Сестренка, алкоголь и я...Приехала к нам как-то моя двоюродная сестра, что бы отучиться здесь и в конце концов работать. Она родилась и жила в другом городе, но приехала к нам, чтобы встать на ноги. Москва же.

После её приезда моим разумом сразу завладела мечта трахнуть её, заставить её сосать у меня, выполнять с ней разные извращенные штучки-дрючки. Мелкий я был, лет 17, извращенный шибко, девушек до этого вообще не было. Сестре же, Маша её звали, было лет 25-27, я точно не помню. У неё были длинные, слегка вьющиеся волосы, она была небольшого роста, глаза были зеленые. Аккуратненькая попка, аппетитные ноги и… сиськи, очень большие, помнится, больше я видел только в особо извращенных порнухах с толстушками. Размер 5, наверное. Вобщем, сиськи больше я на тот момент ни у одной из знакомых не видал.

И как только моим сознанием завладела эта мечта, казавшаяся несбыточной ( и было из-за чего: всё-таки и разница в возрасте, да и сестра она моя, а я брат её), я начал неистово дрочить на неё. Временами, когда я был один дома, мне удавалось найти её трусики. Они так сладко пахли ею… И я очень с этими трусиками забавлялся. И дрочил на них, и вдыхал аромат, и представлял их на ней, на сестренке моей… Частенько в моём мозгу рождались планы, как бы завладеть телом моей сесты, но они обычно отсеивались безумством их сути, или ещё по какой причине, например, из-за страха. Иногда я хотел просто подойти, и предложить ей это — но вы, надеюсь, понимаете, что это была бы безумная, глупая идея? И максимум, что я от неё получил бы, так это то, что она стуканула бы родителям, и неизвестно чем бы это всё закончилось.

Волею случая, мне всё же удалось каким-то неведомым макаром сделать с ней всё, о чём мечтал. И даже больше!

Как-то раз, когда родители были на даче, Машечка вернулась домой не очень трезвой, и почти сразу упала на кровать, сказав мне что-то вроде: «Приввеевттт…. хррр…».

Это было интересно, даже очень: моя Машенька пьяна, причем сильно! Плюс ко всему, она распласталась на кровати в такой интересной позе, что её попка, которую обтягивали шелковистые штанишки, была очень хорошо видна. У меня почти сразу «встал вопрос». Сердце забилось сильнее, кровь прилилась к нему. Мне было страшно, и в то же время я очень сильно возбуждался от мысли, чем всё это может закончится. Я спросил у неё что-то, сначала негромко. Потом я повысил голос, почти кричал — но Машка отрубилась полностью, и казалось, что её разбудит только пушечный выстрел… Ну, или член где-то у неё между ног… Я начал потихоньку смелеть. Кое-как я умерил страх, успокаивая себя словами, мол, она пьяна, и в крайнем случае, на утро она либо всё забудет, либо подумает, что ей это привиделось. Я подошел к ней поближе, присел на краешек дивана, и погладил её по голове. Она дышала довольно часто, видно, всё из-за алкоголя. Моя голова немного закружилась, и я не знаю от чего больше: от винных паров или от возбуждения. Я начал двигать рукой по её телу ниже, медленно касаясь частей её тела. Сначала я погладил её шею, которая была очень нежной, что я не удержался, и поцеловал Машечку в неё. Потом я медленно провел рукой по её спине… и дошел до попки. Одной руки мне уже не хватало, и я начал мять её половинки двумя руками. Член же мой просто стоял колом, но я решил не дрочить пока, растянуть удоволствие. Даже если бы сестра подала признаки «жизни», т. е. начала бы двигаться, открыла бы глаза или ещё чего, я бы спокойно пошел бы в сартир и кончил бы за две минуты неистовой дрочки. Но она спала, и это ещё больше придавало мне уверенности.

Закончив мять её попочку, я провел рукой по её промежности. Она была теплее, чем другие части её тела… Я нежно гладил её киску через одежду. Её, наверное, это нравилось, так как она сквозь сон начала немного прогибаться навстречу моей руке. Я улыбался, я ликовал. Окончательно осмелев, я перевернул её, и начал снимать кофточку. Когда я с этим покончил, я совсем зарадовался — раз она не проснулась от этого, то от чего она вообще проснется в ближайшие пару часов!? Моему взору открылся её большой, кружевной лифчик бежевого цвета, за которым скрывались две прекрасные груди. Я взял по груди в каждую из рук, и начал их трогать, мять, наслаждаться ими сквозь ливфик. Сисечки её, конечно, не помещались в моей ладони, но всё-равно, это было очень, очень, очень приятно и классно. Тогда я расстегнул его за её спиной и снял. Моему взору попались её сосочки… Бордовые, они торчали вовсю, говоря мне, что она, походу, возбудилась. Я опустился чуть ниже к ним, и начал целовать их, заигрывать с ними языком. Я лапах их, облизывал, целовал, выкручивал сосочки. Вобщем, делал всё то, о чем часто мечтал. Я даже спустил штаны и просунул между Машкиных грудей свой член, и начал трахать его её сиськами. Я так увлекся, что кончил. Прямо ей на лицо, да и сиськи немного запачкал спермой. Решив, что вытру её личико и сисечки потом, я быстренько одел трусы и продолжил исследовать тело моей сестренки.

