Тимур и его команда III. Bonus. Фрагмент 6 & 12. The Stariki. ОкончаниеТимуру снился сон: — он летал над городом, летал без каких-либо приспособлений, презирая законы земного притяжения. Такие сны часто снились ему в детстве, знающие люди говорили, что это, мол, признак растущего организма. Насчет роста своего организма Тимур сомневался — ему было уже 26 лет, и по всем законам физики любой рост уже должен был прекратиться. Однако Тимур летал, и даже во сне понимал, что этого не должно быть в силу вышеупомянутых причин. Как только он это понял, он услышал странный звук, и его потянуло вниз, к земле. Звук усиливался, напоминая гул летящего самолета, и быстро приближался, Почувствовав опасность, Тимур попытался оглянуться в поисках источника звука, и от этого, осознанного, действия неожиданно проснулся…. Циферблат электронных часов показывал начало десятого утра, что само по себе было довольно естественно. Неестественным было то, что гул самолета не прекратился. Через секунду Тимур понял, что звук издает звонок, — кто-то стоял за дверью и решительно плевал на покой Тимура. Тимура не отпускала мысль, что все это, однажды, с ним уже случалось, но он все же натянул на себя трусы и майку и направился к двери. За его спиной послышалось шевеление — его гостьи тоже просыпались. Он подошел к двери, где находился домофон, и взглянул на экран монитора. Сон как рукой сняло. С экрана на него смотрела его мать, а за ее спиной Тимур разглядел и отца.

— Вот черт! — выругался Тимур.

Визит родителей был совсем не к стати. Он сам, как-то раз, привозил их к себе, хвастаясь своим новым жилищем и, теперь, горько об этом жалел. Родители, с тех пор, как они разменяли еще их старую квартиру, жили в сельской местности, и Тимур очень редко с ними общался. С тех пор как он стал жить самостоятельно, их отношения стали носить только формальный характер.

— Привет мам, — он все-таки нажал на кнопку домофона.

— Здравствуй сынок, — засуетилась мать, — мы с папой приехали, извини, что не предупредили, твой телефон вчера не отвечал.

Тимур нажал кнопку, открывая дверь и впуская родителей, а затем, накинув халат, спустился к ним на лифте.

— Здравствуй, Тимур, — папаша полез обниматься.

Тимур поцеловал мать, и они вместе поднялись в квартиру.

— Мы за покупками приехали, вот и решили к вам заглянуть, — тараторила мать, пока они поднимались, — а Ларочка дома?

К этому вопросу Тимур не был подготовлен.

— Лара? — он запнулся, — нет, Лара на время переехала, к одной… подруге.

— Так ты один? — не унималась мать.

— Ну.., не совсем, — Тимур пытался сообразить, как бы получше выйти из ситуации, а еще лучше — как бы поскорее выпроводить родителей.

— Ой, ты с девушкой, — мать явно заинтересовалась, — у тебя появилась невеста, а?

Тимур оставил этот вопрос без ответа. Он помогал родителям раздеться, одновременно соображая, как поступить дальше. Слишком поздно он сообразил, что не надо было вообще открывать дверь, притворившись, что его нет дома. Но дело было сделано. Тимур решил проводить их на кухню, а затем на минуту скрыться и провести инструктаж девчонок. Что-нибудь придумается. Но тут случилось непредвиденное! В туалете раздался звук смываемой воды, дверь туалета отворилась и перед изумленными родителями предстала совершенно голая Машенька. Она стояла, сонно на них глядя и держась рукой за промежность.

— Письку сильно натерла! — объявила она, обращаясь к Тимуру.

То что, рядом с ним стояли незнакомые ей люди, ее нисколько не смутило — раз уж Тимур их привел, значит все должно быть в порядке. — Можно мне…

— Маша, — зашипел на нее испуганный Тимур, — ты зачем голенькая?! Беги, сейчас же, в постель.

Машенька озадаченно на него посмотрела, и направилась мимо них в комнату. Она как раз протискивалась мимо удивленного папаши Тимура, когда случилась полная катастрофа!

— Ой, — сказал кто-то, и все обернулись на звук.

В коридоре появились Тома и Светлана. Тома тоже была голой, а на Светлане были лишь тоненькие кружевные трусики. Они дружно воскликнули от удивления и тут же бросились назад, в комнату, но было уже поздно. Родители все видели и теперь ошарашено смотрели на Тимура.

— Кто это? — тихо спросила мать.

Отец также смотрел на Тимура, ожидая ответа. Ситуация была тупее некуда. Тимур, поначалу, растерялся, но затем, разозлившись, решил идти ва-банк.

— А вы как думаете? — он, явно, не имел ни малейшего желания пускаться в объяснения с родителями.

— Это твоя…, невеста? — нерешительно проговорил отец Тимура.

Видимо, он имел в виду Светлану, как самую взрослую из девушек.

— Можно и так сказать! — Тимур не знал, что соврать и решил дать родителям возможность самим проявить фантазию.

— А это ее дочки, что ли? — мать, явно не была уверенна в том, что это именно так.

— Какая вам разница, — продолжал злиться Тимур, — чай будете? — он решил сменить тему.

Родители молча кивнули. Папаша все еще косился на дверь, за которой скрылись обнаженные нимфы. Тимур пошел на кухню, и им ничего не оставалось, как только последовать за ними.

Они сидели и молча пили чай, закусывая печеньями.

— Я сейчас, — сказал Тимур и встал из-за стола.

