ПАДШИЙ АНГЕЛ. Часть перваяЧасть первая.

Она застенчиво зашла в класс и, застыв у двери, словно мраморная статуэтка, потупила взгляд, чувствуя на себе десятки оценивающих взглядов. Создание неземной красоты. Совсем еще юная, хрупкая, девушка с удивительно стройной фигуркой, одетая в тоненькую, плотно облегающую белоснежную блузку, изящно повторяющую изгибы гибкого тела с небольшими холмиками грудок, желтую юбочку, которая открывала чарующий вид на длинные, стройные ножки и открытые сандалики на каблучках. Длинные, слегка волнистые, шелковистые волосы каштанового цвета рассыпались по хрупким плечам, обрамляя прелестное, почти детское личико с большими ярко-зелеными глазами над которыми изгибались тоненькие линии бровей; маленьким, изящным, носиком, полными, чувственными, губками и невероятно чистой, золотистой, кожей.

— У нас новая ученица в классе – с доброй улыбкой объявила учительница, жестом приглашая девушку подойти поближе – Это Олеся, прошу вас проявить гостеприимность.

Девушка, прижимая к груди несколько тетрадок, подошла к классной руководительнице — молодой женщине, лет тридцати с короткими черными волосами, и торопливым взглядом обвела одноклассников.

— Можешь сесть рядом с Петей – учительница указала на свободное место возле светловолосого, немного растрепанного парня — ты немного отстала от учебной программы. Думаю, он не откажется тебе помочь нас догнать. Не откажешь ведь, а, Петя?

— Я? Да… то есть, не откажу, нет… – смущенно отозвался тот, густо заливаясь краской.

На задних рядах раздались тихое хихиканье и перешептывание. Девушка подошла к столу и грациозно села на стул, нежно улыбаясь юноше. Урок прошел довольно быстро, как и весь первый день. Олеся быстро втянулась в изучаемый материал, оказавшись очень хорошей, схватывающей все на лету, ученицей.

Девушка почувствовала гостеприимность класса уже на первой переменке, когда вокруг нее, словно стая стервятников, столпились почти все парни класса. Это было очевидно — она была новенькая, значит, скорее всего, еще не успела найти пару, потому желающих попытать счастье нашлось немало. Было столько разных внешностей и имен, что она с трудом запомнила лишь нескольких, самых выделяющихся. Среди них Сашу – высокого плечистого парня, который как она поняла, был одним из лучших пловцов школы, и даже участвовал на областных юниорских соревнованиях, а так же Андрея – не такого мужественного, но очень симпатичного патлатого паренька с незаурядной внешностью, мечтающего создать свою рок-группу.

Поначалу немного смутившись такому проявленому со всех сторон вниманию, Олеся чувствовала себя неуверенно и немного скованно, но быстро привыкнув к этому, она стала воспринимать все с улыбкой. Ей стала нравиться такая популярность. Впрочем, за свою жизнь она уже успела привыкнуть к проявлениям такой заботы и внимания со стороны сверстников и парней постарше ее, однако она не принимала это как должное и в ответ на хорошее к себе отношение платила тем же, даже порой чувствуя укор совести, если ей казалось, что кого-то обделила вниманием.

В первый же день после занятий к ней подошел Саша и предложил подбросить домой, так как за ним на машине приедет отец. Девушка сначала немного упиралась, так как не хотела, чтобы ее специально везли до дому. Однако после легких уговоров ее крепость рухнула почти без боя. Ей очень понравился юноша, и нравилась его манера разговора – был настойчив, но говорил с галантностью английского денди. Саша очень отличался от большинства парней его возраста, выделяясь не только хорошей фигурой, но и воспитанностью. Выяснилось, что жили они почти в соседних домах, и чувство вины сменилось чувством благодарности.

Олеся была далеко не слепая и не дура, чтобы понять, что с девушками в новой школе будет сложнее, чем с парнями. Она ясно видела нередкие взгляды одноклассниц, стреляющие завистью и злобой, видя, как вокруг девушки вьется огромная часть мужской половины класса. Быть новеньким всегда нелегко, особенно если ты девушка в классе полном стерв.

