Полная ночь сексаГлава 1. От автора. В квартире.

Елена выключила ноутбук, привела в порядок бумаги на столе и окинула взглядом свой кабинет. Она сладко потянулась в мягком кожаном кресле, расправляя затёкшие мышцы, закинула руки за голову и вытянула ноги. Предвкушая два дня выходных, она улыбнулась. Сегодня был очень тяжелый день для нее. Но, наконец-то он завершился.

Ей нравилась её работа. Не всякому может повезти найти место в представительстве иностранного банка на должности начальника отдела. И зарплата была вполне достойная, она позволяла снимать хорошую квартиру, иметь автомобиль и достаточно тратить на покупку новых нарядов и обуви. Для двадцатипятилетней девушки это было просто замечательно. Единственное, что ей хотелось сейчас, так – это поскорее добраться домой, налить бокал вина и принять расслабляющий душ.

Она подошла к окну. На улице шёл настоящий тропический ливень. Вода бурным потоком стремилась по тротуарам, и как раз сегодня она не взяла на работу зонтик. С утра было солнечно и дождя просто быть не могло. Но к обеду началось целое светопредставление. «От стоянки придётся идти под дождём», подумала она.

Возвращаясь к столу, она на мгновение остановилась перед зеркалом — её слабостью, которое, в виде исключения, разрешил установить шеф. Зеркало добросовестно отразило привлекательную деловую молодую женщину, роста метр семьдесят, с гладкими темно-коричневыми, спадавшими на плечи волосами, одетую в серый деловой костюм, юбка которого достигала середины ее стройных спортивных бёдер, обтянутых черными прозрачными чулками.

Соответствующий юбке расстёгнутый жакет имел узкие лацканы, поверх которых лежал широкий воротник белоснежной хлопковой блузы. Сквозь блузу еле проступали контуры лифчика, он только поддерживал грудь, но сосков совсем не скрывал, так, что грудь была намного поднята вверх, а соски торчали, как камушки. Вид этот вполне бы удовлетворил Елену, если бы не усталость на лице.

Женщинам в банке запрещалось носить брюки. К этому правилу добавлялось негласное распоряжение шефа для избранных: под платьем или юбкой — обязательные чулки и больше ничего. И сейчас, подойдя к столу, она выдвинула нижний ящик и достала оттуда трусики. Она их снимала каждое утро, приходя на работу, и первым делом закрывалась на пять минут. Чёрные шёлковые трусики, с первого взгляда ничем не отличающиеся от обычных трусиков. Но это только на первый взгляд. Во-первых, они были с прорезью на лобке. А во-вторых, сзади к ним был прикреплен небольшой фаллос. Он был сантиметров десять в длину и не очень толстый, анальный, для любителей острых ощущений.

Леночка взяла из ящика гель и сначала смазала фаллос, а потом и свою анальную дырочку. Потом начала надевать трусики поверх пояса с чулками, аккуратно засовывая фаллос в зад. Наконец он весь вошел, и девушка натянула трусики на себя как следует. Её киска тут же вылезла через прорезь наружу. Но прорезь была с резинкой, и её можно было растянуть, как следует. Можно было сходить в туалет, не снимая трусиков, а можно было бы и заняться чем-нибудь посерьёзнее.

Не опуская юбки, она подошла к зеркалу. Трусики, как трусики, если не знать, что в задницу вставлен фаллос. Всё это вместе придавало пикантность и новые ощущения. Особенно при ходьбе. Она опустила руку и погладила свою киску. Губки стали такими необычайно чувствительными, что девушка застонала, едва их коснулись пальцы. Прислушиваясь к своим ощущениям, она принялась ласкать себя, наблюдая за руками в зеркале. О, это было очень неплохо! Влагалище быстро увлажнилось, а губки и клитор просто молили о ласке. Всего несколько движений, и она забилась в экстазе, кусая губы в попытке сдержать стоны…

Через пять минут Леночка закрыла свой кабинет и попрощалась при выходе из офиса с охранником, заметив его похотливо-восхищённый взгляд, и посетовала на сильный дождь и отсутствие зонтика. Он тут же предложил проводить её до машины со своим зонтом, на что она снисходительно согласилась. Фаллос приятно стимулировал заднее отверстие, и Лена сознательно покручивала упругой попкой, привнося этим дополнительные ощущения, и приковывая взгляды случайных прохожих к своей попочке.

Ровно через тридцать минут она забежала в подъезд своего дома, и тяжело дыша, остановилась. Её костюм промок полностью, юбка вызывающе облепила стройную фигурку, подчёркивая совершенные формы девушки, а невесомая ткань блузки, лишь чуть намокнув, становилась настолько прозрачной, что проглядывающие соски выглядели весьма пикантно и утончённо.

Пока она бежала от автостоянки до дома, Леночка поняла, что с фаллосом в попке лучше ходить степенно, а не бегать, он сильно мешал передвижению и растирал прямую кишку, так, что там сейчас всё горело. И первым желанием было снять трусики и освободить горевшую дырочку.

Девушка расправила мокрые волосы, с которых продолжала капать вода, задрала юбку и стала снимать трусики. В мокром одеянии становилось холодно. «Как бы, не простыть», подумала она и, подняв голову, вздрогнула: возле лифта стоял мальчик лет двенадцати-тринадцати и смотрел на неё. Леночка успокоилась, это почти ребёнок, ничего страшного! Ей даже захотелось покрасоваться перед ним, пускай оценит её тело. «Хотя, тут же подумала она, что он может оценить»!

Не опуская юбки, с трусиками в руке она подошла к нему, слегка покачивая бёдрами, и будто вспомнив что-то, начала быстро извиваться, делая двусмысленные движения тазом, о которых говорят «непристойные». Она приседала, разводя колени в стороны, сжимала груди, гладила лобок — и всё это сопровождалось таким стоном и томным выражением, что устоять перед танцем было невозможно. В конце этого маленького «экскурса в эротику», как мысленно Леночка назвала свой танец, она задрала юбку ещё выше и присела перед мальчиком, широко расставив ноги. Она чувствовала, что её губки ещё больше раскрылись в этом положении, судя по тому, что именно в той области остановился взгляд мальчика, и он бесстыдно рассматривает её интимную прическу. Она смотрела на него и ждала, что же он скажет? Ей было очень интересно.

— Сквозняк, а вы голая. — Задумчиво проговорил он и добавил. — Простудитесь.

Она была разочарована. Так банально! Впрочем, это же не мужчина!

— И всё? — Спросила она, опуская юбку.

— Вообще-то класс! Фигурка — что надо! Я бы дёрнул.

Он был явно без комплексов.

— А ты умеешь? — Улыбнулась она. — Женилка стоит?

— Видел, но пока не пробовал. — Он провёл рукой по джинсам. — Как кол, твёрденький!

— Пойдём ко мне, — серьёзно проговорила она и повела его к лифту.

Леночка снимала двухкомнатную квартиру. Мужем она пока не обзавелась, да и не спешила. Она была уверена, что найдёт ещё своего принца, но чуть позже. А пока брала от жизни всё, что нужно было хорошенькой женщине с точёной фигуркой. Леночка не была пуританкой и периодически поддерживала связь с мужчинами – для неё это не было проблемой. Несколько человек с работы, включая шефа, и кое-кто из мужей подруг. Этого вполне хватало для удовлетворения порой ненасытных желаний. Вот и сейчас она почувствовала знакомый вожделенный зуд внизу живота, в недрах своей писечки. Она приняла игру, понимая, что к плохому это не приведёт: он слишком мал, чтобы что-то получилось. Но ей стало очень интересно, и она нажала кнопку с цифрой «семь».

Зайдя в квартиру, первое, что она сделала, скинула жакет, пошла на кухню и налила себе вина. Выпив залпом бокал, Леночка налила ещё и с бокалом пошла в комнату. Мальчик уже сидел в спальне на кровати и листал номер «Интим».

— Пива хочешь? — Спросила она. — И, вообще, сколько тебе лет?

— Пятнадцать. — Солидно ответил он.

— Врёшь!

— Точно!

— Ну ладно, верю, верю.

Когда она принесла ему бутылку пива, мальчик продолжал рассматривать журнал. Фотографии были очень возбуждающие. Ему особенно понравилась одна. На фото девушка сбривала на лобке волосы, разведя в стороны… ноги. Она налила пиво и протянула ему бокал.

— Отлично! — Сказала она. – Тебе нравятся такие журнальчики?

— Нет! А почему ты так подумала? – Смутился он.

— Потому, что ты возбуждён! — сказала она, так мягко и эротично.

