Сразу двеТогда мы жили вдвоем с мамой — папы почти два года, как не стало… На момент описываемых событий мне уже исполнилось шестнадцать. Потребность созревающего молодого организма, как подавляющее большинство молодых людей моего возраста, я гасил дрочкой.

Было воскресенье. С самого утра я кружил по окрестностям с друзьями, а теперь вернулся домой пообедать, мамы не было. Я решил помыться, а заодно, как от души подрочить. Голова была занята этими мыслями, я все делал на автомате. Уже полностью раздевшись в анной я наконец то обнаружил, что не взял полотенце. Поскольку дом был пуст, я смело нагишом отправился за ним через мамину спальню на балкон, где обычно сушились полотенца. Уже дойдя до цели, окинув веревки, где они должны были находиться, я вспомнил, что вчера вечером мама отправила их в ящик для белья под стирку и велела, когда понадобится, взять свежее полотенце из шкафа.

Чертыхнувшись, я уже собирался проследовать к шкафу, как услышал открывающуюся входную дверь. Это конечно же могла быть только мама, но я с перепугу начал панически искать место куда бы спрятаться и не придумал ничего лучше, как встать за длинную портьеру у окна. Меня за ней не должно было быть видно, я же в общих чертах видел, что происходит в комнате.

По звуку я догадался, что мама заглянула сначала ко мне в комнату, потом на кухню, убедилась, что меня нет, вошла в свою спальню, поставила сумочку на стул возле кровати, скинула юбку (это я уже смутно видел) и отправилась в туалет. В тишине было отлично слышно, что она там делала.

Мама снова появилась в спальне, но я не мог поверить глазам, хоть и очень смутно, но мне было видно, что трусов на ней не было. Меня бросило в жар, лицо запылало, проснулись начавший было угасать инстинкт самца. Член налился силой. Мама же тем временем раздевалась дальше – скинула себя блузку и лифчик, взяла халат, полотенце и пошла в ванну. Увидев там мою развешенную на крючки одежду (я же уже успел раздеться), поворчала по поводу того, что я не убираю за собой, бросила мои тряпки ко мне же в спальню и пошла мыться. Я не знал, что делать, мысли метались в голове. Хотел уже быстро одеться и выбежать на улицу, но в это время услышал, как открывается дверь в ванную. Все, опоздал, оставалось ждать, что будет дальше. Мама же повесила полотенце на балкон, что-то взяла с полки и опять отправилась в ванную комнату. Там она, видимо. Наводила макияж… я ждал. Казалось прошла вечность, но мама все таки вернулась, скинула с себя халат и начала одеваться. Процесс надевания трусиков и лифчика подействовали на меня очень сильно — меня начинало трясти, ноги так и хотели предательски подогнуться, рука инстинктивно схватила ствол горячего напряженного члена. Честное слово – я чуть не кончил.

Но я выдержал! Мама, в конце концов, собралась и ушла. Я вышел из укрытия, подхватил свое полотенце и наконец-то отправился мыться. В ванной я выплеснул накопившееся напряжение, однако, увиденное никак не выходило из головы. Голая мама стояла перед глазами и тяжелый комок желания опять подкатывал…

Выходить из ванной опять пришлось голым – одежду то мама бросила в мою спальню. Мысли, крутящиеся в голове, и собственная обнаженность сделали свое дело – опять начало возрастать возбуждение. Я уже хотел было вернуться, чтобы кончить еще раз, на ходу дроча член, как услышал звонок во входную дверь. Я как раз проходил мимо и заглянул в глазок. Там стояла Катюха, соседка с верхнего этажа – девчонка на два года младше меня. Наши мамы дружили, знались и мы. Она частенько забегала ко мне за помощью в алгебре и физике (слабовато у нее было в этом деле). Я крикнул: «Кать, я сейчас! » — и кинулся в комнату. Одевать не свежие трусы не хотелось и я быстро натянул только домашние легкие штаны, остальное кое-как запихал под подушку.

