юля уйдёт, подрочить… Хотя, после настоящего секса, совсем было примитивно мастурбировать. Но что было делать… Штаны и трусы были сняты (сверху и так ничего не было… жара…). Я лёг на спину, полностью предоставив Юльке поле для изучения. При этом я отметил для себя, что совсем не стеснялся. Девочка с интересом наклонилась над моими гениталиями. Трогать руками она видимо не решалась.

— Не бойся, трогай, — разрешил я.

Она не решительно и очень осторожно положила ладонь на мой растолстевшийся писюн. Мне стало очень приятно – опять женские руки касаются моего жадного до ласк дружка. Я закрыл глаза, отдавшись ощущениям. Постепенно Юля осмелела и всё уверенней «играла» с членом и яичками. Я только слышал её увлечённый сап… Сидя на попе ей было не удобно и она встала на четвереньки, перемещаясь по всему дивану. Я открыл глаза. Прямо передо мной, в доступной близости, был Юлин зад. Между ножек выглядывали девичьи половые губки. Я протянул руки и погладил ягодички. Девочка вздрогнула, но даже не оглянулась, уж очень она была увлечена изучением. Я погладил опять, стал массировать попку, потом одним большим пальцем провёл по лепесткам вагины. Юля опять вздрогнула, но не отстранилась. Одежда, которую она так и не сняла, мешала.

— Давай, ты тоже разденешься? – предложил я.

Она оторвалась от своего занятия, быстро скинула футболочку, что была на ней, лифчик и юбочку. «Какая у неё большая грудь! И почему размера её не было видно под одеждой? » — замелькали у меня мысли. Но думать над этим было некогда. Раздевшись, Юля разместилась между моих ног.

— Так не честно, — сказал я. – Мне то ничего не видно.

Она подняла голову, вопросительно глядя на меня, прося помощи. Я протянул к ней руки и помог переместиться в позу 69, тем самым, не обделив нежное существо в познании мужских тайн и получив себе прекрасный доступ к желаемому плоду. Надомной, в непосредственной близости раскрыла свои воротики Юлькина вагина, обнажив розовенький внутренние губки, но с надёжно закрытым входом во влагалище. На лобке мило кучерявился молодой пушок волосиков. Её пися очень отличалась от взрослой разработанной вульвы её мамы. Я так возбудился, что член начал резко прибавлять в размерах.

— Ой! – испуганно воскликнула девушка: Что с ним?

— Всё нормально, так и должно быть, — ответил я. И улыбаясь, добавил: Он тебя хочет…

— Меня?! – искренне удивилась она.

— Ну, а кого же. Других женщин тут нет…

— Мне мама сказала… — потухшим голосом начала девочка.

— Да не волнуйся ты, – поспешил я успокоить её: Я не трону…

Кажется она успокоилась и опять занялась моим поднимающимся членом. Что с ним делать, она не знала – держала в руках, мяла, делала движения подобные тем, когда дрочат, щупала яички… Я же занялся её писечкой. Погладил внутренние мягкие стороны ляжек, ягодички попки, ложбинку между дольками, внешние половые губки… Припал ртом к юной вагине и, уже имея опыт, губами, и языком разобрался с ней. Всосал в себя половые губки вместе с клитором, Девушка дёрнулась, как от удара током.

— Ты чего? – ошарашено спросила она.

— Не бойся, я хочу сделать тебе приятно.

Я вновь припал к вульве и уже спокойней начал посасывать её писечку как сосочку в районе клитора. Юля сначала замерла, но потом я почувствовал, что ей начинает нравиться. Напряжение её стало ослабевать. Я держал её за бёдра, чуть покачивая в такт сосущим движениям. Мой член отвердел и пытался подняться вертикально, только его собственный вес не давал ему это сделать. Подняла его Юля.

— Какой он большой стал, — осипшим тихим голосом сказала она.