— Я не смотрю порнографию, — сказал он. — Я возбудился по другой причине!

— По какой же? — Промурлыкала она, не сводя с него глаз, и добавила. — Может, ты мастурбировал? — И села в кресло так, что он практически видел её щелку.

— Нет! Я ни разу не мастурбировал! — Сказал он и покраснел.

— А сексом ты уже занимался? — Спросила она.

— Нет! Ни разу! – Быстро ответил он.

— Значит ты, дорогой, ещё девственник!

Она встала, её юбочка немного задралась, медленно расстегнула блузку и так же медленно опустила её на кресло. Потом подошла к кровати, перешагнула одной ногой через мальчика и села ему на ноги, лицом к лицу, так что его выпирающий член оказался прижатым к её лобку!

— Ты хочешь меня, мой милый! Я права?

— Да! — Сказал он, не понимая, что будет дальше.

— Тогда я лишу тебя девственности! — Прошептала она, и его пенис больше напрягся.

Она нагнулась так, что член оказался зажатым между ними! Он ощутил размер её груди на себе. Леночка поцеловала его в щёку и сказала:

— Я тебя научу! Хочешь лизнуть между моих грудей?

— Да!

— Так чего же ты ждёшь? — Шепнула она.

Она взяла свои груди и сдвинула их вместе, образовалась небесной красоты ложбинка! Он лизнул снизу вверх прямо между грудей.

— Они такие тёплые! — сказал мальчик.

— Ты, наверное, никогда не расстёгивал лифчик! Попробуй расстегнуть мой! Но сначала сними свою футболку!

Он снял футболку. Потом потянулся руками ей за спину, нащупал два крючка и с неожиданной лёгкостью расстегнул один за другим!

— Молодец! — Сказала она. Лифчик еле-еле держался у неё на плечах. — Ты, наверное, никогда не видел женскую грудь живьём!?

— Нет, не видел!

— А как ты думаешь, какой у меня размер? — Она взялась руками за грудь, и бретельки от лифчика соскользнули с её плеч. Теперь грудь прикрывали только и её руки.

— Я думаю второй! – Выпалил он.

— Нет, ты ошибаешься, сладенький, у меня третий размер! — Сказала она. — Смотри! — И она убрала руки, выкинула в сторону лифчик и выпрямилась. С полминуты он рассматривал её, а она терпеливо ждала. У неё были светло-коричневые сосочки и очень красивая грудь!

— Ну как?!

— Обалдеть! Они такие красивые!

— Попробуй полизать их, пососи, как чупа-чупс!

Она взяла его ладони и прислонила к груди! Потом потянула голову к себе, и мальчик начал лизать её левый сосок. Он лизал его, потом начал посасывать и заметил, что он набух, стал больше и твёрже! Он перешёл на другой, и тот стал таким же. Она начала часто дышать.

— А почему они стали такими? — спросил он.

— Потому что я возбудилась! Когда девушка возбуждается, её соски становятся твёрдыми и увеличиваются!

Она нагнулась, и они начали сосаться.

— Ну, теперь пойдём дальше, малыш! — Она встала, сняла юбку и кинула её в сторону! На ней были чёрный пояс с резинками и прозрачные чёрные чулки. Волосы на лобке были выбриты маленьким аккуратным треугольником! Глаза его разгорелись, она сразу это заметила. Такой красоты он в жизни не видел! Её киска приковывала взгляды не только таких мальчиков! Его член просто сходил с ума! Он весь напрягся от увиденного!

— Я думаю, что нужно рассказать тебе о нижнем белье. Это чулки, я купила их дней пять назад! — Она провела рукой от пальцев ноги до бёдер! — А это специальный пояс с резинками для того, чтобы чулки не сползали! — она расстегнула две задние резинки и сказала — Расстегни остальные! — И встала на кровать во весь рост над ним.

— С удовольствием! — Он приподнялся и расстегнул их.

— А теперь расстегни сам пояс! Там такие же крючки, как на лифчике! — Сказала она. Мальчик потянулся к её попке, нащупал крючки и расстегнул их.

— Молодец! — Она выкинула пояс в сторону. — Теперь вставай! Я лягу! А ты ложись между моих ног! — Они поменялись местами.

— Теперь аккуратно стяни мои чулки. Начинай сверху и стягивай вниз, — сказала она.

Он так и сделал! Теперь перед ним, совсем ещё мальчишкой, лежала двадцатипятилетняя обнажённая женщина! Её тело было идеально! Она повернулась к нему своей роскошной попкой, показывая свои прелести.

— Ты такая красивая!

— Нравится?

— Конечно!

— Тогда подожди десять минут, я помоюсь!

— Я столько не выдержу! – Взмолился он.

— Ладно, тогда пять! – Улыбнулась она и пошла в ванную.

Когда она вернулась, волосы ее были почти сухие и аккуратно причёсаны. Мальчик сидел уже голый, одежда его аккуратно лежала на кресле. По его виду Леночка поняла, что пиво ударило в голову, да и у неё голова слегка кружилась. Она села на кровать и посмотрела на его член.

— Он довольно большой! Я встречала тех, у кого намного меньше! — Сказала она.

— Это комплимент?!

— Да! А теперь ты иди и помой свою игрушку!

Через минуту он вернулся и вдруг спросил:

— Ты любишь ходить без трусиков?

— Люблю, милый, летом многие женщины без трусиков ходят! Давай-ка, ложись на спину, малыш, — сказала она, — я покажу тебе, как я умею делать минет!

Она провела рукой по его члену, слегка обнажив кончик. Член мальчика напрягся окончательно, и тогда она лизнула его, едва касаясь головки, но этого хватило, чтобы мальчик вздрогнул.

Она взяла его правой рукой и начала просто лизать головку, потом начала его постепенно сосать и полностью заглатывать. Когда показывалась головка, было ощущение, что она начищена чем-то блестящим! Руками она трогала его яички и свои соски! Это было просто божественно! Она остановилась и сказала:

— Теперь твоя очередь!

Леночка легла на спину. Её губки были просто великолепны!

— Что мне делать? – Задыхаясь, спросил он.

— Делай с моими губками всё, что захочешь! Клитор находится у верхнего основания малых половых губ. Ты всё поймёшь, сладенький! — Прошептала она.

Она расставила ноги и прижала руками его голову к вагине, одновременно приподнимая таз. А он безо всякой застенчивости начал сосать её клитор и лизать её губки и, разведя их в стороны, со стоном попытался ввести свой язычок поглубже во влагалище девушки. Давно она не чувствовала такого возбуждения! Она стонала и трогала его за голову. Её губки становились твёрже, её соки лились и лились, а ноги охватила приятная судорога.

— Так должно быть! Я сильно возбудилась!

Но до оргазма дело не дошло: через несколько секунд мальчик задрожал и выплеснул свой запас спермы ей на ноги. Тяжело дыша, он повалился на кровать.

— Милый, — гладила она его, — ещё, ладно?

— Тебе понравилось? — спросил он.

— Очень! Еще, мальчик, хочу тебя!

Она взяла в рот полувялый член, она возбуждала его, как только могла. Мальчик блаженно улыбался. Наконец, член встал.

— Ложись на спину!

Он лёг! Она встала на четвереньки над ним, поцеловала, взяла одной рукой член, сделала так, чтобы он стоял ровно, и села своей киской на него!

— Как ощущения!? Теперь ты во мне! — Сказала она.

— Господи, там так тепло! Я тебя хочу! — И вдруг он вспомнил. — А презерватив?

— Не беспокойся, сейчас у меня безопасный период.

Она начала медленно раскачиваться, потом всё быстрее и быстрее! Им было так хорошо! Он ласкал её грудь, пока она его имела. Она стонала, потом начала покрикивать и, наконец, закричала почти во всё горло. В этот момент её движения замедлились.

— Ты кончила?

-Д-а-а-а-а!!! Теперь давай наоборот! Ложись на меня!

Она легла и расставила ноги так широко, как ему показалось невозможным! Сначала он вставил не туда, но Леночка помогла.

— Теперь делай, как я до этого!

Мальчик начал вводить и выводить свой член. Он чувствовал, что у неё внутри всё становится горячим! Она… извивалась, стонала и что-то бессвязно говорила! Он целовал её и посасывал соски! Вдруг она обхватила его ногами, выгнула спинку и закричала! Она кричала секунд 15 и сказала, чтобы он был помедленней!

— Ты опять кончила?! — Спросил он в процессе.

— Да! Со мной такого давно не было, малыш! Ты — супер! Теперь я сделаю так, чтобы ты кончил вместе со мной!