«Эх, где же вы мои верные подружки» порой вздыхала Олеся, однако она не теряла надежды, что к ней вскоре привыкнут и примут в круг общения. Мужское внимание хорошо, но и подруг любой девушке иметь хочется.

Ее надежды осуществились, правда намного быстрее, чем она думала. Под конец второго дня, к ней подошли две девушки.

— Привет, я Лика, – добродушно улыбаясь белоснежной улыбкой, поздоровалась одна из них – а это Даша.

— Да, я знаю… – немного смущенно ответила девушка – Елена Владимировна вас так называла.

Олеся немного удивилась, что к ней из всех девушек класса подошли именно эти две. Лика была высокой сногсшибательной красавицей с длинными, почти до бедер, золотистыми волосами, стройными, что называется «от ушей» ногами, красивыми упругими формами и безупречной загорелой кожей. Она, по красоте не уступала Олесе ни в чем, но красота эта была иной. Если Олеся производила впечатление грациозной лани с невинностью ребенка, то Лика олицетворяла образ прекрасной хищницы, холодной и властной, смотря на окружающих надменным взглядом небесно-голубых глаз.

Даша хоть и не была столь эффектна как подруга, тем не менее, достаточно ярко выделялась среди обычных симпатяшек. Немного ниже Лики, она обладала красивым телом, с весьма аппетитными, налитыми формами, а недлинное каре огненно-рыжих волос, обрамляли лукавое, веснушчатое, узкое личико, немного напоминающее лисичку.

Впервые увидев девушек в классе Олеся была уверена, что с ними будет нелегко сжиться – ей приходилось уже видеть, как жестоки по отношению к соперницам иногда бывают девочки, а она была уверена, что стала им ненужной соперницей за мужское внимание, хоть сама того не хотела. Девушка сперва насторожилась, ожидая услышать угрозу или же оскорбление, но следующие слова белокурой красавицы развеяли эти опасения:

— Мы сейчас идем в кафе здесь за углом, пошли с нами – весело сказала она – а то второй день учимся в одном классе и не знакомы даже. Посидим, пообщаемся.

— Пошли – поддакнула Даша.

Олеся не очень хотела идти, надеясь вернуться домой пораньше и закончить свои домашние дела, но отказаться не могла, решив, что это может быть отличной возможностью наладить отношение с девочками, которые как она заметила, пользовались немалой популярностью среди ее одноклассников.

— Да, конечно можно – согласилась она, собрав вещи в мешочек.

На выходе небольшая компания увидела Сашу, который оглядываясь по сторонам, кого-то высматривал в толпе. Встретившись взглядом с Олесей, он широко улыбнулся, подошел к ней и предложил подвезти.

— Спасибо большое, но сегодня вот я в другое место – вежливо отказалась девушка, но все же одарила его благодарным взглядом и немного застенчивой улыбкой.

— Забираем сегодня у тебя твою подружку, Сашенька – слегка приобняв Олесю за плечики, с наигранным сожалением пояснила Лика.

Ее замечание вызвало легкий румянец на щеках парня и девушки, а в глазах блондинки вспыхнул едва различимый огонек.

— Завтра может тогда? – с надеждой спросил юноша – или может, давай вечером куда-нибудь сходим, просто погулять.

— Вечером не могу… дела будут. А завтра может быть.

— Отлично – унылость, вызванная отказом, на лице парня сменилась озарением.

— А меня не хочешь тоже пригласить? – томно пройдясь кончиком розового язычка по верхней губе, сексуальным голосом спросила Лика.

Даша, хихикнув, выжидающе уставилась в лицо юноши. Тот слегка нахмурился, но ничего не ответил.

— Да, ладно, не напрягайся ты так, не нужен ты мне.

Со стороны дороги вдруг раздался автомобильный гудок, привлекая внимание компании.

— Это мой папа, все я пошел – взгляд и обращение Саши было адресованы исключительно Олесе – до завтра! – махнув рукой девушке, он быстро направился к красной тойоте.

