Поезд Москва-СевастопольПоезд Москва — Севастополь задержался на 10 минут, но пара молодых людей не переживала. Это была их долгожданная поездка в Крым. Ребята заняли свои места на боковых полках и достали нужные в поезде вещи, и начали общаться! Ее звали Даша, а молодого человека Михаил. Знакомы они были почти год, и по уши были влюблены друг в друга! Именно поездка должна была изменить всю их жизнь, Михаил хотел сделать ей предложение.

Как-то неожиданно быстро стемнело, яркие фонари небольших станций изредка мелькали за окнами. Ребята начали стелить постель, и перед сном пошли в туалет. около туалета они переглянулись и решили зайти вдвоем, благо не было очереди. Зайдя и закрыв дверь за собой они начали целоваться. Миша взял ее за попку и придвинул к себе, но качало так сильно, что первый же поцелуй мог закончиться выбитыми зубами. Они рассмеялись и обнявшись вышли в вагон. Перед сном Миша предложил выйти покурить в пустой тамбур.

В приоткрытое окно бил ветер, разметывая её волосы. Он любил смотреть, как она курит, хотя сам бросил несколько лет назад. Это было очень эротично. Красивыми пальчиками с длинными ухоженными ногтями, она брала сигаретку, поджигала и как бы нехотя подносила к чувственным губкам. Охватывала её и медленно затягивалась, глядя игриво в глаза. Все уже спали, и только перестук колес вплетался в их молчание. Она выбросила сигаретку в окно, повернувшись ко нему красивой округлой попкой. Миша подошел сзади и прижался к ней, охватив её узкие плечи руками. Она замерла, словно прислушиваясь к себе. Потом резко развернулась и впилась губами в его губы.

И как это бывало обычно, её страстные поцелуи, грудка, чуть вставшая под блузкой, трение бедер о его, сразу снесли ему голову, заставив позабыть обо всем на свете. Он рванул её блузку, и пуговицы со стуком разлетелись по всему тамбуру. Чуть наклонившись, губами впился в крупные розовые соски, уже стоявшие и манившие твердостью и беззащитностью. Даша тихонько застонала и прижала его голову к груди. Одной рукой Миша держал её за талию, а вторая уже лихорадочно дергала ремень, скользила, расстегивая молнию на джинсах. Он чуть нажал ей на плечо, и она послушно опустилась на корточки, заглядывая ему в глаза и нежно обвивая губами большую крупную головку, засасывая её полностью. Он схватил её за волосы на затылке и попытался засадить его полностью. Но она чуть тряхнула головой, освобождаясь от его захвата, отпустила головку, взяла рукой твердый ствол и стала ласкать его языком, облизывая пульсирующие венки на нем, щекотя и играя уздечкой. Страстно, смачно и аппетитно она облизывала и слегка посасывала головку, возбуждаясь, все больше сама. Миша не выдержал, и уже крепко схватив её за волосы, не давая вырваться, с силой ворвался в её текущий слюной ротик. Войдя глубоко несколько раз, он остановился, достал, поводил по лицу, слегка пошлепал по щекам, губам, наслаждаясь тем, как она пытается поймать его губами. Покачивания вагона помогали ему увернуться от её губ. Видя, что Даша уже дрожит от желания, и мольбу в глазах, он молча поднял её, развернул к себе спиной и властно нагнул.

Она вцепилась руками в решетку на окне, оттопырив попку и расставив широко ноги. Он закинул юбку ей на спину и увидел влажные от желания трусики. Немного подумав, Миша достал из кармана перочинный нож и быстрым движением разрезал их, Даша охнула от неожиданности, но не сказала ни слова. Крепко ухватив её за бедра, стараясь попасть в покачивания вагона, он решительно вошел в неё, сразу полностью введя весь член. Она застонала и выгнулась сильнее, принимая его весь. В это время дверь в тамбур хлопнула, Миша краем глаза поймал движение, но, видя, что Даша не реагирует в своей страсти, решил не обращать внимания тоже. Она чуть сжала мышцами его член, и он сразу позабыл обо всем на свете, яростно толкаясь в ней, сжимая руками бедра и двигаясь, все быстрее, порыкивая от возбуждения. Тут сильно качнуло вагон, и то ли он попал в какое-то возбудимое место, то ли уже Даша сама была готова, но она застонала и стала кончать, охватывая и сжимая в сладостном оргазме его член. Мишка не выдержал и тотчас стал выплескиваться толчками, прижимаясь лобком к её ещё подрагивающей попке. Она медленно поднялась, и развернулась у нему лицом. Мишка приготовился её поцеловать, но вдруг увидел в её глазах… тут даже сразу и не скажешь.. как передать ту гамму эмоций, что пробежала по её лицу, он обернулся и увидел стоящих с ухмылкой двух парней у противоположной двери, с бутылками пива.

— Ну, что, голубки, натрахались?, — нахально спросил один.

— А телка-то ничего, -подхватил другой, жадно пытаясь взглядом увидеть её всю, спрятавшуюся за спиной Миши.

— Так, концерт окончен. Расходимся!- На лице Мишки заходили желваки, а руки невольно сжались в кулаки.

— Не торопись, маэстро секса — ухмыльнулся первый, — теперь и мы уж попробуем.

Мишка покрыл их отборным матом, сказав, что он думает о них, их матери и куда им следует сейчас отправиться. Парни угрожающе двинулись в их сторону. Миша спиной почувствовал, как задрожала Даша, он повернулся успокоить её, но не успел произнести ни слова. Сильный удар обрушился на его голову, гася сознание полностью.

Мишка открыл глаза и уставился в белый потолок. ГДЕ Я? ЧТО Я? КТО Я? память медленно, словно нехотя возвращала ему его, себя, перед глазами появлялись обрывки видений. Девушка…да это Даша… свадьба…мама… поезд…секс…подонки. Он попробовал приподняться, но боль ударила по нервам, голова кружилась и гудела…он застонал и упал обратно на подушку. Тотчас открылась дверь, и медсестричка, в коротеньком белоснежном халатике увидев, что он открыл глаза, выскочила обратно. Буквально через несколько секунд в палату зашел врач. Маленький, толстенький с добродушным выражением лица. – Ну, что, молодой человек? Пришли в себя? Долго же вы изволили нас нервировать! — он улыбнулся, посмотрел показания приборов, прицепленных к Мишкиным рукам и голове. «А теперь попробуйте вспомнить, как вас зовут, » — он внимательно смотрел в его глаза, вслушиваясь в каждый произносимый звук. В течение краткой беседы выяснили, что Мишка помнит всё, кроме того как сюда попал. Оказывается его подобрали под железнодорожной насыпью, причем понять откуда он выпал или был выброшен не представлялось возможным, так как по этому участку дороги проходило огромное количество поездов, а об исчезновении пассажира не было заявлено ни с одного из них. Мишка чуть не впал опять в шок, когда узнал, что он уже неделю валяется в этой больнице. Вещей не было, телефона тоже, а на память он не помнил ни одного телефонного номера. Но то, что хоть пришел в себя и помнил почти всё, уже было отлично. Утром ему сняли большинство проводов, разрешили потихоньку вставать. Завтраком ещё медсестра его покормила утром с ложки, и ушла, пожелав скорого выздоровления. С трудом Мишка сел на кровати, медленно спустил ноги на пол. Слегка кружилась голова. Попытался встать, но ноги плохо слушались, и он опять сел обратно. Выпитый чай давал о себе знать, и Мишка во что бы то ни стало, решил добраться до туалета.

В это время в палату вошла медсестра, неся лоток с прибамбасами для укола. Мишка насколько мог быстро забрался обратно под одеяло. Она подошла и усмехнулась. «Ишь, пришёл в себя! Застеснялся! А неделю тут голый валялся ничего? — глаза её озорно сверкнули, Давай, разворачивайся, укол буду ставить,» и она профессиональным движением набрала в шприц лекарство, смочила ватку спиртом и выжидательно уставилась на Мишку. Тот, краснея, неуклюже повернулся на живот, и ногой нечаянно сбросил полностью одеяло на пол. Медсестра смазала ягодицу и быстрым движением всадила иглу. Потом рукой в перчатке играючи провела по его напрягшейся попе, пальцем слегка задела промежность и коснулась мошонки. Мишка замер, не зная как реагировать..»Вот и всё. Чего-нибудь надо будет – зови». Она собрала всё и выжидающе посмотрела на Мишку. Чувствуя, что у него булькает уже в ушах, он промолчал, надеясь, что она быстро выйдет. Но она вдруг присела на кровати и мягко провела по его спине рукой. Мишка повернул к ней лицо и спросил: «Где моя одежда?»

— Я могу принести, но толку не будет, да и не разрешат мне. Она вся грязная, порванная.

— Что мне делать? — Мишка в отчаянии готов был уже выть, так ему хотелось в туалет.

— А давай я её заберу домой и как смогу приведу в порядок?

— Хорошо…

Медсестра качнула головой и пошла к выходу. Мишка перекинул ноги и попытался соскочить, но от быстроты потерял равновесие и упал бы, если бы женские руки не поддержали его.

— Ты куда, казак? — медсестра удивленно посмотрела на него.

— Тебя как зовут?

— Лена,- она слегка одернула коротенький халатик.

— Мне в туалет надо, — опять краснея, произнес Миша.

— Давай судно дам?

— Нет, мне надо своими ногами, помоги дойти!

Мишка плюнул на всё, эти медсестры тут каждый день смотрят на голых мужиков, а ему сейчас главное не уделаться на её глазах и, наконец, встать на ноги. Поддерживаемый Леной он дошел до стены, там, опершись руками на стену, двинулся в сторону заветной двери.

