Тили-тили-тестоЛетним утром девушка вышла на деревенский двор. Было ещё прохладно, но день обещал быть жарким. Она только вчера приехала к родственникам, которые с рассветом ушли в поле работать, так что до обеда гостья была предоставлена самой себе. Она решила сперва умыться, а после этого немного позагорать под ласковым утренним солнцем, пока не начнёт припекать. Поэтому не стала ни одеваться, ни причёсываться, а, наоборот, сняла лифчик с трусиками и вышла наружу истинной наядой с распущенными по плечам прекрасными русыми волосами. Дом стоял на отшибе, так что подглядывания она не опасалась, тем более что собиралась устроиться за домом, на заднем дворе.

Для начала соня ополоснула лицо, поёживаясь от холодной воды, но это её взбодрило. Затем с покрывалом в руках прошлась по двору, выбирая местечко поудобнее. Проходя мимо навеса возле пристройки, она увидела под ним огромную кадушку со свежезамешенным тестом для пирогов, которые хозяйка пекла в большом количестве на продажу. Несколько широких пятен внизу говорили о том, что часть теста выперла из квашни.

Повинуясь минутному любопытству, приезжая бросила покрывало на траву и подошла поближе, но умудрилась поскользнуться на вылившемся тесте и с коротким вскриком буквально нырнула в кадушку, утонув в ней почти целиком. Тесто было достаточно густое, но поглотило упавшую с неожиданной лёгкостью. Вот на поверхности большим светлым комом показалась голова, и незадачливая гостья стала отплёвываться от заполнившего рот теста. Чередой пронеслись короткие мысли. Первой была, что плакали пироги. Второй – что из-за этого предстоит неприятное объяснение с роднёй. Третьей – что теперь придётся искупаться. Четвёртой – что получилось наоборот: вместо того, чтобы она ела пироги из этого теста, оно само чуть не съело её…

И только она это подумала, как тесто, словно живое, заходило вокруг неё и накрыло с головой. Девушка чуть было не поддалась панике, но вязкая волна лениво схлынула. Пришлось повторно наглотаться теста, которое было, кстати, весьма приятным на вкус – чуть сладковатым, чуть солоноватым и, разумеется, очень сытным. Однако что происходит? Если бы она снова поскользнулась, то понятно, пришлось бы нырнуть, а тут… обычно безобидное вещество само проявило норов. Будто в подтверждение, тесто принялось двигаться вокруг захваченной, медленно течь, спиралью оборачиваясь вокруг её тела, иногда мягко обжимая…

Девушка попыталась было выбраться, но тесто не пускало, выпячивалось на её пути и упорно держало посреди кадушки. Затем на поверхности образовались большие руки и стали гладить пойманную по голове, утолщая слой теста на её длинных густых волосах. Испуганная, она не смела сопротивляться, да и чувствовала, что это не имеет смысла. Но довольно скоро поняла, что бояться нечего, и даже ощутила приятную истому во всём теле. Тесто действовало, как умелый любовник, к тому же обладающий преимуществом общего обхвата и насыщающего воздействия: сперва накатывало и спадало волнами, как будто под поверхностью кто-то водил каталкой, а затем невидимые руки стали бережно месить всё тело. Хотя девушка уже обладала некоторым (и сравнительно немалым) опытом сексуального общения, но это не было похоже ни на один из прежних контактов (что и неудивительно). Она откинулась к стенке кадушки, как если бы сидела в ванне, и подняла над поверхностью правую ногу. Тесто поднялось вслед, обволокло всю ногу плотным слоем и стало медленно стекать. Девушка застонала от удовольствия и повторила то же с левой.

Затем она свесила ноги наружу, набрала воздуху и, держась за края кадушки, позволила тесту медленно увлечь её вглубь, где оставалась сколько могла выдержать. Затем поднялась на поверхность (в чём тесто помогло, подталкивая в спину) и немного отдышалась. Но вскоре от активных воздействий забултыхавшегося теста обрабатываемая испытала сильный оргазм, и пришлось отдохнуть ещё. Тесто тоже совершенно успокоилось. Тогда девушка решила всё-таки выйти из кадушки, что на этот раз удалось. Она выбралась, вся покрытая равномерным густым слоем, слегка утолщавшим её стройную фигуру.

