Секс под наркозомВ детсве я довльно часто лежал в больницах. Вот и теперь, когда мне исполнилось 15 лет я снова загремел на больничную койку.

Дело было поздней осенью. Со мной в палате лежал пацан 9 лет, его звали Тимофей, я называл его Тимохой. Ростиком он был где-то метр сорок, с виду он был достаточно симпатичный и по этому меня не оставляла мысль потрахаться с ним. Я не знал как к нему подобраться, потому что он не разговаривал на темы секса и всего такого прочего, он не был озабоченным как большинство его сверстников.

Прошла неделя…. И тут прямо после обеда Тимоху забрали на операцию. Привезли его вечером, когда темнело. Его переложили с каталки на его кровать. Тимоха был совсем голый и его прикрыли чистой простынёй. Медсестра сказала, что проснётся он только уже к утру. Все ушли. Я лежал и обдумывал ситуацию. Вскоре совсем стемнело и я лёг спать. Тимоха лежал неподвижно. видимо наркоз ещё действовал.

И тут у меня созрела ошеломительная идея – трахнуть Тимоху прямо сейчас пока он спит под наркозом!!! Я нашёл у себя в тумбочке оставленный кем-то крем, взял его и подошёл к Тимохе. Я дотронулся до Тима. Он не реагировал. Тогда я поцеловал его в засос. О! Как это было великолепно! Его нежные губки показались мне сладкими.

Я аккуратно раскрыл Тима от простыни и моему взору открылось великолепное детское тело. Я сразу принялся дрочить письку Тимохи, но она не стояла у него и даже головка не открывалась. И тут я взял у него в рот. Его мягкая тёплая писька коснулась моего языка. От Тимошки пахло каки-то лекарством. Я ещё немного поигрался с его пиписькой и всё же решил трахнуть его пока ещё было время.

Я принялся гладить Тимошку везде: по животику, по ножкам. Я расставил его ножки в стороны и нащупал в его промежности дырочку. Анус Тимошки был плотно закрыт. Я открыл тюбик с кремом и намазал палец. Но в этот момент кто-то прошёл мимо палаты, я содрогнулся. Недолго думая, я начал медленно всовывать свой пальчик в Тимошкино очко. Внутри было горячо, колечко ануса не сопротивлялось, но было тугое. Я вытащил пальчик из Тимошкиной попки и вытер его о платок. Теперь мне предстояло главное. Я смазал свой член кремом и заодно добавил немного крема на Тимошкину попку.

Я уже изнемогал от нетерпения и вскарапкался на Тимошкину койку. Надо было как-то подступиться к его дырочке… Я поднял его ноги к себе на плечи и примастился. И наконец этот момент настал. Я уткнул свой член в дырочку Тимошки и начал пропихиваться. Пришлось приложить приличное усилие, чтобы протолкнуть письку в Тимошку. Тимошка не шевелился, его дырочка не сопротивлялась, т. к. он ничего не чувствовал. Я начал проходить глубже. Тимошкины кишки были тоже узкие и это добавило мне ещё больше приятных ощущений. Я решил потрахать Тимошку снаружи и немного вытащил свою письку. Моя головка скользила только в области колечка ануса Тимошки. О! Как это было ошеломительно! И тут я почувствовал приближение оргазма. Ещё мгновение и я начал кончать, проталкивая свой член глубоко в кишки Тима. Я вогнал член почти на всю длину в попку Тимошки и половина спермы вылилась глубоко в кишечник. Я опустил ноги Тимоши на кровать и не стал сразу вытаскивать свою письку, а подождал пока сперма стекёт внутрь. Примерно через минутку я всё же вытащил член из Тимки. Поразительно действовал наркоз! Если бы Тимошка всё чувствовал, он бы уже давно орал от боли. Мой член уже обмяк. Я слез с кровати Тимки и взял туалетную бумагу, чтобы привести себя в порядок, а заодно и Тимошкину попочку.

Я ещё немного поигрался с писькой Тимки и лёг спать.

Утром разбудили врачи, они осматривали Тимку. Он жаловался, что у него болит что-то между ног. И тут я испугался. Если врачи посмотрят на его попку и увидят раздолбанное очко, мне может непоздоровиться. Но, к счастью, они этого не сделали. а наоборот, они сделали Тимке укольчик в попку. Тимка начал ёрзаться и выражвть своё несогласие. Врачи подозвали меня, чтобя я помог подержать Тимку и я согласился. Попочка у Тимошки была красивая, беленькая. Когда воткнули иголку в ягодичку Тимошки, он заныл, но скоро лекарство подействовало и он успокоился.

Прошло три дня и меня выписывали. Я собирал вещи, Тимка глядел на меня жалобным взглядом, ему ещё неделю лежать. Мне позвонили из приёмного покоя на сотовый и я уже хотел уходить, но я решил признаться Тиму всё как было. Я сказал Тимке, что потрахал его пока он спал под наркозом и поэтому у него болела попка. Тимка выпучил глаза и опешил. Он понял, что стал педиком. Я воспользовался его недоумением и поцеловал его в засос, Тимка начал вырываться, но я его крепко держал двумя руками. Потом я отпустил его и потрогал за попку. Тимка заплакал. Я погладил его по голове и вышел из палаты. Вслед я услышал возглас ноющего Тимошки: «Дурак!»

Пожелания, предложения пишите на ящик dimapt. r.