Он направился в спальню. Когда он вошел, все три его подружки сидели на постели. Светлана уже надела лифчик и держала в руках юбку, а Тома и Машенька были, по-прежнему, голенькими. Все обернулись. Взгляд Светланы был немного испуганным. Машенька, как обычно, смотрела на него с интересом — она привыкла, что Тимур мастер на выдумки. А в Томином взгляде он прочитал какую-то уверенность.

— Это твои родители, да? — спросила она.

Что-то в ее голосе заставило его насторожится. Он осторожно кивнул головой.

— И что ты им сказал? — продолжала наступать Тома.

— Пока ничего.

— Ты меня любишь? — Тома, явно что-то задумала.

— Очень! — Тимур заподозрил неладное.

Светлана и Маша молча переводили взгляд то на Тимура, то снова на Тому.

— Тогда я считаю, что ты должен представить им свою жену, — завершила Тома.

Тимур все понял — не далее, как прошлым утром они с Томой, хоть и неофициально, но стали парой и теперь она, без сомнений, решила расставить все точки над i.

— Я, конечно, не имею права вам указывать, — подала голос Светлана, — тем более, что еще сутки назад я принадлежала совсем другому миру, но после того, что Томочка мне только что рассказала я думаю, что вам, все же, стоит уладить это дело честным путем, — она сделала паузу. — Вы, а теперь, видимо, и я тоже, живете в мире с несколько иными законами. По этим законам Тома является твоей законной супругой. Я понимаю, что твои родители живут вне рамок вашего мира, но они, все-таки, твои родители и имеют право знать правду, или хотя бы ее часть.

— Давайте… хотя бы оденемся, — сдался Тимур, — это будет интересно, — добавил он, хотя уверенности в его голосе не было.

Спустя, примерно, четверть часа родители Тимура сидели в гостиной. Туда же вошли, на этот раз одетые, хоть и легко, девушки и Тимур. На столике стояла бутылка вина и бокалы. Тимур начал разливать вино. Когда бокалы были наполнены, он решил начать.

— Я думаю, что пришла пора нам познакомиться, — начал он, обращаясь к родителям. Те внимательно слушали. — Начну с того, что представлю вам мою супругу. Знакомьтесь, это Тамара.

Тома встала и протянула руку отцу Тимура. Тот, ошарашено глядя на девочку, автоматически пожал ей руку.

— Аркадий Николаевич, — его голос охрип от удивления.

Тома же шагнула к свекрови и поцеловала ее в щеку.

— Арина, — произнесла обалдевшая свекровь, — Арина Ивановна, — она перевела удивленный взгляд на Светлану, а затем на Тимура.

Она, явно, думала, что подружкой Тимура была именно Светлана и теперь смотрела на них, ничего не понимая.

— А это Светлана и Мария, наши… хорошие подруги, — Тимур, дрожащей рукой, поднял бокал, — ну, за знакомство.

Все, включая Машеньку, отхлебнули из бокалов.

— А сколько вам лет, — не понятно к кому, обратился отец Тимура.

Видимо, больше всего его интересовал возраст Томы.

— Тринадцать, — честно сказала Тома, — Маше восемь, а Светлане…, — она запнулась, гладя на Светлану.

— Тридцать два, — ответила та, — но вас ведь не мой возраст интересовал, правда?

— А разве это законно? — удивился отец и снова сделал большой глоток вина.

— Можно я все объясню? — спросила Тома у Тимура.

Он кивнул, сам он, явно, не испытывал большого желания пускаться в объяснения.

— Официально мы не женаты, — начала Тома, — закон не разрешает. Но я очень люблю Тимура и фактически являюсь его женой, — мамаша охнула, словно только теперь все поняла, — если вам так будет понятнее, то мы спим вместе.

Родители сидели, раскрыв рты от удивления, и рассматривая эту тринадцатилетнюю девочку. В принципе, Тома могла прибавить себе пару тройку лет, так как выглядела она более взрослой, и никто бы ничего не заподозрил. Отец словно очнулся и перевел взгляд на Светлану. Та, поймав взгляд, положила стакан на стол и сказала:

— Только, пожалуйста, не удивляйтесь, но я тоже сплю с ними, хоть и совсем недавно, — ее лицо покраснело, — мы думаем, что вам лучше это знать.

— Я не знал, что у вас есть дети? — хриплым голосом, произнес странную фразу отец Тимура, — вы же та самая Светлана! — Светлана на секунду опешила, но затем все поняла и рассмеялась.

— Вы меня узнали, — констатировала она, — нет, Машенька вовсе не моя дочь, — она потрепала Машу по голове, — хотя, я ее очень полюбила.

— А я тоже спала с Тимуром, — выдала Машенька.

Она, видимо, решила, что теперь все можно. Остальные притихли, наблюдая за реакцией родителей. Мать откинулась на спинку дивана и, прикрыв рот рукой, испуганно смотрела на Тимура, А отец, наоборот, наклонился над столом и пристально смотрел на Машеньку, видимо, пытаясь убедиться, что ему не послышалось то, что она только что сказала.

— А вы разве не спали с Тимуром? — совершенно естественно удивилась Маша.

Наступила секунда полной тишины.

— Нет! — вдруг заорала мать Тимура и, сорвавшись с дивана, выскочила из комнаты.

Обменявшись взглядом с Тимуром, ей вслед отправилась Тома, а за ней и Светлана. За столом остались Тимур и Машенька. Отец сидел, обхватив себя руками, и смотрел на Тимура.