Я молчал и делал своё дело. Девушка начала течь, это я почувствовал по изменившемуся вкусу во рту – восхитительный вкус девушки! Наконец дело дошло до того, что она сама начала покачиваться. Я резко увеличил темп, вложив в это всю страсть, Мой пенис пульсировал. Юля держалась за него, как за ручку, чтобы не упасть, видимо, ей было совсем туго… Ещё несколько движений и она кончила! Девочка вся задрожала, её сильно тряхнуло, ноги и руки не слушались, разъезжались в разные стороны, она растянулась на мне, навалившись сисечками мне на живот и промежностью на лицо. Юлька для меня была очень лёгкой, как пушинка. Я перевернул её на спину, она обессилено расплылась на диване, раскинув руки и ноги, ни капельки не стесняясь меня.

— Что это было, — шепотом спросила она.

— Ты что, никогда не мастурбировала, не кончала?

— Маст… — попыталась выговорить Юля: Мне было просто приятно и всё, а такое в первый раз.

Я быстренько сбегал на кухню, принёс ей стакан сока. Она благодарно посмотрела на меня, выпила и опять откинулась на спину. Я устроился между её ног, приподнял их в коленочках, приблизился к раскрасневшемуся цветочку и начал пить его нектар, не забывая при этом ласкать её грудь. Вылизал все складочки губок от остатков соков, припал к маленькой розовой пуговке… Юлька опять обильно потекла. Я взглянул на неё – глаза закрыты, лицо напряжённое, тело начало выгибаться. После недолгих манипуляций, моя девочка кончила второй раз. Я был в восторге!

Когда волна оргазма в ней начала убывать, я сел на колени, своим пахом приблизился к её промежности и рукой направил свой перенапряжённый член в её нежное лоно. Как только головка коснулась половых губ, Юля встрепенулась, попыталась приподняться на локтях.

— Нельзя! Нельзя! Мама… — попыталась закричать обессиленная двумя волнами девочка.

— Не бойся, Юлечка, — как можно более спокойным и нежным голосом я постарался успокоить её: Я не буду входить. Всё будет нормально. Мы же друзья. Ты веришь не?

— Да… — совсем ослабевшим голосом ответила она и упала на спину, отдаваясь в мою власть.

Я конечно же не собирался обманывать девушку, да в конце концов помнил о возрасте… Об обещании её маме… Я провёл несколько раз головкой по вдоль разбухших влажных половых губок. Потом подвёл её к самому входу во влагалище и чуть надавил, головка утонула на половину, уткнувшись в девичью преграду. Девочка опять беспокойно дёрнулась, бросив на меня взгляд. Я взглядом и мимикой успокоил её. Затем начал слегка раскачиваться, полностью выводя и погружая, на сколько возможно, головку в девичью щелку.

Продолжалось это не долго, на меня навалилась гора желания, я не смог больше терпеть, вынул пенис из Юли и бурно кончил ей на живот. Она смотрела на это во все глаза, для неё это был первый опыт, первый секс. Пусть даже такой, но настоящий секс с мужчиной.

Мы помылись, успокоились – не могла же Юля идти на глаза маме в таком виде. Я проводи её, мы даже немного погуляли на свежем воздухе. Говорили обо всём. Кроме того, что случилось. И уже расставаясь, девочка спросила:

— А завтра будем так… играть?

— Ты не против, — спросил я.

— Нет… — быстро, словно боясь, что я откажусь, ответила она.

— Тогда будем!

Прошло четыре дня, Юлькина мать потихоньку приходила в себя, мои родители должны были приехать совсем скоро. Наша «игра» повторялась каждый день, но мы разделили её на две части – Юля приходила, мы забегали в ванну, и сразу на диван. Потом был обед, уроки, а потом, отдохнувшие мы продолжали. За эти дни я добился успеха – это всё уроки её мамы – потихоньку продавливая девственную плеву, моя головка видимо несколько растянула её и уже погружалась в вульву полностью, обхватываемая большими половыми губками. Что это был за божественный вид!!! Всякий раз я кончал на Юлю. На пятый день я пошёл дальше — подготовился к этому заранее…