Катя и на этот раз пришла за помощью. Я усадил ее за стол в моей комнате, а сам встал рядом, читая задание в учебнике. Но какая математика?! Желание до конца так и не покинуло меня. Наоборот, присутствие подружки подстегнуло еще больше. Кроме того, она была в юкке и футболке, под которой не было лифа и дерзкие сосочки грудок дразнили своей формой. От нее веяло женщиной… Решиться на что-то я конечно не мог – понимал, что не справлюсь… мучение, да и только!

Мы друг друга знали уже давно, но на интимные темы никогда не общались, поэтому, при всем моем желании, я не знал, с чего начать. Ситуацию неожиданно решила сама Катюха. Я уже написал, что был в одних легких штанах. Член под ними был в весьма напряженном состоянии. Я хоть как-то пытался, меняя позы, скрыть конфуз. Катя же, поворачиваясь, умудрилась локтем коснуться моего причинного места.

— Ух ты, — ничуть не стесняясь, сказала она, — ты что, без трусов?

— Ага… не успел… — начал было я отвечать.

— Ты чего, дрочил что ли перед моим приходом? — не дожидаясь ответа, опять спросила подружка.

Я промолчал, не знал – то ли врать, то ли сказать правду.

— Да ты не стесняйся, все нормально. Колька тоже это делает…

Колька – это ее младший брат. У них разница тоже в два года.

— Он тоже сначала прятался, — продолжала Катя, — а потом я его застукала. Он стеснялся, но потом показал, как это делает, я тоже показала. Теперь мы не прячемся, наоборот, помогаем друг другу. Мы теперь вообще все делаем…

Она сделала ударение именно на слове ВСЕ! Я оторопел, не зная, что сказать, хотя в мозгу крутились варианты и появилась надежда.

— Покажи свой, простодушно попросила подружка.

Упрашивать меня было не надо, но для верности я тоже спросил:

— Ты тоже покажешь? И не дожидаясь, скинул штаны, оставшись абсолютно голым.

— Покажу, — как будто о чем-то обыденном ответила она.

Головка напряженного пениса смотрела прямо в Катино лицо.

— О! – воскликнула она. – У тебя больше, чем у брата!

Она, не спрашивая разрешения, со знанием дела, взялась рукой за член и нежно подрочила его. Ох, я чуть не кончил!

— Давай помогу, — видимо поняв мое состояние, сказала Катя, — ложись на кровать.

Я плюхнулся на спину поверх покрывала. Подружка же склонилась над моим пахом и… погрузила головку в свой ротик. Такого я не ожидал! Бешенное желание боролось со стеснением. Первое победило – я расслабился, отдаваясь наслаждению. Катька довела дело до конца – я кончил прямо ей в рот, она же просто высосала и вылизала все до капельки.

— А у тебя вкусней, чем у Кольки, — были ее первыми словами.

Я лежал расслабленный. Такое было со мной впервые! Катюха полулежала рядом, продолжая аккуратно теребить мой писюн (что значит – опыт) и через некоторое время он ответил – начал потихоньку оживать. Катя же, почувствовав это, опять припала к нему губами. Член набирал силу.

— У тебя презерватив есть, — спросила девушка.

— Есть…

Я соскочил с постели и помчался в зал. Там, за стеклянной дверкой, всегда лежали три презерватива. Их уже давно никто не трогал. Не думая о последствиях, я оторвал из обоймы один и помчался назад. Опять лег. Катя вернулась к прерванному занятию, при этом, она скинула с себя футболку, в которой пришла, обнажив грудь. Это усилило эффект, через короткое время член поднялся во всю силу. Она, вскрыла упаковку, натянула презерватив на должное место, быстро скинула юбку и трусики. Я с восхищением смотрел на это действо, а потом не успел моргнуть глазом, как Катька, стоя на коленях, перешагнула меня, направила член себе между ног и ее вагина проглотила головку. Она немного помедлила, а потом села на меня, полностью вобрав в себя пенис.