— Что же, — наконец вымолвил он, — можно я еще выпью? — Тимур налил ему еще вина. Отец полностью опустошил бокал. — Я даже не знаю, что тут сказать. Приятно познакомиться, — он глупо усмехнулся и протянул руку Машеньке.

Та вскочила и, обогнув столик, уселась рядом с ним, сунув в его большую ладонь свою маленькую ручку.

— У меня сейчас болит пися, но если хотите, я могу дать вам свою попу, — выпалила она.

Глаза Тимура раскрылись от ужаса! Он никак не ожидал такого поведения Маши.

— Маша! — воскликнул он и хотел, было, схватить ее за руку.

Но Машенька уже вскарабкалась на колени к его отцу и запустила свою ручку ему за пояс! Все происходило, как в плохом порнографическом рассказе. Отец тупо смотрел на девочку, ощущая, как ее рука проникает ему в трусы и касается члена. Тимур стоял, как вкопанный, уже не зная, какой из вариантов развития событий был бы наиболее приемлемым. Еще, когда девчонки одевались в спальне, а он сидел с родителями в гостиной, он предполагал, что совращение родителей может быть одним из вариантов, но у него не было никакого сценария, как это проделать. Тем более что он не был уверен, что хочет этого. Папаша, тем временем, опустил руки по швам, и молча наблюдал, как Маша расстегивает его ремень. К удивлению Тимура, он не сопротивлялся, а просто переводил вопросительный взгляд с Маши на Тимура.

— Все нормально, пап, — обречено сказал Тимур, — я вас на минуту оставлю, ты не волнуйся, мама будет не против, — пути назад уже не было, и Тимур решил действовать, — я скоро. Маша, можешь делать, что хочешь!

— Да, мне Тома уже сказала, — ответила Машенька.

Она вскочила ногами на диван и, в полуметре от лица папаши, стала стягивать с себя юбочку.

Тимур вышел из комнаты.

Войдя на кухню, где, по его предположениям, сейчас должна была находиться его мать с девчонками, он обнаружил, что там находится только Светлана. Она встретила его задумчивым взглядом.

— Тома повела маму к своим родителям, просила минут пятнадцать им не мешать, — она произнесла это автоматически, думая о чем-то другом.

Тимур присел за кухонный стол и молчал. Почему-то он понял, что Светлана хочет ему что-то сказать. И он не ошибся.

— Знаешь, Тимур, — начала Светлана, — и меня двойственное чувство. Пойми меня правильно, я не в коей мере не осуждаю того, что сейчас здесь происходит. Вы ведь собираетесь совратить твоих родителей, да?

— Думаю, что другого выхода нет, — ответил Тимур.

— А раньше они и не подозревали о вашей жизни? — Тимур, молча, кивнул. Светлана еще немного подумала, а затем продолжила. — Не далее, как вчера, я сама была представительницей совсем другого мира, живущего по общепринятым законам, которые ставят сексуальные отношения между людьми в определенные рамки. Но я сама решила выйти из этих рамок и, поверь мне, то, что я после этого пережила нравиться мне гораздо больше, чем вся моя предыдущая сексуальная жизнь. Даже учитывая наше необычное приключение с бандитами. Все хорошо, что хорошо заканчивается. Но я хочу сказать, что, ведь, твои родители будут вовлечены против воли, а я не совсем уверенна, что это правильно. Да, не скрою, что я ужасно этого хочу, я уже, даже, представила, как могла бы совратить моего собственного… папашу, — она рассмеялась, — но ответь мне только на один вопрос — зачем вы их совращаете? Чтобы спасти ситуацию сделав их такими же «грешниками» как вы…, то есть, как мы? Или ты считаешь, что им действительно станет лучше, оттого, что они войдут в наш мир? Я просто хочу знать, и независимо от твоего ответа, мое отношение ко всем вам не изменится.

Тимур задумался. Ему было приятно, что Светлана причисляет себя к «их миру», но он, также, понял, что ответ на ее вопрос должен быть предельно честным, даже если от этого ответа «ничего не зависит».

— Если бы дело не касалось моих родителей, то я бы ответил, что, да, скорее всего, мы просто спасаем ситуацию. Но эти люди, они меня вырастили, и, вольно или невольно, воспитали именно таким, каким я стал. В последнее время у нас осталось очень мало поводов для общения, и главной причиной этого является мой теперешний образ жизни. Раз уж теперь ситуация сложилась таким образом, то я думаю, что будет только лучше, если я приоткрою для них дверь в мой мир. А если при этом выяснится, что этот мир им понравится, то у нас появится дополнительная возможность для общения. Надеюсь — я выразился понятно.

— Вполне понятно, — согласилась Светлана, — я даже и не задумывалась об этой стороне вопроса. Надо же! Дополнительный повод для общения, — она снова рассмеялась, — а что, мне нравится. Если бы все родители знали, каким способом можно вернуть расположение своих повзрослевших детей!

Тимур и сам не ожидал от себя таких аргументов — это вырвалось само собой. Теперь он тоже улыбался, в ответ на смех Светланы.

— Так что же нам теперь делать? — спросила Светлана, — еще минут десять надо ждать.

— Пойдем назад в гостиную, поможем Машеньке. Я уверен, что она и одна неплохо справляется, но мало ли…

И они направились на помощь к Машеньке.

