Тайна нашей комнатыНачну все по порядку, как это было тогда, в те прекрасные годы нашего взросления, как — принято говорить в переломные годы, и было нам по 13-14 лет от роду. Они прошли быстро, и мы стали другими, но память о нашей комнате, и все что связывало с ней, сохраняется в нас, при встрече вспоминаем и так хочется повторить все обратно. Ориентация у нас стала нормальной, но нет — нет, да хочется попробовать как в те годы. Жизнь показала, что некоторые ребята так и не обзавелись семьями, так и продолжают совокупляться со своими сверстниками или бывшими напарниками. Теперь эта тема стала самой актуальной сегодня в стране, но мы об этом не думали, что она приобретет такой интерес.

Наша комната находилась в спальном корпусе самой крайней, слева от входа. Только нужно было миновать лестницу на второй этаж, что вела в девичьи апартаменты, далее туалет мальчиков, и только потом можно попасть в нашу комнату. В ней было четыре окна с видом на котельную и большой сквер, который прикрывали кусты акации. В ней мы провели три года, когда это происходило, к ней привыкли как к родным пенатам, а до этого спали в разных комнатах, даже, в другом крыле корпуса.

Сами мы не могли повлиять на выбор своей комнаты, но, что досталось, нас вполне устраивало. Чем она была удобна для нас, пацанов, которые каждую минуту думали о приключениях на свою задницу? Просматривалось всё пространство, и можно видеть приближение «нежданного гостя» со стороны улицы. Некоторые наши ребята начинали курить, и чтобы их не застали за этим занятием, приходилось наблюдать. Денег ни у кого не было, в магазинах детям курево не продавали, и, даже, если они появлялись, приходилось им смолить окурки (чинарики, бычки), которые успевали собрать за день на территории нашего детского учреждения.

Через нее был свободный проход, поэтому можно было в любое время найти окурок, который бросали курильщики, или на худой конец, набравшись смелости, попросить у проходящего мужика папироску; давали, но редко и только после долгих препирательств.

Ребятам удалось вытащить начатую пачку «Памира» у пьяного мужика, который напившись до отключки валялся на территории школы, что — недалеко от наших окон спального корпуса. Вот ребята-куряки воспользовались моментом и завладели его куревом, с этого все и началось. Все бы было ничего, если бы этот случай не стал продолжением наших сексуальных влечений, переросшие в сексуальные приключения.

С этого случая в нашей комнате жизнь стала меняться, и я постараюсь подробно рассказать об этом, такое поведение может некоторых ребят шокировать. Тогда было забавно и очень интересно смотреть за пьяным мужиком, у которого были спущены штаны, и его гениталии болтались наружу. Тогда его стали тормошить, чтобы он встал, из его кармана вывалилась папиросы «Памир», которыми и воспользовались куряки. Как только не пытались его разбудить, но он не подавал признаков жизни, лишь только издавал мычание.

Спущенные штаны мужика видели наши девчонки и его достоинство, но, не стесняясь, продолжали наблюдать за происходящим, а потом, все же, с визгом разбежались. Мы с ребятами решили его оттащить подальше от спального корпуса в траву, чтобы его никто не видел, и он смог бы протрезветь. Трава была высокая, и его в ней не было видно, акация затеняла это место, и ничто ему не мешало лежать. Девчонки все же разболтали о пьяном мужике, и на это место прибежал воспитатель: это был Иван Семенович, мы ему рассказали, что пьяница ушел, и показали в какую сторону. Он нам поверил и вскоре ушел.

Когда все утихло, стало происходить такое, что никто из нас не мог и ожидать. Руслан, самый старший из нас, воспользовался такой ситуацией, и когда мы подошли к спящему мужику, он стал при нас трогать и теребить его хуй. Все со смехом наблюдали и с интересом смотрели, как мужик на это будет реагировать. Рус, так величали мы одноклассника, стянул с пьяного брюки вместе с трусами совсем, и стал возбуждать его член, который в естественном виде был не менее десяти сантиметров, и под кожей которого выделялась крупная залупа.

На стволе смуглого пениса выделялись крупные вены, кудряшки темно-каштановых волос покрывали лобок, и узкой полоской произрастали до самого пупа, мошонку укрывали шелковистые волосики. Первый раз видел такое состояние пьяного, которого никак невозможно было привести в чувства.

