Теперь ты – девочка. Часть 15Следующим был Слава. Худющий-прехудющий! Людоеды бы им точно побрезговали. Я, еще только заслышав его шаги в коридоре, приняла крайне соблазнительную позу – встав на кровати на четвереньки, я прогнулась, выставив попку так, что от входа было видно мое счастливое личико с горящими глазками, и восхитительный силуэт моей обворожительной попки. Парень так и замер в дверях.

— Ну, и чего ты ждешь? – поинтересовалась я, призывно покачав попкой. – Оттрахай же меня!

Судорожно сглотнув несколько раз, одногруппник начал расстегивать рубашку. Руки его дрожали, а пальцы не слушались. И тут я поняла – он настолько возбужден, что практически не контролирует себя! Добивая парня, я потянулась, как кошечка, и перевернулась на животик, чуть раздвинув ножки и выпятив попку. А после, взмахнув волосами, посмотрела на него через плечико.

— Во, бля! – выдохнул Слава, рванув рубашку так, что пуговицы посыпались на пол.

Я раздвинула руками булочки, демонстрируя влажную, раскрывшуюся, только что оттраханную дырку, и отпустила из, заставив свои округлые полушария шлепнуться друг об друга и мелко-мелко завибрировать.

— Во, бля, — как-то жалобно пискнул студент.

При этом по всему ему телу прошла конвульсия, а все мышцы на секунду неестественно напряглись.

— Ну бли-и-ин, — разочаровано протянул парень, садясь на стул.

По его штанине расплывалось небольшое влажное пятно.

— Ты… ты кончил? – удивленно прошептала я. – Только глядя на меня?

Тот молча кивнул… меня же такой поворот событий вполне устраивал! Это еже еще лучше! Значит он сможет дольше трахать меня, не кончая!

— Не расстраивайся ты так, — промурлыкала я, сползая с кровати. – Я сейчас его снова поставлю, и ты хорошенько выебешь свою сучку!

Я, виляя попкой, подползла на четвереньках к начинающему снова обалдевать Славе, и, ухватив парня за ремень, пресекла его попытку встать. Расстегнув брюки парня, я извлекла начинающий опадать, блестящий от спермы, его член. А он оказался на удивление внушительных размеров! Я думала, что агрегат, как и его хозяин, будет или тонким, или и тонким, и коротким. Но нет же! Большой, толстенький, мясистый…

Я накрыла головку ротиком и принялась обсасывать ее. Слава дернулся и попытался вырваться – еще бы! После того как он только что кончил, головка особенно чувствительна! Но я придавала его член зубами, и, запустив руку в штаны, крепко сжала яйца. Нет, никуда ты от меня не денешься! Ты еще меня выебать должен!

С каждый прикосновением моего язычка к его шершавой головке, сокурсник со стонами вздрагивал, словно через него пускали электрический ток. Но я не унималась, продолжая массировать яички и вылизывать его хуище. Вот Слава затих, а его орган начал наливаться силой. Горячий, пульсирующий член рос у меня в ротике. Я старалась заглотить его как можно глубже, но сказывалось отсутствие практики – как только головка упиралась мне в горлышко, на глаза наворачивались слезы. Сам парень, словно превратившись в тряпичную куклу, лишь стонал, безвольно свесив руки по бокам.

Разозлившись на себя, я с силой насадилась ротиком на его член. Уперевшись в гортань, заполнив мой ротик, выдавив из меня хрип, болт, наконец, преодолел сопротивление и провалился мне в горлышко, словно в бездонный колодец. Одногруппник протяжно застонал. Я сама начала сходить с ума от возбуждения, и, если бы ротик не был ничем занят – тоже стонала бы, а, может, и кричала. Моя дырочка, только что оттраханная, просила еще хуя, сжимаясь и разжимаясь в агонии. Ножки дрожали, и, казалось, еще чуть-чуть, и перестанут меня держать.

Насытившись сама, и решив более не мучить парня, я сняла свой ротик с его члена, и, повернувшись к нему попкой, нащупала толстый, хорошо смазанный, готовый к бою агрегат. Лишь только скользкая головка коснулась моей дырочки – я сама завыла, словно голодная волчица. Слава, не дожидаясь, пока я сяду сама, схватил меня за бедра и натянул на свой хуище. К счастью, моя попка уже была подготовлена Сережей, и проглотила его член без малейшей боли.

— О, Саша, как хорошо! – протянул в экстазе парень.

Взяв его руки, и положив их себе на грудки, я начала вращать попкой. Сначала медленно, потом быстрее, и уже совсем со скоростью центрифуги! Парень сжимал пальцами мои сосочки, и кусал за шейку, больно прищемляя кожу зубами. Но я была в таком возбуждении, что даже эта боль доставляла мне неописуемое удовольствие!