Аркадий Николаевич сидел на диване. Его брюки, равно как и трусы висели где-то ниже колен, а его член находился во рту восьмилетней Маши и в данный момент был уже напряжен до предела. Он, словно со стороны, наблюдал за происходившим — в то, что это происходит с ним наяву, было очень трудно поверить! Когда он, только, увидел голенькую Машеньку, вышедшей из туалета и невинно заявившей о своей болящей письке, он сразу заподозрил, что здесь дело неладно. Появившиеся затем Тома и Светлана лишь усилили его догадки и, пока шел процесс их знакомства, в его голове носились дикие мысли. Машенька возбудила его с самого начала — она была необыкновенно симпатична, но главное, она напомнила ему его дочь, и сестру Тимура — Ларису, в том возрасте, когда ей было около десяти лет. Он хорошо помнил тот случай, когда, однажды, заявившись домой пьяным и, завалившись спать, он очнулся от того, что кто-то сосал его член. Сквозь пьяную дремоту он понял, что это, явно, не его жена — Арина никогда не делала ему минет. Боясь пошевелиться, он осторожно приоткрыл глаза и увидел, что его родная, тогда еще десятилетняя, дочка Лариса, сосет его член, находясь при этом совершенно голой! Он так испугался, что тут же притворился спящим. Тогда он просто не знал, что делать. Он и не предполагал, что Лара способна на такой поступок. Тем не менее, ощущения были очень приятными, и, поскольку он все равно боялся себя обнаружить, ему ничего не оставалось, как только лежать и получать это необычное наслаждение! Через короткое время он почувствовал, что Лара сменила позицию, он снова осторожно приоткрыл глаза и, сквозь веки увидел, как Лара садится на его член, вводя его себе в анальный вход! Следующие пять или десять минут он фактически ебал свою дочь! Он еле сдержал стон, когда из него пролилась сперма. А через минуту Лара, чем-то утерев его член, исчезла. После этого случая он стал замечать, что его очень привлекают маленькие девочки. Он часто, даже, подумывал о том, чтобы повторить этот эксперимент с Ларой. Но он никак не мог найти подходящего случая. Теперь он жалел, что не открыл тогда глаза и не обнаружился перед Ларой — тогда все могло продолжится по-другому! Но случай был упущен, и его мечты о детском сексе остались лишь мечтами. И вот, теперь, рядом с ним оказалась девочка, которая, без сомнений, могла исполнить его давнюю мечту. Поэтому, когда из комнаты удалилась Арина, и Машенька приступила к делу, он решил, что пусть все катится к черту, но он это сделает. Тем более что все происходило в присутствии, и с ведома, его сына Тимура. Раз уж тут у него такая жизнь, то и он имеет право на ее часть! Он расслабился и откинулся на спинку дивана, позволяя Машеньке делать то, что ей заблагорассудится… Тимур и Светлана вошли в гостиную уже раздетыми. В этот момент Маша, как раз, окончательно стаскивала с Аркадия штаны и трусы, отбрасывая их в сторону и, удобнее устроившись между его расставленных ног, снова принялась за минет.

— Я смотрю, вы времени даром не теряли, — улыбаясь, сказал Тимур. — Не против, если мы к вам присоединимся?

После этих слов Светлана, сзади, подошла к Машеньке и, подтолкнув кверху ее попку, тут же впилась губами в ее промежность. Маша продолжала сосать член. Тимур, в свою очередь, устроился за Светланой и начал вводить член в ее влагалище. Это было его первое проникновение в телезвезду. Он почувствовал ее относительно плотное влагалище и подналег, поглубже загоняя в нее свой член. Когда он проник почти на всю длину Светлана, вдруг пошатнулась — это сорвалась с места Машенька и Светлана потеряла опору. Машенька же вскочила ногами на диван и стала усаживаться на член папаши Тимура. Причем делала она это своим маленьким влагалищем!

— Ты же говорила, что натерла письку, — на всяких случай спросил ее Тимур, продолжая буравить опустившуюся на четвереньки и охающую от его толчков, Светлану.

— А, ладно! — махнула рукой Машенька, она уже почти полностью поглотила собой член, — я опять хочу во все дыры, Тимур! — она скакала на члене, лицом к Аркадию, держась руками за его шею.

Тимур вынул член из влагалища Светланы и, виновато пожав плечами, направился к дивану.

Став на колени, между ног отца, Тимур оказался прямо за подпрыгивающей попкой Машеньки.

— Ну, давай же! — нетерпеливо сказала она и приостановила движение в нижней позиции.

Тимур ввел два пальца в ее попку и немного там поводил, расширяя отверстие. Затем он уперся туда головкой своего большого, торчащего члена и надавил. Головка погрузилась сразу и он начал толчки, посылая член в глубину Машиной попки. Когда член вошел наполовину Маша снова начала скакать. Прыгая вверх-вниз она все глубже насаживалась на оба члена, при этом, каждый раз громко вскрикивая и непрестанно матерясь.

— Я блядь, я блядь! — кричала она, — Я ебусь во все дыры! — видимо ее это очень возбуждало.

Так продолжалось до тех пор, пока не начал кончать отец Тимура. Он громко вздохнул и тут же расслабился, выпуская из себя извержение давно скопившейся спермы.

— У-ух! — выдохнул он.

Тимур, не высовывая члена, поднял Машеньку и перенес ее на другой конец дивана. Маша оказалась лежащей на диване, а ее ноги свисали, упираясь коленками в пол. Тимур продолжал буравить ее попку. Член входил уже целиком, и Маша неистово кричала и пыталась дотянуться ручками до таза Тимура, чтобы послать его еще глубже.