Руслан, стал без стыда, при нас, стягивать с залупы крайнюю плоть и несколько раз проводил ею туда-сюда. Шляпка залупы была ещё бледной, её обволакивали белые хлопья, чем-то напоминающие творожок. Мне знакомо было такое образование, которое у меня так же иногда было, когда я не подмывал дружка, я так специально делал, так как запах и небольшая боль — создавали мне при мастурбации наисильнейший оргазм. «Издеватель», как не старался его раздрочить, так и не смог его оживить.

Он пробовал на него плевать, щекотал залупку, тормошил мошонку, и он, даже, понюхал белый налет, немного поморщился, но видно было, что его самого это увлекало. Вялый хуй никак не поддавался его ласкам и не подавал признаков оживления. Я сам не мог представить и мне, казалось, что мой-то дружок уже давно бы вскочил, даже в таком положении. Я был в пьяном состоянии, и мы очень активно ебались с братом, когда он залез ко мне в трусы, я очухался, когда он его у меня сосал. Это отдельная история, ее можно описать отдельным рассказом. Тогда я не пил и не знал, что от выпитой самогонки меня так развезет, и тогда я заснул в беспамятстве, а затем была ночь блаженства…

Мы, два пацана, которые стали свидетелями, смотрели за происходящей «экзекуцией» как завороженные. В моих трусах вовсю нарастала эрекция. Я заметил как Руслановы треники стали палаткой, и он затем запустил руку под резинку и достал оттуда своего лысого. Замучавшись возбуждать пьяному вялый хуй, он стянул свои трусы ниже колен и перешел к реальному сексу. Русик стал тереться хуем между его округлых ягодиц — успев перевернуть его полубоком.

Недолго попрыгав на нем и так, и этак, он слюной смочил возле дырочки, пока не загнал свой раздроченный член по самые яйца в жопу мертвецко-пьяного парня. Он у него, без преувеличения, был как каменный и таким членом можно порвать любое препятствие. Тот все же выдавил из себя звуковые позывы, которые даже у пьяного вызвали боли в анусе.

Скажу честно, мне всегда нравилось, когда пацаны ебуться, а вот так, чтобы ебать взрослого парня в жопу — предел моего воображения. Это потом нам стало ясно, что это был не мужик, а парень где-то лет 23-х, когда его пристальнее разглядели. Его попа была упругой, красивой и гладкой, что говорило о том, что мы поначалу ошибались, его неприглядный внешний вид и привел нас к такому заключению.

В дальнейшем я расскажу, почему так вел наш Русик, и вы поймете, что это неспроста. Он его ебал с таким запалом, мимика его лица выдавала все его чувства, и его стон удовольствия передавался нам, а его голая попка сверкала как-то необычно и очень сексуально, что мне хотелось ему самому засадить: без прикрас скажу, что она у него была очень привлекательной и поджарой. При ебле, они его половинки, расходились и сокращались, словно лемеха гармошки.

Проулочек между выпуклых ягодиц был покрыт черным пушком, и только само очко пульсировало. У меня был однополый секс, и я представлял, что это такое за удовольствие там побывать. Об этом никто не знал из моих товарищей, я никому не рассказывал об этом, считая это своей личной тайной.

Только бы вы знали, что так можно наслаждаться тем, что проделывал с парнем наш товарищ. Его язык работал с таким же чувством, как и его агрегат. Он облизывал себе губы, закатывал глаза, будто исполнял роль жаждущего и уповающего насильника. Даргинец всегда отличался своей сексуальностью, он никогда не прятал свои чувства и желания от нас. У него был обрезанный пенис и крупной залупой, и всегда статно смотрелся, его семнадцатисантиметровое достояние сейчас входило в белокожую попу, как нож в масло.

Потом он нам расскажет, что дрочить стал очень рано, поэтому его лысый стал таким красивым.

Все, кто не сбежал, смогли потрахать в попу этого беззащитного парня. Отказаться от такого удовольствия было бы просто непростительно, и нас уговорил сам Руслан, доказывая, что нам будет очень приятно, это, даже, не то, что дрочить. Досталось и мне, когда я мог впервые выебать взрослого мужчину. Я похотливый эротоман, не на секунду не усомнился в своем желании, что спущу в его попу.

Сначала боялся, и мне не хотелось участвовать в такой оргии, но на меня повлиял происходящий половой акт и сексуальное влечение. Некто не хотел показаться в коллективе недееспособным, чтобы потрахаться. Как только я вставил в него своего дружка, то безумно кайфовал, но было непривычно моему положению. Моя залупка расширилась и стала багряной при контакте с анусом, прилив крови к ней был напористым. Я перевернул его на спину, помогли ребята, и стал его ебать, так мне было удобнее. Промежность молодого парня было прекрасным, только вблизи заметил, что возле ануса росли небольшие серебристые волоски.

Они уже были испачканы спермой Руслана, и мой дружок просто проскользнул вовнутрь кишки. Разведя его задранные в коленах ноги, и придерживая попу, ебал жадно, азартно, на все длину члена. Такой способ ебли я испробовал с братом Кирой еще раньше. Признаюсь, что спустил очень быстро, сфинктер сделал свое дело, когда обхватив крепко моего дружка, привел меня к безумному кайфу, да, и сперма Русика помогла, хотя, моей смазки хватало всегда.

Оргазм настал быстро, стоило сделать несколько движений в пылающем жаром анусе, и по мне прокатилась сладостная судорога. Я не смог сдержаться, так как понимал, что перегорел желанием выебать красивую попку. Выстреливал малафьёй залпами глубоко в кишку, и потом от сильнейшего оргазма повалился на него. Только теперь почувствовал запах парня.

Он мне, даже, стал нравиться: отчего стало жалко парня, что он не наслаждается сексом, как мы им. Член был испачкан его выделениями вперемешку с моей спермой, но это меня никак не смутило, я уже пробовал такой секс в бане с двоюродным братом.

Даже, в таком положении, после этого я вытер хуёк листом лопуха, и, даже, пописал, закрыв крайнюю плоть до образования пузыря, и пока залупа не искупалась в моче, таким способом — проделал санитарную обработку. Он снова стал чистым и опрятным, пока залупка не скрылась в складках крайней плоти.

После меня раздолбанную дырку таранил Пашка, который с азартом запустил своего красавца в точащуюся спермой кишку. Он с нетерпением ждал, когда подойдет его время, и надрачивал его очень активно, мне казалось, что он спустит до совокупления. У него член был тонкий и длинный, поэтому первое впечатление о нем у меня было — отменным. Он тоже ебал недолго и спустил в него с таким громким воплем, словно он делился с нами своим оргазмом.

Временно мы его оставили, когда нас позвали на кино «Республика ШКИД» — в школьном клубе. Пока смотрели увлекательный фильм про беспризорников, где мы себя представляли в таком же положении, только нас разделяло с ними десятилетия, эти события происходили в двадцатые годы. Мы не забывали о нашем парне, который был припрятан в густых кустах акации.

Мы никому не рассказывали, что у нас под окнами припрятан голый парень, только на нем осталась рубашка. Мы ее распахнули, когда «забавлялись» его телом. Действительно, тело было красивым, и к нему не было у нас отвращения, на груди была наколка распустившейся розы. Торс лоснился от пота, коричневые круги сосков и выпуклые кубики мышц меня сводили с ума. Я постоянно думал о нем, хотелось еще раз прикоснуться к нему, но режим дня не позволял к нему подойти.

Его трусы и брюки я припрятал, чтобы не пропали. У него были широкие брюки — клеш и трусы темно синего цвета. На трусах были высохшие следы от спермы, я понимал его, я тоже не отставал от него таким состоянием… «Значит, он дрочит, как и мы, все ребята нашей комнаты? » это сразу пронеслось в моей юной башке. Я ждал и ребята, когда удастся снова увидеть нашу «девочку».

До тех пор пока не прозвучал отбой, и на небе не показались звезды, мы оставляли парня в покое пока наш воспитатель Иван Семенович не убедился, что мы заснули, а затем ушел домой. Мы видели, как он шел по улице, пока совсем не исчез из глаз. В траве застрекотали сверчки, и наступило время, когда наши курильщики собрались возле форточки, чтобы выкурить свои запасы чинакиров. Кто-то из ребят услышал говор и мы поняли, что наш пьяный пришел в себя.

Мы позвали его к окну: он, пошатываясь и не понимая, где он находиться, приблизился к нам…