Лика лишь надменно хмыкнула ему в след, слегка покачав головой.

Девушки направились в намеченное место и уже через десять минут, рассевшись вокруг необычного, овального столика внутри уютного, гостеприимного заведения, медленно потягивая кофе из картонных чашечек.

— Влюбился в тебя поуши наш пловец – улыбнувшись, промурлыкала белокурая девушка.

— Почему сразу влюбился? – раскрасневшись сразу принялась отнекиваться Олеся – просто живем рядом… ну и просто хорошо ко мне относится.

— Да ладно тебе прибеднятся – поддержала подругу Даша – видела сама, как он на тебя во все глаза пялится весь день.

— Правда? – девушка попыталась скрыть улыбку, но вышло не очень удачно.

— Да и ты я смотрю не прочь с ним… – Лика заговорчески подмигнула.

— Что? – смущенно спросила Олеся.

— Что-что? – засмеялась Даша, и вдруг ее как будто стукнуло – ты что- еще девка что ль?

— Ну…

— О… – протянула рыжая, вытянув губы трубочкой – значит девственница.

— Да ладно тебе – с укором оборвала подругу Лика – может она просто ждет подходящего кандидата.

— Жду – серьезно подтвердила девушка.

— И, по всей видимости, дождалась – хитро прищурилась Даша, явно кого-то имея в виду, и перед тем как Олеся смогла что-то возразить, быстро добавила – да ладно, Сашка парень хороший, красивый, полшколы по нему сохнет. Но просто ты поаккуратнее там, он с какой стороны ни смотри все равно парень, а им сама знаешь что надо. Поматросят и бросят.

— Саша не такой!

— Ты уверена? Вы так давно знакомы? – серьезно вмешалась Лика – а я знаю достаточно давно, и довольно близко… – она улыбнулась краешком губ и грациозным, полным величия движением убрала с лица непослушную прядь белокурых волос.

— Вы? – неуверенно спросила девушка.

— И не только я. Ты смотри, на вид они все такие интеллигентные, а как подпустишь поближе то… Но я не хочу наговаривать, просто тебя жаль, ты выглядишь как очень хорошая девушка, и не хочу, чтобы ты стала рыбкой на крючке.

Олеся ничего не ответила, потупила взгляд и пытаясь понять — врут ей или же предупреждают. Одно было ясно — верить она не хотела.

— В общем – объявила Даша – давай забудем и поговорим о тебе. Откуда ты?

Олеся рассказала девушкам свою коротенькую историю, как приехала в столицу из относительно небольшого города, из глубинки, оставив там родителей и младшего братика; что теперь живет с дядей, который и помог устроить переезд племянницы и что немного скучает по родным краям, но надеется, что сможет здесь выучиться и хорошо устроиться, а в дальнейшем привезти сюда и семью.

Так за разговорами незаметно прошел час-другой и девушки, много узнав друг о дружке, попрощавшись, разошлись по домам. Одним словом, Олеся была просто счастлива Она нашла то общение, на которое надеялась. На следующий день она пересела на несколько парт назад, чтобы быть поближе к новым подругам, оставив вздыхать погрустневшего Петю.

Дни стали красочнее, а настроение — отличным. Другие девочки класса хоть все еще относились к ней с некой прохладой, но косых взглядов заметно поубавилось, что в очередной раз подтверждало статус Лики и Даши в обществе. Новоиспеченные подружки познакомили Олесю с новыми, интересными людьми и несколько раз брали ее на выходные вечеринки в районных дискотеках. Хотя Олеся не была «клубной» девочкой, она все же получала огромное удовольствие от веселья и оказанного ей внимания.

