Поездка в другой городМы с женой решили поехать в соседний город. На три – четыре дня. Гостиница заказана, машина проверена, все ОК.

Моя жена, стройная девушка, на вид лет 20 – 22, хотя на самом деле за тридцать. Плоский живот, упругая круглая попка, маленькая грудь. Я хочу ее постоянно, не смотря, на то, что живем вместе шестой год.

Утром выходим из подъезда, на ней короткая белая футболка, обтягивающая ее тело как перчатка. Ее грудь проступает сквозь нее как голая. На бедрах голубое пареро, обернутое несколько раз, и все. Такое условие нашей поездки, она должна быть всегда без белья. И, если, без лифчика она обходится свободно и в повседневной жизни, одевает его только тогда, когда без этого не обойтись. То идея провести три дня без трусиков возбуждает и ее, и меня.

Закидываем вещи в машину и вперед. Когда проехали границу города, я остановился на обочине. Утро, но машины на дороге уже есть. Мы выходим из машины. Она дожидается нужного момента. Вот с нашей стороны машин нет, а на встречу едут подряд, с небольшим интервалом, четыре легковушки. Она разматывает тонкую ткань, отдает накидку мне. И остается с голой попкой. Первые две тачки ничего не увидели, не повезло. В третьей что – то увидели, но разглядеть толком не смогли, Проехали мимо, оглядываясь. А в четвертой, все увидели, поняли, успели сбросить скорость, проехали мимо нас еле, еле, прилипнув к окнам. Напоследок посигналили. Там ехало двое мужиков. Моя красавица махнула им рукой и села в нашу машину. Раскраснелась, застеснялась, но уговор есть уговор. Мы поехали. Молчали. Минуты через три, я положил руку ей между ног, там было мокро. Я начал поглаживать ее там:

— Тебе понравилось?

— Не знаю.

— А все — таки? Ведь ты сильно возбудилась, – я стал ласкать ее посильнее.

— Не знаю, как сказать.

— Может тогда не будет?

— Нет…… Давай попробуем…. Как… договорились….

Она откинулась на сиденье, раздвинула ножки, и через минуту застонала, завершая свое первое приключение в этой поездке.

Дело в том, что перед поездкой мы договорились о некоторых правилах, и определенном сценарии. Например, все три дня она должна быть без трусиков, и без лифчика. В ее вещах, этих предметов мы даже не везли. Далее, у нее было всего три юбки, специально приготовленные для поездки. Все были короткими, очень короткими, такими, что если наклониться, или присесть, то попка и щелка оказывались открытыми. Одна из юбок была в обтяжку, из тонкой ткани. Она просвечивалась, и на свету было видно, что девушка без трусиков. Еще одна, была в складку и расклешенная, но имела по бокам разрезы до самого пояса, поэтому, когда в ней садишься, бедра оголялись до самой талии. Третья бала джинсовая, подлиней других, но передние внутренние карманы были отрезаны. Если засунуть руку, то можно было без помех гладить ее по голому лобку. Несколько коротких, обтягивающих футболок, пара прозрачных блузок. Были еще пару шорт, и блестящие черные брюки, с аккуратной продольной дырочкой между ног. Это одежда.

Мы придумали ряд правил: если мы одни, то на ней не должно быть одето больше одного предмета одежды, какого — она определяла сама. Поэтому в машине она и ехала полуголой. Дольше, обнаженные части тела я мог трогать, когда захочу. Еще на одном правиле она настояла. Звучало оно так: если шли куда — нибудь, в любом помещении под крышей, и мы никого из людей не видели, то я должен был ее «вести». Брать спереди ее за губки между ног и вести за собой. Причем, если появлялись люди, то я должен был ее отпускать, но без «суеты и спешки». Было еще несколько правил, например, про лифт. В лифте, если мы одни, она должна была становиться лицом к дверям, а я поддерживать ее, положив руку ей на попку под юбкой.

Также, мы придумали несколько сценариев. И раздевание на трассе – один из них. Еще было:

По дороге, заехать в лесополосу, полностью раздеть ее, привязать к дереву за руки, отогнать машину метров на двести, вернуться к ней, найти, а лучше срезать и очистить от коры, подходящий пруток, и отшлепать ее по попке. Все это время, она, стояла голая, беспомощная, привязанная к дереву. Если появятся люди, то не торопясь, отвязать ее, и отвести в машину. Ее дополнение — я не должен был в этот момент ее ничем прикрывать.