Девушка повалилась на кровать и потянула за собой юнца. Он обнял её и обхватил ногами. Леночка целовала его в губы, как она это умела, в неё точно вселился бес, её лихорадило и что-то распыляло. Может быть, его юность, может быть его неискушённость в подобных делах — она не знала, но с ещё большей силой извивалась, гладила его тело и стонала. Потом подставила сосок к его рту, и мальчик жадно к нему припал. Она гладила его голову и улыбалась. Его руки скользили по её влажному телу, перебираясь с грудей на живот, потом по ногам, по лобку, по бёдрам…

Потом она легла на него и начала иметь мальчика! Она, то тёрлась об него грудью, когда целовала, то запрокидывала голову назад, а он ласкал её соски! Она вспотела, учащённо дышала, постанывала! И вот он почувствовал, что сейчас кончит, член выпрямился, сильно напрягся. Она начала кричать и ускорила движения! Он не выдержал и тоже начал постанывать! Последние движения, она запрокидывает голову, он берёт её грудь и… Леночка почувствовала, что мальчик кончает. Его дёрганые толчки… Сперма с силой выплёскивается ей во влагалище, она орёт и кончает вместе с ним!

Не высовывая члена, она легла на него, а потом упала рядом. Её била дрожь, рот приоткрылся и лишь тяжёлое дыхание и стон слышались в комнате.

— Ты молодец! У меня такого давно не было! Ты классный любовник! — Прошептала она, не высовывая члена, и они лежали так ещё минут десять!

— Тебе понравилось? — Выдохнула она одними губами, но он услышал.

— Да,- с трудом ответил он.

— Одевайся и иди к маме.

Он молча оделся, но не уходил.

— Почему ты не уходишь? — Спросила она.

— Мы ещё встретимся?

Он опять превратился в застенчивого мальчика.

— Завтра, — сказала она. — В девять часов вечера.

— Я приду.

Она кивнула и улыбнулась. Потом открыла мальчику дверь, и он ушел. Леночка смотрела ему вслед, чувствуя, как по ноге стекает сперма.

Она достала из шкафа вибратор и легла на кровать. Снова возбуждала себя, теребя соски и раздражая клитор, двигала свои пальцы вверх и вниз по скользкому входу во влагалище, наслаждаясь растущим чувством собственного возбуждения, стонала и выла, извиваясь в экстазе, засовывая вибратор в самые недра писечки и касаясь им матки, и доведя себя до оргазма, опять кончила. На простыне темнели пятна.

Потом Леночка помылась и голая прошла в комнату (она любила ходить голой по квартире), вылила остатки пива в бокал и с удовольствием выпила. Тут же захотелось спать, и она решила вздремнуть часок. Всего лишь один часок. С блаженной улыбкой она растянулась на кровати, ввела вибратор во влагалище и мгновенно заснула…

… Казалось, она проснулась через мгновение. Посмотрела на часы и ужаснулась: было около десяти вечера. Она прошла на кухню, порылась в холодильнике и решила допить вино. Приятная жидкость доставила удовольствие, но ненадолго. Хотелось ещё, но запасов больше не было, кроме опустошённой на три четверти бутылки водки, открытой с девчонками то ли на 23 февраля, то ли на 8 марта. Да и поесть бы неплохо!

Леночка решала, идти в супермаркет или не стоит. Она вдруг вспомнила сегодняшнего мальчика, блаженно улыбнулась и почувствовала прилив похотливого желания. «Пойду, решила Леночка, да ещё накрашусь, как блядь»! Эта мысль вдохновила её и вызвала новый прилив возбуждения. Она дотронулась до своей киски. Губы немного набухли и увлажнились.

Почему-то вспомнился шеф. Захотелось у него отсосать. Безумная идея! Как три дня назад, когда он вызвал её с месячным отчётом. Он только посмотрел на неё, сразу же всё понял и вдруг как-то обыденно спросил: «Отсосёшь у меня?» И как он угадал её желание? Интересно, оно тогда было написано на её лице? Тогда она вся зарделась, мол, не пристало честной девушке отсасывать у шефа, но только кивнула головой. А через минуту… Куда только делась её застенчивость и целомудрие! Член был наполовину эрегирован, и чтобы его поднять, Лене пришлось потрудиться язычком и губками. Она показала ему такой минет, что он запомнил на всю жизнь!

Потом она просительно заглянула ему в глаза, задрала юбку и повернулась к шефу задом. Трахай! Ну, давай же, чего ты ждёшь? Её влагалище жаждало его члена, и шеф дал его ей. Он, умный мальчик, опустил свои брюки до колен и одним махом ввёл член на всю глубину, с хлюпом и чавканьем. Он всадил так глубоко, что достал до матки, и девушка вскрикнула. Шеф долбил со злостью и каким-то остервенением, доводя и себя и её до полного изнеможения. Он трахал её беспощадно, как робот, вгоняя член так, что она кричала без перерыва, испытав уже несколько оргазмов. «Да! Да! Глубже, Сергей Леонидович, глубже! Ещё… А-а… А-а… «

И когда уже развязка была близка, тогда шеф, этот интеллигентный человек, повернул её к себе, схватил за голову и заорал: «Раскрой рот, сука! Раскрой шире свой ебливый рот!» «О-о-о-о, да, Сергей Леонидович», — стонала она с открытым ртом. Раз выстрел, два… Оба в рот, третий на губы. Она давилась, не успевала сглотнуть, пыталась невольно закрыть рот, а он стрелял ещё раз, ещё… Сперма текла по губам, по подбородку, по шее… Он заляпал её глаза, её лицо было всё белое, липкое, истекающее спермой, она глотала, что попало в рот, томно постанывая от удовольствия.

Грязная, похотливая, намазанная сучка в чулках, на шпильках, с сиськами, вытащенными поверх кофты, в задранной юбке… Вся в сперме обконченная… Это было божественно, зрелище просто неописуемое! Стёртая, размазанная помада, почти не видно глаз, по щекам и подбородку еще стекала сперма, изо рта вместе со слюной выходили белые пузыри… Это был просто незабываемый секс, она была унижена, опущена, и ей нравилось чувствовать себя грязной, похотливой, маленькой сучкой…

От этих воспоминаний промежность просто взмокла. Потекла фонтаном! Она опять представила, как разводит перед Сергеем Леонидовичем свои ноги, и он вылизывает её киску. Вот он достаёт свой торчащий и неуправляемый пенис, а она берёт его в рот, вот он её разворачивает, вводит в неё свой член… Нет! Так можно сойти с ума! Необходимо срочно снять это напряжение, нужно срочно что-то сделать! Нужна порция адреналина! Нужен мужик, иначе можно тронуться умом! Захотелось острых ощущений.

Лена пошла в ванную, решив сначала помыться под душем и привести себя в порядок. Она включила воду и направила на себя горячую струю из душа на длинной тонкой ручке… Хотя не такой уж тонкой, если присмотреться. Душ очень похож на мужской орган! А вода, между тем, дивно ласкает кожу живота, течёт по бедрам, по ногам… Она направила её рукой в промежность. О! Там влажно, но не от воды. Душ принимать уже расхотелось.

Лена переключила смеситель на кран, легла на спину, упёрлась пятками в стену напротив и раздвинула колени пошире. Вода, как член умелого любовника ласково и уверенно раскрыла набухшие темно-розовые большие губы и упёрлась в малые. Достигла клитора, стала массировать его, посасывать и двигаться дальше. Она поглаживла контуры влагалища, обводя своими теплыми нежными щупальцами мягкие линии тела.

Движение бёдрами — и след от нее уже на очень чувствительной коже внутри… Но она вернула этого нетерпеливого ловеласа, такого знакомого и родного, на прежнюю колею. Он снова принялся за клитор — надавливает на него и сползает чуть влево, снова возвращается, пульсирует, как живой… Струя толстая, как член, она без труда вошла в неё, быстро и уверенно. Она внутри заполнила вагину до самого дна, полностью, о, как хорошо!

Она руками раскрыла себя шире, бёдра вверх-вниз,… быстрее, быстрее, ещё, о-о-о-о-о! Становится так горячо, будто пустили кипяток, но она знала, вода чуть теплая, она сама разогрелась так от приближающегося оргазма, еще одно движение — еще два — и… Вот оно!