С Сашей она часто общалась в классе и на переменках и иногда принимала его предложение подбросить ее до дома, но вежливо отказывалась от предложений пойти погулять вдвоем, ссылаясь на уроки и кучу других домашних дел. Олесе очень понравился отец юноши — Владислав Егорович, высокий худощавый мужчина лет сорока с аккуратно зачесанными назад черными волосами с серебрившейся в них сединой, которая, однако, по мнению девушки, вовсе не портила мужчину. Он был всегда вежлив и говорил приятным, мягким баритоном, а небольшие очки, которые он постоянно носил, делали его похожим на кандидата наук советской эпохи. Как потом узнала девушка от Саши, Владислав Егорович и вправду был профессором, преподававшим в одном из городских ВУЗов.

Однако радости девушки не суждено было продолжаться долго.

Заканчивалась пятница и утомленные неделей учебы и домашних занятий школьники готовились идти домой.

— Слушай, Лесь – перегнувшись через парту, шепнула на ушко девушке Лика – приходи сегодня после занятий ко мне. Мои родители уезжают из города по делам и квартира наша, вот и мы с Дашкой хотим устроить вечеринку полуночниц.

— До самой ночи что ли?

— Ну да! Представь себе сколько свободы!

— Меня же ждать будут – немного сомневаясь, сказала Олеся.

— Позвонишь домой и предупредишь, не маленькая же. А назад на такси доедешь, я тебе денег дам.

— Да ладно, Лик, не нужны мне твои деньги.

— Дам-дам, не волнуйся, ты главное приходи… Ну… – состроив личико капризного ребеночка, протянула Лика.

— Да ну тебя – отмахнулась Олеся, едва сдерживая смех, вид надувшей губки подружки ее умилял – приду, конечно, о чем речь, просто предупредить надо будет.

— Хоть сейчас – она положила на стол тоненький сотовый телефон и пальчиком пододвинула к Олесе.

— Соколова ты кому-то звонить собралась? – окликнул Лику строгий голос учительницы – или ты уже на сегодня закончила учиться?

Взоры класса обратились в угол, где сидели девушки. Белокурая красотка, не ответив, сдвинула тоненькие линии бровей, и на ее кукольном личике отразился высокомерный, ледяной взгляд. Эта безмолвная дуэль взглядов продолжалась несколько секунд, после чего Лика спокойно, как ни в чем не бывало, откинулась назад на спинку стула и спрятала телефон.

— Потом – с улыбочкой, одними губами сказала Олесе.

Погода была в тот день хорошая и девушки оделись свободно – в легкие коротенькие юбочки и блузки, позволяя приятному теплому ветерку нежно ласкать молодую кожу. До дома Лики они прошлись пешочком, наслаждаясь теплом и шоколадным мороженым, купленным по пути. Дорога заняла около получаса, он никто не был против прогулки — пятница позволяла.

Лика жила в одном из престижных районов города, в большом, очень красивом здании, окруженном изящно подрезанными кустами. Подружки поднялись на третий этаж. Пройдя в квартиру, Олеся в изумлении огляделась с приоткрытым ротиком. Огромный зал был богато обставлен изящной мебелью европейского стиля, стены украшали живописные картины в красивых рамах, у стены стоял огромный домашний кинотеатр и огромный музыкальный центр.

— Красиво как – восхищенно сказала девушка, рассматривая картину чарующего, красочного пейзажа.

— Моя мама писала – не без гордости пояснила белокурая Лика.

— Художница?

— Нет, просто любитель с талантом. Слушай Лесь, мы с Дашкой на кухню — приготовим чего- нить быстренького, а ты пока позвони своим и предупреди их – хозяйка дома протянула ей телефон.

— Да, точно – с улыбкой спохватилась Олеся, приняв телефон и в спешке набирая номер – забыла.

Девушки отправились на кухню и уже через десять минут вышли с тарелочками, наполненными маленькими бутербродами с сыром и стаканчиками апельсинового сока. Лика вручила стаканчик гостье, после чего веселая компания благополучно переребралась в ее комнату – не очень большую, но довольно уютную, с огромной кроватью в углу, столиком, на котором стоял компьютер, камодом с огромным зеркалом и массивным шкафом.

Все расселись кто куда и Лика на правах гостеприимной хозяйки подняла стаканчик:

— За нас, красивых!