— Еще ебите, еще! — кричала она.

Наконец, ее тело забилось в конвульсиях и ее тело обмякло. Тимур осторожно вытащил… член. Маленькая попка хлюпнула, выпуская из себя его дубину.

— Тетя Света, полижите мне писю, пожалуйста, а я вам потом, — прошептала, вдруг, Машенька и поползла к Аркадию, и тут же, снова, стала заглатывать его обвисший член. Света устроилась между ее раскинутых ног и принялась целовать и вылизывать ее, только что, как следует оттраханные, дырочки.

— Вы тут пока займитесь, а я схожу к маме, — сказал он отцу. Тот слегка испуганно на него взглянул, вспомнив про мать, — Ты не волнуйся, — продолжил Тимур, — я думаю, что с ней сейчас происходит примерно тоже самое.

Отец успокоено закрыл глаза, наслаждаясь очередным минетом — здесь ему, явно, понравилось, а Тимур, как был, с торчащим членом, отправился в соседнюю квартиру.

Когда мать Тимура выскочила из комнаты, она была объята ужасом. Ее руки тряслись, и она не могла ничего соображать. Лишь одна мысль носилась в ее голове — ее сын Тимур спит сразу с несколькими девушками, причем две из них, явно, были еще детьми! Но больше всего ее поразил вопрос младшей девочки, которая поинтересовалась, не спала ли она, мать Тимура, со своим сыном! То, каким естественным тоном был задан этот вопрос, поразило женщину больше всего. Она немного отдышалась и обнаружила, что стоит в коридоре, у входной двери. Она в нерешительности остановилась, не зная, как поступить дальше. За спиной раздались шаги. Арина решила, что это, должно быть, ее муж, но, обернувшись, она увидела следующих за ней Тому и Светлану. Она закрыла лицо руками — почему-то ей было стыдно на них смотреть.

— Вы не волнуйтесь так, пожалуйста, — раздался голос Томы.

Она подошла и погладила ее по руке. Арина испуганно отдернула руку от лица и увидела нежно улыбающуюся ей Тому. Светлана стояла позади и с интересом наблюдала за происходящим.

— Я понимаю, что происходящее немного вас поразило, — говорила Тома, — но мы решили, что будет лучше, если мы сразу раскроем все карты. — Тома сделала паузу, Арина прекратила дрожать и слушала. — Я очень люблю Тимура и она меня тоже. Я надеюсь, что вы тоже меня полюбите. Я хочу, чтобы мы стали полноценной семьей. А то, Тимур знаком с моими родителями, а мы с вами совсем не знакомы. А хочу, чтобы мы с вами сейчас пошли к моим родителям. Пойдемте!

Арина слушала, но не понимала и половины сказанного, она лишь уловила, что куда-то надо идти и тут же схватилась за эту идею, как за спасательный круг — лишь бы уйти подальше от этого странного места. Тома отворила дверь и приглашающе махнула ей рукой. Арина, автоматически, двинулась ей вслед.

— Света, — обратилась Тома к Светлане, — мы сходим одни, а вы присоединяйтесь минут через пятнадцать, хорошо?

Светлана кивнула ей в ответ. Дверь закрылась, и Тома со свекровью оказались в коридоре между квартирами.

— Вот мы и пришли, — объявила Тома, отворяя, оказавшуюся незапертой, дверь в квартиру своих родителей.

Арина продолжала двигаться ей вслед. Они оказались в полутемном коридоре. В квартире была тишина — видимо, все еще спали.

— Есть кто живой, — крикнула Тома, предупреждая обитателей о своем прибытии.

И тут, почти в точности, повторилась сцена, произошедшая в квартире Тимура. Дверь ванной распахнулась, слепя их светом, и оттуда вышла мать Томы, Карина, только, в отличие от голенькой Машеньки, на ней, все же, был накинут легкий халатик, в раскрытую прорезь которого были отчетливо видны ее большие сиськи и заросшая волосами промежность.

— Это ты Томочка? — раздался радостный голос ее матери.

Заметив, что Тома не одна она, на всякий случай, запахнула халатик, скрывая свои прелести.

— Познакомься, мам. Это мама Тимура, Арина.

Арина стояла ни живая, ни мертвая. Вырвавшись, как она думала, из притона разврата, она тут же наткнулась на эту женщину, которая, поняв, кем она является, тут же опустила полы халата, снова обнажая свои телеса и радостно ей заулыбалась. А затем — о, ужас! — она подошла к ней вплотную и обняла ее, прижимаясь голыми сиськами к ее груди!

— Я так рада, что мы, наконец, познакомились! Я Карина. — объявила Карина и поцеловала Арину прямо в губы.

От этого поцелуя Арина словно очнулась от ступора, воскликнула что-то неразборчивое, а затем рухнула в обморок.

Очнулась она от того, что кто-то протирал платком ее грудь. Ее грудь! Она в ужасе открыла глаза и обнаружила, что лежит на диване, ее кофточка расстегнута, лифчик снят, а мать Томы водит по ее голым грудям мокрой тряпицей. Она в ужасе отпрянула, захлопывая кофточку и забираясь с ногами на диван. Карина отошла, продолжая нежно ей улыбаться. В комнату, держа в руках еще одну мокрую тряпицу, вошла Тома.

— Как хорошо, что вы очнулись, — сказала она, — не волнуйтесь, вы не больше пяти минут пролежали. Давайте я протру вам ноги, это помогает.

