Снегурочка. Роман. Часть 12После многочисленных поздравлений, молодожёны, в сопровождении приглашённых, спустились на парковку ЗАГСа и стали рассаживаться по машинам. Рома, Никита и я сели втроём на заднее сиденье белой волги. Свадебный кортеж отправился в путь.

Я сидела в середине, и между ног был выступ в полу – вместе я их поставить не могла. Приходилось сводить колени, и ноги были постоянно в напряжении. И вытянуть ноги я не могла, поэтому атласная ткань никак не хотела держаться на моих согнутых в коленях, тщательно проэпилированных ножках и всё время спускалась к поясу. Я только и думала о том, чтобы сверкнуть писькой.

Мы ехали в неизвестном для меня направлении. Машины периодически дружно гудели, заставляя оборачиваться прохожих. Через какое-то время свадебный кортеж выехал за город – дорога проходила через лес, среди деревьев, красиво свесивших свои ветки под тяжестью нападавшего снега.

Роме позвонили на телефон, и я поняла, что звонили из следующей в колонне машины. Предлагали остановиться, чтобы кому нужно, могли сходить пописать. Я обрадовалась, узнав об этом, так как с самого ЗАГСа хотела в туалет.

Съехав с трассы на небольшую дорожку, машины остановились.

— Мальчики налево, девочки направо, — прокричал кто-то громко.

Люди неторопливо выбирались из машин и направлялись в зависимости от пола по разные стороны дорожки. Мужчины в костюмах, девушки в красивых платьях, кто-то с накинутой курткой или шубкой, углублялись в лес. Ну, и конечно же я, самая раздетая среди всех.

Фотограф явно охотился за мной – пока я вылезала из машины, он, как бы невзначай, пытался «поймать» меня. И когда я уже углублялась в лес, стараясь ступать по следам впереди идущих – я чувствовала, направленный на себя объектив фотоаппарата. Эх, видел он всё- таки мою голую попку в ЗАГСе.

Снега было много и не смотря на всю осторожность, с которой я ступала след в след, снег попадал в туфли. Было жалко туфли и – снег таял и ощущение сырости было не из приятных.

Снять бы их и пройтись босичком по свежевыпавшему снегу! Какой же это кайф! Как мне хотелось сделать это! Но решиться на это я не смогла…

Мне не хотелось уходить далеко, как это делали многие, стараясь скрыться из поля видимости. Шагнув с натоптанной тропинки, в сторону небольшого кустика, я сразу утонула в снегу до середины голени. Я просматривалась с дорожки, где стояли машины, и видела людей, которые доставали из багажника шампанское, конфеты и ставили всё это на капоты. Но идти глубже в лес было неохото, да писать жутко хотелось.

Я присела на корточки и горячий ручеёк побежал, глубоко прорезая пушистый снег. Какое облегчение…

Платье моё было задрано до пояса, и моя голенькая попка почти касалась снежной поверхности. Не в силах удержаться от соблазна я опустилась чуть ниже, и немного с запозданием ощутила ягодицами приятный холодок нежного и такого воздушного снежочка.

— М-мммм…, — с удовольствием промычала я.

Внезапно я поняла, что на меня кто-то смотрит. Подняв глаза, я увидела, что на тропинке стоит полноватая женщина и не отрывая глаз смотрит мне между ног. При этом глаза у неё были такие круглые, что казалось ещё немного, и они вылезут из орбит.

Меня это возмутило – что это за наглость, стоять и смотреть, как человек писает. Понятно, что я выгляжу не совсем обычно без трусов и с голой попой в снегу, но это же не повод, чтобы так беспардонно глазеть на меня.

Закончив писать, я зачерпнула рукой горсть снега и прижала её к своей щёлочке. Сделала я это демонстративно, глядя ей в глаза. Я раздавила ладошкой снег о свою писечку и он рассыпался между пальцев большими крупицами.

Это моё действие привело в чувство женщину, и недовольно бормоча что-то себе под нос, она продолжила свой путь в лесок.

