Теща не подозревалаИстория, друзья, не длинная, но возбуждающая. Я женат несколько лет, ножки у жены обалденные, посвятил ее в тему, так что для меня и футджоб, и футворшип, и все, что душе ни пожелается. Меня всегда тянуло к женщинам средних лет, и ножки их мне тоже нравились. Живем мы отдельно от родителей, тещу свою, Галину Николаевну, я вижу редко, возбуждения в ее присутствии особого никогда не испытывал.

Она, правда, молодец, в хорошей форме себя держит, да и ножки у нее тоже ничего. Однажды супруга уехала с подругами отдыхать на неделю, я весь в работе был, и тут как-то неожиданно звонит теща, просит помочь с проверкой документов. Само собой, говорю. Она и приехала. Стояла ранняя осень, я впервые тещу увидел после ее отдыха на юге, и вот она, Галина, на высоких каблуках, в юбке в обтяжку, ножки загорелые, тыл стопы светлее на пару тонов, шик! Моя жена, словом, только чуть старше.

«Не разувайтесь, — говорю, и причину какую-то вескую сразу». Она соглашается, идет в комнату, слово за слово, и тут вдруг выдает: «Ой, а я же маникюр себе сделала, такой салон красоты отличный, первый раз там была». Скидывает босоножки, и ножками туда-сюда крутит, любуется. «Это френч?» — спрашиваю. «Да», — говорит. — Ну-ка, взгляни, правда, мило?!» И ножку мне протягивает одну.

Я сижу в кресле напротив и начинаю плыть слегка, когда ножка эта в моих руках оказывается. Теща, сразу видно (да и знаю ее хорошо), без задней мысли это действие совершила, оттого и возбуждение накатило невероятное. «Массаж?» — весело предлагаю я. «Давай!» — хохочет теща. Я начинаю ей ножку массировать, а она мне про работу, про всякие дела семейные, периодически что-то смешное говорит, оба улыбаемся, я поддакиваю, сам массирую, вернее, просто глажу.

Потом телефон у нее звонит, показывает мне, мол, по работе, отвлекусь, но сама не встает, и вторую ножку поудобнее устраивает, то есть мне на колени. За разговором она совсем отвлекается от того, что я делаю, а у меня уже трясучка легкая начинается. Никогда не изменял жене и не собираюсь, на другие ножки поглядываю просто ради эстетического удовольствия, да и то редко, мне красот суженой хватает.

Но тут просто накатило. Теща беседовать прекратила, как-то откомментировала разговор, ножки, все также играючи, с колен моих сняла и на кухню побежала, говорит, чайник закипел, я приготовлю бутерброды. Приготовила, вернулась с подносом, на стол поставила, сама чашку в руки и снова в кресло, ножки под себя, продолжает без умолку что-то рассказывать. Я уже в себя приходить начал, и тут она выпаливает:

«Сегодня муж, в кои-то веки, вид мой оценил, да мне и самой нравится, а еще, представляешь, пока в маршрутке ехала, какой-то мужик все на меня пялился, а потом и говорит: «У Вас, леди, ножки — первый сорт». Ну и я рассмеялась почему-то, хорошее очень настроение. «Первый сорт, он прав», — выпаливаю я. И дальше и про загар, и про маникюр. «Спасибо, спасибо», — хохочет.

«Возбуждает похлеще всего другого», — игриво и в тон ее смеху говорю. «Да лааадно, вы, мужики, только на попы да на грудь смотрите», — снова хохочет. «Ты извини, я о других, ты у нас парень воспитанный, но мужикам только это и надо, какие ноги, я тебя умоляю, дорогой». «Ну а у меня вот так, не попа, ни грудь (в этой фазе разговора снова возбуждаться начинаю), а как раз ножки — дальше уже выдавливая с придыханием — пальчики…» «Серьезно?» — удивляется теща. «Слушай, я же у дочери-то такие вещи спрашивать стесняюсь, а вот мне все равно интересно, как у вас.

Строго между нами, сынок, у меня муж по стандартной программе все и всегда — потом хохочет, сама краснеет, вообщем шик, и добавляет — а я, ой, мама, хотела, чтобы меня он везде-везде поцеловал, прям везде. Ленится». «Между нами строго, обожаю женские ноги целовать, и пальчики, как конфетки, посасывать, так говорил один поэт, ну и я с ним солидарен, вот Вам ответ, как у нас с Вашей дочкой». «То есть как, ножки целовать? И прям облизывать что ли? И ты от этого удовольствие получаешь? Да ладно?!» И дальше она вся в удивлялках, в искренних таких, а я ее в тему посвящаю, все мило, трогательно, без алкоголя, а просто под веселое настроение и такую бесшабашную откровенность.

И все равно она думала, эта такая игра, чтобы разнообразить секс, не верит, явно не верит, что одно это — уже полноценный кайф. «Да если я только на Ваши ножки посмотрю, как Вы ими поиграете, потом поглажу, а потом и пальчики поцелую, вот и буду на вершине блаженства (и тут срывается с языка), кончу, одним словом». Пауза повисает, у меня сердце в пятки.