Арина, автоматически, взглянула на свои ноги и с ужасом обнаружила, что с нее стянуты колготки. Она, тут же, заметила их в центре комнаты, на полу — они валялись там вместе с ее трусиками! На ней осталась одна лишь юбка!

— Что вы делаете? — заговорила она, испуганно, снова садясь на диван и натягивая юбку на колени.

— Только не надо волноваться, — сказала Карина, — по-моему, вам надо охладиться. Не понимаю, зачем вы так разволновались. Давайте я вас протру. И, пожалуйста, не спорьте, вам полегчает.

С этими словами, Карина сбросила с себя и так уже ничего не прикрывающий халатик и, взяв у Томы новую тряпицу, опустилась на колени перед сидящей на диване Ариной.

— Надо протереть хорошо, до самой глубины, — она словно произносила колдовское заклятие, — чтобы смыть весь налет, — ее рука водила по голеням Арины постепенно поднимаясь наверх, — чтобы свежесть покрыла ваше тело, и вы почувствовали себя отдохнувшей, — ее руки уже проникали под юбку.

Арина бессильно опустила свои руки по швам и, как завороженная, наблюдала, как Карина раздвигает ее ноги, а затем задирает юбку и протирает влажной тряпицей ее промежность. Подсознательно, Арина заметила, что она сама приподняла попу, чтобы было удобнее задрать ее юбку, и это ее так удивило, что она даже перестала думать о сути происходящего и, лишь, изумленно следила, как эта женщина, с завораживающим голосом, постепенно раздевает ее. Вот уже она сняла ее кофточку, снова обнажив ее груди, а вот и ее юбка оказалась стянутой через голову. Арина, расставив ноги, сидела совершенно голой, перед такой же, голой, женщиной! Как это произошло, она уже не понимала. Рука Карины закрыла ее глаза, а затем, легким движением, уложила ее на диван. Она почувствовала, как к ее промежности опускается чье-то теплое дыхание, а затем в нее проникло что-то теплое и мягкое! Язык! — поняла Арина. Ее мысли были запутанны, но она понимала, что каким-то непостижимым образом, и за считанные минуты, она превратилась из женщины, которая была объята ужасом от происходящего, в женщину, которая страстно желала, чтобы ее промежность испытала наслаждение. И плевать на последствия! Она извивалась под воздействием этого опытного языка. Еще никто и никогда не проделывал с ней такого! Это было неслыханным извращением и, одновременно, небывалым наслаждением! Она извивалась, лежа на диване, уже схватив руками волосы… Карины и посылая ее голову глубже внутрь. Еще через несколько секунд она почувствовала, как в ее влагалище проникает какой-то твердый предмет, раздвигая стенки вагины. Вибратор, — поняла Арина. Она знала, что это такое, хотя раньше никогда им не пользовалась. И тут же началась вибрация! Ее словно током ударило, она содрогнулась и тут же погрузилась в мир сексуального наслаждения. Одновременно она поняла, что жизнь ее радикально изменилась и, несмотря на свою предыдущую реакцию, она облегченно вздохнула.

Уже много лет она хранила, как ей казалось, страшную тайну. Она вовсе не была столь невинной, как могло показаться вначале. Это началось много лет назад, Арина уже не помнила, сколько именно, но тогда ее сын, Тимур был еще подростком. Как-то, она стала замечать, что из холодильника пропадает колбаса, и происходит это в те разы, когда Тимур моется в ванной. Однажды она, даже, заметила, как Тимур тайком берет батон копченой колбасы и, пряча его под рубашкой, направляется с ним в ванную. Она просто терялась в догадках, что это могло значить. Голодный он, что ли? Поэтому она решила подсмотреть, что он будет делать. У края косяка двери в ванную комнату, была обвалена штукатурка и, через образовавшуюся щель, можно было следить за происходящим в ванной. Когда Арина, выждав минут пять, присела у этого глазка, то перед ее глазами предстала удивительная и невероятная картина — Тимур стоял в ванне, одна его нога была поставлена на край ванны, а из его попы торчал наполовину туда засунутый батон колбасы! Арина в ужасе отпрянула, но немного отдышавшись, снова вернулась на свой пост. Она просто не могла поверить в то, что видела — ее Тимур упоенно вводил в себя эту здоровенную колбасу, моментами она, даже, целиком скрывалась в его попе, а, главное, он явно получал от этого удовольствие — это было видно по его блаженной улыбке. Не стоит даже описывать, какие мысли носились тогда в ее голове. Она продолжала смотреть на это шоу, все более поражаясь. Наконец, Тимур добил ее окончательно, разломив колбасу пополам и засунув в себя обе половинки одновременно. Это было просто невероятно! Она не могла оторваться и следила до тех пор, пока Тимур не вытерся и не стал одеваться. Причем, колбаса так и осталась у него внутри!