Я встала с корточек, оправила платье и направилась к свадебным машинам. Капельки воды от растаявшего снега медленно стекали по бёдрам. Выйдя на дорожку я отряхнула снег с туфелек и с голых пальчиков.

— Я восхищён вашей смелостью и морозоустойчивостью, — сказал подошедший фотограф, — с голыми ножками в снег… Мой вам респект…

— Красота требует жертв, — ответила я кокетливо.

— Несомненно, — согласился он, — позвольте угостить вас шампанским.

— С удовольствием, — на капоте ближайшей к нам машины, стояли открытые бутылки, пластиковые стаканчики и конфеты.

После пары стаканчиков, я почувствовала, как кровь вместе с алкоголем прилила мне в голову — щёки зардели, голова закружилась. Пока я шла к нашей машине, меня даже слегка шатнуло…

Уже когда я садилась, к машине подошёл Никита.

— У меня для тебя сюрприз, — сказал он, усаживаясь рядом.

В машине больше никого не было. Водители курили неподалёку, собравшись кучкой.

— Да-а? Какой же?- удивилась я.

— Вот, — Никита протянул мне телефон.

Это был телефон Nokia, металлический и довольно увесистый.

— И что? — спросила я, беря его в руки.

— Засунь его себе в письку, а я тебе буду периодически звонить.

— Я поставил его на вибровызов, — продолжал он, отвечая на мой немой вопрос.

— Но он же промокнет, — всё ещё не понимая, зачем ему это надо, сказала я.

— Вот пакетик, — он протянул целлофановый пакетик, в котором были упакованы одноразовые стаканчики.

— Но зачем? – допытывалась я.

— Если хочешь, чтобы Рома ничего не узнал, делай так, как я говорю, — жёстко ответил он.

Выбора у меня не было. Пакетик был узкий и длинный. Опустив в него телефон и завязав узелочек, я, расставив ноги, стала вводить его во влагалище. Он довольно легко проскочил внутрь – отсутствие трусиков давало о себе знать, писечка была мокренькая. Заправив туда же хвостик пакетика, я откинулась на спинку сиденья.

— Вот и умничка, — проговорил Никита.

Откинув подол платья, он грубо пощупал мои складочки, сильно стиснул губки и напоследок больно шлёпнул ладонью по писе.

Он вовремя убрал свою руку, т. к. спустя мгновение открылась с моей стороны дверь и ввалился пьяный Рома с бутылкой шампанского. Я едва успела оправить платье.

— Крис, выпей вина…, — пьяным голосом проговорил он.

Сопротивляться было бесполезно, и я выпила наполненный им стаканчик шампанского. Рома сел рядом со мной, и я снова оказалась зажатой между мужчинами. Люди стали рассаживаться по машинам, наш водитель и ещё один пассажир вернулись в автомобиль. Кортеж стал выезжать на трассу.

После третьего стакана я что-то совсем захмелела. Мне было хорошо, весело, все шутили, смеялись… Но я себя не контролировала…

Сначала я ещё сводила колени и следила за подолом платья, периодически его поправляя. А потом… Расслабилась…

Спустя какое-то время я обнаружила, что сижу с разведёнными в стороны коленями, а платье спустилось до пояса… Я сидела и сверкала вовсю своей голой писькой!

Рома был в таком состоянии, что ему было уже всё равно… Водитель опустил салонное зеркало, чтобы было лучше видно, передний пассажир развернулся назад и они оба мозолили глазами мою киску. Но в тот момент мне было по хрену… Пусть смотрят, мне не жалко! Меня это только заводило. Алкоголь отодвинул границы стыда на неопределённое расстояние…

И тут зазвонил телефон… Было ощущение, будто кто-то живой проснулся во мне и монотонно жужжа куда-то пополз… Причём этот кто-то жужжал так сильно, что мне казалось было слышно всем присутствующим. Это произошло настолько неожиданно, что почувствовав вибрацию, я вздрогнув свела вместе колени!