Он сумел туда зайти, но устал так, словно работал неведомо сколько времени без перерывов и выходных. Мишка стоял над унитазом, держась руками за стены, ноги дрожали, и не было сил даже открыть крышку, чтобы либо сесть, либо попробовать попасть так, без рук. Лена молча подошла сзади, открыла сиденье и взяла в руки его член, направив в унитаз. Тотчас ударила мощная струя, и облегчение стало вливаться в его тело. Лена терпеливо держала его, иногда чуть сжимая, потом стряхнула последние капли и чисто по-женски обтерла ещё напоследок куском туалетной бумаги. Красный как рак, Мишка пробормотал слова благодарности и пустился вдоль стен в обратный путь к кровати.

— Завтра тебе будет легче, я помогу тебе помыться, — как ни в чем не бывало, Лена собрала свои инструменты и направилась к двери. Со вторым походом туда Мишка уже справился сам, с каждым часом он креп, приходя в себя, и чувствовал постоянный голод. Обед принесла другая медсестра, постарше Мишки, разговорчивая и смешливая. Посмотрев, как он ест, она унесла всё, а потом принесла ещё добавки.

— Вот и хорошо, парень! Пошел на поправку!

В свободное ото сна время, Миша складывал все воспоминания и события как мозаику, пытаясь, все вспомнить, разложить в голове по полочкам. Внутри поднималось волнение, что же с Дашей? Почему она не ищет его? Почему не сообщила, что он пропал прямо с поезда. Всякие нехорошие мысли лезли в голову, но он отгонял их, досадуя на свою пока немощность.

Утром завтрак принесла Лена, но не ушла, а сидела и смотрела, как он ест, слегка улыбаясь и смущая его. Ей он очень нравился. Симпатичный парень с хорошей фигурой, правда, отощавшей за время голодовки. Миша допил чай и вопросительно глянул на неё.

— Ах, да, — Лена сорвалась в коридор и вернулась через несколько минут со свертком.

— Я тут постирала, погладила, что могла, подшила…

— Что я тебе должен? — не думая, спросил Мишка.

— Жениться… Глаза её гневно сверкнули

— Прости, — он раскаянно взял её за руку и поцеловал.

— Ладно, — буркнула она,- а теперь сначала мыться, а потом уж и одеваться.

Она вошла в туалетную комнату и включила воду, набирая её в ванну. Вышла снова и вернулась с бутылочкой, налила немного в воду и вспенила её.

— Душа нет, вернее некуда его прицепить. Поэтому моешься и поливаешь себя сам, — она показала, как включать и выключать воду и душ, а потом забрала грязную посуду после завтрака и вышла из палаты.

Миша сначала сел в ванну, потом лег, полностью, погрузив тело в теплую ароматную воду, и лежал, не думая ни о чем. Видимо он все же задремал немного, потому что не слышал, как вошла Лена, а почувствовал, что его кто-то трогает. Он открыл глаза и увидел, что она мягкой губкой протирает… или моет… его плечи, руки, опускаясь, все ниже. От прикосновений женских рук его ствол стал оживать, но под пеной было не видно, и Мишка молча сидел, ловя кайф от воды, пены, прикосновений женских рук. Лена слегка провела губкой по груди, животу и взялась за ноги. Приятная волна поднялась от самых пяток до паха, вздыбливая уже совсем серьёзно его ствол. А она словно играла с ним, проводя вверх и вниз по ногам, по внутренней стороне бедра, словно ненароком задевая мошонку и подтягивающиеся яички. Мишка лежал, стиснув зубы, не спуская с неё взгляда и следя за её эмоциями. Целая гамма чувств была видна на её хорошеньком личике: одна эмоция сменялась другой. Хитрая дурашливая мордашка сначала, стала немного расслабленной, затем сосредоточенной, недоуменной, словно не понимала, что она делает не так, почему нет результата. Лена не выдержала, и уже откровенно рукой полезла проверить, к чему привели её дразнения. Наткнувшись пальцами на большой крепко стоящий ствол и замерев от неожиданности, она густо залилась краской. «Ну, продолжай!» усмехнулся Миша. Она тряхнула головой, словно набравшись смелости и решившись, и отбросив в сторону губку, стала ласкать и гладить в воде пальчиками его уже вовсю стоящее орудие. Видимо и её это заводило, она томилась от желания, но сама ни на что не решалась. Поняв это, Миша приподнял одну бровь и глядя ей прямо в глаза приказал: «Раздевайся!» Она словно ждала этого, торопливо расстегнула халатик и скинула его, оставшись в одних черных стрингах. «Иди ближе и встань раком!, -снова скомандовал он и сел в ванне. Она подошла к изголовью, опершись одной рукой на край ванны, слегка нагнулась, её две небольшие грудки словно нависли над его лицом, вторую руку она опять опустила на его ствол.

Погладив его вверх и вниз, пальчики заскользили по стволу, словно ощупывая его, то, сжимая, то, отпуская, словно слушали биение венок на нем. Затем пальцы поднялись до головки, нежно ощупали её, поласкали и, спустившись чуть ниже, охватили в кольцо и стали ритмично двигаться, то закрывая полностью головку кожицей, до оголяя до самого основания. Чуть постанывая и двигая бедрами в такт, Миша в свою очередь губами ловил её уже стоящий и налитый сосок, а поверх уже мокрой ткани, пальцами ласкал то губки, то между ними, потом сдвинул полосочку и в скользкую возбужденную пещерку проник сразу двумя пальцами, заведя полностью… замер на несколько секунд и стал энергично двигать, попадая в такт с её пальцами на стволе. Лена расставила ноги и громко стонала, иногда встряхивая головой, а затем стала приседать, насаживаясь на его пальцы. В своей страсти она ничего не видела и не слышала, торопясь удовлетворить своё желание и продолжая быстро дрочить желанный ствол. Миша смотрел на её возбужденное лицо, слышал страстные стоны, чувствовал её желание и похоть, ощущал пальцами, как сжимает она их мышцами сочащейся киски, и двигал бедрами все быстрее, не в силах совладать со своим возбуждением и желанием. Вдруг она замерла на миг, громко и протяжно застонала и сильно несколько раз насадилась на его пальцы, зажав крепко мышцами, рука на члене сильно сжала его и быстро заскользила вверх и вниз. По ритмичным сокращениям киски Миша понял, что она кончила, и тотчас оргазм обрушился на него, сводя судорогой ноги, выгибая тело. Лена почувствовала, как под её пальцами стал сокращаться ствол, и сперма толчками ударила в воду.

Еще несколько минут они приходили в себя, выравнивая дыхание. Затем Миша поднялся на подрагивающих ногах, улыбнулся и дал ей в руки душ со словами:»Ну вот, теперь держи пока я буду мыться.» Девушка молча включила теплую воду и держала душ, пока он мыл своё тело. Миша мылся не торопясь, тщательно, заводя и дразня её снова. Но Лена стойко перенесла все, чуть улыбаясь уголками губ. Потом он вышел, а она задержалась немного, вышла уже посвежевшая, в халатике. Глянула на часы и охнула:»Мишка! мне смену сдавать пора!», заторопилась к двери, он поймал её за халатик и запустил руку между ног. Она, смеясь, отпрянула, но он успел понять, что там ничего нет. Она вытащила из кармана и шутливо помахала ему трусиками, показала язык и выскользнула за дверь.

На следующий день ему нанес визит следователь, снял показания. Миша мало, что мог ему рассказать, парней почти и не помнил. Хорошо, что помнил направление поезда, даже места …а вот номер вагона никак не мог вспомнить. Хотя по имени и фамилии это можно было найти. Следователь пообещал ему выяснить номер телефона его фирмы и позвонить его заму. После его ухода Мишка задумался, пытаясь вспомнить всё произошедшее, но в общей картине, как в мозаике не хватало деталей. Вечером снова пришла медсестра постарше. Она пришла с тазиком и стала протирать пыль по всей палате, что-то рассказывая о своей семье, о погоде, о каком-то сериале. Низко наклоняясь, протирая батарею под окном, она продолжала что-то бубнить, не думая, что её халат задрался, обнажая пухлые ножки, которые были очень аппетитны… Он её не слушал, уйдя в свои невесёлые мысли. Как он скажет матери Даши, что она пропала? И что он не смог её уберечь? Раз она не нашла его, значит ведь и она не вернулась домой… Следя глазами за медсестрой и изредка поддакивая ей, он поймал себя на странном чувстве возбуждения, его ствол опять стал поднимать голову. А она не подозревая, что заводит его, продолжала мыть где-то внизу, внезапно она устала стоять внаклон и встала на четвереньки, прогнувшись и выставив большую красивую попу, обтянутую халатом, который бесстыдно обнажил промежность с красивыми полупрозрачными трусиками, через которые просвечивала волосатая киска. «Надо же! — про себя поразился Миша,- даже женщины в возрасте носят красивое бельё!» и с этой минуты из его головы вылетело всё, он лежал, поглаживал свой ствол и наблюдал за этой попой и киской, которые активно двигались в такт работающей хозяйке. Не выдержав, он тихонько поднялся и подкрался к ней сзади.

Встав на колени, он положил ей руки на бедра… Она замолчала на полуслове, попыталась оглянуться, а он не думая совершенно что делает, радуясь что сразу его не прогнали, отодвинул полоску трусиков и вошел сразу в неё, скользя в своей смазке. Она вскрикнула, дернулась… но он держал её крепко и торопливо двигался, боясь, что она сейчас выскользнет. Её мягкая, горячая и кисочка охватила плотно его ствол, в руках приятно колыхались полные и упругие бедра. Внезапно она застонала и стала двигаться ему навстречу, насаживаясь все быстрее, полностью захватывая ствол, а затем сдвинула ноги вместе, совсем зажав его. Ствол двигался словно в тесном туннеле. Это так возбудило Мишку, что он кончил в несколько толчков, даже не успев достать его и балдея от того, как он сокращается внутри. Он осторожно вынул ствол и поднялся на ноги, с ужасом думая, что он сделал. Она тут же развернулась, он подал ей руку, помогая подняться с пола. Её выражение лица испугало его, медсестра с размаху ударила его тряпкой по плечу:»Ну что за молодняк пошёл!!! — он обалдев уставился ей в глаза, и увидел, что они смеются,

— Словно кролики! Раздразнил и бросил!