Когда девочка была в позе 69 надо мной и её разрядка приближалась, достал спрятанный градусник, обильно смазанный вазелином, приставил его к её анусу тупым концом и надавил. Гладкий градусник легко вошёл Юля испугалась, но я успокоил её и продолжил одновременно стимулировать ей писечку и вход в попку. Юлька кончила. Градусник я не вынимал. Пристроился, чтобы вводить головку между половых губок, погрузил её, сделал несколько фрикций. Девушка помогала себе, массируя клитор и уже готова была кончить, но тут я ввел разгорячённую головку, задрал её ноги повыше, вынул градусник и направил пенис к не закрывшемуся колечку ануса. Чуть надавил, член, обильно покрытый нашей смазкой, плюс вазелин с градусника сделали своё дело – головка сразу скрылась из глаз. Юля ойкнула, испуганно глядя на меня. Я замер.

— Больно?

— Сейчас нет… Сразу было…

— Потерпи немножко, сейчас всё пройдёт, заверил я.

Мой член начал погружение. Юля напряжённо молчала. Колечко у входа её попки тесно сжимало мой писюн. Углубившись до середины, я медленно пошёл назад, потом опять вперёд, через несколько фрикций я заметил, что лицо Юли разгладилось, напряжение прошло, двигаться стало легче. Я стал входить на всю длину члена. Девушка начала стонать от удовольствия. Я опустил обе её ножки набок и дальнейшими движениями дал ей понять, что надо перевернуться на живот. Нам удалось это проделать, не вынимая члена. Я сел сверху, стараясь не передавить ей ноги и задвигал тазом, руки мои, при этом, нырнули под неё и в ладонях оказались две прелестные девичьи сисечки.

В попке от сдвинутых ножек, стало ещё тесней. Пенис заработал, погружаясь на всю длину. Долго это продолжаться не могло и я кончил внутри Юлиной попочки, излив туда всю накопившуюся сперму. У неё тоже в этот момент случился оргазм. Так я первый раз кончил в Юльку. Она понимала, что поскольку вход во влагалище для меня закрыт, то надо как-то компенсировать это и позволяла мне при каждой встрече, хоть раз входить в попку.

А потом приехали мои родители да и Юлина мама протрезвела. Наши встречи на время прекратились. Зато, придя в форму, тётя Света вновь начала приглашать меня к себе, не каждый день конечно, но раза два – три в неделю, пополняя мой багаж опыта. С Юлей мы тоже находили время встречаться и через меня мамин опыт переходил к дочери. Ни мама, ни дочь не знали, что я совокупляюсь с ними обеими.

Шло время, тётя Света стала всё реже впадать в запои, и в конце концов, выбралась из этого болота, видимо, приобретя в моём лице постоянного полового партнёра, жизнь открыла ей новые грани… Минуло два года. В нашей жизни ничего не изменялась, если не считать того, что мы взрослели и Юлька из девчонки превратилась в красивую опытную в сексуальном отношении девушку. А я окончил школу и поступил в институт. Юле исполнилось шестнадцать лет. Пышно эту дату они не справляли, но меня пригласили. Через несколько дней, когда мы смогли встретиться с ней, она выдала мне:

— Мама сказала, что теперь можно сюда, — и показала на свои чисто выбритые, как у мамы, половые губки.

Я сразу вспомнил тот первый разговор с её мамой, предостережение мне и обещание разрешить дочери после шестнадцати… В этот же день я сделал свою подружку женщиной. Разработанная, хорошо растянутая плева легко сдалась. Крови и боли практически не было. Теперь нам можно было всё! Мы предохранялись – всегда были наготове презервативы. А ещё через пару лет Юля стала моей женой…

Время от времени, тайком от жены, тёща просит уделить и ей внимание. Я не отказываю… У нас отличная семья, ведь мы так хорошо знаем друг друга и нас связывают две тайны – мама так и не узнала, что наш первый секс с её дочкою состоялся, когда ей было четырнадцать, а дочь так и не знает о моей связи с мамой… связи, которая положила начало нашему счастью…