Только черному коту и не везетУже было достаточно поздно когда он с мужиками вышел из бара, наши опять проиграли и до того паршивое настроение так и не поднялось. Домой не хотелось — там снова Алка пилить будет, достала. Идти одному некуда, и он медленно пошел по улице, как бут то в ожидании чего то, чего то, что опять не произойдет. А вот и дождь пошел, и зонтика нет, и до метро еще метров 300, не побегу. Впереди шла барышня, с виду вроде приличная, что она в такое время по улицам шатается, домой беги, дети, кухня… Оп, чего это ее шатает, неужели тоже за этих прохвостов болела?!

— Черт! И что мне теперь делать?

Это что она мне? А симпатичная…

— Мужчина, а у Вас случайно запасной пары женских туфель моего размера нет?

Точно мне, где я их возьму, ну дает.

— Ну и денек! Каблук сломала, А еще дождь начинается! И вы без зонтика?!

— Да я и не ношу никогда.

— Молодой человек! Ну не бросите ж Вы девушку без каблука прямо на дождливой улице на растерзание случайным прохожим? Вы только руку мне дайте, я допрыгаю.

А девушка оказалась очень приятной брюнеткой, хотя в темноте все кошки серы, но эта в «своем горе» так открыто улыбнулась, что отказываться не было смысла. Ручка у нее была тонкая, изящная, да и сама казалась такой хрупкой, затянутая широким поясом в голубой плащ. На ступеньках она чуть не свалилась и так звонко захохотала, что его плохое настроение начало уверенно подниматься.

— Ну вот, здесь уже сухо — благодарно глядя на него, произнесла девушка, спасибо огромное, Вы меня спасли!

— Ну а как же Вы дальше?

Она улыбнулась, и повела плечиком:

— Не знаю, как то доберусь…

В голову что то мысли не появлялись, но отпускать ее не хотелось, рука такая… теплая.

— А Вы очень спешите? Может на ночь взбодримся кофейком?

Вот дурак, кроме кофе ничего и не придумал! Совсем отвык девченок охмурять. Она оглянула вокруг, взгляд задержался на «стекляшке»

— Ну тогда мне понадобиться Ваша крепкая рука!

— С удовольствием!

Ну хоть что то хорошее за весь день, немного посижу, может Алка заснет к этому времени — меньше жужжать будет. Оправдание было готово и он услужливо помогал добраться до столика незнакомке.

В одиннадцать подошел официант и сказал что они закрываются. Как, а что же делать? Эти пару часов они весело болтали, пили кофе, и казалось были знакомы полжизни. Вера, так звали тоненькую брюнетку начала сумбурно собираться, потом застыла, посмотрела на него своими бархатными черными глазами

— Ты очень спешишь?

— Да нет, меня особо никто не ждет

Соврал он, где под ложечкой пробежал холодок и … спрятался.

— Мне то как то и домой надо добраться, а ты проявил себя как истинный джентельмен, спаси меня еще раз?!

— Ну о чем речь, сейчас машинку словим и прямо на …, какой у тебя этаж?

— Пятый

— Ну вот прямо на пятый тебя и доставим.

Ехать оказалось не далеко. Они сидели в салоне рука об руку. Дыхание участилось, он немного занервничал. Она смотрела в окно, ее рука безвольно лежала на сидении между ними, такая нежная рука… Лифт поднялся как то слишком быстро, и не застрял. Вера открыла дверь и вошла внутрь квартиры. А он стоял не зная куда идти, что говорить.

— Ну теперь, наверное, моя очередь тебя кофе угощать?

— А непоздно?

— Ну если ты спешишь…

Верины губки слегка надулись, а глазки исподлобья поблескивали — нет, я никуда не уйду!

— Да нет же, просто поздно уже, я думал, может, может ты устала…

Он еще произносил объяснительную речь, а сам уже снимал обувь в уютной небольшой прихожей. Квартира была светлая, уютная. В центре комнаты круглый большой деревянный стол, мягкая мебель — у мамы похожая была. А хорошо здесь.

— А может пока кофе, мы немного вина выпьем, у меня бутылочка крымского есть?

— Замечательно, я тоже крымское люблю.

Почему то стало как то неловко, руки-ноги мешают. Что то я зря приперся.

— Можно, я стол накрывать не буду, по бокальчику в ручку? Уу?

— Да, да конечно, не беспокойся.

Вера с двумя бокалами как птичка припорхала на диван, села рядом, совсем рядом. Блин, руки дрожат, и почти залпом все вино и выпил. Она рассмеялась

— Ну я же говорила, вкусное! Давай я еще налью!

А со вторым бокалом она прошла мимо дивана и села мне на колени. Фуууух, столбняк какой то. Девушка взяла оба бокала и немного отклонилась что бы отставить их, в складках блузки промелькнула ее грудь. Лицо обдало жаром. А Верочка, сидя на коленях обняла, нежно, как кошка провела своей щекой о мужскую и зажмурилась. Не оцарапалась ли? Теперь она смотрела другими глазами, они даже позеленели! Выцеловывала каждую складочку на лице, а когда добралась до губ — такого захватывающего и захлебывающего поцелуя он давно не помнил. Ее руки стягивали, а он зарылся в ее пышущую грудь, и не мог оторваться. Сладкий запах ее кожи сводил с ума, и ему тааак захотелось овладеть этой маленькой черной кошечкой! Остатки одежды остались на полу. Вера все еще сидела у него на коленях, только теперь насаженная на его упругий член, ритмично возвышалась и опускалась, периодически тихо рыча. Обнимая одной рукой ее за тонкую талию, другой достал до горящего клитора, от прикосновения «кошечка» вздрогнула и еще сильнее начала насаживаться — теперь ее урчание было слышно на всю комнату, она вся дрожала. Торчащие соски подскакивали, казалось, отдельно от нее и обещали нереальное возбуждение. Ее грудь торчком возбуждала до последней клеточки — вот я тебе, движения ускорились, он сильнее начал массировать клитор и … липкая жидкость утопила его пальцы, Вера начала задыхаться и сквозь хрип залепетала что то на цыганском. Такого экстаза от женского оргазма он никогда не получал, сердце норовило выпрыгнуть! И ту на глаза попался этот огромный стол — вот для чего он здесь! Приподнявшись с «умирающей» Верой на члене, в три шага на подгибающихся ногах добрался до стола. Нежно положил девушку спиной на стол, и не смотря на ее неуверенные протесты, вошёл в нее глубоко, затем еще раз, затем нащупал маленькую горячую дырочку и мягко воткнул большой палец. Вера, как ударенная током, вскрикнула, выгнула спину и посмотрела на него прищуренными зелеными глазами:

— Ну же, сильнее!

Возбуждение пеленой захлестнуло мозг, горящий член долбил как заведенный, от шлепанья яйцами по мокрой Вериной киске в комнате стоял звон. Пульсирующий екстаз разорвал голову, Верка надривно закричала и полилась сперма. «Кошечка» выскользнула из взмокших от перевозбуддения рук, зогнулась и прийнялась вылизывать еще живой член, боясь уронить капельку живительной влаги. Потом сползла под. стол, устроилась у ног свернувшись клубочком, сверкнув глазами. Они были черними и бархатними.

Дома Алка уже спала. А какой сегодня замечательный был день!

Матч закончился и подвипившая толпа вывалила на улицу — наши сегодня их «сделали»! Несколько секунд он поискал глазами в сером пространстве улицы. Потом подкурил сигарету и смачно затянулся: наверное черная кошка сегодня кому то другому перебежала дорогу…