Переспал с тетей ГалейПроснулся посреди ночи от того, что мне тесно. Опаньки! Чья-то голая попа придавила меня к стенке, расположившись на моей кровати. Голой была только попа. Спина белела ночной сорочкой, которая задралась и оголила попу. Шикарная, большая. Вначале подумал, что мама, выпив накануне с тетей Галей, легла ко мне. Она часто ложилась спать со мной после похорон отца, боясь оставаться одна в комнате. И если я засыпал в своей постели, приходила ко мне. Но у мамы попа была намного меньше. Значит, тетя Галя.

Понять происходящее с пятнадцатилетним пацаном, когда перед ним лежит голая попа женщины, да еще и прижимается к нему, может только тот, кто сам был в подобной ситуации. У меня аж заломило в паху. Показалось, что член стянул всю кожу со спины на себя. Потрогал тихонечко эту попу. Ноль эмоций. Осмелел. Потрогал немного промеж ног. Тетя лежала, согнув ноги, и ее писька слегка выступала. Вот ее-то я и потрогал. Никакой реакции. Мать тоже, когда хорошо выпьет, спит крепко.

Можно трогать ее и даже поводить по краешку своим писуном, даже немного зглубляя головку. Ну я и рискнул. Потихоньку стянул трусы и концом начал водить по губам, стараясь немного протолкнуться во влажную и горячую глубину. Тетя Галя вдруг приподняла ногу, ухватила меня за конец и сама стала водить им по своей письке. Я чуть не помер со страха. А она водит, постанывает, двигает своей попой. Потом, не поворачивая головы, говрит, чтобы я потискал ее титьки. А сама все трет моим писуном по своей письке.

Ну я и начал мять ее титьки, ухватился за соски, начал крутить один, потом второй. Она водила, водила и приставила мой писун ко входу, двинула попой и насадилась на него. Тут уж во мне сработал инстинкт. Я ухватил ее за бедра и стал засаживать своего писуна в ее письку. Кончил я в нее и не понял, кончила ли она. Все было мокро. А она полежала немного, вновь подняла ногу и стала мять мой писун, вновь водить им по своей письке. Было щекотно, но приятно. От ее умелых рук через некоторое время писун встал и она опять прижалась ко мне попой, загнав его в жаркую и мокрую щель.

Теперь уж я сношал ее долго. Было мокро, я ничего не чувствовал и потому все не мог кончить. А она уже стонала почти в полный голос, охала, поддавала. Слава Богу, кончил. Так и заснул, прижавшись к ее попе.

Утром сквозь сон услышал, как мать что-то выговаривала на куне тете Гале. Она тоже что-то говорила. Разговор шел обо мне. Мать ругала свою подругу за наш ночной перепих, а та оправдывалась, говорила, что пацан созрел, что лучше пусть баб сношает, чем дрочит. Это же ни себе, ни людям. А так и пацану хорошо, и она под хуем побывала. И что если бы у нее был такой взрослый сын, она бы горя не знала. Мать и она еще переругивались. Мама говорила, что Галка совсем сдурела, с ребенком спать.

А та отвечала, что не рожать же от него собралась, а получать удовольствие. И вообще, если некоторые такие разборчивые, она знает, как приголубить парнишку. Я не вставал, делая вид, что сплю. Не вставал до тех пор, пока мать и тетя Галя не пошли на работу. Мама зашла в комнату и стала будить меня. Я вроде только что стал просыпаться. Наказала, что делать по дому и они ушли.

Я был горд. Я отсношал взрослую тетку и ей понравилось. И, судя по ее разговору, она хочет дать мне еще не один раз.