Тут Мишка не выдержал и расхохотался: «Я думал, вы меня убьёте».

— Да, ладно. Всё равно удовольствие получила. Раз на бабу запрыгиваешь – значит, совсем поправился.

— А когда меня выпишут?

— Что к молодым не терпится? усмехнулась она,- скоро. Вот врач на обход придет и все тебе скажет.

— Вы извините меня, — смутился Мишка.

— Забыли, — медсестра забрала всё и, улыбаясь, вышла из палаты.

Миша сходил в душ, поужинал и впервые заснул быстро и крепко без снотворного.

На следующий день Лена притащила ему в палату небольшой телевизор, и он почти полдня бездумно гонял по каналам, слушая всё подряд и ни во что не вникая. После обеда он только решил подремать, как дверь палаты резко распахнулась, и он увидел на пороге своего близкого друга и зама по работе Сергея.

— Мишка…сволочь!!!! мы же уже похоронили тебя! Что делать, где искать… заяву писали в ментовку. Да разве они найдут!? он тряс его, обнимал, и чуть не плакал от радости.

— Как там? — спросил Михаил

— Где?

— Ну на работе…вообще.

— Знаешь, как ты пропал, сначала клиенты испугались, разбегаться хотели, но мы им не дали. Так что на фирме все хорошо. Родители Дашки подали заявление, искали вас обоих. Их даже как-то на опознание вызывали. Думали их дочь. У отца инфаркт случился от переживаний, еле вытащили. А буквально на днях, её брат из Германии приезжал, оформил срочно все документы и забрал их к себе. Так что не сегодня-завтра они уедут отсюда.

— нда…Теперь думаю, что хорошо, что у меня нет родителей в живых,- Мишка тоскливо глянул в окно.- Серый, ты поможешь мне Дашку отыскать?

— Ты чего Мих? Никаких следов, даже менты отказались уже.

— Всё равно я постараюсь. Попробую пройти всё заново, как мы с ней ехали.

— Вот только без перегибов и фанатизма. Ты сейчас фирме нужен как воздух.

— Ладно Серж… я понял всё.

— Да, кстати, тебя когда выпишут?

— Не знаю. Врач пока не говорил.

Сергей немного подумал и сказал, что сейчас сам сходит к врачу.

Мишка в нетерпении мерил палату шагами, когда вошла Лена опять со шприцами и большим пакетом.

— Что это?

— Это твой друг оставил в коридоре, когда сказали, что ты здесь, он все бросил и полетел к тебе.

Сейчас нашего врача терроризирует, по поводу твоей выписки, — Лена звонко рассмеялась, но

Мишка почувствовал, что она расстроена. Понимая, что это он причина её грусти, он перевел разговор в другое русло. Предлагая посмотреть, что там в пакете. Там оказалась его одежда. Причем Серега видимо просто скидывал все из шкафа подряд, потому что с его летней одеждой тут же оказалась зимняя норковая шапка, а с трусами заодно и пачка презервативов, которая лежала в его белье. Покраснев, Мишка сказал, что остальное разберет вечером. Лена не возражала. Чуть помолчав, она сообщила, что сегодня её сменщица взяла выходной, чтобы побыть с мужем, пока дети на даче у матери. Так что сейчас Лена уйдет домой, а вечером выйдет в ночную смену. Она многообещающе посмотрела на него. У Мишки ёкнуло сердце… и даже где-то ниже пояса.

В это время распахнулась дверь, и в неё важно вплыл доктор, а за ним радостно семенил Серега, размахивая какими-то бумагами.

— Ну, что дружочек,- врач хитро посмотрел на Мишку, чуть прищурившись, и стал походить на старого доброго медведя,- хотел я тебя завтра выписать, да вот дружок твой меня уговорил сегодня отпустить.

Миша замер, не зная как теперь реагировать, а Серега радостно уже собирал вещи, говоря, что хорошо, он догадался приехать на машине, теперь и ждать не надо электричку или проходящий поезд. Лена, низко опустив голову, быстрыми шагами вышла из палаты.

— Ну что? идем? — Серега аж пританцовывал от нетерпения. Миша собрал остатки вещей и бросил в сумку. Скомкал бумажку с номером телефона Лены, решительно бросил её в корзину для мусора и уверенным шагом вышел из палаты… По дороге Серега предложил отправиться рано утром, поскольку уже вечерело и выезжать на ночь он не хотел. Они остановились в местной гостинице, небольшой, но уютной и чистенькой. Бросив вещи, помывшись, они спустились в ресторан поужинать. Сделав заказ, Миша рассматривал публику. Народа было немного. За соседними столиками сидели несколько пар, а у окна стол заняли молодые люди. Тихим фоном звучала спокойная музыка, пары иногда танцевали. Мужчины поужинали и рассматривали людей в зале, негромко переговариваясь, Серж рассказывал о делах на фирме, потом стали строить планы по поиску пропавшей Даши. Вскоре Миша захотел спать, он ещё не вошел в колею, да и водка давала о себе знать, хоть и выпил он немного. Серж уговаривал его ещё посидеть, так как соскучился по нему. Народ в ресторане прибавлялся, но в основном заходили парами. Миша посидел ещё немного и засобирался уходить, как Серж его ткнул в бок и показал глазами на дверь. В это время в зал вошла девушка, красивые русые волосы волнами спускались на плечи. Видимо она торопилась, потому что раскраснелась и торопливо оглядывала зал. Присмотревшись, Мишка охнул… Это была Лена. Только не такая, как в больничке. Ухоженная, невероятно красивая и от этого, казалось, совершенно недоступная. Она поискала в зале глазами и, встретившись глазами с ним, словно вспыхнула и быстрым шагом направилась к их столу. Серж хитро улыбался, потягивая сок из бокала. Мишка оглянулся на него.. КАК???.. «Бумажку подобрал, думал документ важный»,- улыбался Серега. Лена присела за стол, сделала заказ. Они выпили, сначала разговор не клеился, но потом разговорились, Сережа сыпал анекдотами, шутками, рассказывая курьёзные случаи из жизни фирмы. Лена танцевала то с Мишей, то с Сержем… время пролетело незаметно. Поздний вечер опустился на город, затопив его темнотой.

— Мне пора, — Лена с сожалением встала и одернула короткую юбочку.

— Я провожу, — Миша поднялся вслед за ней.

— Ну, нет, я тебя одного в незнакомом городе не оставлю,- Сережа расплатился с официантом и

тоже вышел вместе с ними.

На улице дул теплый ветерок, горели отдельные фонари, и только шелест листьев на деревьях нарушал ночную тишину. Редкие прохожие торопились по домам. Ребята не спеша шли по улице. Через несколько кварталов Лена с вернула к высотному дому и остановилась у первого подъезда.

— Я пришла, — она грустно посмотрела на Мишку.

Он молчал, не зная, что сказать дальше. Ему очень хотелось попроситься к ней на чай, но и бросить Сережку на улице незнакомого города одного он не мог.

— А может подниметесь?, — Лена с надеждой посмотрела на них.

— Завтра выезжать рано, — Серж стоял в раздумье.

Мишка молча, с надеждой смотрел на него.

— А, ладно! Пошли.. Лен, вот только мне — кофе!,- Серега шутливо взял её под руку,-веди, Сусанин!

Ленины каблучки радостно застучали по ступенькам крыльца. Они поднялись на лифте на 6 этаж, Мишка стоял вплотную с Леной, тайком ощупывая её попку, приподнимая юбочку и проводя пальцем по краешку чулочков. Она без умолка болтала, рассказывая, как купила эту квартиру и какое удобное расположение дома. Если бы не дрожание её кожи под пальцами Миши, он бы решил, что она просто не чувствует его прикосновений.

В квартире Лена провела их на кухню и засуетилась, включая чайник, доставая чашки. Она металась по кухне, словно белочка в колесе. Ребята с удовольствием следили за мельканием её стройных ножек, рассматривая фигуру, изредка невзначай, словно нечаянно касаясь её тела. Наконец она налила им и присела рядом. Не поднимая глаз от стола, сжимая в руках нервно салфетку, она вдруг проговорила дрожащим голосом:»Ребята, оставайтесь у меня! А завтра с утра поедите. Места всем хватит…» Миша положил на её руку свою, успокаивая и взглядом спрашивая согласия у Сергея. Тот быстро пожал плечами, а потом улыбнулся и показал Мише большой палец. Лена обрадовалась, соскочила и побежала стелить им постели.

Вскоре Сергей засобирался спать, и Лена с Мишей остались одни на кухне. Лена решительно встала, подошла к Мишке и, широко раздвинув ноги, села ему на колени, лицом к лицу и жадно впилась в его губы поцелуем.

Они самозабвенно целовались, не замечая, как руки сами раздевали, щупали, гладили, ласкали обнажающиеся тела. Миша накрыл её груди ладонями и пропустил соски между пальцами, то, сжимая их, заставляя напрягаться и выгибаться с телом, то, отпуская и нежно лаская языком, посасывая губами, а то прикусывал зубами, заставляя её буквально биться от удовольствия.