Она была просто ошеломлена. Она не знала, что делать, когда Тимур вышел из ванны. Он вел себя, как ни в чем не бывало, сидел на диване и смотрел телевизор. Арина так и не узнала, когда именно Тимур извлекает из себя эту колбасу. И она так и не решилась дать ему понять, что она обо всем знает. Несколько дней она переживала увиденное. А затем, когда был очередной раз, когда Тимур пошел в ванную, а дома кроме нее больше никого не было, она поняла, что снова хочет это увидеть. На этот раз Тимур использовал здоровенный огурец. Арина до самого конца следила за действиями сына, а к концу сеанса она, вдруг, сообразила, что, наблюдая, засунула руку себе в трусы и теперь натирает себе клитор! Промежность была совершенно мокрой. Она возбудилась, глядя на развратные действия сына! Это было что-то новенькое. Арина удалилась, чтобы переварить эту новость. А спустя еще несколько наблюдений, ей в голову пришла мысль попробовать это самой. Она притворилась больной и, выждав, когда все удалятся, нетерпеливо рванулась к холодильнику. Ее выбор остановился на такой же колбасе, какую Тимур использовал в тот, первый, раз.

Она залезла в теплую воду и осторожно коснулась краем колбасы своей промежности. Колбаса была чуть более толще, чем член ее мужа и она стала погружать ее в свое влагалище. Это не было ее первым разом — иногда она пользовалась тюбиком для зубной пасты, чтобы удовлетворить себя, но это было всего несколько раз, и ей никогда раньше не приходило в голову, ввести что-нибудь в свою попку. Поводив немного колбасой во влагалище она почувствовала, что его стенки начинают растягиваться, и она тут же вытащила колбасу — она не хотела объяснятся с мужем, насчет увеличившейся пизды. Пришло время испытать новое отверстие. Она вспомнила, что Тимур, перед тем как вводить предметы, сначала промывал себя водой. Скрутив рожек душа, она ввела шланг и пустила воду. Попка наполнялась несколько раз, и содержимое кишок выплескивалось наружу. Как ни странно, ее нисколько не смущал вид плавающих какашек — ей не терпелось ввести колбасу. Она прижала конец к анальному входу и надавила. Ее задницу пронзила острая боль. Она на секунду замерла, но затем, несмотря на боль, начала погружать в себя колбасу — раз Тимур может это сделать, то и она должна осилить! Начало было положено и это, явно ей понравилось. Постепенно она стала увеличивать вводимые предметы. Она, периодически, подсматривала за Тимуром, и для нее стало целью догнать и перегнать его рекорды. Примерно через год, она уже свободно засовывала себе в задницу бутылки из-под пива, а затем и более большие предметы. Она перестала следить за Тимуром, но ее собственные анальные оргии стали неотъемлемой частью ее жизни и ее абсолютной потребностью. Никто об этом не знал, включая ее мужа, с которым она спала все реже и реже, получая удовлетворение от своего собственного секса. К настоящему времени эта ее потребность лишь развилась. В ее заднице, уже постоянно, находились какие-нибудь предметы. Обычно, выходя и дома, она засовывала в себя два-три крупных яблока. Иногда она, даже, засовывала кухонные полотенца или банки из-под пива.

Вот и теперь, когда она лежала на диване, получая удовольствие от вибратора, в ее заднице находились два крупных апельсина, которые она ощущала, когда в ее влагалище входил вибратор и надавливал на стенку между влагалищем и анальным проходом. Вспомнив об этом содержимом своих кишок, она слегка заволновалась и приоткрыла глаза. Карина продолжала терзать ее вибратором, а рядом с диваном за этим наблюдала уже голенькая Тома. Но самое главное — рядом с Томой стоял, такой же голый Тимур, а его член торчал, поражая ее своими невероятными размерами! Оба смотрели на нее и улыбались.

— О, Боже! — воскликнула она и закрыла лицо руками.

— Привет, мам, — раздался голос ее сына, — я рад, что все так обернулось. А ты?

Арина снова на него посмотрела. Карина прекратила движения вибратора.

— Ой, Тимур, мне так неудобно.

— Ничего, мам. Все нормально, — успокоил ее Тимур и тут же решил, что надо расставить все точки над i. — Ты не против, если я сменю Карину?

Арина сразу поняла, что он имеет ввиду. Ее дыхание участилось, она ничего не могла ответить и лишь пошире развела ноги. Тимур встал коленями на диван, оказавшись между ее ног. Затем он задрал ее ноги и Арина почувствовала, как огромный член ее сына, буквально, распирает ее влагалище! Они, не отрываясь, смотрели друг на друга — Тимур все глубже посылал в нее член, а мать, получая небывалое ощущение от его члена, громко дышала и приговаривала:

— Сынок, сы-нок, — ее голос вздрагивал в такт толчкам Тимура.

Влагалище побаливало, от непривычного размера, но удовольствие превышало все неудобства. Наконец она стала кончать! От переизбытка чувств она заорала и без сил обмякла на диване.

— Вот и прекрасно, — прокомментировала Карина это событие, — а теперь, я думаю, что нам стоит закрепить наше знакомство.

— Да уж! Да уж! — раздался мужской голос у них за спиной.

Из дальнего угла показался отец Томы. Он был в одних трусах, из-под которых выпирал его, тоже немаленький, член. — Не хотел вам мешать. Я так полагаю, вы мать Тимура?

Арина, присев на диване и опустив ноги на пол, утвердительно кивнула. Ее лицо, все еще, было немного растерянным.

-… Знакомьтесь, — вступил в разговор Тимур, — это Владимир, отец Томы, а это моя мама, Арина.

Отец подошел поближе и протянул ей руку для пожатия. Арина неуверенно ответила, свободной рукой прикрывая обнаженную грудь.

— Право, не стоит меня стесняться, — засмеялся Владимир, — мы же с вами теперь родственники. Разве родственники стесняются друг друга?

Он присел рядом с Ариной и, обняв ее за талию, опустил ее руку, которая все еще была в его руке, на свой выпирающий член. Арина испуганно взглянула на Карину.