Живот свела судорога, пошла мелкая рябь по ногам, туман в глазах… Леночка с силой сократила мышцы влагалища, выталкивая всю воду без остатка, и чуть слышно всхлипнула. На глаза выступили слёзы…

Потом, когда она помылась и высушила феном волосы, она на время превратилась в профессионального визажиста. Она старательно красилась и пыхтела, и в итоге получилось очень ярко и вызывающе! То, что надо!

У раскрытого шкафа-купе несколько минут выбирала одежду. По поводу чулок вопрос даже не стоял. Она любила носить чулки, предпочитала их колготкам (конечно, есть моменты, когда чулки просто невозможно надеть, например, под короткие шортики, укороченную юбочку или не в сезон), и прекрасно знала, что это нравится многим мужчинам. Некоторые просто кончают от одного вида чулок на стройных ножках, особенно, если видно, что это чулки, а под юбкой больше ничего нет.

Поэтому она сразу надела кружевной чёрный пояс (французский, она любила дорогое и красивое бельё), пристегнула чёрные ажурные чулочки со стрелками, трусики стринги, короткую светлую юбку, облегающую блузку и красные туфли на высоком каблуке. В голове мелькнуло – красное и чёрное – блядский цвет. Посмотрела в зеркало. На неё смотрела эффектная шатенка с классной фигурой, большими налитыми сиськами под модной блузкой и в короткой юбке, обтягивающей упругую, круглую попу, с длинными стройными ногами, ярко накрашенными пухлыми губками и знойными карими глазками.

«Вид у меня, как у заправской проститутки, подумала Леночка и усмехнулась». Потом подтянула юбку вверх – стали видны трусики, которые чуть прикрывали покрасневшую киску. Она оттянула трусики в сторону – показались волосы на лобке. Почему-то так понравилось больше. Тогда девушка скинула с себя всё, кроме чулок с поясом. «Так эффектнее, буду, как настоящая проститутка», — подумала она и решила до полноты картины полностью избавиться от растительности между ног. Она прошла в ванную, достала баллончик для бритья, выдавила пену на волосы и взяла станок.

Короткие волоски с её губок быстро исчезали, открывая ещё большую прелесть бархатистой кожи лобка. Увлечённая работой, она чувствовала, как нарастает головокружение и теплота в низу живота.

По окончании бритья Леночка стёрла оставшуюся пену влажным полотенцем и втёрла женьшеневый крем в наголо бритую киску. То, что она увидела в зеркале, ей неожиданно понравилось: бритая промежность, как магнитом приковывала взгляд.

Половые губы были хорошо развиты, между двумя мясистыми, розовыми внешними, торчали тёмные лепестки внутренних губ. Зрелище оказалось весьма сексапильное. Она стала похожа на совсем молоденькую девочку, со смачной и манящей вагиной и была восхищена новым чувством в своей промежности.

«O, это великолепно. Так прохладно и свежо. Я и не думала, что мне так понравится! Любой мужик, увидев это, без всякой просьбы кинется лизать!», подумала она и погладила свою вагину, чувствуя бархатную гладкость под пальцами.

Потом надела чёрный плащ, не короткий и не длинный – чуть выше колен, ещё раз посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна – красивая шатенка в приталенном плаще, в ажурных чулочках и красных туфлях на каблуке. Кто не обратит внимания на такую?

Леночка расстегнула верхнюю и нижнюю пуговицы и чуть выдвинула ногу вперёд. Если не присматриваться, то ничего не видно. Ну, а если…- она сделала несколько шагов на месте… — может быть чуть-чуть видна киска, самую малость, но это при ходьбе, никто и не увидит!

Девушка выпила остатки праздничной водки (для храбрости, чтоб ноги не дрожали) и вышла из квартиры. Было около двенадцати часов ночи.

Глава 2. От первого лица. Подвал.

Я шла по улице и чувствовала, как прохладный ветерок бесцеремонно распахивает полы моего плаща и нагло забирается под подол. Это возбуждало. Он щекотал губки, пропитанные смягчающим кремом, и нежно гладил мою упругую молодую попку. Адреналин порциями попадал в кровь и придавал ещё большую остроту ночному похождению. Я ощущала что–то новое, доселе неизведанное, смиренность и буйство одновременно. Выпитая водка постепенно ударяла в голову, окрыляла и через мгновение тут же опускала на землю.

Как же хочется мужика! Эй!!! Есть в этом городе настоящие мужчины, способные всунуть милой, симпатичной, молодой женщине? Тишина… Иду дальше. Вокруг — ни души. Зрелище неутешительное. В этом городе никто не хочет отодрать симпотичную шлюшку, которая будет премного благодарна за трах под первым попавшимся кустом!

Несколько раз я чуть не упала, но удержала равновесие и пошла медленнее. Потом расстегнула на плаще снизу и сверху ещё по одной пуговице, и сразу оголилась, чуть ли не до пояса – благо никто не видит. А жаль! Я представила, как откровенные взоры мужчин раздевают меня, останавливаются на моих стройных, обтянутых чулками ножках, какие у них появляются мысли, и щемящее чувство похоти сразу же подкатило к низу живота. «Хотя, думала я, это всё – напускная смелость, кураж. Кто его знает, как я поступлю, подойди сейчас ко мне мужик с торчащей елдой»!

Я прошла через двор домов, расположенных буквой «П». На лавочке возле ближайшего подъезда сидела пара. Они целовались и никого вокруг не замечали. К ним, что ли пристроиться! Потом прошла через арку, повернула направо и зашла в магазин. Охранник на входе при виде меня мгновенно выходит из полусонного состояния. И есть от чего! Грудь у меня чуть не вываливается из одежды. Скрыты только соски. С интересом думаю, что, если сделаю шаг, тогда точно вывалятся. На плаще не расстегнуты всего две пуговицы и этого почти достаточно, чтобы определить, что у меня между ног полностью отсутствует растительность.

Людей в магазине почти не было. Я чувствовала, что, то ли от водки, то ли от своего безрассудства опьянела ещё больше, поэтому старалась идти как можно ровнее (не хватало ещё упасть в магазине!), и направилась к винному отделу. Вытаращенные глаза продавщиц и редких запоздалых покупателей, их похотливо-заинтересованные взгляды – меня это всё ещё больше возбуждало! Пока я в магазине — я в безопасности. А там надо будет быстренько лететь домой. Плащ держит, сиськи пока не вывалились, а вот нежная кожа вагины чувствует дуновение ветерка. Делаю вывод, что все видно.

Наконец я дошла к полкам с вином. Здесь стояла пара, наверное, муж и жена, и выбирала каким вином что-то отметить. Мужчина стоял ко мне лицом и вдруг замолчал, бесцеремонно уставившись вниз, туда, где распахивался мой плащ. Женщина обернулась, и я чуть не рассмеялась оттого, как вытянулось её лицо. Она громко спросила:

— Ну, так мы берём или нет?

Я не выдержала и всё-таки прыснула. Прошла мимо них, выставляя напоказ свои прелести: cмотри, мужик, больше такого не увидишь!

— Шлюшка! – Прошипела она за спиной, но я услышала.

Через несколько шагов я остановилась. В меня вселился какой-то бес, какая-то бесшабашность. Я потеряла чувство страха и осторожности. Наклонилась вперёд и задрала плащ. Я знала, что мужчина видит мои увлажнённые губки под аппетитной попкой. Томно повиляла задом и, как ни в чём не бывало, повернулась к полкам. Краем глаза я видела, как женщина потянула мужчину к кассам. Во мне всё ликовало!

Но ещё я увидела, как с другой стороны к полкам подошли двое парней. Видели они моё вихляние или нет, можно было только догадываться, но как-то уж подозрительно близко они стали рядом со мной. В животе что-то защемило, и я схватила бутылку вина и быстренько заспешила к кассе. Цок! Цок! Цок! Спиной я чувствовала их похотливые взгляды и неожиданно для себя обернулась. Проверить, действительно ли они смотрят на меня или только почудилось. Они смотрели. Туда же, куда и тот мужик. И… недобро улыбались. Кобели!

Я вдруг тоже улыбнулась и пошла дальше. Мне льстили подобные взгляды, но главное не переиграть.

По ходу я взяла палку сухой колбасы и две бутылки пива. Когда подходила к кассе, охранник немигающе смотрел на распахивающиеся половинки плаща. Я подумала, что всё же две расстёгнутые пуговицы – это слишком много для пристального взгляда и, смутившись, повернулась к кассирше. Та тоже уставилась на открывшийся вид. Как будто у самой между ног что-то другое!

— Сколько с меня?

Кассирша по очереди отсканировала продукты и назвала сумму. Сзади пристроился один из тех парней.

— У вас что? – Спросила у него девушка.