Наклонившись вперед, опершись на руки, Катя начала движения, от которых помутилось в голове – она, то почти полностью впускала член, удерживая его только половыми губками головку, то погружала его полностью во влагалище, приседая на меня до самых яиц. Делала она это постепенно ускоряя темп. Я нервно задышал, чувствуя, что могу не выдержать. Видимо уловив этот момент, Катя опять замедлилась до полной остановки.

— Давай теперь я на спину, — выпуская из себя пенис, попросила девушка.

Она завалилась на спину, подняла раздвинутые ноги, согнув в коленях. Я без проблем вошел в нее и продолжил фрикции. Катюха ласкала клитор и стонала, влагалище хлюпало, а мои яички хлопали ее по попке. Наконец, подружка затряслась, выгнулась и сильно застонала. «Кончила», — подумал я. Сам же еще мог держаться (все таки не раз перед этим кончил), поэтому долбил и долбил членом. Катька чуть ли не визжала подо мной. Не выдержал и я и через какое-то время, мыча (стеснялся проявлять себя), выпрыснул сперму в презерватив. Постепенно уменьшая темп, я окончательно замер, вышел из вагины и лег рядом с девушкой. Мы оба были уставшие, мокрые от пота и выделений, но счастливые.

Говорить мы смогли только после того, как привели себя в порядок и помылись.

— С Колькой мне так хорошо еще никогда не было, — сказала Катя. – У тебя ОН больше и толще! Здорово!

Я спросил ее про девственность. Она сказала, что целку порвала с Колькой, когда еще не понимала, что к чему, трахаются то они уже года два… С уроками мы все таки справились, а потом… еще раз трахнулись. Об этом собственно попросила Катя. Для меня было уже вполне достаточно, но я пошел на встречу – зачем портить отношение, да и надежда была на продолжение… Катька опять помогла возбудить пенис. В дело пошла вторая резинка.

Когда соседка ушла, часы показывали почти половину первого, а в восемь пришла мама. Оказывается, они с подругами ходили в кафешку. Я понимал, что теперь уже никогда не смогу смотреть на нее, как раньше — всегда буду вспоминать, как она натягивала трусики.

Вечером мы с ней смотрели фильм по телевизору, делились мнениями. Она зачем-то встала и открыла дверку стеклянного шкафчика… И тут я вспомнил про резинки! Мама обернулась, держа в руке оставшуюся единственную упаковку презерватива. У меня внутри все оборвалось! Я ожидал самого страшного, но никак не тех слов, что услышал от мамы.

— Я надеюсь, ты использовал их по прямому назначению? Не надувал их, как маленький мальчик, который думает, что это воздушные шарики? – спокойным голосом, даже с улыбкой, спросила мама?

— Не надувал… — промямлил я.

— Я вижу, мой сын стал настоящим мужчиной! – услышал я от нее.

Она подсела ко мне и продолжила:

— Я знаю, что рано или поздно, это должно было случиться и не вижу ничего страшного, в том, что это произошло уже сейчас. Ты ведь уже совсем не маленький – даже шариков из презервативов не делал, – с улыбкой сказала она. – Хочу только просить тебя о двух вещах. Это очень важно и для тебя, и для меня… для всех… Пожалуйста, помни о том, что я тебе сейчас скажу, от этого зависит твое будущее. Первое: всегда предохраняйся! Это обезопасит тебя от инфекций и ее от беременности. Понял? ВСЕГДА, пока не женишься и вы не надумаете сделать меня бабушкой… — она вновь улыбнулась. – Презервативы я беру на себя. Они всегда будут лежать там же. Бери когда нужно и сколько нужно. Смотри, только не переусердствуй! И второе: видимо, у тебя в жизни будет не одна женщина – постарайся не вляпаться в «историю». Если это взрослая женщина, помни о возможном муже, чтобы по голове не настучали. Если девушка не достигла совершеннолетия, еще осторожней надо быть – тогда еще и закон не на твоей стороне, можно и срок получить… Ты все понял?