Но тесто не захотело оставаться в одиночестве и тоже выбралось наружу – целиком перелилось на пол, поднялось и приняло форму очень высокого человека, хотя и не вполне ладную, но на вид весьма крепкую, с достаточно чёткими, определёнными очертаниями, и даже с неким подобием лица… На мощных конечностях вздувались мускулы темнее остального фона. Казалось, тесто уплотнилось, чтобы легче держаться в выбранной форме. Фигура его была безусловно мужская, в чём девушка вскоре убедилась не только зрительно. Если в кадушке пол теста проявился лишь побочно, то сейчас можно было не сомневаться в его мужескости (хотя орган и казался небольшим сравнительно с размерами обладателя).

Девушка молча смотрела на продолжающуюся необычность. Она не могла никак объяснить это странное оживание. Между тем великан подошёл к ней, легко поднял на руки и понёс во двор, направившись к ванне, которая стояла посерёдке. Ванна была совсем новая, недавно купленная. Видимо, чтобы ничего не препятствовало его дальнейшим намерениям, неожиданный поклонник сперва вобрал в свои руки слой теста с тела и волос девушки, почти полностью очистив её (только лицо и вершины грудей остались почему-то измазанными), а затем перелил собранное в ванну, соорудив на дне нечто вроде матраца. После чего осторожно положил внутрь свою невольную любовницу, а сам устроился сверху. Лежать на слегка пружинящем „матраце“ оказалось очень удобно, а вскоре и приятно…

Тестовик сохранял человеческую форму, но действовал не менее виртуозно, чем в кадушке. То плавными, то быстрыми мазками он принялся ласкать извивавшуюся под ним девушку, причём теперь она могла делать более прямые сравнения, и не все они оказались в пользу её прежних кавалеров. Сперва мощные руки долго гуляли по всему телу удовлетворяемой, основательно подготавливая главное.

Мужской орган набух и потянулся к своему законному вместилищу, куда обладательница впустила его, трепеща от необычного возбуждения. Внушительный член проник внутрь, бодро скользя по стенкам, затем ещё более увеличился, налился упругой силой и заходил туда-обратно. Вдобавок тесто перекатывалось, постоянно замещаясь в пенисе, и эти пульсации вкупе с обычным поршневым ходом создавали во влагалище сложное трение. Приятная на ощупь, гладкая и чуть мучнистая поверхность тестовика упруго соударялась с телом красотки. Широкие ладони в это время в разных ритмах целиком сжимали её груди, что усиливало удовольствие. Она постанывала от изнеможения, настолько наслаждение оказалось острым, и не считала, сколько оргазмов получила от необычного любовника. А он был неутомим – видимо, в соответствии со своей сутью полон тестостерона…

Когда она осталась без всяких сил и расслабилась, тестовик тоже замер и стал терять форму, так что постепенно заполнил всю ванну почти доверху. Лицо девушки и её соски остались над поверхностью теста, поскольку значительная часть его напоследок поднырнула под неё и заботливо приподняла, особенно голову. Удовлетворение и усталость оказались настолько сильными, что двигаться совсем не хотелось. Солнце продолжало припекать, и скоро это оказало своё воздействие – в ванне постепенно получился пирог с девушкой. Правда, немалую долю в спекание внёс жар её собственной плоти…

Поскольку лицо и соски были защищены оставленным на них тестом, солнце не могло повредить коже. Тестовик и тут оказался предусмотрительным, за что девушка мысленно поблагодарила его. Не говоря уж о доставленных им незабываемых ощущениях… Она чувствовала, как масса вокруг неё всё более густеет, и уже не могла выбраться сама, но ей было всё равно – она продолжала переживать этот удивительный случай. Только жаль было чудесного теста, которое так здорово её протестировало…

К обеду вернулись хозяева и были порядком удивлены, когда нашли свою городскую родственницу в таком необычном положении. Потребовалось немало времени, чтобы извлечь её оттуда.

Удивительно, но, не считая лица и сосков, она выбралась на свободу совершенно чистой: внутри пирог не пристал ни к коже, ни к волосам, так что сохранился чёткий слепок её тела. Тем не менее она сразу искупалась, хоть и не в той же ванне… А когда настало время расспросов, пришлось выкручиваться. Сказать правду девушка не рискнула, чтобы её не сочли невменяемой, поэтому просто объяснила, что вышла позагорать, а потом заснула – видно, сморило на солнце, – и сама не понимает, как оказалась в ванне, да ещё запечённой в тесто. Было ясно, что сама она никак не могла такое с собой проделать, поэтому решили, что это чья-то глупая проказа. Перебрали всех возможных бедокуров в деревне, но виновника, конечно, так и не нашли.

А получившийся пирог, если бы его кто-нибудь попробовал, оказался бы очень вкусным. Это вполне понятно – ведь он был начинён самым необычным и лучшим в жизни девушки сексом…