Страх иногда.По какой-то причине ей мешал страх. Её охватывала паника, она начинала очень сильно дрожать и плакать, если я начинал снимать с неё трусики. Поэтому о том, чтобы войти в неё, речи быть не могло. Но она полностью замещала это другим удовольствием, от которого получала не меньшее наслаждение – делая минет.

Впервые я с ней познакомился 1 сентября, когда был на третьем курсе, а она на первом, нас тогда попросили составить компанию новым студентам, показать им расположение зданий, рассказать про студенческую жизнь, в общем, сделать их первый день в универе радостным и запоминающимся. Дальше я её видел очень редко, и мы ограничиваясь только словами «привет», хотя она была невероятно красивой.

Когда я был на пятом курсе, а она на третьем, оба мы прогуливали свои пары и от нечего делать беседовали в университетском кафе. Меня очень удивило, что, хотя я для неё вовсе не близкий человек, она свела тему к Фрейду и сексуальному значению снов.

В первую ночь про её страх я ничего не знал, нам обоим было очень хорошо, но когда я начал снимать с неё трусики, она заплакала и всё остановилось. Никакие очень искренние и нежные попытки ни к чему не приводили – она сама хотела продолжения, но её начинало очень сильно трясти от страха.

Я с пониманием к этому отнёсся, и решил, что страх должен со временем пройти. Именно из-за моего спокойного отношения она не чувствовала себя «нетакой» и с удовольствием для нас обоих делала мне минет.

Его было очень много. После того, как я кончал ей в ротик, она делала небольшую паузу, а потом получала удовольствие от того, что сосала ослабший член.

Она всегда глотала сперму и даже немного злилась, если я мешал ей вылизать всё, что не удалость сглотнуть сразу. Даже когда я кончал ей на грудь или животик, она вытирала пальчиками всё до последней капельки, и ей это очень нравилось. Иногда она рассказывала, какая у меня вкусная сперма, и о том, какая она полезная.

Она так часто сосала мой член, а я так часто был возбуждён, что даже начинал опасаться – не может ли это повредить моему здоровью. Мы уехали на месяц в Крым и сняли номер в гостинице, в течение месяца она не разрешала мне заснуть до тех пор, пока я не кончу ей в ротик, и не давала встать с кровати, пока проглатывала всё до последней капли моей спермы.

Утром он часто вставала раньше меня и уходила умываться, пока я ещё спал. Потом возвращалась, залезала под одеяло и, не произнося ни звука, начинала сосать. Однажды я проснулся, и обнаружил, что она спит, голова её лежит внизу моего живота, а губы касаются члена. Иногда она просто не могла заснуть, если не ляжет так и не возьмёт в ротик мой член.

Иногда, когда я был уже очень возбуждён, а она – мокренькая от наслаждения, она прерывалась и спрашивала разрешения – «Можно ты мне в ротик кончишь? » Она знала, что я всегда ей разрешу, но всё равно спрашивала, и этот вопрос меня заводил ещё больше. Ей доставляло удовольствие задавать мне такие вопросы на ушко в метро, но всё было по-честному – только на пути домой, а не в начале моего рабочего дня и не перед началом моей командировки. Поэтому что это было бы мукой.

Уехать на неделю мне пришлось один раз, но когда я возвращался, она встречала меня в аэропорту, очень красивая, с чупа-чупсом во рту. Если у неё не было возможности сосать мой член, она сосала чупа-чупс.

Если она ласкала меня рукой, она могла посмотреть мне в глаза и попросить – «Скажи, когда ротик подставлять, хорошо? » — она знала, что этот вопрос просто сводит меня с ума.

Только через два месяца я смог снять с неё трусики, она ещё немного дрожала, но уже контролировала себя, не начинала плакать или трястись. Мы оба радовались этому успеху.

Через какое-то она уже могла позволять вылизывать её, но гладить её пальцами и уж тем более касаться её нежного места членом я ещё не мог.

Конечно же, она была девственницей, и поэтому вылизывать её доставляло особое удовольствие. Иногда, когда она сосала мой член, смотря мне в глаза, я просил её прерваться, потому что чувствовал, что могу кончить в любую секунду. Я клал её на спинку и не спеша и очень нежно вылизывал. Так она испытала первый свой оргазм.

Если я был занят и работал в своей комнате, иногда она приходила, целовала меня и потом садилась на диван и ждала до тех пор, пока я не встану перед ней.

У неё были длинные и мягкие волосы, которые мне нравилось расчесывать. Она не носила хвостик или пучок. Но иногда она демонстративно убирала волосы резинкой, делая это медленно и красиво. У этого была единственная причина – она хочет, чтобы я лёг на спину, и чтобы мой член был у неё во рту, не важно, стоит он уже или ещё не успел встать.

Иногда у неё возникало желание поиграть, и, возбудив меня, она отказывалась брать в рот и отворачивала голову. Тогда я делал вид, что зол, пытался раздвинуть ей ноги и угрожал, что если она не возьмёт в рот, я изнасилую её. После борьбы я вставал коленями на её руки, но очень аккуратно, чтобы её не было на самом деле больно, прижимал голову в спинке дивана, брал её в руки и насильно засовывал член ей в ротик. С растрёпанными волосами, уже очень мокренькая, она переставала сопротивляться и принималась очень преданно сосать, пока я крепко держал её голову.