Вскоре Лена соскочила с его колен и решительно сдернула юбку, торопливо сорвала трусики и осталась в одних чулочках. Миша, глядя как она раздевается, тоже поспешил снять оставшеюся одежду. Он встал и прижал её тело к своему, ощущая как бьётся её сердечко, напряженный ствол уперся в ей животик, она слегка поерзала, получая удовольствие от твердого ствола, а потом присела на корточки, лаская его пальцами и глядя в глаза Мишки. Он смотрел сверху, и ему казалось, что нет прекрасней зрелища, чем девушка, ласкающая член. Она осторожно коснулась языком головки, он вздрогнул и сильно напрягся. Возбуждение перехлестывало его. Боясь кончить, раньше времени, он тихо проговорил: ПОЖАЛУЙСТА… поднял её за плечи и легким движением усадил на стол. Нежно, но требовательно развел стройные ножки, провел по ноге языком от колена до самого паха прямо по чулочку, потом по второй ноге, прикусив резиночку и чуть оттянув, а затем широким движением языка провел по уже раскрывшимся возбужденным губкам, Она тихо застонала и откинулась всем телом назад, на стол. Он приподнял её ноги, открывая больше доступ к её прелестям и стал не спеша, но ритмично ласкать набухший клитор, избегая дотрагиваться до его возбужденной головки, обводя изредка языком и выписывая восьмерку на его небольшом ствольчике. Лена дрожала в его руках и извивалась. Сначала она сдерживала стоны наслаждения, но потом забыла обо всем на свете, слушая его, царапая поверхность стола ногтями, двигая телом от удовольствия. Её голова свисала со стола, она лихорадочно облизывала губы и гладила руками грудь, подкручивая соски. В это время дверь в кухню открылась. На пороге показался Сергей. Он замер на несколько секунд, пораженный зрелищем страсти и отступил назад, намереваясь выйти. Но Лена открыла глаза: «Серёж… иди сюда!»». Он сначала опешил, но возражений со стороны Мишки не было, и он нерешительно подошел ближе. «Дай мне член!!!»,- глаза Лены горели адским огнем, язык облизывал губы. Она потянулась руками к его трусам… Сережа сдернул их, освобождая почти вставший член. Лена протянула руку и буквально за ствол притянула Сергея и взяла его в рот. Сначала она погоняла его языком внутри, поднимая, а затем медленно взяла полностью, поглаживая яички. Одной рукой она слегка оттолкнула голову Михаила, словно дала знак. Он тут же вошел в её текущую, но плотную киску и замер, боясь сразу кончить. Его завораживала и неимоверно возбуждала картина, когда ствол его товарища двигался в аккуратном ротике Лены, проходя полностью, всё наращивая темп. Она замычала, двигая телом, и он понял, что она просит. Сначала он медленно входил и выходил, дразня себя и её, а потом охваченный страстью начал двигаться быстро и сильно, входя до самых яичек, наблюдая, как движется его товарищ, и невольно поддерживая его ритм.

Вдруг Лена сильно выгнулась, вздрогнув всем телом, словно судорога пробежала по нему, Серж быстро вынул член из её рта, продолжая быстро дрочить, и в несколько движений стал кончать на её лицо, грудь, порыкивая от удовольствия. В это время Миша почувствовал, как сокращается её киска в оргазме, сжимая его член, и тоже кончил, получая неземное наслаждение от того, как сперма толчками выплескивалась в её нежной пещерке. Серж смущенно подобрал трусы и направился в ванную. Лена тяжело дышала и никак не могла придти в себя. Миша поднял её на руки и понес в ванную. В четыре руки парни мыли её, бережно и осторожно, словно благодарили за прекрасный секс. Она, прикрыв глаза, нежилась в теплой воде и в сильных мужских руках. А потом так же тщательно и аккуратно вытерли её. Миша опять взял её на руки и отнес в комнату. Положил на кровать и, поцеловав, собрался уйти. «Останься, «- шепотом проговорила девушка, удерживая его за руку. Он лег рядом, обнял её и мгновенно провалился в спокойный сон.

Рано утром Миша встал первым. Долго смотрел на спящую Лену, о чем-то задумавшись. Потом тихонько оделся и выскользнул из дома, не закрыв дверь. Улица встретила его тишиной, рабочий шум зарождался где-то недалеко, отзываясь гудками первого транспорта, разговорами первых прохожих. Быстрым шагом он прошел до конца улицы и увидел круглосуточный павильон с цветами. Купив большой букет роз, он сначала вышел, потом снова вернулся и купил там же большого мягкого медведя, чем-то похожего на него. Улыбаясь своим мыслям, он вернулся и осторожно положил на постель цветы и игрушку. Потом направился в кухню и загремел чашками, готовя утренний кофе. На шум в кухню выполз зевающий Сергей.

— Ну что? выезжаем?- он откусил бутерброд и довольно заурчал.

— Да, пора.. дел много, — Миша присоединился к нему и они негромко стали обсуждать рабочие проблемы, иногда споря и повышая голос.

Лена разбудили гудящие голоса в кухне. Она открыла глаза и увидела перед лицом огромного мягкого медведя, с добродушной и чуть дурашливой мордой. Приятный запах стоял в комнате. Она села на кровати и остолбенела… Вся кровать была засыпана розами. Она улыбнулась.. проскользнула в ванную, оделась и привела себя в порядок и только после этого вышла к мужчинам.

— Ленусь, нам пора, -Миша улыбнулся и налил ей кофе, — спасибо тебе за всё!

— Приятной вам дороги, — Лена грустно улыбнулась в ответ, — и вам спасибо.

— Долгие проводы — долгие слёзы… — Сережа решительно поднялся из-за стола, чмокнул Лену в щёку и заторопился на выход. Лена проводила их до машины, они тепло распрощались и уехали от неё навсегда.

Вернувшись домой, Миша закрутился с делами, работа полностью захватила его. Он ушел в неё с головой, изредка отдыхая с другом на даче у его родителей. Время летело быстро. Полгода прошли незаметно, он регулярно посещал следователя, доводя того до сумасшествия своими предположениями, просьбами, угрозами, но следы Даши так и затерялись в том проклятом вагоне. Проводник был не трезв и что он помнил, что где-то она сошла, причем он утверждал, что Даша сошла вместе с Мишей, потому что после какой-то крупной станции он обнаружил пустое купе совершенно без вещей. А вот когда и где это было, он напрочь не помнил. Опрос других проводников ничего практически не дал… Тогда много было парней, которые ехали по двое и выходили в разных городах и на станциях.

Новый год Миша и Сергей решили встретить все там же на даче, пригласив туда своих близких сослуживцев. Пар было всего две, а остальные были одинокие и холостые. Шикарно накрытый стол, наряженная ёлка, разодетые гости, кокетливо щебечущие девушки — все предвещало красивый и радостный праздник.

И только Мишка начал пить с самого утра, мрачный после очередного посещения следователя. Он сидел на кухне, пока накрывали стол в огромной комнате и пил, вспоминая, как год назад они с Дашей встречали Новый год, играли на желание в карты, и как она проиграла, и тогда первый раз они были вместе. Мало того, она вообще была первый раз с мужчиной. Миша в деталях помнил ту новогоднюю ночь.

Красивое, но скромное платье. Ажурные чулочки и обалденные туфли на высоченной шпильке. Он тогда обратил внимание на них, они делали Дашу такой возбуждающей, что он невольно тайком постоянно поправлял своего встающего дружка. Даша все время смущалась и нервно поправляла прическу, закидывая за ушко непокорную прядку. Это был их первый вечер и ночь, которые они провели наедине. Под бой курантов они выпили на брудершафт, и сладкий поцелуй вскружил ему голову, вытеснив все мысли, оставив только жгучее желание. И вот тут он предложил сыграть в карты на желание. Даша засмеялась и сказала, что она превосходно играет, и у него нет шансов.

Он действительно проиграл ей три раза. Кричал в форточку кукареку, признавался в любви на одном колене и приставал к прохожему с просьбой купить слона. Даша громко хохотала и каждый раз награждала его поцелуем. В четвертый раз ему повезло, он выиграл.

— Ну, что? — Даша улыбалась, ожидая невинного желания..

— Я хочу чтобы ты сегодня стала моей, чтобы была со мной! — взяв её за плечи и глядя прямо в глаза проговорил Миша. Она испуганно взмахнула ресницами и замерла в его руках. Потом опустила глаза и долго молчала. Он не торопил её, не убирая рук с плеч и тихонько целуя в голову.

— Понимаешь,- слова ей давались с трудом,- я никогда не была с мужчиной.

— Но ты же меня любишь? — Миша поднял её голову за подбородок и заглянул в глаза,- не бойся, Дашенька, я буду очень осторожен. Ведь когда-то все равно это случится. А я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты только слушай меня и делай, как я буду говорить. Договорились?

Она, сглотнув ком в горле, утвердительно кивнула головой. Он глубоко облегченно вздохнул, взял её за руку и увел за собой в спальню, посадил на широченную кровать и стал покрывать её зардевшееся лицо мелкими поцелуями, переходя на шею, снимая бретельки платья и продолжая целовать плечи. Она часто задышала и закусила губу. Миша обнял её и расстегнул замок на платье, затем одним движением словно смахнул его с неё. Она слегка съёжилась, но не издала ни звука. У Мишки же сносило голову. Он видел, как высоко взволнованно вздымается её грудь, как через тонкое невесомое белье просвечивают стоящие сосочки. Он осторожно подставил ладонь под грудку и чуть сжал. Даша закусила губу, но не двинулась с места. Тогда он решительно расстегнул бюстгалтер и отбросил в сторону. Её небольшая грудь тут же легла на его ладонь, коснувшись нежной кожей. Он наклонился и поцеловал сосок, а затем взял его губами и медленно втянул, прикусив слегка зубами. Она вздрогнула и тихонько словно всхлипнула, он, не останавливаясь, продолжил со вторым соском. То, играя с ним пальцами, то, целуя, то посасывая, то прикусывая, Миша всё больше возбуждал её, чувствуя как она невольно двигает телом, как с губ слетают легкие полустоны — полувсхлипы. Соски под его губами стали твердыми, круглыми… Он осторожно уложил её на спину и продолжил исследовать её тело губами, продолжая ласкать грудь рукой.

Другой рукой осторожно проник в трусики и тут же под пальцами ощутил очень мокрые губки, и чуть раздвинув их, провел по жемчужинке кончиком пальца. Даша задрожала и сжала ноги. Он запустил пальцы под резиночку промокших трусиков и с небольшим трудом снял их. Чуть откинувшись назад, оглядел её девичье возбужденное тело, лицо с закрытыми глазами и открытый ротик. Она дышала возбужденно, часто, дрожа телом. Он прикрыл глаза, чуть помедлил, его мозг отказывался слушаться, желание взрывало все внутри. Но он сдерживался, как мог, пытаясь хоть иногда переключать себя на что-то. Нежными поцелуями он покрыл животик, проник языком в пупок, поиграл там, и осторожно двинулся, оставляя мокрую дорожку, ниже.. Едва он коснулся языком лобка, как девушка вздрогнула, дернулась всем телом, и попыталась оттолкнуть руками его голову. Он нежно, но решительно снял её руки с головы и прижал к постели.

— Прошу тебя,- шепотом сказал он,- доверься мне.. убери руки. Очень прошу! Она раскинула руки в стороны и молчала. Миша стал гладить руками её бедра, сначала снаружи, а потом чуть раздвинув ноги с внутренней стороны. Почувствовав, что она расслабилась, он раздвинул ножки, и лег между ними так, чтобы она не могла их сдвинуть. И всей поверхностью горячего языка провел по губкам, задержавшись кончиком на клиторе. Даша выгнулась и застонала, тогда взяв её за бедра и удерживая, он стал ласкать её раскрывшийся девичий цветок. Язык словно танцевал на её умопомрачительной нежной киске, то лаская губки, то проникая внутрь сладкого цветка словно хоботок пчелы за нектаром, то слегка касался клитора, напрягшегося в ожидании оргазма. Даша уже не сдерживаясь стонала, извивалась в его руках, и шепотом просила ещё. Он с трудом контролировал себя, влажная и скользкая вагина сводила с ума, туманила разум и подчиняла все чувства вызывая только похоть и нестерпимое желание. Сосредоточившись на клиторе, он стал ласкать его, то похлопывая сверху языком, то посасывая его, то двигая на нем тонкую кожицу как на маленьком члене. Осторожно ввел неглубоко в текущую пещерку два пальца и стал ритмично двигать, продолжая играть клитором. Даша в исступлении прижала его голову руками и стала яростно подмахивать, двигать бедрами. Миша приостановился и вынул пальцы из её горячей возбужденной киски..»НЕТ!!!!!!»- закричала Даша, -ПОЖАЛУЙСТА!! ПРОДОЛЖАЙ!!! Михаил быстрым движением расстегнул молнию и достал свой уже мокрый от смазки ствол. Впившись губами в её губы, он, стоя на локтях, медленно входил в узкую, но очень скользкую щелку. Девушка дернулась, вцепилась в его плечи, вонзаясь длинными ногтями, но он продолжал входить, ломая преграду. Она громко вскрикнула, а Миша задвигался внутри ритмично, мягко, не давая ей опомниться Через несколько секунд Даша закричала, выгнулась всем телом, прижимая Мишку к себе, извиваясь под ним, оргазм судорогой прошил её тело. Киска ритмично сжималась, не выпуская его. Мишка, заскрипев зубами, стал выплескиваться внутрь, не успев выдернуть его. По щекам Даши ползли слезы.

Не выходя из неё, он стал целовать мокрое от слез лицо, обеспокоено спрашивая:»что? что такое милая? тебе очень больно???»

— Нет,- Даша улыбнулась, -мне очень хорошо. Это я от счастья.

— Прости,- Миша опять обеспокоено заглянул ей в глаза, — ты можешь забеременеть. Я не сдержался… не успел..

— Не переживай, сейчас этого не произойдет.

Они ещё немного полежали, потом Миша помог ей встать и проводил в ванную. Пока она мылась, он, чтобы не смущать её, простынь с кровавыми следами любви быстро убрал и застелил заново постель. Потом они долго сидели, пили шампанское и легли спать в одну постель. Но в тот день Миша больше её не трогал, чтобы не сделать больно и не отбить желание к нему.

Мишка вздохнул и снова налил себе рюмку. Воспоминания постоянно жгли душу. После этого вечера они старались встречаться чаще и с дикой страстью занимались любовью. Даша оказалась ненасытной, развратной, всегда желанной любовницей, училась всему быстро и с удовольствием. Они решили пожениться и уже не предохранялись, оба желая ребёнка.

Звон битой посуды прервал его невеселые мысли. Пухленькая секретарша Лиз, низко наклонившись и оттопырив круглую полную попку, собирала с пола осколки тарелки. Подавляя зашевелившееся желание, Мишка намахнул ещё рюмку, встал и вышел в комнату, где весело гомонили сослуживцы.

Время приближалось к 12, все уже довольно разгоряченные и возбужденные готовились к встрече Нового года. Расселись за столы, глядя в экран, где очередной президент говорил очередную речь. Миша заметил, что расселись все уже по-другому, не как с самого начала, многие разбились на пары, и уже даже кто-то обменивался поцелуями, или тайно под столом чья-то рука лежала на соседнем колене. Рядом с ним сидела та самая Лиза, что недавно в кухне прервала нить его мыслей. Только сейчас он обратил внимание на её красивый наряд и очень умело наложенный макияж. Под звон курантов разлили шампанское по фужерам и со звоном чокнулись, выпивая до дна за новый удачный год. Потом стали танцевать, Мишка сидел в углу и грустно наблюдал за праздником, изредка улыбаясь и создавая праздничный и радостный вид. Лиза постоянно крутилась рядом, подливая ему коньяк, изредка касаясь рукой. Спиртное и долгое отсутствие женщины сделали своё дело, всё чаще мысли Миши стали направляться на крупную грудь Лизы и умопомрачительную упругую попку, будя фантазии и желание.

Он с интересом наблюдал, как она краснеет при его взглядах на неё, как иногда кокетливо поправляет постоянно раскрывающийся ворот блузки, открывающий красивую манящую ложбинку, чуть приоткрывающий и полушария грудей, как красиво и не торопяс, поглаживает бедра, словно оправляя узкую юбочку, стреляя при этом в него глазами. Девчонки постоянно бегали на кухню, что-то приносили, уносили, временами кто-то из пар пропадал на некоторое время, и потом возвращались с горящими глазами, растрепанные, но счастливые. Дождавшись, когда Лиза выйдет за дверь, Мишка не спеша, с безразличным взглядом, встал и вышел следом, он увидел, как девчонки проскользнули на кухню и решили закурить, он слегка отступил в коридор и наблюдал за ними.. красивыми ухоженными пальчиками Лиза взяла сигарету, подожгла её и охватила полными губками её так, что у Мишки все внутри просто заныло от желания, и верный друг мгновенно уперся в ширинку. Закусив губу и поглаживая вставший и крепчающий ствол сквозь ткань, Мишка продолжал наблюдать за Лизой. Как красиво и эротично она затягивалась, а потом, сделав губы трубочкой, выпускала дым!!!!! Но вот, она вышла с кухни первая, девчонки замешкались, выбрасывая окурки, а она, покачивая бедрами, на высоких каблуках, двинулась в сторону комнаты. Мишка резко дернул её за руку, увлекая от света, и быстрым движением запихнул в ванную, тут же закрыв за ней дверь на защелку.

Она не возражала и смотрела на него, быстро облизывая пересохшие губы розовым язычком. Им не надо было слов, все было понятно с полувзгляда. Миша расстегнул ширинку и достал твердый, налитый член, рукой надавил на плечо Лизы, опуская её на колени и схватив за волосы тут же вошел в послушно раскрытый ротик. Пухлые губки охватили его плотно и мягко, словно обволокли, Мишка аж застонал от удовольствия. Нежная ручка стала поддрачивать, направляя его, а язычок скользил по головке, то охватывая её, то проникая в текущую щелочку. Она изредка доставала его, облизывая, дразня, гладя второй рукой себя под юбочкой. От этого зрелища Мишка словно озверел, страсть залила глаза, схватив её за волосы двумя руками, он полностью и сильно вошел, погрузив полностью член в горло. Лиза закашлялась и попыталась вытолкнуть его языком, но прижатая с одной стороны стенкой, а с другой Мишкиным животом не смогла этого сделать. А Мишка продолжал резко и яростно двигаться в ротике, смазывая яркую помаду, и глядя, как он глубоко заходит, скользя в пухлых губах. Лиза уже не сопротивлялась, она приспособилась, видимо это было ей не в новинку, пропуская его в горло, мычала от наслаждения и сглатывающими движениями зажимала его ещё плотнее, в какой — то момент она умудрилась высунуть язычок и лизнуть его мошонку. Мишка чуть не кончил. Так же, молча, выдернув член у неё изо рта, он резко поднял её на ноги, одним движением дернул блузку, так, что пуговицы разлетелись со стуком по полу, и впился в пухлую грудь, с крупным торчащим твердым сосочком, она охнула и прижала его голову с протяжным стоном. Он тут же развернул её и сильно нагнул, заставив опереться руками в ванну, таким же стремительным движением порвал кружевные трусики и, держа за круглые упругие бедра, одним движением быстро зашел полностью. Её киска оказалась такой узкой для его ствола, что он почувствовал как плотно он вошел, трясь по стеночкам. Лиза взвизгнула и дернулась вперед, но он не дал ей передыха и стал быстро двигаться, погружая его полностью, страстно, зло и яростно. Она сначала закусила губу от боли, но через некоторое время поплыла, начиная сама насаживаться, зажимая мышцами своей пещерки в плотное кольцо его ствол. Мишка зарычал от наслаждения и, не выходя, стал кончать, сильными толчками, выплескиваясь в длительном оргазме, сводящем ноги. Лиза застонала, на миг сжалась, и судорога словно пронзила её тело, она забилась в его руках…

Несколько минут они молча сидели на ванне, приходя в себя и выравнивая дыхание. Миша посмотрел ей в глаза:

— Тебе не больно?

— Нет,- она улыбнулась и он увидел какие у неё красивые глаза, — вот только, что теперь мне делать? Она осмотрела блузку с вырванными пуговицами и подняла с пола остатки её кружевных трусиков. Мишка сидел и соображал чем ей помочь, понимая, что это он её поставил в такое положение, но и не хотел, чтобы сослуживцы знали о их коротком, спонтанном сексе. Тут он вспомнил, что на втором этаже дачи есть старые вещи сестры Сереги.

— Погоди, закройся!- он выскользнул из ванной и быстро поднялся вверх, в шкафу и правда были приличные вещи, захватив несколько он спустился к ней. Выпившие сослуживцы не обращали никакого внимания на него, занятые друг другом и какой-то игрой. Лиза переоделась в джинсы и похожую блузочку, вот только все было маловато, и её полненькое тело выглядело обтянутым, но от этого ещё более аппетитным и соблазнительным. Мишка ухмыльнулся и провел пальцем по ложбинке между грудями. Лиза шуточно ударила его по руке:

— Михаил Анатольевич, харе а? то придется идти домой голой!

Из ванной он вышел первым, потом ко всем присоединилась Лиза. Мишка посидел недолго, уже было раннее утро нового года, он вызвал такси и уехал домой.

Прошли новогодние праздники и снова полетели дни в трудовых буднях. Лиза все поняла правильно и с Мишей общалась так, словно между ними ничего не было.

Весна упала на город нежным теплом, и неповторимым запахом, чего-то непонятного, но свежего, приятного, вызывающего, неясное томление и потребность рядом в существе противоположного пола. Весенний ветерок не только играл с волосами прохожих, но и, казалось, шевелили мысли в направлении любви и страсти. Мишка снова принялся за поиски Даши, в милиции ему рассказали, что её следы теряются в одном небольшом городе, где видели, как она сошла с поезда с двумя молодыми людьми, проводница соседнего вагона призналась, что посадила их без билетов, просто за деньги. В мае Миша взял отпуск и билет до этого небольшого городка с твердым намерением разыскать её.

В поезде говорливая приятная молодая проводница оказалась родом из этого города и, узнав, что у него никого нет там, предложила остановиться у неё. Жила она с братом, но сейчас брат уехал на заработки, и комната пустовала. По приезду в город, она взяла у Миши паспортные данные и вручила ключ от квартиры, пообещав приехать через два дня, как только её смена закончится. Городок встретил Мишу тишиной, свойственной для провинции, узнав, что дом находится недалеко от вокзала, он пошел пешком, греясь на весеннем солнышке и присматриваясь к обитателям. Нашел дом он довольно быстро, немного повозился с замком, и осторожно ступил с прихожую. Квартирка оказалась уютной, на солнечной стороне. Искупавшись с дороги, он разложил вещи и отправился в местный магазин за продуктами. Все местные новости и сплетни обсуждались именно в этом месте. Набрав полные сумки, он отправился обратно, задумавшись с чего надо начать поиски, как выйти на их след. Он не верил, что милиция особо искала, ей это не надо было.

Забив холодильник до отказа, вечером Миша решил посетить местный клубняк и немного потусоваться в нем. Местная дискотека мало отличалась от большого города, только наверное количеством молодёжи, да нарядами поскромнее. Его сразу заметили, парни враждебно разглядывали издали, а девчонки строили глазки, надеясь, что этот видный парень выберет кого-то из них. Миша взял бутылку коньяка и присел за столик, внимательно разглядывая публику и пытаясь вникнуть в суть происходящего. Внезапно краем глаза уловил какое-то движение в коридоре, двое парней молча тащили упирающуюся девчонку куда-то в глубину зала. Он поднялся и осторожно прошел за ними, там оказался туалет. Немного постояв, примерив свои силы, он решительно распахнул дверь и остолбенел. Двое парней стояли возле писсуара, на котором сидела девчонка с оголенной грудью и поднятой до пояса юбкой, из-под которой виднелась бритая киска с раскрытыми от возбуждения губками. Сама же девчонка держала в каждой руке по члену и старательно облизывала и посасывала их по очереди. Увидев Мишку, она нисколько не смутилась, а ещё быстрее заработала руками и языком. Проследив за её взглядом парни повернулись в его сторону,

— Хочешь? — один ухмыльнулся и поманил его пальцем, накручивая второй рукой девичьи волосы на кулак. Она застонала и стала ещё быстрее погружать члены в рот, взять оба ей не удавалось, что видимо её расстраивало.

— А чего вдвоем-то, — Мишка никак не мог поверить, что она это делает добровольно.

— А она только так любит!, -заржал парень и ткнул ей в рот членом, схватив крепко за волосы и приказал: «Соси сучка, как ты умеешь!» Второй парень тем временем залез ей под юбку рукой, и она застонала, закрыв глаза и захватывая член первого полностью. Миша вернулся обратно в зал и сел за стол, продолжая потягивать коньяк. Видя, что он не интересуется ими, девчонки вскоре потеряли к нему интерес и опять переключились на местных парней.

В квартиру он вернулся далеко за полночь, лег в постель и никак не мог заснуть, всё думая с чего начать свои поиски. Ведь не могла она исчезнуть бесследно, он чувствовал, что она жива. Ему пришла мысль о точках местных проституток, вдруг её заставили этим заниматься?. Он решил дождаться хозяйку, тем более, что она должна вернуться к вечеру уже наступившего дня, и расспросить подробнее о нравах городка.

Днем он бесцельно бродил по городу, смотрел на воробьёв, радостно чирикающих и дерущихся за крошки, сходил в местный кинотеатр, посмотрел какой-то фильм и рано вечером лёг спать. Как ни странно он заснул крепко и моментально.

Разбудил его солнечный луч, пробившийся между шторами и светивший прямо в глаза. «Странно, — вдруг подумал Миша, -а хозяйка-то не приехала!» Он как был, голышом, соскочил и побежал в соседнюю комнату. Видимо он не услышал, как она приехала.. Рита, так звали проводницу, спала раскинувшись на кровати. Короткая кружевная сорочка еле прикрывала стройные ножки, рядом валялась не разобранная сумка.

Он осторожно отступил назад в комнату, и лег, закинув руки за голову, погрузясь в невеселые мысли. Незаметно для себя он снова заснул, не смотря на солнце, бьющее в окно и пробивающееся через шторы. Ему снилась Даша, её нежная кожа, по которой он проводил рукой, она смеялась и гладила рукой его член, почему — то они были раздеты. Потом наклонилась и взяла его губами, желание такой силы охватило его, что он застонал и проснулся, но ощущение теплого рта не покинуло его. Он приоткрыл глаза и увидел женскую головку, склонившуюся над ним. Горячий язычок то, словно бабочка, порхал над его головкой, то, словно змейка, обвивал её, лаская и играя. Порой не очень умело, но это только заводило. Миша открыл глаза и с удовольствием наблюдал за ней, не выдавая себя ничем, словно ещё спал. Рита оторвалась от него и стала с интересом рассматривать восставшую плоть, затем наклонилась и провела языком по мошонке и яичкам, словно пробуя на вкус. И снова захватила головку жарким ротиком, посасывая и стараясь захватить поглубже. Но это у неё никак не получалось, она подавилась и закашлялась и тут же испуганно глянула на него. Миша улыбнулся и протянул ей руки. Рита смущенно отвела глаза, и приподнявшись, неловко и стесняясь, осторожно направила член во влажную пещерку и не спеша села сверху, охватив плотно узеньким туннелем член. Замерла на несколько секунд, поёрзала и стала двигаться вверх и вниз, закрыв глаза и закусив губу. Миша сначала ловил руками её грудь, наслаждаясь твердыми стоящими сосками, но потом положил руки ей на бедра, заставляя двигаться в его ритме, убыстряясь и насаживая её с такой силой, что она стукалась своим лобком о его.

Он уже был готов кончить, но не понимал состояние Риты, ему так хотелось доставить и ей удовольствие! Но она молча, с закрытыми глазами и закусив губу, продолжала ритмично двигаться сверху. Наслаждение уже захлестнуло его, топя в удовольствии, пронизывая мелкими иголочками с головы до ног, сводя их судорогой экстаза, он слегка выгнулся, прижав крепко к себе её тело и запульсировал внутри, выплескиваясь семенем… Рита тут же опустила руку и затеребила хорошенькими пальчиками клитор, чуть ёрзая по нему, через несколько мгновений Миша почувствовал, как чуть вздрогнула девушка и мышцы киски стали сокращаться, ритмично сжимая его ещё твердый ствол… Потом так же молча она соскочила и убежала в ванную. Миша поднялся и отправился в кухню, пока она мылась, он приготовил кофе и нарезал бутерброды. Она вышла уже в халатике, посвежевшая, с горящими глазами. Он тоже сходил в ванную, и они не торопясь молча пили кофе, наслаждаясь его ароматом, внезапно они встретились глазами и оба от неожиданности рассмеялись.

— Миш… кстати, я вчера встретила ту проводницу, которая посадила парней за деньги в вагон без документов, так вот она сказала, что один кадрил её, назвался Олегом и приглашал в местный кабак, сказал, что он постоянно там тусуется и даже сказал, что его можно там спросить по его кличке БОРЗЫЙ… она в милиции не стала этого рассказывать, напугалась сильно, да и с работы её уволили.

Рита рассказала, как попасть в это местное заведение. Миша предложил пойти вместе, Ведь если он будет спрашивать, то ещё неизвестно ответят ли ему, а вот девушка внушает меньше подозрений и опасений. Вечером они собрались и отправились в этот кабак. Народу было много, громкая музыка, снующие официанты, запахи хорошей кухни напомнили Мише о своем городе. Сделав заказ, они просто болтали, глядя по сторонам. Многих из местных Рита знала и делилась местными сплетнями. Чуть позже народу стало больше, несколько шумных компаний занимали соседние столы. Решив, что подошло время, Рита направилась к бару и о чем-то поговорила с барменом, ловко смешивающим и наливающим коктейли. Потом он ей показал кивком головы куда-то, Рита посмотрела в ту сторону и вернулась к столику.

— Ну что??? — Миша в нетерпении схватил её за руку.

— Говорит, что Олега не видел давно, а вот сестра его сидит вон в том углу с подругами, и она слегка повернув голову, показала глазами на компанию подружек, понужавших водку. Миша проследив за её взглядом увидел двух блондинок и одну девушку с каштановыми волосами.

— Которая из них?

— Вон та блондинка, что сейчас в сумочку полезла. Миш, я домой пойду, устала да и в поездку собираться мне надо.

— Хорошо, я провожу тебя, — неохотно поднялся Мишка из-за стола

— Нет-нет! я сейчас поймаю такси и уеду, а ты доводи своё дело до конца.

И чмокнув его в щеку Рита упорхнула в сторону выхода.

Девушки в углу все больше набирались спиртного и все шумнее становились, все чаще делали перекуры. В один из таких перекуров Миша вышел с ними вместе на крыльцо, они стали заигрывать с ним, строя глазки и предлагая закурить с ними. Поняв, что приезжий, рассказывали о городишке и о том, как трудно устроиться у них на работу. Нужная ему блондинка назвалась Олей и он стал оказывать ей знаки внимания, потом пересел за их столик, заказав ещё спиртное. Ближе к полуночи они засобирались домой, Миша уговорил Ольгу посидеть ещё немного. Они танцевали, много разговаривали ни о чем. Миша несколько раз пытался разузнать что-то побольше о ней, но она отшучивалась или переводила разговор на другое. Через некоторое время и она засобиралась домой уже решительно, и отвергая все его предложения. Он вызвался проводить, но она ответила, что вызовет такси. Тогда он предложил поехать вместе, чтобы взять одну машину. Немного подумав, она согласилась. Ольга заказала машину и как только пришло смс на тел, что машина подъехала, они вышли из кабака. Оля назвала адрес, и они поехали. В машине Мишка пытался положить ей руку на колено, но она решительно пресекла все попытки ухаживания. У одного из домов девушка вышла из машины и направилась к подъезду. Миша вышел тоже наблюдал как закрылась подъездная дверь за её спиной. Через некоторое время в одном из окон на третьем этаже загорелся свет. Вычислив номер квартиры, он набрал домофон и услышал недоуменный голос Ольги:»Да?». Но отвечать не стал и отправился в сторону дома Риты.

Утром, проводив девушку на вокзал и договорившись, что если он уедет раньше её возвращения, то отдаст ключ соседке, он отправился к дому Ольги.

Набрал домофон, но никто не ответил. Видимо девушка ушла на работу, она вчера что-то говорила про салон-парикмахерскую, где работает. Дождавшись, когда вышел кто-то из жильцов, Миша зашел в подъезд и, поднявшись на третий этаж, позвонил в дверь. Никто не открыл ему. Он постоял, рассматривая массивную дверь с тремя замками, затем приняв решение, поднялся на пролет выше и сел на подоконник, с твердым решением дождаться Ольгу или её брата.

Ждать пришлось долго. Вечер уже опускался на крыши домов, когда он разглядел в подъездном окошке фигурку Ольги, торопящуюся через двор домой, с руками полными сумок. «Странно, — подумал Миша,- зачем ей одной столько еды?» Дождавшись, когда она поднимется на этаж и откроет все замки, он не слышно спустился вниз и встал за её спиной. Услышав шум, Ольга резко развернулась и попыталась захлопнуть входную дверь, но Миша не дал.

— Привет Олечка! -придерживая рукой дверь и беря её за локоть второй, он втолкнул её в квартиру.

— Сумки забери, придурок, — Ольга устало села на тумбочку в коридоре, -ну и чего тебе надо?

— Брата твоего.

— Так я и знала… чего он опять натворил? — она выжидающе уставилась на Мишку.

В это время одна из дверей в комнату приоткрылась и на пороге показалась молодая женщина. Миша повернулся в её сторону и обомлел… Это была его Даша… красивая, чуть пополневшая, с грустными глазами… но его родная Дашка!

— Дашка!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!,-кинулся он к ней.

Она испуганно вздрогнула и стала оседать по стенке вниз. Мишка кинулся к ней и подхватив её на руки пинком открыл дверь, окинул взглядом комнату и посадил её на широкий диван.

— Дашка, милая, любимая!!! — он осыпал её лицо поцелуями, то прижимая к себе, то снова отстранясь, заглядывая в её плачущие глаза, -не плачь, любимая, я с тобой! я за тобой!

Ольга безмолвно стояла в дверях и смотрела на них. В это время из соседней комнаты раздался детский плач. Даша встрепенулась и соскочила с дивана, но глянув на недоуменное лицо Мишки словно сгорбилась и опустила глаза.

— Кто это? — Мишка уже всё понял, но ему надо было знать все именно от неё…

— Дочь,- чуть слышно прошептала Даша, садясь обратно на диван. Ребенок продолжал плакать.

— Я подойду к ней, — Ольга развернулась и ушла в комнату, вскоре детский плач затих. Мишка

мучительно в голове пытался подсчитать срок, Даша увидела его попытки и горько усмехнулась:

— Не считай…сама не знаю…враз все были.

— Рассказывай! — голос Миши звучал глухо, но твердо.

Его выбросили из поезда на её глазах. Она чуть не потеряла сознание, когда его тело мелькнуло за дверью вагона. Олег держал её за руку, приставив нож к боку. Потом они заставили её пойти и забрать все вещи, словно она вместе с ним вышла на станции. Как назло им не встретилось ни одного человека. Парализованная страхом Даша делала все, что они говорили ей. Они привели её в своё купе и не выпускали до своей станции, хорошо, что недалеко было. На перрон вышли втроем, Олег крепко держал её за руку, а Егор, его друг и подельник, нёс вещи. Даша сказала, что хочет в туалет. На что оба парня заржали и сказали, что вот на вокзале точно не пустят её. Олег отвел её за какой-то забор, за которым стояли заброшенные сараи, и с гадкой ухмылкой сказал, чтобы она тут садилась. Делать было нечего, Даша не знала, куда они направляются и сколько ещё им ехать. Она подняла юбку под сальным взглядом Олега, спустила трусики и присела, отвернувшись от него. Едва она закончила и встала, как он, не давая надеть трусики и колготки, прижал её к забору так, что она почувствовала голой попкой колючее шершавое дерево, и впился в её шею, оставляя след. Она вскрикнула о боли, а он ударил её по щеке прошипев в самое ухо:»Заткнись, сука, убью!» Резко, грубо и больно он вонзил два пальца в её киску и начал двигать, царапая там и кусая за шею. Из её глаз брызнули слезы. Но похоже это только заводило его. «Не надо!!! Прекрати!!!» — Даша закричала в голос сжимаясь от боли. Олег размахнулся коротко и хлестко ударил её по лицу, да так, что она упала. Подниматься было неудобно, мешали полуснятые колготки, слезы застилали глаза. Из носа засочилась кровь. Даша попыталась встать на четвереньки и тут же почувствовала, как Олег схватил её за бедра, поднял выше, нажимом ноги расставил её ноги пошире и одним ударом всадил крепкий большой член в сухое не подготовленное лоно. Даша забилась в его руках, но он, уперев её головой в забор, не давал соскочить с ритмично движущегося как поршень налитого ствола. К ужасу Даши, она почувствовала, как стали твердеть её соски и возбуждение жаркой волной поднимается снизу. Нежная пещерка увлажнилась, и ствол заскользил быстрее, уже не принося боль, а лаская и давая наслаждение. Она невольно застонала, проклиная себя и желая продолжения. В это время Олег кончил, выдернул член и приказал:»Одевайся, шлюха!». Даша молча натянула колготки, которые облепили ноги в сперме. Олег взял её за локоть и вывел на привокзальную площадь, где на скамейке курил Егор.

Они поймали машину и отвезли её на квартиру к Олегу. Он кинул ей полотенце и халат и отправил в ванну. Они сами сели на кухне, открыли пузырь водки и под выпивку и закусь вполголоса обсуждали какие-то дела. Даша сидела на краю ванны, журчала вода, а мысли перескакивали одна на другую. Самое страшное было в том, что она была уверена, что Мишки больше нет в живых. Она горько разрыдалась, не думая о себе. Ей было уже все равно. Даша тщательно вымылась, старательно смывая следы Олега, словно это было возможно. Вытерлась на удивление чистым и душистым полотенцем. Надела халатик, который едва прикрывал бедра. Постояла немного в раздумье, и решительно выйдя из ванной, прошла на кухню к мужчинам. Они уже захмелели и смотрели на неё раздевающими взглядами. «Жри!» — Олег подтолкнул к ней чистую тарелку. Она, понимая, что надо подкрепиться, наложила на тарелку еду. Егор налил полстакана водки и поставил перед ней «Пей!».

— Я не пью водку, — решилась отказаться Даша.

— Теперь пьёшь! — угрожающе сказал Олег.

Она испуганно посмотрела на его руку и вспомнила удар. Торопливо проливая спиртное, она попыталась залпом выпить её. Обжигающая жидкость хлынула в горло, вызывая кашель и слезы. Парни заржали, Егор сунул ей в руку стакан с водой.

Она запила водку и приступила к еде молча, чувствуя, как спиртное разливается внутри, расслабляя и туманя мозг. Они заставили её выпить ещё и словно забыли о её существовании. Парни заговорили снова о чем-то своем, не обращая больше на неё внимания. Даша поела, немного посидела и пошла, пошатываясь, внутрь квартиры, как она понимала, теперь она будет здесь находиться какое-то время. Она зашла в небольшую комнату, похоже это спальня. Тут стоял не прибранная широкая старинная кровать, вернее сделанная под старину, металлическая, с красивыми шишечками на спинках. Даша присела, а потом прилегла. Сильно кружилась голова от выпитого. Через несколько минут она провалилась в глубокий сон.

Сколько проспала она неизвестно, но почувствовав, что её бесцеремонно трогают, она открыла глаза. Перед ней стояли пьяные Олег и Егор. Она, абсолютно голая лежала на кровати с привязанными руками к спинке. Парни раздевались, поедая её взглядом и ухмыляясь. Даша подобрала ноги, пытаясь съёжиться и стать как можно меньше.

— Что, шалава? страшно что ли?.- заржал Олег и рывком за ногу распластал девушку на кровати.

Понимая, что ничего сделать не может, она молчала. Олег раздвинул её ноги и сел между ними

внимательно рассматривая бритую киску.

— Смотри,- он поманил рукой Егора, — даже не раздолбанная!

Они вдвоем стали пробовать проникнуть пальцами, оттягивали губки, раздвигали клитор и

рассматривали его, обмениваясь замечаниями.

— Всю жизнь хотел рассмотреть подробно, что там у баб — увлеченно поглаживая, раздвигая, щупая и пытаясь заглянуть внутрь проговорил Егор.

— Вот тебе и случай, делай, что хочешь! — опять заржал Олег и сел рядом, — Давай, ковыряйся! — а я пока подрочу. Он оперся спиной на спинку кровати и, наблюдая за Егором, стал поглаживать уже стоящий член. Егор продолжал экспериментировать над её киской. Все эти прикосновения, разговоры возбудили полупьяную Дашу и она уже с вожделением и желанием ждала, что будет дальше. Егор наклонился и языком коснулся пуговички возбужденного клитора. Даша вздрогнула, словно её дёрнуло током и выгнулась, словно хотела насадиться на язык.

— Ого!!, видел???,- Егор вновь лизнул клитор, получая явно удовольствие от того, что дразнит Дашу. Она застонала и задвигала бедрами..

— Да у неё пида ракрылась!!! парень смотрел восхищенно, как раскрылись нежные губки, обнажая вход в пещерку и покрылись каплями смазки. Егор, насытившись зрелищем раскрытой девичьей киски, нащупавшись руками, стал оглядываться по сторонам, словно ища чего-то..

— Огурец!,-лениво подсказал Олег, поддрачивая член.

Егор метнулся на кухню и принес несколько огурцов.

Олег с интересом наблюдал, как Егор разложил их на постели в порядке размера. Егор налил выпить всем троим. Они выпили залпом и почти насильно влили в Дашу, проливая водку на грудь, слизывая её и кусая стоящие твердые крупные соски. Она молча извивалась под их зубами, языками и нещадно текла, желая секса.

Сначала Егор втолкнул самый маленький огурец и тот чуть не выскользнул из его руки.

— Во, бля!-, Олег присел рядом и стал опять наглаживать и поддрачивать член. Егор же завел в скользкую дырочку два пальца, потом три. Даша чуть сжалась, но он не обращая внимания на это, взял довольно толстый и длинный огурец и стал медленно вводить внутрь, наслаждаясь этим зрелищем. Даша сначала задергалась, но придавленная руками Олега перестала. Довольно большой огурец возбуждал невероятно, раздвигая всё и входя плотно, он погружался все глубже, заставляя стонать её и двигать бедрами навстречу. Но вот Егор остановился… Пьяная Дашка хотела только продолжения, она стала умолять продолжить, пытаясь вырвать руки из ремней. Егор пьяно заржал, вытащил этот огурец и взял самый большой.

— Ну, сучка, этот точно тебе понравится!- он также медленно, глядя ей в лицо, стал вводить огромный огурец. Даша заметалась по кровати, он разрывал её и приносил неземное наслаждение. Олег поднял её ноги вверх, не давая дергаться и облегчая проход огурцу. Розовая дырочка ануса сокращалась от желания, недолго думая, Егор взял маленький огурец, плюнул на него и стал вталкивать в эту манящую дырочку. НеееееееееееееееееТ!!!! Мамочки!!!!- закричала Дашка и стала бурно кончать, выталкивая сокращающимися дырочками огурцы.

Она лежала, тяжело дыша, медленно приходя в себя. Парни рассматривали, как сочится её пещерка и видны её сокращения. Не успела она полностью придти в себя как Егор, положив её ноги себе на плечи, ввел довольно большой член, медленно раздвинув совершенно мокрые и скользкие губки от концовки, начал двигаться размеренно, погружая его полностью и постепенно убыстряясь, порыкивая, тяжело сопя и изредка шлепая по её упругой попке. Олег, перестав поглаживать член, подошел к изголовью и повернул к себе лицом Дашу. Попытался вставить член ей в рот, но она сжала зубы. Тогда он пальцами схватил её за челюсть и сильно нажал. Она невольно раскрыла рот, куда он тут же вставил член, злобно прошипев: «Укусишь, шлюха, или выплюнешь, убью!!!». Перепуганная Даша попыталась его сосать, но не могла попасть в такт его яростным движениям, а он просто имел её в рот, держа за волосы и загоняя все глубже. Тут Егор заявил, что он тоже хочет дать ей в рот. Они поменялись местами, и продолжили яростно двигаться в ней. Только Олег ещё успевал щипать её за грудь, заставляя дергаться и мычать от боли. Внезапно Егор заматерился и стал обильно кончать ей прямо в рот, струйки спермы стекали по губам и подбородку. Увидев это, Олег дернулся несколько раз и залил её спермой внутри.

Эта ночь показалась очень длинной и не скончаемой для Даши. Парни подогревались спиртным, заставляли выпивать её. Если бы не это, она наверное испытала бы больше боли. Она то впадала в небытие, то расслабившись, кончала с ними. Олег ослабил ремни так, чтоб можно было её поворачивать, и они перепробовали с ней все доступные позы. Она не помнила когда и как заснула. Проснулась от того, что почувствовала, как кто-то развязывает ей руки. Открыв глаза, она увидела молодую женщину чуть старше себя. Та развязала её и спросила:»Идти можешь?». Даша поднялась на дрожащих ногах и не уверенно двинулась в сторону ванной. Дойдя, она села без сил на край. Женщина включила воду, налила нежный гель и помогла ёй сесть в ванну. Обмывая её нежной мочалкой, она неторопливо разговаривала с ней, расспрашивая откуда и как попала сюда в дом.

— Да, забыла сказать, Ольга я… сестра Олега.

— Что со мной теперь будет? — Даша смотрела с надеждой на неё.

— Не знаю, — Ольга нахмурила брови.,. — не мне решать.

Целый день она провела в обществе Ольги, которая кормила её, показала все комнаты и рассказала, что и где лежит. Несколько дней они были только вдвоем с ней, потом пришли парни с какой-то компанией.. сидели почти до утра, пили, что-то планировали. Под утро Олег зашел к ней в комнату, толчком в плечо разбудил и приказал:»Встань раком!», она молча развернулась к нему спиной и встала на коленки, он быстро вошел, но имел её долго, то замедляясь, то ускоряясь, потом кончил, вытер член о простынь и спокойно молча вышел из комнаты на ходу надевая спортивные штаны. Следом пришел Егор и тоже попользовался словно вещью, правда меняя несколько раз позы и заставляя её говорить, что она шлюха и хочет, чтобы он её трахнул. Так же как и в прошлые разы, он кончил матерясь и вышел из комнаты.

Опять их не было долго, почти пару-тройку месяцев. Даша жила в доме, наводя порядок, готовя еду и изредка посматривая телевизор. Ольга присматривала за ней, приносила продукты, но ни разу выйти на улицу так и не дала. Через некоторое время после их отъезда Даша стала чувствовать себя неважно, постоянная тошнота и сильная рвота по утрам угнетали её. Ольга заметила её состояние и сказала, что видимо Даша беременная. Она принесла из аптеки тест, который и подтвердил это. Месяца через два появились Олег и Егор. Ольга закрылась с ними на кухне. Поздно вечером Даша долго не спала, прислушиваясь к спору на кухне, сначала там были только мужские голоса, а потом женский, который говорил тихо, долго, но очень твердо. Больше парни её не трогали и вообще перестали замечать в доме. Они так периодически и пропадали, снова появлялись, снова пропадали. Рожала Даша дома, под присмотром частных врачей, которые получили такие большие бабки, что вообще закрыли на все глаза и поднимали её капитально неделю, перестраховываясь несколько раз. А потом все заботы Даши переключились на маленькую Оксанку. Миша так мечтал назвать свою дочку. Ольга помогала ей, привыкнув к девочке и любя её как родную.

Всё это Даша рассказала Мише. Конечно не в таких красках, как вспоминала, но суть он уловил. Миша молча поднялся и прошел в комнату, где спала маленькая Оксана… Ольга сидела возле неё, словно охраняла своё сокровище. Миша долго вглядывался в черты девочки, думая о чем-то. Потом попросил сигареты у Ольги и опять очень долго курил на балконе, хотя не прикасался до этого к ним лет 5. Он зажигал, выкуривал.. тушил и зажигал следующую. Наконец, что-то решив, он вышел с балкона, молча поцеловал Дашу в лоб и вышел из квартиры, сильно хлопнув дверью. Даша почувствовала, что она потеряла Мишу во второй раз. Она разрыдалась и выскочила на балкон, но плач ребенка вернул её к действительности.

— Оксанка кушать хочет, — тихо произнесла Ольга.

Даша молча направилась в комнату и приложила девочку к груди.

Ольга собралась и вышла в магазин. Её не было долго, она принесла полные сумки, накупив ещё и разной одёжки для Оксанки. Вернулась она почти одновременно с Мишей, который был с большой сумкой.

— Даша, любовь моя! Собирайся! я купил билеты на сегодняшний проходящий поезд. Поедем домой! — он обнял заплакавшую девушку и прижал к себе,- я счастлив, что у меня есть ты и моя дочка, она только наша и больше ничья!.

По дороге на вокзал, он рассказал ей, что встретил Ольгу уже у подъезда и долго разговаривал с ней. Когда парни узнали беременности Даши, то хотели избавиться от неё, но Ольга не позволила, сказала, что нельзя такой грех брать на душу. Тогда они сказали, что пусть тогда сама и заботится о ней. Вот так Ольга взяла эту обузу на себя, но не посвящая в это Дашу.

Поезд, постукивая колесами увозил их в новую жизнь. Маленькая голубоглазая, похожая ни Мишу девочка мирно сопела на сильных руках папки.