Еще, съехать с дороги, раздеть ее, положить в багажник, для этого мы везли толстое одеяло, и багажник был освобожден от всего. Связать руки и ноги, засунуть в дырочку вибратор, и так проехать 50 км.

В городе – отвезти ее в парк или на набережную, или на пустую улицу, на мой выбор, выбрать момент, задрать ей юбку до пояса и «провести» ее так метров 20 с голой попкой и лобком. Если появляются люди, ничего не поправлять, не загораживать, пока не кончится выбранная дистанция.

В гостинице, вывести ее только в футболке или в расстегнутой блузке на балкон, номер был забронирован с балконом, выходящим на одну их центральных улиц города. Там поставить ее на колени, засунуть член ей в ротик, и стоять курить, ее дополнение, должно быть светло, и улица должна быть оживленная. Кончить ей надо было на лицо или грудь.

Ларек. Выбрать ночной ларек, подъехать к нему часа в два ночи, что бы вокруг никого не было. Она должна быть в узкой юбке, задранной на пол попки, подойти и купить сигареты. Потом вернуться в машину. Соответственно, если юбка на половине попки, то ее щелка полностью голая.

Проехали 200 км. Останавливались два раза, ей хотелось в туалет. Неожиданно, такое простое действие в такой одежде превратилось в целое приключение. Тщательно с дороги выбиралась лесополоса, чтобы была более, менее густая, и был подъезд к ней. Потом мы съезжали с дороги, и заезжали за деревья. Я выходил из машины и оглядывался – никого. Открывал ей дверь. Она с голой попкой, мы же были одни, присаживалась на обочине, я отворачивался, потом я приносил ей полотенце и бутылочку с водой, потом смотрел, как она возвращается к машине, зрелище было великолепное. Полуголая девушка на грунтовой дороге, хоть картину пиши.

Еще 50 км, снова: «мне надо…». Она смотрит в окно, выбирая. Кинул взгляд на нее, попка в повороте просто класс! Вижу какое то пятно на футболке, говорю. Она рассматривает пятно зелено – желтого цвета – Наверное, испачкалась о цветы в последний раз, надо поменять футболку.

Решаю немного пошутить: « Поменяем, ты опять испачкаешь, так к городу никаких футболок не останется».

— Что же делать, — она в искреннем недоумении.

— Делать это без футболок.

— Ну ты развратник, тебе мало что я рядом с тобой пол области проехала почти голой, ты хочешь меня совсем раздеть?

— Ну, не совсем, только в лесополосе.

— Ты же за 6 лет меня видел сколько раз.

— А мне мало, еще хочу, я же не виноват, что ты такая красивая, соблазнительная, и вообще.

Тут появилась подходящая цепочка деревьев. Заехали. Я вышел – никого, вышла и она. Снимает футболку и бросает ее на сиденье, идет, не оглядываясь, но заметно играя попкой. Садится, тут приходится отвернуться. Уговор. Возвращается. Останавливается передо мной, голая и прекрасная. Я глажу ее грудь, живот, лобок. Пальцы проникаю все ниже и ниже. Ее щелка уже вся мокрая. Разворачиваю ее спиной к себе, чтобы она облокотилась на крышу машины. Говорю: «Подожди». Картина просто прелесть. На грунтовой колее, около черной машины, стоит стройная девушка, выставив вперед попку и слегка раздвинув ноги. Достаю из машины пруток, которым запасся на предыдущей остановке. Вожу прутком по попке, по ногам, внутри бедер, и, наконец, между ног. От одной ноги к другой, чтобы ее мокрые губки загибались. Она раздвигает ножки посильнее. Шлепаю ее по одной половинке, по второй, несильно, но через четыре удара, на попке появляются красные полоски. Теперь очередь щелки. Сначала сильно, почти грубо прижимаю прут к ее губкам, раз и еще раз, она даже встает на носочки от такой ласки, потом шлепаю ее по губкам, по клитору, между губок, часто, но еле, еле. Еще немного и она кончает, громко стоная. Приходится поддерживать ее, чтобы не упала. Садимся в машину, она надевает футболку, и мы выезжаем на дорогу. Впереди нас ждали многие километры удовольствия.