Славин член все сильнее и сильнее давил на точку внутри меня, будоража растущий ком удовольствия внизу моего животика. Я была близка к тому, чтобы кончить!

— Давай, давай, давай же, мой милый, — приговаривала я.

Поняв, что от него требуется, мой любовник начал вращать бедрами в обратном направлении. Я бы не смогла уже остановиться, даже если бы очень захотела! Огромный шар внутри меня был готов взорваться в любую секунду!

Я не знаю, как это описать – кто ни разу не испытывал анального оргазма, тот меня не поймет. Это чудовищная, раздирающая боль, которая, однако, доставляет неописуемое удовольствие. Кажется, что член ласкает каждую точку внутри меня, и кажется таким огромным, что упирается в желудок, ласкает одновременно все ребра изнутри. И сердечко бьется, как воробей в клетке.

И… да, да… еще… вот оно! Пронзительно завизжав, сжав руки в кулачки так, что ногтями я расцарапала ладони, я начала кончать. Я совершенно потеряла контроль над своим телом. Меня била крупная дрожь. А из членика, набухшего до невероятных размеров, с огромной, фиолетовой головкой, била сперма. Ее капли долетали даже до окна на противоположном конце комнаты! Я кричала и кончала, кончала и кричала.

— Саша, Сашка, что с тобой? – обеспокоенно тряс меня за плечо Слава. – Тебе плохо?

— Нет, что ты, дурачок, — промурлыкала я, придя в себя. – Наоборот, мне очень хорошо!

Я повисла безвольной и бездушной тряпкой в руках парня. Мне было настолько хорошо, что на все было все равно. Хотелось лишь еще испытать этот великолепный оргазм, это прекрасное, восхитительное чувство.

— У меня больше нет сил, — призналась я. – Дальше тебе придется самому…

Второй раз просить его не пришлось. Подхватив меня под колени, сокурсник встал вместе со мной на руках. Я еще как-то равнодушно удивилась – откуда в таком худющем теле столько силы? Встав поудобнее, мой трахаль начал сношать меня на весу, подбрасывая на руках!

— О, Господи, — простонала я. – Как мне хорошо! Еби меня, мой мальчик, еби, не останавливайся – прошу тебя!

И он долбил меня с силой и ритмом перфоратора! Моя попка хлюпала, выпуская их себя его член и принимая вновь. Чувствовалось, что парню нелегко, и я бы с удовольствием помогла ему, сжав попку, но она меня просто не слушалась. Расслабленная, она с готовностью принимала в себя толстый агрегат, и с такой же легкостью он выходил из меня, чтобы через мгновение вернуться. Казалось, я качаюсь не на его руках, а на большом, пушистом облаке кайфа. Мне не хотелось, чтобы это кончалось. Хотелось вечного траха. Траха до самой смерти. Чтобы мою попку долбил член, и не останавливался никогда.

Ритм участился. Толчки сделались более резкими.

— Нет, Антоша, не кончай, пожалуйста, — простонала я. – Не кончай, умоляю тебя…

Но это было бесполезно. Вбив в меня член еще несколько раз, парень начал кончать. Его сперма обжигала меня изнутри, ударялась в стенки кишечника, и выливалась из моей растраханной попочки. Одногруппник вжал его в меня раз. Еще раз. И затих.

Некоторое время мы стояли молча. Я только слышала как бились наши сердца и чувствовала, как сперма вытекает из моей дырочки.

Тяжело ступая, мой партнер донес меня на руках (или на своем хую?) до кровати, и поставил мои колени на постель. Член с громким хлюпом вышел из меня. Словно только он и держал меня, я сразу завалилась на бок.

— Кто это – Антон? – спросил Слава.

— Что? – не поняла я.

— Ты меня Антоном назвал.

— Не обращай внимания, — ответила я. – Уже никто. Тебе понравилось?

— До тех пор, как ты назвал меня Антоном – нравилось.

— Антон – это мой бывший парень, с которым у меня был самый замечательный секс в жизни. И если я назвала тебя Антоном – значит и с тобой у меня был лучший секс в жизни, — выкрутилась я.

— А! – просиял Слава. – Другое дело! Пока у тебя – просто супер! И ножки – тоже! Не знал бы – подумал бы, что ты – настоящая девушка!

— Что, только попка и ножки?

Я, хотя и с трудом, нашла в себе силы расстегнуть крючки на корсете, и сбросила его с себя, прогнувшись в спинке.

— Ах.. ох… них… — сокурсник пытался подобрать слова, но после увиденного это у него не очень получалось.

— Это лучший комплимент, — улыбнулась я, вытягиваясь в постели. – Дайте мне отдохнуть с полчасика, и зови следующего.