Теперь мне предстояло увидеть, да и не только увидеть, но и потрогать и попробовать на вкус и на ощущения членом её дырочку. Я медленно, возбуждаясь всё больше и больше с каждой секундой, снимал с неё штанишки. Когда я их снял, я увидел трусики, такого же цвета, как и лифчик, тоже кружевные. Опустившись, я уперся носом в них, я вдохнул аромат, исходящий от моей девочки, моей сестрички. Я ведь упоминал, что был извращенцем, а потому неудержался, и облизнул трусики. Это было невероятно!

И тогда я спустил их. Отлично! Моему взору предстала бритенькая, гладенькая, розовая кисочка моей сестры. Конечно же, я начал её облизывать. Я пытался делать это, как делали мужики в порнухе своим бабам. Я делал это нежно, представляя, что сестренка моя не спит, а сама захотела такой ласки. Я пытался доставить наслаждение, которого она не просила, да и о котором она толком и не вспомнила позднее. Закончив с её уже потекшей кисочкой, я быстро сбегал с воей нычке с гандонами, которые я всегда хранил «на всяк случай». Я даже одел два, не столько из осторожности, сколько из желания кончить как можно позднее, успеть насладиться телом моей милой сестры.

Раздвинув её ноги, я попытался вставить туда свою тыкалку. Но я был неопытен, и потому это получилось не сразу, но когда я всё же сделал это, я сразу почувствовал тепло, которое сжимало мой член.

После того, как кончишь один раз, второй раз кончить получается не так быстро, даже если очень сильно возбужден. А на мне ещё два гандона.

Вобщем, долбил я эту прелесть минут пятнадцать, наверное, долбил как мог, даже поворачивал её в разные позы. Ложил её ноги себе на плечи, ставил её рачком (не получилось, она была слишком расслаблена, она ж спала!), ебал её под разными углами, ебал её стоя, стоя на коленях, лежа на ней. Когда я лежал на ней с членов внутри неё, я поцеловал её в губы, несмотря ни на сперму на её лице, не на дикий винный пар, идущий из её рта. Я просто поцеловал её в губы, засунул в Машин рот свой язык.

Потом я брал Машку на руки, ложил на стол. Я ебал её на столе, как в самых извращенных фантазиях. В конце концов, я кончил, лежа на ней на том же диване, где начинал, измученный, но счастливый. Я вытащил член из неё, снял презервативы, и упал рядом с Машечкой. Улыбаясь, я обнял Машку и уснул.

Проснулся я от легких покачиваний. Когда я открыл глаза, передо мной пронеслась вся моя жизнь. Я был испуган, что атас. Словами не передать. Но сестра, что странно, выглядела добродушно, даже улыбалась. Моё сердце колотило так, что его, наверное, слышали в соседнем доме. Сестренка поняла это, и, приблизившись, поцеловала меня (перегаааарчик, но приятно!)

Тут я совсем охерел, другого слова я не найду. За долю секунды в моём мозгу пронеслось гигантское количество мыслей и слов. Я даже думал, что это сон, но это был не он. У меня снова начал вставать пенис. И тут нежная ручка опустилась на него, и начала медленно двигать кожей на нем. Одной рукой я начал осторожно трогать её груди. Она не сопротивлялась, а наоборот, выпячила её вперед. Наши губы разомкнулись, и она, с игривой улыбкой, опустилась передо мной. Ох, неужели исполнится моя мечта до самого конца?

Её губки сомкнулись на головке моего члена. Я издал стон. Она продолжила, и вот уже весь член был в её рту. Она сосала у меня, как последняя шлюха, и я был несказанно рад. Это было невероятно. Когда я кончил её прямо в рот, она всё проглотила, и мы снова слились в страстном поцелуе. Позже мы ещё не раз занимались с ней любовью (именно это слово, я любил её, пытался доставить удовольствие, а не получить), но в этот раз она задала один вполне резонный вопрос:

— Что ж ты со мной сделал, мелкий извращенец?

Я не ответил, а лишь хитро улыбнулся.