— Да… — я слушал очень внимательно и это стало единственным, что я был способен выдавить из себя.

На этом наш разговор прервался, мы опять уткнулись в телевизор, но теперь, думаю, каждому из нас было уже не до фильма – в голове крутились мысли…

Спать мы разошлись в начале двенадцатого. Я никак не мог заснуть – события прошедшего дня крутились в голове. Столько событий! Мамины слова получились, как благословение на начало половой жизни… Рука, не контролируемая сознанием, залезла под резинку трусов… Вдруг в дверном проеме появилась мама. Освещения с улицы вполне хватало, чтобы разглядеть общее положение дел – мама была в ночнушке.

— Не спишь, — спросила она.

— Нет, — ответил я.

Она подошла, быстро нырнула рядом со мной под одеяло и продолжила:

— После того, как папы не стало, у меня не было ни одного мужчины… Сначала я не могла, а потом… кому я теперь такая старая нужна… А знаешь как иногда хочется! Сегодня с презервативами… Я сразу все поняла… Оказывается, рядом уже вырос настоящий мужчина!

У меня внутри, как будто перевернулось все! С самого начала ее рука легла мне на грудь и по мере разговора опускалась все ниже и ниже, пока не легла на член. Опытная, она ловко обхватила его и начала массировать, продолжив говорить:

— Ты поможешь мне? Не откажешь?

С этими словами она откинула одеяло, вынула пенис наружу и склонилась над ним. Второй раз за сутки он был обласкан женскими губами, но мама не стала доводить дело до конца. Главной ее целью было не возбудить его, там уже некуда было возбуждать, а смочить, сделать скользким… Она скомандовала:

— Снимай трусы.

Я послушался. Еще раз проникновение в рот… Мама выпрямилась, как и Катюха, встала надо мной, приподняла рубашку, направила головку себе между ног и почти сразу полностью нанизалась на член.

— Ох! – выдохнула она. – Как давно со мной не было такого!

— А как же… презерватив, — тихо спросил я.

— Не переживай, — ответила мама, — я точно знаю, что здорова, а забеременеть уже больше никогда не смогу. Так что… он нам не нужен.

Она начала двигаться. Разница между взрослым и молоденьким влагалищем, конечно, чувствовалось, но сказать, что лучше, не возможно! Хорошо в любом случае и в этом великая мудрость природы! Любая женщина всегда хороша в близости! Думаю, что женщины даже самые страшненькие лицом, хороши в постели!

Мама прыгала на мне, вдавливая в матрац – все таки вес… Я терпел. К счастью, это продолжалось не долго. Мама сошла с меня, легла на живот, задрав до поясницы ночную рубашку и немного раздвинула ноги. Передо мной открылся вид на роскошную попу взрослой женщины! Мама сказала, что такая поза ей привычна больше и попросила войти в нее сзади – не в попу конечно… Теперь я оказался сверху. Мокрый член почти сразу проскользнул между половых губок. Я устроился как можно удобней и принялся за дело. Мама запустила под себя свою руку и теребила клитор, возбуждение нарастало, мама стонала. Я чувствуя, что я смогу еще продержаться, увеличил темп, мама громко взвыла, кусая простыню – она кончала… Я не унимался, старался войти как можно глубже, с каждым погружением я вминался в полные ягодицы, мои руки не знали, куда деться – хотелось облапать ее всю: я мял ее попу, гладил поясницу, спину, нырял под нее, стараясь достать до вагины, перемещался выше, тиская полную грудь, опять возвращался, не прекращая фрикций. Маму трясло, сдался и я, чувствуя, что подкатывает, откуда только силы взялись, я участил движения, проникая разбухшим до предела членом, в самые дальние уголки влагалища и кончил!

Вот это был восторг! Если еще утром я мечтал без помех хорошенько подрочить, то теперь, к ночи, у меня появилось сразу две женщины, с которыми я мог заниматься настоящим сексом!