— Мы все здесь любим друг друга, — сказала Карина, — не волнуйтесь. А сейчас, я была бы очень рада, если бы Владимир познакомился с вами по-настоящему. Я надеюсь, вы уже поняли, что это значит?

Владимир, тут же встал, и стал снимать трусы. Оттуда вырвался освобожденный член. Член оказался в нескольких сантиметрах от лица Арины, которая, все еще немного неуверенно, смотрела не него не отрывая взгляда.

— Я не знаю, как вы предпочитаете, — сказал Владимир, — оральный, вагинальный или анальный, но я буду рад испытать с вами все виды секса.

— Анальный, — вдруг выпалила Арина.

И тут же спохватилась, вспомнив о содержимом своей задницы. Она запнулась и взглянула на окружающих. Тимур, казалось, был больше всех удивлен этим ее признанием.

— Тогда, может быть, сначала желаете подмыться, — спросила ее Карина, таким, тоном, словно она предлагала ей выпить чашечку кофе.

— Да…, желаю, — ей в тон ответила Арина.

— Тогда я предлагаю всем переместиться в ванную, там у нас есть отличный бассейн джакузи. — подытожила Карина, — там и продолжим наше знакомство. Володя, может ты разбудишь пока Шурочку, она тоже, наверняка захочет присоединится. Жаль, что Вероники нету. А мы с Томой, пока сходим за остальными.

— За кем? — не понял Владимир.

— Там еще папа Тимура, Машенька и та телезвезда, которая была в клубе вчера вечером, — вступила в разговор Тома.

Отец понимающе кивнул и поспешил в детскую спальню.

— Мы сходим, а ты пока помоги маме сориентироваться, — Тома хитро подмигнула Тимуру, и они с Кариной направились к выходу.

Тимур остался наедине с матерью.

— Ну пойдем, что ли, — он даже слегка оробел.

В компании, все-таки, было легче переварить эти события.

— Тимурчик, — мать вставала на ноги, — я даже не знаю, что и сказать. Я просто растерялась. Это все так необычно, — она стояла перед ним, совершенно голая и беззащитная, и Тимур решил, что не имеет право на слабость.

— Пойдем, мам, я покажу тебе, где можно подмыться. Ты ведь собиралась это сделать?

— Да, — она на секунду задумалась, — только я должна тебе сказать, что там у меня очень полно, — она не знала, как лучше объяснить сыну ситуацию.

— Ну, бывает, — Тимур понял ее по-своему, — пойдем.

Они пришли в ванную, где Тимур пустил воду в бассейн джакузи, а затем указал матери на беде.

— Вот здесь можно подмыться. Мне пока уйти?

— Постой, — остановила его мать. Было видно, что она приняла какое-то решение. — Как тут воду включать?

Тимур подошел к беде и пустил струю воды. Мать стала ногами на края раковины и присела. Одной рукой она держалась за руку Тимура, а другую сунула себе под задницу. Она напряглась, и через секунду, под взгляд изумленного Тимура, из ее задницы вывалился здоровенный апельсин! Он упал в раковину вперемежку с ее экскрементами.

— Вот это да! — обалдел Тимур.

Он никак не ожидал такого от задницы своей матери. Мать оставила его слова без комментариев. Она снова напряглась. Струя воды била ей в задницу, вымывая кал, а она продолжала напрягаться. Видимо, у нее что-то не получалось.

— Что-то я разнервничалась, — выдохнула мать, — не ожидал такого от мамы? — судя по всему, она уже совсем успокоилась и теперь смотрела на него, даже, с какой-то иронией, — там еще один. Не выходит никак!

— Я думаю, что смогу тебе помочь, — сказал Тимур.

Он решил, что расспросить о ее невероятных способностях сможет и позже. Теперь он лишь понял, что его мать, по какой-то неведомой ему причине, является просто таки половым гигантом.

— Тебе кто-нибудь засовывал руки в задницу? — спросил он, решив, что стыдится здесь больше нечего.

Мать отрицательно помотала головой. Она уже поняла, куда клонит Тимур, и ее дыхание участилось — как много раз она мечтала о подобном и вот теперь ее сын, возможно, сделает с ней это!

— Становись на четвереньки, — приказал Тимур.

Мать, послушно, заняла указанную позицию. Перед его взглядом предстала, просто таки, раздолбанная дырка материнской задницы. Он, не колеблясь, начал вводить туда руку. Мать выгнула спину от удовольствия и задышала еще чаще. Рука свободно проникла в прямую кишку. Там было жарко. Просунув руку глубже, Тимур нащупал там еще один апельсин. Схватив его, он потянул руку назад.

— Только не разжимай руку, — попросила его мать.

Тимур все понял. Не выпуская апельсин, он стал вытягивать кисть. На его глазах, анальный проход матери раздался, просто таки, до невероятных размеров, но рука не выходила.

— Тяни! — чуть не крикнула мать.

И Тимур потянул изо всех сил. Апельсин, с громким хлюпом, выскочил из задницы.

— А мы с вами подружимся! — раздался изумленный голос Карину.

Тимур и Арина обернулись на звук. В дверях ванной комнаты стояла, и одобрительно на них смотрела, Карина, а рядом с ней, вытаращив глаза от удивления, стоял голый папаша Тимура! Было совершенно ясно, что они видели всю сцену.

Продолжение следует… Пишите на timurilarayahoo. no