Теза хохочет, как девочка после объяснения фокуса. «Ну так, — говорит, — целовать мне ноги не дам, я теща, терпи до приезда жены. Но мужу намекну, что такое есть. Хотела бы попробовать, может, и сама удовольствие от такого получу». «Получите» — улыбаюсь я. Она тоже улыбается. «Даже не буду тебе говорить, чтоб на других ни-ни». «Не стоит, дождусь жену, сниму напряжение, просто все неожиданно так, я еще и от разговора с Вами захмелел».

Покраснела. «Ага, разоткровенничались мы». А потом как вскочит: «Постой-ка, это я тут тебе маникюром хвасталась, на массаж согласилась, а ты, бедняга, возбуждался не на шутку. Ой, сынок, я без задней мысли!» «Да я знаю, Галина Николаевна, все ок. Вы уж за откровенность простите, Вы как уйдете, я это вспомню и сниму себе напряжение сам». Тут посерьезнела. «Ты правда кончишь, если просто целовать будешь?» «Правда, думаю, да, правда». «Целуй», — говорит, — и хохочет, и смех этот очень круто обстановку разряжает.

Протягивает мне одну ножку… И минут пять я ножки ее ласкал, она очень напряжена была, следила, чтобы не зашел далеко, а я и не заходил. «Все?» — спрашивает. Я не соврал: «Вряд ли кончу, но это просто шикарно, спасибо!» И осмелев, добавляю: «Дальше я потом сам, футджоб предлагать не буду, не волнуйтесь». Снова улыбается, но все еще очень напряженно: «Что это еще за зверь?»

Ну и поехал я ее дальше под остывший чай просвещать. Уходила с горящими глазами, а потом, за день до приезда жены, позвонила: «Мужа уломала сегодня делать то, что ты тогда… Обозвал меня дурехой старой (эээх, а теще-то моей всего 44!) и сказал, чтобы меньше по Интернетам лазила. Но чего-то там почмокал (хохочет). Потом я ему попробовала футджоб этот, в Интернете тайком поглядела, что да как.

Ему не понравилось, наверно, делала плохо, а скорее, потому что ему подавай одно и то же». Ну а потом приехала жена, и как-то через неделю после (с мамой у них отношения очень дружеские, доверительные), заявляет: «Не знала бы тебя и ее, убила бы!» И сама хохочет. Потом, пока я еще и слова не вымолвил, продолжает: «Да поделилась мама, так, за коньчком когда сидели. Про то, что в сексе ей большего хочется, всегда говорила, жалко ее, пусть хоть такая мелочь, небось, лекцию ей прочитал».

Хохочет опять. Ночью у нас, на этом фоне видать, все было особенно горячо, и под финиш жена сама (бывают же чудеса) говорит: «Если мама еще поцеловать или погладить попросит, не робей. Дальше, знаю, ничего и не будет, но пусть. Тебе кайф и ей. Я не в обиде, даже возбуждает слегка». Галину Николаевну я при встрече следующей (жена на кухне была), отругал шепотом и с улыбкой, она плечами пожала, улыбнулась.

«Больше ни-ни и никогда, — говорит, — хотя дочь мне вроде как разрешила и тебя предупредила». Жена в комнату вошла, мой футворшип похвалила при маме, та чуть не запомидорела от смущения. Потом жена выдает: «Мам, да пусть сейчас повторит, хочешь, я в магазин схожу, а лучше посмотрю, у нас что-то горячей горячего потом получается с мужем секс». Ну и вообщем, братцы, ласкал я теще ноги прямо при жене. Пусть кажется гадким или диким, но было мило и кайфово. Хотя, если бы кто рассказал, я бы не поверил. Тем более, что со мной случится.

После ухода тещи у нас с женой сразу такой опять секс получился, что на зависть любому порнофильму. Тянет ли меня, сосет ли под ложечкой при мысли о сексе втроем, с женой и тещей (при том, что подобным мыслей не было никогда и никого кроме тещи я в такой роли не представляю вообще). Да, тянет. Решусь ли сказать? Нет, это ужу будет переход черты, из необычного, но забавного, к чему-то неправильному в корне. Жена, думаю, тоже это понимает. Тем более, теща. Но уверен, что еще не раз тещины ножки я смогу обласкать прямо при супруге.

P. s. вчера ложились спать, жена и говорит: «В следующий раз думала тебе после твоих с мамой игр футджоб тебе сделать, но нет. Да и вообще, как-то получается, мы используем ее, бедняжку, ей-то потом прикинь, как хочется». «Твой отец есть» «Это да, но жалуется мама, что по стандарту. Хотя пусть хотя бы и по стандарту». «Ты всем доволен?» «Да, говорю». «Ладно. Если я дозрею до того, о чем нельзя не подумать, я скажу». «Не стоит», — говорю. «Наверно».