Но что самое неожиданное, я стала неумолимо приближаться к оргазму! Возбуждение росло лавинообразно, и я ничего не могла с этим поделать. Вибрация продолжалась…

И так же вдруг прекратилась…

Никита смотрел на меня, довольный произведённым эффектом.

Ни Роман, ни водитель, ни пассажир, по-моему, ничего не заметили. А если и заметили, то ничего не поняли.

Сколько мы ехали, я не знаю, но кортеж спустя какое-то время стал заруливать к мемориалу. Это, похоже, было излюбленное место проводимых в этом районе свадеб – у мемориала уже стояла группа красиво одетых молодых людей, и среди них видно было невесту во всём белом. Пламя вечного огня, остовы орудий и танков времён великой отечественной войны. Здесь было красиво и выглядело всё очень значительно.

Молодожёны и все их многочисленные сопровождающие лица, стали выходить из машин. Фотограф и оператор настраивали свои камеры. Мы тоже по очереди вышли из душного салона автомобиля на свежий воздух.

Снега и здесь было много, хотя и меньше чем в лесу. Желание снять туфли снова возникло в моей голове, и благодаря алкоголю, это желание было уже невозможно сдержать. Скинув туфли и оставив их в машине, я с огромным удовольствием прошлась босиком по свежему снегу.

Лица всех присутствующих, а также фотокамеры – словно по команде повернулись в мою сторону.

Да уж! Полуголая девушка в лёгком платье и босиком – не частое зрелище, особенно зимой.

Я наслаждалась ощущением свободы, которое дарили мне отчасти алкоголь, отчасти моя раздетость. Моя единственная одежда, лёгкое атласное платье, свободного покроя, совершенно этому не мешало. Движение морозного воздуха я чувствовала каждой клеточкой своего тела.

Я наслаждалась касанием свежего пушистого снега к моим босым ножкам.

Я упивалась вниманием всех окружающих ко мне. Я ловила разные взгляды на себе- это были взгляды исполненные желанием, и они возбуждали меня…

Взгляды переполненные ненавистью и завистью… И они вдохновляли меня…

Взгляды источающие радость и умиление… И они ободряли меня…

Я кружилась по этой площадке, не сдерживаемая никем и ничем… Я отвлекла на себя внимание двух свадеб! Молодожёны, гости, фотографы — с разными мыслями, но одинаково пристально наблюдали за мной…

Мне вдруг захотелось забраться на танк. Он стоял припорошенный снегом, устремив дуло своего орудия куда-то далеко-далеко. Я чувствовала себя рядом с ним такой маленькой и беззащитной…

Молодой человек, находившийся рядом, понял моё желание и поспешил на помощь – я почувствовала на своей попе его тёплую ладонь, когда он подсаживал меня.

И вот я на танке… Моё платье, флагом развевалось на ветру… Я видела, как на дороге притормозили две-три машины… Чувство возбуждения, перемешанное с чувством эйфории и с алкогольным опьянением, толкало меня на подвиги. Мне захотелось оседлать это железное чудовище!

Я пробралась по броне до пушки и перекинула ногу через ствол орудия, так что дуло теперь оказалось у меня между ног. Фотографы, оператор — подтянулись поближе… Я позировала, ощущая себя звездой… Возбуждение переполняло меня!

И тут внутри меня зазвонил телефон! От неожиданности ноги мои подогнулись и я голой писькой опустилась на ледяной ствол… От переполнявших меня ощущений — вибрирующий во влагалище телефон, замороженный ствол между ног, куча людей вокруг, я вдруг стала внезапно кончать! Кончать на виду у всех! Перед объективами фото и видеокамер! Продолжая при этом сидеть верхом на этом орудии!

В голове успела промелькнуть мысль, что если бы не тонкий слой снега на поверхности ствола, я примёрзла бы своей мокрой щёлочкой к этой стальной штуковине!

Телефон продолжал вибрировать во мне…

Это было полное сумасшествие…