РадиодеталиДевятый класс, время страстей и тайных желаний. Вечеринки, праздники, да хоть и просто уроки — девушки все время рядом, волнуют и будоражат, заставляя провожать их взглядом, врываясь в сны и вынуждая просыпаться от сильнейшего возбуждения. Мужской взгляд ласкает каждую, скользя по нежным выпуклостям, стремясь ухватить любую случайную возможность проникновения в тайну — задравшаяся юбка, открывающая высоко обнаженные ножки, мелькнувший на лестнице краешек девичьих трусиков, промокшая на физкультуре майка, облепившая упругую девичью грудь — да много ли нужно подростку. Редко кто догадывается, что девушки так же, как и парни, хотят секса и готовы на многое ради него пойти.

Девятый класс, весна. Я сижу на уроке русского языка, краем уха следя за происходящим. Мои глаза прикованы к Тане, сидящей слева через проход от меня. Я заметил, что стал выделять ее еще зимой, подолгу задерживать взгляд на ее улыбке, стройной фигурке, так эротично обтянутой джинсами и тоненьким свитерком, но сейчас…

В этот солнечный и теплый день Таня пришла в коротенькой джинсовой юбочке, едва доходящей до середины бедер и маечке в обтяжку, под которой отчетливо выделялись ее маленькие соски — лифчик она не надела. Видно было, что она сама этого немного стесняется, но и что эта ситуация и внимание парней ее возбуждают — соски напряглись и отчетливо выделились под голубой эластичной тканью. Мой взгляд скользит вверх и вниз, словно лаская всю девичью фигурку — нежные девичьи пальчики в открытых босоножках, немного смугловатые стройные ножки с едва заметным светлым пушком, немного приоткрытый упругий животик, девичьи грудки, спинку…. Таня оборачивается и встречает мой горящий вожделением взгляд. Прячу мгновенно вспыхнувшее румянцем лицо в книгу — блин, спалился.

На перемене Таня неожиданно подходит ко мне. А я что — я просто смотрел. Зачем ТАК одеваться, если не хочешь, чтобы на тебя смотрели парни. Ее тело совсем рядом, от девичьего запаха начинает кружиться голова. Ее лицо совсем близко, губы чуть приоткрыты, огромные карие глаза смотрят прямо на меня чуть снизу вверх. До чего же она хороша

— Игорь, ты же вроде компьютерами увлекаешься?

Это она мне. Да, в классе я известен как заядлый «компьютерщик», готовый променять общение с девушками на переустановку системы. Ага, как же, если бы они только знали…

— Ну да, немного. То есть… ну в общем да.

— А можешь зайти ко мне вечером — мой комп совсем не хочет меня слушаться.

Таня, признанный секс-символ и предмет тайных мечтаний всего класса, хочет, чтобы я пришел к ней вечером. Ага, размечтался — там явно будут родители, а то и парень — был у меня такой эпизод. Девочка целовалась с ним все время, пока я лечил ее комп от вирусов. Повторять не хочется. Но все же… А вдруг…

— Да, конечно. Во сколько зайти?

— Давай в восемь. Родители в театр уходят, никто нам мешать не будет.

Нам! Мешать не будет! Спокойно! Дыши ровно!

Ощущение, словно пропал кислород. Улыбка сама выползает на лицо, щеки горят. Не в силах оставаться в школе, сбегаю с уроков. Брожу по дому, пытаясь привести себя в чувство — она ничего такого не имела в виду, просто симпатичная девочка попросила одноклассника помочь с компьютером. Симпатичная. Таня. У-у-у…. Готов выть как волк — лишь бы время шло быстрее. Все. Пора.

Звонок в Танину дверь как прыжок в холодную воду. Последний рубеж.

Таня открывает дверь и пропускает меня в квартиру. На ней короткий махровый голубой халатик, небрежно перехваченный пояском, стройные ножки босы — изящные ступни чуть утопают в толстом ковре, темные волосы еще мокрые — она явно только что из душа.

— Ой, привет, ты вовремя. Хочешь чаю?

Хочу тебя — чуть успеваю проглотить фразу.

— Конечно. Показывай больного.

Иду за Таней в ее комнату, любуясь ее изящными ножками и упруго перекатывающейся под халатиком попкой. Босые девушки меня возбуждали всегда — их ножки выглядят очень естественно и сексуально в такие моменты. Обувь все меняет. Ну а вот и пациент. Ага, стандартный набор — вирусы, мусор в системе. Таня тихонько покидает меня, я слышу, как она болтает в соседней комнате по телефону. Полчаса, и работа сделана. Зову одноклассницу.

— Ой, уже все? Ты такой молодец. Я сама бы ни за что не справилась.

Ее глаза так близко, ротик чуть приоткрыт, небольшая грудь часто дышит под халатиком. Она доверчиво смотрит прямо мне в глаза, нас разделяют несколько сантиметров. Обнять? Поцеловать? Что-то еще. Только не молчи.

— Рад помочь. Если что — зови.