— За нас! – в унисон подхватили гостьи, после чего последовал мелодичный стеклянный звон, и стаканы наполовину опустели.

Они много разговаривали, шутили и смеялись, обсуждали знакомых парней и одноклассниц, и вскоре тарелочки с бутербродами опустели, а сок был допит. Олеся вдруг стала понимать, что с ней что-то не так: голова тяжелела и немного начала кружится, а в глазах начало двоится. С каждой прошедшей секундой недомогание становилось очевиднее и девушка, шатаясь, поднялась с кровати, желая направиться в ванную.

— Что такое, Лесь? – озабоченно поинтересовалась Даша.

— Что-то мне плохо, голова кружится – прижав ладошку к высокому лбу, пожаловалась девушка – где у вас ванная?

— Сейчас покажу – Лика поднялась и, поддерживая Олесю за плечи, повернула к шкафу.

Даша распахнула огромную дверь и, подождав, пока подруга втолкнула внутрь ничего непонимающую девушку, наглухо захлопнула ее и повернула ключ в замке. Олеся осталась наедине с кромешной тьмой и своим страхом. Она в панике начала кричать, чтобы ее выпустили и сильно колотить кулачками по запертой двери, причиняя, однако, этим лишь боль себе. Вскоре под действием снотворного мышцы девушки совершенно ослабли, и она провалилась в глубокий сон.

Сколько времени она находилась без сознания – Олеся не знала, и когда, наконец, пришла в себя, то не сразу поняла что произошло. Она вся дрожала. Тяжелая темнота окутала девушку, голова кружилась, а ладони болели от ударов о дверь шкафа. Она не могла понять, что от нее хотят, за что с ней это делают. Снаружи были слышны приглушенные смешки и музыка, девочки развлекались. На глаза начали наворачиваться слезы, и Олеся заплакала. Она не могла поверить, что с ней такое происходит.

Тем временем Даша и Лика зашли в сеть и просматривали смешные ролики, тихо подпевая песням одной из молодежных групп. Спустя полчаса, подняв себе настроение до максимума, Даша решила, что можно и поразвлечься. Она встала с места и, пританцовывая на ходу, подошла к шкафу. Она тихонько постучала по дверце шкафа ноготками.

— Ау! – позвала она, с трудом сдерживая смех – есть кто живой?

— Умоляю, отпустите меня, я никому ничего не скажу… – раздался еле различимый голосок по ту сторону.

Девушка повернула ключ в замке и осторожно приоткрыла дверь, готовясь снова ее захлопнуть на тот случай, если их пленница решит выкинуть какой-либо фокус. Однако вопреки ее ожиданиям, Олеся оказалась куда смирнее, чем им казалось. Даша заглянула внутрь шкафа, и ее лицо тут же озарилось веселой улыбкой.

— Ликулька, смотри, она хнычит! Совсем как маленькая.

Подруга лишь на несколько секунд оторвалась от монитора, посмотрела на девочку и презрительно ей ухмыльнулась. Даша наоборот — словно любящая мама кинулась к Олесе, заключая ее в объятиях и успокаивающе гладя по головке:

— Не надо плакать, ребеночек.

— Что вы от меня хотите? Зачем вы это делаете со мной? – тихо сквозь слезы спросила девочка.

— Мы просто хотим поиграть в игру, в этой игре ты должна нас любить и слушаться беспрекословно.

— Пожалуйста… я не хочу… – речь девочки была прервана Дашей, прижавшей к ее прекрасным губкам пальчик.

— Вставай.

Она помогла пленнице подняться на ноги и, прислонив к шкафу, ласково провела ладошкой по ее щечке. Затем внезапно замахнулась и сильно шлепнула девочку по лицу. Олеся даже не вскрикнула, боясь произнести лишний звук. Она была не на шутку напугана, убедившись, что это не игра, заглянув в хоть и улыбающиеся, но от того не менее холодные глаза мучительницы.

— Ну как? Будешь играть? – спокойно осведомилась Даша.