Он взял что-то с полки у кассы и чётко проговорил:

— Интимный гель и пачка презервативов.

Кассирша усмехнулась и покосилась на меня.

Я спешно собрала продукты в пакет — нечего не искушать судьбу, и быстренько пошла к выходу. Цок! Цок! Цок! – Звучали в тишине каблучки.

Второго парня я увидела возле дверей. Он преградил мне путь, но через секунду отошёл в сторону, специально зацепив локтем. От столкновения и неожиданности меня развернуло к залу и полы плаща, как два крыла, взметнулись вверх.

Я выбежала из магазина и повернула в сторону арки. Быстрее, быстрее! — Стучало в голове, но быстро на каблуках не получалось. Где-то посередине двора я услышала за спиной топот ног и прерывистое дыхание. Кто-то взял меня под локоть.

— Девушка, может помочь? — Они выхватили пакет, ручки с треском оторвались. «Не умеет пока наша промышленность делать крепкие пакеты», — почему-то пронеслось в голове.

— Не трогайте меня!

— А кто тебя трогает, сучка! — Удар хлёсткой пощёчины гулко отозвался в тишине двора. — Будешь вести себя тихо, останешься жива!

Они грубо рассмеялись, с силой сжимая мои локти. Щека начала гореть, и я почувствовала, как плащ сзади задрался, и чья-то рука заскользила по упругой попке и начала гладить и сжимать мои ягодицы.

— Ах, ты, сука! — Глубокомысленно изрёк парень. — Слышь, Колян, на ночь глядя без трусов! И чулочки, как у шлюхи, со швом!

Логика у него была непробиваемая: если девушка без трусиков и в чулках со швом, значит точно — шлюха! Тогда каждая пятая женщина в стране является таковой!

Второй, с лицом, обезображенным интеллектом, тут же залез ко мне спереди, его жадные, наглые руки поползли по всему телу. От страха у меня всё поплыло в тумане. Как больно! Это он укусил мой сосок. И вдруг, его влажная пятерня накрыла мой бритый лобок. Глядя мне в глаза, он стал елозить пальцем вверх- вниз, потом всунул его в меня.

— Кайф! Смотри, Слон, какая аккуратная щелка. Начисто, как у девочки! Наверно, брила сегодня утром.

Я попыталась отстранить его руку, за что тут же получила вторую пощечину.

— Руки убрала, быстро! — прошипел он.

Я снова попыталась отстранить его руку. И получила еще одну пощечину, гораздо более сильную. А потом еще несколько – для острастки. Чтобы была покладистой и послушной девочкой. Я закрыла лицо ладонями. Теперь их руки уже беспрепятственно хозяйничали у меня под плащом. Я больше не сопротивлялась.

Вдруг тот, что был спереди, как я поняла — Колян, плотно прижался к моему животу. Я ощутила его вставшую плоть, которую он с силой прижимал к вагине.

— Чуешь, сучка? – Выдохнул он мне в лицо и рассмеялся. От него воняло перегаром и какой-то гадостью. Нет, не таких мужиков я искала!

— Мой дружок рвётся наружу! А у тебя, Слон?

— И мой тоже! – Заржал другой и рванул плащ на себя. Пуговицы с треском разлетелись в стороны. «Плащу пипец, подумала я. Жаль, почти новый».

Несколько секунд они заворожено смотрели на открывшееся зрелище.

— Сними плащ! Живо! – Приказал один из них.

Я быстро его сняла, лучше их не злить.

— Повернись! Повернись, говорю, сука! – Прорычал он. – И наклонись!

Я наклонилась, ожидая самого худшего.

— А теперь повиляй, как в магазине!

Мне стало унизительно и страшно. Я виляла задом из стороны в сторону и чуть не плакала.

— Ребята, отпустите меня! Я вам отсосу. Отпустите, ну, пожалуйста, отпустите! Меня дома муж ждёт! — пролепетала я дрожащим голосом.

— Конечно, отсосёшь, а куда ты денешься с подводной лодки!

Ко мне подошёл тот, кого звали Слоном, схватил за подбородок и приблизил лицо к себе. От него воняло, как от лошади, которая выпила ведро водки и закусила просроченным овсом.

— Муж, говоришь? А что ж он тебя, сучку, одну и голую в магазин отправил? – Он схватил пятернёй лобок и засунул средний палец во влагалище. Тут же одобрительно зарычал и хрипло проговорил:

— Да эта блядь вся мокрая. А какая сладенькая…

Я не отреагировала на оскорбление, так как действительно чувствовала, что теку, словно настоящая шлюха.

— И мужа у тебя нет! — Он вытащил палец и поднёс его к моим губам.

— Оближи!

Я облизала. А что было делать? Хорошо ещё, что не в жопу засунул!

— Так-то! – Повернулся он к напарнику. – Колян, на старое место?

— Ага, — промычал Колян и цепко схватил меня за руку. – Пошли, пизда, ебаться будем!

Да, культура так и брызжет! Они были из той категории, которым нравится унижать более слабых. Мне было и смешно, и страшно одновременно, но я не могла ничего сделать. Я поняла, что вляпалась серьёзно. У них уже всё было отработано, и не я оказалась первой у этих подонков. Я пришла в ужас, но в то же время, и это было самым удивительным, я чувствовала, что это насилие, бесцеремонность, моя беспомощность, невозможность сопротивляться и особенно оскорбления и полученные удары зажигают меня.

Я вдруг ощутила некое волнение в груди и стремительно нараставшую истому между ног. Во мне росло похотливое желание, желание дикой самки совокупиться с грязным самцом, с таким, который возьмёт меня силой, без лишних церемоний и прочей лирики!

Они повели меня к ближайшему десятиэтажному дому. Я всё же попыталась закричать «Помогите!!!», но тут же Слон с такой силой ударил в живот, что у меня даже в глазах потемнело. Крик мой захлебнулся, и я села на корточки, корчась от боли и беспомощно глотая воздух

.

— Ещё раз крикнешь, убью, дура!

Возле дома мы спустились по ступенькам к железной двери. Колян долго возился с замком, матерясь и чертыхаясь, и наконец, со скрипом её открыл. Из проёма пахнуло подвальной прохладой. Он зашёл первым и сбоку щёлкнул выключателем. Тусклая лампочка осветила каменные блоки фундамента, какие-то доски, тряпки и прочий мусор. Они потащили меня дальше, выбирая место почище.

— Пришли на-х. — Засмеялся Колян. — Дамы и господа, располагайтесь.

Он расстелил мой плащ на землю и кивнул на него.

— А теперь стань на колени и скажи: »Я хочу стать вашей рабыней и ублажать вас».

Несколько длинных мгновений ничего не происходило, парни только таращились на меня с ехидными усмешками, чего-то выжидая. Наконец до меня дошло, что от меня требуется. Впрочем, выбора у меня и не было.

Решившись, я подалась вперед и опустилась на колени. В состоянии, близком к обмороку, я одними губами прошептала:

— Я согласна.

Ах, если бы еще не это предательское сладко-тянущее ощущение в промежности… Ко мне подошёл Колян и за подбородок поднял мою голову. От стыда я опустила глаза и не смела даже вздохнуть.

— Ну, мы слушаем… – проговорил он. – Только раскрой глазки, чтобы мы видели твою преданность.

Спохватившись, я со страхом взглянула на него и пролепетала:

— Я хочу быть вашей рабыней и ублажать все ваши желания.

— Немного коряво, но сойдет, — сказал он и дурашливо спросил:

— Слон, а чё у неё там в сумке?

Пока Слон исследовал содержимое, Колян своими грязными лапами мял груди. Забыл уж, наверное, сволочь, когда их мыл в последний раз. Было больно и противно, но приходилось терпеть. »Сама виновата, думала я, вырядилась, как блядь, да ещё жопой крутила»!

— Пивко, винцо… и колбаска. У тебя штопор есть?

— На хрен он мне нужен! – Удивился Колян.

— Ладно, ща сбегаю.

Мы остались вдвоём. Теперь его руки уже беспрепятственно хозяйничали внизу живота. Он медленно, со вкусом, не торопясь лапал меня между ног. При каждом прикосновении его руки я слегка вздрагивала, ему это явно нравилось, и он пристально смотрел мне в лицо. Внезапно он резко сгреб меня в охапку и стал целовать меня в засос. Я почувствовала, как его язык проникает мне глубоко в рот и попыталась вырваться, но он крепко держал мою голову.

Я попыталась сдвинуть ноги, но не смогла — его нога была у меня между ног, и не давала этого сделать. Он продолжал целовать меня в засос, а правую руку опустил к моей раскрывшейся щелке. Одновременно я чувствовала его мертвую хватку, его язык у себя во рту и его ладонь и пальцы, которыми он не спеша, со знанием дела мял вагину. Я текла, как загулявшая сучка, и ладонью он размазывал мой сок по лобку. Это продолжалось бесконечно долго. Я вся обмякла и позволяла ему делать все, что он захочет.

Колян приказал мне встать на колени, и я послушно сделала это. Он расстегнул брюки и достал свой член, который издавал неприятный запах. Мне не надо было ничего объяснять и я взяла его в рот. Я старалась вовсю: сосала, лизала, заглатывала, как можно глубже, делала все, чтобы он быстрее кончил. Я боялась, что если сделаю что-то не так, то он снова ударит меня. Я сгорала от стыда. Я, приличная девушка, стою на коленях в грязном подвале перед незнакомым мужиком и сосу его член, как последняя проститутка! При этом еще и стараюсь вовсю!

Кончил он быстро, и я почувствовала сперму во рту и на губах. Я не люблю глотать. Но, чтобы не злить его, выплевывать не стала и проглотила. Было гадко и противно. Я хотела подняться, но Колян толчком усадил меня опять на колени.

— Сидеть, сука! – Прорычал он. Потом взял мою бутылку пива и открыл крышку. Он так и стоял передо мной со спущенными штанами, с полувялым членом, на котором застыла капелька спермы и разглядывал меня с похабнейшей улыбкой. И пил, сволочь, моё пиво!

Тут послышались шаги, и на нашу площадку для утех вырулил Слон. В одной руке он держал штопор, а другую поднёс к своему лицу и повернулся ко мне. Яркая вспышка на секунду ослепила меня. Потом ещё раз и ещё.

— Нормалёк! – Осклабился он и повернулся к другу. — Колян, ты чё, уже распечатал её?

— Отсосала, — с удовольствием протянул тот.

— Ладно, открой пока винище, — он передал штопор и подошёл ко мне. — Вставай, блядина!

Я встала и отряхнула колени. Знать, пришла очередь второго. »Очередь тридцатого настала. Девушка уже почти рожала…»- пронеслись слова забытой песенки из далёкого детства. Может быть, они меня после этого отпустят?

Он потрогал мою попку, потом чулочки, зачем-то оттянул резинку от пояса и отпустил ее. Она больно, со звоном щелкнула по бедру. Он сделал несколько кадров моей киски, заставил раздвинуть губки и чуть ли не засунул фотоаппарат во влагалище. Прямо врач-гинеколог! Потом несколько раз снял меня в полный рост в разных позах. Интересно, не подрабатывает ли он на свадьбах фотографом?

— Встань на четвереньки и немного подставь попку, — ласково проворковал Слон.

— Как это, »подставь»? — Спросила я.

— А то, ты не знаешь! — Возмутился он. — Как для ебли!

Я стала на четвереньках, подставляя свой зад хладнокровному оку фотокамеры.

— Ты прелесть! – подытожил Слон, закончив фотосессию.

После этого он изрядно выпил вина, запил пивом и ему явно похорошело. Не торопясь, он подошёл ко мне и расстегнул ширинку.

— Ну-ка, возьми за щёчку, пизда!

Они получали удовольствие от произношения грязных и бранных слов, от их звучания, от вида оскорблённых людей, кому эти слова были адресованы. Есть такая категория людей.

Он вытащил свой инструмент, который в неэрогенном состоянии уже имел приличные размеры. А что же будет потом? Он же порвёт меня! Как будто услышав мои мысли, мужик криво и цинично ухмыльнулся, обнажив свои черные от табака зубы, схватил своей клешней мою руку и прижал ее к своему потному и волосатому паху. Я смотрела на него, как кролик на удава. В его глазах я увидела скотскую похоть по молодому и стройному телу и желание кобеля получить свою сучку. Я попыталась вырваться, но это ещё больше его завело.

Он заломил мне руку за спину и резко осадил меня на колени. Как только я открыла рот, член сразу же вошел в него и стал проникать все глубже и глубже. Я почувствовала, как он набухает там и увеличивается в размерах. Вдруг член проник так глубоко, что я поперхнулась. Выпустив его изо рта, я произнесла шёпотом и жалобно:

— Только, пожалуйста, не надо так глубоко! — И взяла в рот опять.

Теперь у меня не было выхода, оставалось только подчиняться этому кобелю, и я решила помочь ему, в надежде, что кончив, он отпустит меня.

Я стала обсасывать его головку, делать поступательные движения, массировать кончиками пальцев яички. Слон тихо стонал, член стал твердым, как резиновая дубинка, яички напряглись. Я стала повышать частоту поступательных движений, понимая, что то, насколько он быстро кончит, зависит теперь только от меня. Член входил и выходил, входил и выходил, и от напряжения у меня заболела шея. Я присела на корточки.

— Колян, — со стоном проговорил он, — ну-ка, сфоткай меня!

Засверкала вспышка, но я уже не обращала на неё внимания. Наконец яички начали приподниматься, и мужчина напрягся всё сильнее, его движения стали резче и грубее. Я уже устала держать рот настолько широко открытым, чтобы зубы не мешали движению члена. Теперь я стала помогать руками и дрочить член, удерживая кончик головки во рту. Ну, давай же, давай, милый, кончай! Я заметила, что вошла в азарт и возбудилась. На кончике головки выступала жидкость, которую я постоянно слизывала языком.

Возбуждение росло и я, как будто помимо воли, начала надсадно постанывать и шептать: «ну давай же, мальчик, кончай», и сама не верила, что говорю такое. Стало уже все равно! Ну, когда же он кончит? И вот, когда этот момент должен был настать, он вдруг вытащил член и замер.

— Ты думаешь, я тебе кончу в рот? А вот хер угадала!

Выждав несколько секунд, он взял бутылку с пивом и допил её двумя глотками. Потом развернул меня к себе задом и заставил наклониться. Я оперлась о стену, чтобы не упасть, и он мог свободно созерцать мою роскошную задницу. Вдруг он шлёпнул меня больно по ягодице.

— Ну что, кобыла, готова к скачке? — Продолжил он издеваться.

Не дожидаясь от меня ответа, Слон прижался ко мне. Член его упёрся в место между анусом и губами. Нащупав промежность, он развёл губы пальцами, вставил головку в щель и резко вошёл в меня. Я вскрикнула: его член был слишком широк для меня.

— О, да ты уже вся мокрая! — Обрадовался он.

Действительно, пока я ему отсасывала, я сама не понимая почему, возбудилась, хотя, казалось бы, повода для этого не было.

И Слон принялся меня долбить. Он со всей дури врывался в меня глубокими резкими толчками, будто боялся, что не успеет довести дело до конца. Несколько раз я ударялась головой о стену, но он не обращал на это внимания. Всё происходило в ужасном темпе. Мне было так мерзко на душе — никогда меня еще не пользовали, как дешевую шалаву.

На глаза выступили слезы еще немножко, и я зарыдала. Он же, услыхав мои страдальные стоны, еще больше ожесточился. В моем влагалище уже все хлюпало от моих выделений. Постепенно боль стихла, уступая место более приятному ощущению, испытываемому при каждом вводе — теперь пенис скользил опьяняюще мягко. И сквозь горечь и слезы я опять почувствовала начавшее притупляться возбуждение, и вдруг усмехнувшись, осознала, что мне даже приятно! Приятно испытывать удары здорового самца…

Я сама не заметила того, как мои стоны поменяли оттенок — из страдальческих они превратились в сладострастные!

-… Что, нравится тебе, сука! — Засмеялся Слон, не сбавляя темпа. — Что ж ты, блядь, специально, что ли в магазины голой ходишь!

«Господи, я блядь, меня трахают, как дешёвую блядь, я и есть блядь», — проносилось у меня в голове. Но волны оргазма всё подступали и в какой-то момент переполнили всё моё естество. Я закричала во весь голос, забилась в судорогах и обмякла.

Слон приостановился.

— Я не понял, кто здесь кому доставляет удовольствие? — С этими словами он вытащил свой член из меня. Я продолжала стоять, опираясь о стену, не в силах двигаться. Вдруг я почувствовала, что его палец залазит мне в сфинктер. Только этого не хватало! Я дёрнулась, пытаясь, освободиться.

— Ты что зашевелилась, курва! — Он ударил меня свободной рукой по заду. — Стой, не рыпайся! — И продолжил смачивать мой анус моими же выделениями.

— Не надо туда, умоляю! – Взмолилась я. – Очень прошу!

Наверное, у него что-то зашевелилось в душе, потому что он убрал руку от моей попочки и начал вставлять свой член во влагалище.

— Ладно, в жопу я тебя потом выебу! – И вдруг усмехнулся, легко входя в мою киску. — Да ты вообще, проститутка по натуре. Может тебе ещё и денег дать?

И Слон задвигался во мне, сначала медленно, потом распыляясь всё больше и больше. Вскоре он вновь набрал первоначальный темп и уже вводил толчками, будто что-то забивал. Сначала я тяжело дышала и извивалась, потом я начала непроизвольно постанывать (что за дурная привычка, прямо действительно, блядь какая-то!), даже немного подмахивать в такт движениям члена, получая с каждым вводом нарастающее удовольствие. Это, конечно, не сегодняшний мальчик! Кстати, я даже не спросила, как его зовут.

Парень вводил минут десять. Руки затекли, было неудобно, но приятно. Его толчки достигли немыслимого придела. Вдруг в преддверии оргазма он схватил меня за волосы и дернул на себя. Я взвизгнула от боли. Он ещё несколько раз ввёл член, и плотно прижавшись ко мне, до боли сжал мои бёдра и замер. Я почувствовала, как мощная струя семени брызнула во влагалище. И вместе с ним, задрожав всем телом и содрогаясь в конвульсиях, я испытала оргазм. Хорошо, что месячные у меня только закончились, и не было риска залететь.

— Всё,- выдохнул Слон. — Кончил. Ничего, сучка, только крикливая.

Он хлопнул меня по заду, вытаскивая ещё твёрдый член. По ноге и чулкам потекла сперма.

— Это еще не всё, — прохрипел насильник. – Ну-ка, обсоси елду!

От члена шёл острый запах, но другого выхода у меня ведь не было. Я находилась, как под гипнозом, подавленная властностью этого человека. Он держал меня за волосы, сильно оттягивая их, с явным садистским наслаждением и подталкивал член ко рту. Я насухо облизала его, но противно не было. После этого Слон оставил меня на некоторое время в покое и отошёл в сторону.

— На хрена ты в неё кончил? Теперь купайся в твоём дерме! — Обиделся Колян. – Слышь, сука, а ну вытрись!

— Подожди! – Отстранил его приятель. И ко мне: » Собери всё в руку!»

Я раздвинула ноги, немного присев, подставила правую руку под промежность, а левой сжала губы. Тягучая жидкость потекла в ладонь.

— А теперь глотай! – Засмеялся Слон. – Поняла?

Я слизала всю сперму и проглотила её. Ладно, не впервой, это ещё не самое страшное.

— Слон, а у меня опять встал! — Услышала я голос второго. Он развернул меня и наклонил, а потом с силой хлопнул по заду. — Ну-ка, раздвинь ножки! И вытри эту херню!

Я вытерла влажные губки и замерла в ожидании. Он схватил меня за ляжку с внутренней стороны, рука его проехала выше и глубоко врезалась в щель ребром ладони. Парень приподнял мою ногу и далеко отвёл в сторону, удерживая её правой рукой. — Вот так, сука, и стой!

Он не спеша помял бёдра, подвёл к себе и ткнулся членом чуть ниже вагины.

— Промазал, — засмеялся он. Потом рукой вставил его в щель и чуть отстранил зад. — Эх, ка-ак заебеню! — И резко дернул меня на себя.

Я закричала. Он ударил меня по заду со всего размаха. Удар получился хлёсткий и обжигающий. Чтобы не кричать, пришлось закусить губу, но боль от удара была настолько сильной, что стон вырывался непроизвольно.

Его член с силой стал то проникать внутрь влагалища, то освобождаться. Колян входил в раж. Он делал мне больно, дергал туда-сюда, как тряпичную куклу, с криком насаживая на свой пенис мою горячую, текущую дырочку. Слон фотографировал эту оргию с разных сторон, но на него никто обращал внимания.

-Ах ты, блядина! – Хрипел Колян.

Обхватив меня сзади, он мял и сдавливал мои груди, пальцами сжимал и теребил соски, которые были, твёрдые как камень. Он с рыком насаживал меня, а я вся извивалась. Затылку было жарко от его дыхания.

Это было самое настоящее жестокое изнасилование. Но мне нравилась его грубость, мне нравилось, что он обращается со мной, как со шлюхой. Мне нравилось, что он называет меня, воспитанную девушку из солидного банка, блядью (кем я, в сущности, и была). Он трахал меня грубо, остервенело, со злостью, как уличную проститутку.

Я уже успела кончить, а он никак не мог. Оргазм накатывался волнами, и когда я готова была кончить в третий раз, он опять ускорил темп и теперь не только насаживал меня на член, но и сам вводил, двигая тазом.

Мы кончили очень бурно и одновременно. Он сразу вытащил пенис, вытер остатки спермы о чулки и зад и, тяжело дыша, отошёл в сторону.

Ноги мои дрожали и держать уже не могли. Я опустилась на колени.

Они, не стесняясь меня, помочились на стену, потом закурили, о чём-то посмеиваясь. Я осмелилась тоже попросить сигарету, Слон протянул свою, сказав, что полсигареты я отработала.

— Тебе ведь понравилось? — спросил он через какое-то время. Я молчала. Не знала, что сказать – на седьмом небе я конечно же не была, но с другой стороны, свои оргазмы я действительно получила.

— Не слышу, блядь! – Заорал он вдруг и отвесил сильную пощёчину.

Я сразу закивала, говорю, да-да, конечно, ребята, всё просто здорово, я получаю огромное удовольствие от траха с вами. Он взял меня за подбородок, опустил на корточки и приподнял мою голову. Я послушно открыла рот. Он приблизил свой инструмент к моему лицу и похлопал им по щекам. Он был мокрый, сперма ещё не успела высохнуть. Я взяла в ротик, и там его член опять стал набухать. Он всё приговаривал: «глубже, сучка, заглатывай, чтоб до самого горла».

Обхватил мою голову и стал её буквально насаживать на член. Я давилась, но сосала. Он крепко держал мой затылок и долбил меня, вбивая член по самые яйца — я чувствовала их подбородком. Прямо в горло. Потом он попросил дать ему пиво. Колян протянул, и он, одной рукой держа бутылку, другой — прижимал мою голову к своему упругому животу. Он стонал уже в полный голос, потом вдруг вытащил член и протянул мне пустую бутылку.

— Стоп! Теперь берёшь бутылку и садишься на неё.

— Как это? – Притворилась я непонятливой.

— На пол ставь и пиздой на неё садись!

Делать нечего, я приподнялась, поставила под себя эту бутылку и медленно на неё опустилась. При этом смотрю Слону в лицо, высовываю язычок и начинаю облизывать губы – уж лучше притвориться шлюхой, чем плакать и умолять.

— Вот молодец, всё поняла. Теперь давай — вверх, вниз.

Я чуть приподнялась и опять опустилась на бутылку. Ещё и ещё, продолжая смотреть ему в глаза. С каждым разом я насаживалась всё глубже и глубже.

Я уже не сдерживала стонов, даже наоборот, искусственно их усиливала и успела заметить, как член Коляна на глазах становится ещё больше, растёт и задирается кверху.

Тут он вспомнил про фотоаппарат и засуетился вокруг меня, стараясь успеть снять всё представление. Меня всегда возбуждает секс при свидетелях и их взгляды удесятеряли мой оргазм. И я кончила на этой бутылке, глубоко опустившись на неё.

Опираясь на руки, я откинулась назад, выгнувшись им навстречу, и перевела дух.

— Молодец,… а теперь рачком, живо! – Слон толкнул меня на плащ и потребовал развести ноги.

— Ещё шире! – Звонкий удар по заду.

— Больше не могу! – Прошептала я.

— А вот так?

Он засунул три пальца во влагалище и растопырил их. Я дёрнулась и непроизвольно раздвинула ноги шире.

— Хорошо! — Довольно проговорил Слон. — А теперь мы поиграем. Ты любишь играть?

— Да, — быстро ответила я, не дожидаясь очередной порции боли.

— Это о-очень хорошо! Я буду хлопать тебя по попке, а ты будешь сжимать или разжимать ножки. Один раз хлопну — сожмёшь, два раза — раздвинешь. Если ошибёшься, будешь говорить «трахни меня», поняла, сучка?

— Да, да поняла.

Он зашевелил пальцами, раздражая влагалище. Я изогнулась, но ноги не сомкнула. Он шевелил и шевелил, пока я тяжело не задышала. Потом хлопнул по заду. Я быстро сжала ноги, ощущая движение пальцев сильнее. Он хлопнул ещё раз — раздвинула их.

— Ошиблась, кричи! — Он ущипнул меня за ляжку.

— Трахни меня!

Парень хлопнул ещё раз, и я сжала ноги, потом хлопнул ещё — опять сжала. Пальцы шевелились, как заведённые, возбуждая клитор и приближая начало экстаза. Я уже выгибалась, не обращая на него внимания, а он хлопал то раз, то два и заставлял кричать «трахни меня!»

— А теперь кричи «ебите меня в жопу!»

— Ебите меня в жопу! – Хрипела я, сотрясаясь всем телом.

— И в пизду! – Смеялся Слон.

— Ебите меня в жопу и в пи-и-и-зду-у-у! — Повторяла я, извиваясь в оргазме и ничего не соображая.

— Ну, раз ты так хочешь… – Осклабился он.

Они подняли меня, и Слон лёг на спину. Член его стоял колом, как древко знамени на городской администрации. Колян подвёл меня к нему и нагнул, медленно придавливая к земле. Мне пришлось стать на колени над Слоном. Влагалище оказалось точно над его пенисом, и он плавно вошёл в меня. Потом он крепко сжал своими лапами мои руки чуть выше локтей и с шумом выдохнул. «Как тисками зажал, подумала я, чтоб не вырвалась». Но вырываться я не собиралась, тем более что это было бессмысленно.

— Давай, Колян, распечатай эту целочку!

Колян не спешил. Просто стал сзади и начал тискать мои груди. Потом, плюнув мне на анус, он резким движением вогнал в мой зад указательный палец. Я взвыла от боли, и вцепилась руками в свой плащ, на котором лежал Слон.

— Какая же ты узенькая, палец еле входит, — прерывающимся голосом сказал Колян. — У тебя такая аппетитная попка. Попроси дядю выебать тебя в попу, ангелочек.

— Нет, не надо, прошу вас! — Я еле сдерживала слезы.

— Попроси, — угрожающим голосом повторил Колян. Он больно потянул меня за волосы. Я испугалась.

— Выебите меня в попку, я очень хочу этого!

— Как скажешь, малышка, всё только для тебя сегодня! — Голос его дрожал от возбуждения.

— Ты ведь целочка, ангелочек, ты ведь хочешь, дядю? Ты хочешь, чтобы я зашел глубоко? Ты хочешь, чтобы я засунул тебе по самые яйца?

— Да, еби меня в попку. Засунь в меня свой член, выеби меня! — Я подыгрывала Коляну, хотя рыдания рвались наружу.

Покрутив пальцем у меня в заду, он присовокупил туда ещё один. Мой анус просто пылал огнем. Одной рукой он тянул меня за волосы к себе, а другой уже пихал мне взад три пальца одновременно. Вместо крика у меня получалось только глухое мычание.

И тут я почувствовала прикосновение члена к заду. Он был мокрый и горячий и слегка пульсировал. Я сразу же начала протестовать, просить туда меня не трахать, но Колян меня и не слушал. Вытащив из меня пальцы и отпустив мои волосы, он взял меня за бёдра, развёл большими пальцами ягодицы и, не давая опомниться, резко дернул на себя, сходу вгоняя свой отросток в мой, пока ещё девственный зад.

Со всей силы он вошел в меня, погрузившись до половины. Я заорала, такой боли я не испытывала никогда, выгнулась дугой и чуть не потеряла сознание. Моя спина мгновенно вспотела. Попытки встать, только еще больше насаживали мою попку на его член.

— Вот бля, какая же ты узенькая, кричи, сучка, кричи. Ты меня так заводишь. Тебе ведь больно, ангелочек? И приятно? Скажи дяде, что тебе нравится! – Шептал он мне на ухо, навалившись на меня всем телом.

— Мне очень нравится, — с трудом стонала я, задыхаясь от боли и его тяжести.

— Ты мой любимый ангелочек, расслабься, дай дяде, что он хочет, и я буду с тобой очень добрым, — повторял он, сжимая мою грудь. Потом он положил меня на бок, продолжая иметь в зад.

Колян выждал пока я кончу выгибаться и продолжил толкать свой член в мой анус. Он входил тяжело, с необыкновенным трением. Загнав его полностью, он сделал паузу и подался назад. Из глаз у меня покатились слезы, я стонала от боли и просила прекратить. Но Колян меня не слышал, он стал раскачиваться в разные стороны, пытаясь растянуть мою дырочку насколько можно.

Я закрыла глаза и хотела только одного — чтобы все это скорее закончилось! Меня грубо трахали, насиловали в зад, а Слон держал мои руки, чтобы я не сопротивлялась.

Я нашла в себе силы обернуться, и увидела, как Колян довольно сопя, полностью вгоняет свой член мне в зад прямо как в заштатной немецкой порнухе.

— Не хотела, дура, по-хорошему, — прохрипел он, — вот и получай, проблядь.

— Не надо! Не хочу! Больно-о-о! Ой, мамочка-а!

— Ты хотела, — зашипел он, — сама просила! Получай, сука!

Боль была невыносимой. Казалось, что в заду всё разрывается. Я стонала, стараясь не кричать, и вскоре, стала умолять их:

— Смажьте там, чем-нибудь, ну пожалуйста, мне больно! У вас же гель есть!

— Точно, есть! — Обрадовался Слон. — Ладно, смажь, Колян, а то помрет.

— Спасибо, спасибо, — пролепетала я, и это было ещё более унизительно!

Колян неохотно вытащил член, достал интимный гель, пару раз нажал и стал смазывать мою дырочку. От холодной смазки по телу пробежала приятная дрожь. Вдруг Колян взял мою колбасу, откусил добрый кусок и смачно зажевал. Потом перевернул её, смазал нетронутый конец гелем и начал пристраивать к моему заду. Я дёрнулась, но Слон держал меня мёртвой хваткой.

— Меньше дёргайся, сука!

— Не надо! – Взмолилась я.

— Надо! – Зашипел Колян. – Ты не трепыхайся, а то больно будет. Расслабься, я еще только растягиваю дырку, а вот когда выебу тебя в попку, тогда ты станешь стопроцентной блядью. Ты не дергайся – хуже будет!

Осторожно покручивая колбасой, он впихивал её в мою попочку. Я вскрикнула и захрипела от боли, но Слон крепко держал меня и не позволял освободить мой зад от постороннего предмета. Он начал прикусывать мои соски, сильно увеличенные и твёрдые, как камень. Колян тем временем плавным движением послал колбасу вперед, а большим пальцем другой руки уверенно прижал набухший клитор. Вскоре боль притупилась, поскольку смазки было достаточно, а поглаживания клитора вызвали новое наслаждение.

— Вот теперь, ты почти настоящая блядь! — Прошептал он мне в ухо и сделал несколько поступательных движений. Потом осторожно вытащил колбасу, и я испытала при этом огромное облегчение. Колян смазал свой член и стал повторно пристраиваться к моей попе. Я закрыла глаза и расслабилась, будь что будет, мне уже все равно! Всё стало безразлично.

Он приставил головку к разработанной дырочке и легко вошёл в меня. Я почувствовала, как член в моей попке медленно заскользил дальше в тугую глубину. Я немного привыкла, первая боль ушла. Мой анус лишь пульсировал, неимоверно растянутый колбасой. Настоящая боль была только в момент проникновения.

Он трахал меня в зад, полностью погружая и доставая член, наслаждаясь моей оттопыренной попкой. И вот я уже слабо застонала, когда его член совершил пару движений в тесном плену. Слон приподнял мой зад и стал медленно вводить свой член на всю глубину, до самой матки. Один пыхтел снизу, другой — сверху. Это было унизительно и в то же время возбуждающе. Два члена входили в меня и мучили моё тело. Я стонала и кричала, мне было… больно и приятно одновременно.

Меня трахали спереди и сзади, а я только хрипела и елозила, стараясь глубже насадиться на твердые органы. Я чувствовала себя полной сучкой. Я выпячивала зад и подмахивала им, я просила их оставить меня и тут же подставлялсь. Я была в полном экстазе. Я была женщина, блядь, шлюха, я была…

Они работали, как слаженный механизм и драли меня долго, с удовольствием. Я совершенно обессилила. Колян наваливался на меня всей массой. Я чуть не задыхалась и только умоляла:

— Ну, же! Ну, кончай скорее! Ну, хватит уже! Ну, отпусти меня, пожалуйста!

Моя попо