Пустые слова, я не это хочу сказать. И, словно собираясь обнять ее на прощание, обозначаю движение вперед, к ней. Она тянется ко мне… Она! Тянется! Ко мне! В голове словно взрывается петарда — там пусто и гулко. Наши губы встречаются, и я тут же обхватываю ее руками. Целуемся — в первый раз, с каждым мгновением все лучше узнавая друг друга, ее тело дрожит у меня в руках, ее руки блуждают по моей спине, все сильнее прижимая меня к себе. Ее глаза крепко зажмурены, она сейчас вся отдалась ощущениям, ресницы дрожат от напряжения, наши поцелуи становятся все ярче, ненасытнее, мой язык ласкает ее губы, встречает ее язычок, гладит его. Из Таниной груди вырывается тихий, словно придушенный, стон, возбуждающий меня еще больше.

Мои руки скользят по Таниной спинке, спускаются к попке, массируют ее, ласкают. Она немного отстраняется от меня, ее руки пробираются мне под майку — я скидываю ее одним движением, распахиваю ее халатик. Вижу все ее смугловатое стройное тело — небольшую грудь с напрягшимися сосками, подтянутый плоский животик, стройные бедра, небольшое мокрое пятнышко на голубеньких простеньких трусиках. Лихорадочно сбрасываю оставшуюся на мне одежду, почти срываю с ее плеч халатик, подхватываю это желанное тело на руки. Таня обхватывает меня ножками, прижимается бедрами так, что мне хочется кричать от боли и возбуждения.

Почти бросаю ее на диван и начинаю целовать всю ее — маленькое ушко, полускрытое волосами, провожу языком по тонкой шейке, касаюсь горлышка, чуть кусаю плечо. Таня стонет в голос и изгибается подо мной. Нет, еще не время. Спускаюсь к ее восхитительной груди, сводящей меня с ума. Ее упругость просто завораживает, я ласкаю и целую эти чудесные шарики, прикусываю и облизываю маленькие коричневые соски, возбуждаю их пальцами, ладонью, мну и поглаживаю их под Танины стоны.

Быстро спускаюсь к Таниным ножкам, целую каждый маленький пальчик в отдельности, облизываю его, поглаживаю, провожу языком по ступням и щиколоткам. Таня вскрикивает, ее ножки подергиваются от возбуждения. Поднимаюсь все выше, не пропуская ни миллиметра — ее ножки удивительно гладкие и прохладные, смугловатая кожа скользит под моими губами, а мои ладони словно помечают завоеванную территорию. Внезапно под губами оказывается нейлон трусиков, вижу мокрое пятнышко, пропитанное девичьим соком — и целую его. Танин стон эхом отдается у меня в ушах, ее попка приподнимается, а руки судорожно пытаются стянуть последнюю преграду. Помогаю ей…

Таня не пытается прикрыться, и я вижу все — аккуратно подстриженную полоску волосиков, пухленькие внешние губки, нежные лепестки внутренних губок, покрытые влагой, маленькую горошинку клитора. Мгновенно занимаю место между Таниных ног и провожу языком вдоль всей щелочки, скрывающей вход в это изумительное девичье тело. Ступни девушки ложатся мне на плечи, она старается еще больше открыть себя для неземного удовольствия. Легонько касаюсь языком горошинки клитора — и Таня больше не выдерживает. Она с силой выгибается у меня в руках, ножки напрягаются и дрожат от судорог, грудки кажутся каменными, бедра дергаются вверх-вниз, еще более усиливая ощущения от моего языка, ее задыхающийся сладострастный крик слышен, кажется, во всем доме.

Судорога страсти отпускает, наконец, Танино тело, затвердевшие соски расслабляются, нежные бедра расслабленно опускаются на диван, и только руки не отпускают меня, требовательно тянут вверх. Ложусь, накрывая собой девичье тело, ощущаю ее все сразу — обнаженную грудь, прижавшуюся к моей груди, упругий животик, бедра, скользящие по спине руки, обхватившие меня ноги, ощущаю невероятную гладкость и нежность кожи, чувствую сладость ее дыхания.

Мы вновь сливаемся в поцелуе, чувствую, как ее язычок ласкает мой, а ее стройные бедра начинают двигаться подо мной. Дыхание перехватывает — ее нежные губки словно ласкают головку моего напряженного члена, горячее влажное прикосновение завораживает, я чуть отодвигаюсь — и вхожу в нее. Таня ахает и вздрагивает, вновь охватывая меня ногами, на секунду распахивает бездонные глаза и всматривается в меня. Я ощущаю, как нежные влажные мышцы внутри нее плотно обхватывают меня, как все ее тело подрагивает от страсти — и начинаю медленно двигаться, почти выходя и снова глубоко погружаясь в нее.

Стройное смуглое девичье тело выгибается у меня в руках, ее пальцы царапают мне плечи, обнаженные ноги с силой притягивают меня к себе, превращая нежные движения в резкие, ласку в страсть. Я уже сильно двигаюсь у нее внутри, девичьи бедра с силой двигаются мне навстречу, она вскрикивает все чаще — и вот… Я словно взрываюсь у нее внутри, ее стоны переходят в непрерывный крик и все Танино тело скручивает судорога страсти. Мы вжимаемся друг в друга так, словно мы слились навечно, я тону в ее глазах и в голове пульсирует только одна мысль — мечты сбываются.