Олеся не знала, что ответить и немного промедлила, но это дало девушке повод втолковать пленнице правила игры более убедительно. Она грубо схватила ее за волосы и сильно стукнула затылком о дубовую дверцу шкафа. Девочка схватилась за болящую голову и громко закричала от боли. Это вызвало настоящий приступ смеха у рыжеволосой красотки. Лика, активно с кем-то переписываясь по ICQ, даже не повернула головы.

— Лик! Как ты могла такое пропустить? – с притворным разочарованием спросила Даша, все еще удерживая Олесю за волосы – так прикольно.

— Что? – блондинка повернула голову.

— Смотри – юная садистка повернулась к девочке, все еще сжимающей голову руками – руки убрала. Я сказала – убрала. Хочешь, чтобы я тебе их сломала?

Она сказала это почти спокойно, но в ее голосе было столько угрозы и более того – решительности – выполнить обещание, что Олеся мгновенно забыла о боли и опустила руки. Даша убедилась, что подружка смотрит на нее, и с силой дернула девочку за волосы, уже больным местом впечатывая ее в шкаф. Девочка закричала громче чем первый раз, руки инстинктивно дернулись к голове, но вспомнив предупреждение рыжей, быстро их убрала, вместо этого вытирая брызнувшие из глаз слезы.

Девочки громко расхохотались. Лика сделала музыку громче и вернулась к экрану, все еще посмеиваясь. Даша игриво подергала девочку за волосы, качая ее голову со стороны в сторону, а затем грубо швырнула на пол. Олеся мгновенно решила, что это ее шанс спастись, но ее план был удушен в зародыше упавшей на нее сверху девушкой. Она придавила пленницу к полу, держа одну коленку на ее груди, а другую на шее. Олеся начала задыхатся и громко хрипеть, руками стараясь поднять ногу девочки со своей шеи, на что та ответила нажимом посильнее. Попытки не увенчались успехом, и она начала в отчаянии размахивать руками, жалостно скуля.

Дашу это только забавляло. Она поймала руки жертвы, дабы та не задела ее, самодовольно улыбаясь ей сверху вниз:

— Ну как тебе? Что, любишь меня уже? – хихикала она, смотря на синеющее лицо Олеси, она не сомневалась, что сломить ее волю теперь не составит особого труда.

Олеся попыталась что-то ответить, но смогла лишь выдавить сдавленый хрип. Рыжая задумчиво посмотрела на нее, решая: принять это в качестве ответа или нет и подумала, что пленница может и получше выразиться. Она пожала плечиками и мотнула головой, выражая непонимание. Кислород кончился, и девочка почувствовала, что задыхается и предприняла отчаяную попытку донести свой ответ действиями. Олеся с трудом повернула голову и каснулась губами ножки мучительницы.

— Ой! – Даша удивленно посмотрела вниз – вот теперь вижу, что любишь меня. Лик, прикинь, она мне ноги уже целует, а скоро вообще обожать нас будет.

Блондинка наконец оторвалась от компьютера и перебралась на кровать, наблюдая за играми подруги. Рыжая наконец слезла с девочки, и та мгновенно почувствовала облегчение, перевернулась на бок и схватившись за болящую шею начала сильно откашливатся. Но девочка не хотела давать жертве передышку. Она встала над распростертой на полу Олесей и, ухватившись за волосы, безжалостно потянула ее в центр комнаты. Пленница со слезами на глазах быстро карабкалась по полу следом.

— Встать, тварь! – ядовито прошипела рыжая красотка, «подбадривая» Олесю пинком в бок.

— Пожалуйста, не надо больше! Я все поняла! Я прошу за все прощения! Я все сделаю, что вы хотите – встав на коленки, сквозь слезы боли и унижения, молила девочка.

— Во дура – засмеялась Лика – за что же ты прощение просишь, идиотка?

— Не знаю… – Олеся сама уже ничего не понимала, просто желая лишь, чтобы этот кошмар поскорее закончился – Почему я? Что я вам сделала?

— Ничего – весело ответила Даша

— Тогда за что вы меня бьете?

— Может мы тебя просто так решили избить, смеха ради. