Судьба 25-я частьВот и подошел к концу срок моей армейской жизни. Через несколько дней я буду дома. Правда. не знаю. что меня там ожидает. За все эти два года я всего несколько раз по телефону общался с матерью. Это были короткие разговоры. во время которых мать безразличным тоном задавала мне банальные вопросы и старалась побыстрее закончить общение.

Сначала мне было очень больно от ее такого отношения — я ее считал. не смотря ни на что. самым близким себе человеком. однако со временем привык и понял. что в ее жизни я давно уже не занимаю первое место. Она жила своей жизнью. привыкла к этому дешевому и бессмысленному существованию и я. скорее всего. только лишь мешал ей и создавал проблемы. Я чувствовал. что за эти два года она окончательно отдалилась от меня и во мне тоже появилось отчуждение и холодность по отношению к ней.

Этот ее алкаш. гораздо моложе ее. оказался настоящим альфонсом. который пропивал ее деньги. Больше того. он из нее тоже сделал ярую алкоголичку. Правда. она после смерти отца начала пить. но еще не теряла человеческий облик. однако скоро. благодаря влиянию этого подонка сильно опустилась.

Я с болью смотрел на все это. но ни чем не мог помочь ей — у меня не хватало смелости вмешиваться и взял позорную роль постороннего наблюдателя. Ближе к моему отъезду в армию дела обстояли совсем плохо. а ее поведение по отношению ко мне в армии убедили меня в том. что я для нее перестал существовать и более того. превратился в обузу. от которой она захочет поскорее освободиться.

С такими тревожными мыслями я собирался в путь дорогу.

Мои мучительницы были в угнетенном состоянии. при чем Галя упорно уговаривала меня остаться на сверхсрочную или же просто найти какую нибудь работу в городе и остаться там. Таня. мрачнее тучи. требовала то же самое. Катя. после того злопамятного дня. когда мы встретились на следующий день. разговаривала со мной с виноватым видом и фактически выразила сожаление. отметив. что поссорилась с Викой и пригрозила ей. что в порошок сотрет. если она ко мне подойдет.

Она тоже пристрастилась к куни и стала моей третьей постоянной партнершей по моему унизительному ремеслу. Люда продолжала жить своими иллюзиями на мой счет. а я привык молоть ей всякую чушь. лишь бы добиться права ее трахнуть. Мне это удавалось. хоть и не часто.

С Ларисой все решилось само собой — она попала в скверную историю и во избежание тяжких последствий отцу ее пришлось убрать ее от греха подальше к родственникам в другой город. где она находилась под строгим контролем. Она сама все мне слезно рассказала перед отъездом. взяв с меня клятву. что я буду ждать ее столько. пока все эта история не закончится. На последок у нас был бурный секс — от радости такого решения вопроса я чуть не разорвал ее узкую дырочку и выдал такой сумасшедший трах. что она ушла почти успокоенная и счастливая.

С Галей и Таней. не смотря на мое неоднозначное отношение к ним. тоже старался напоследок побаловать изощренным отлизом — от радости скорого освобождения я простил им все мои горести и невзгоды. да и их явная грусть и отчаяние тронули меня. Пьяный облик Кати. навсегда запечатленный в моей памяти. не позволял мне отнестись к ней. как раньше — для меня она была лишь принудительной обязанностью.

Что бы избежать ненужных эксцессов — от этих помешанных на куни женщин все можно ожидать. я держал в тайне день своего отъезда и уехал внезапно. прощаясь только с Людой и получив от нее напоследок безумную и страстную ночь любви. а утром. пообещав. что в скором времени приеду за ней. страстно поцеловал ее сочные губы и поехал на вокзал. Всю дорогу до нашего города был в мятежном состоянии. не мог заснуть и чем ближе. тем тревога усиливалась. Наконец то я в родном городе и с волнением поднимаюсь по лестнице нашего подъезда…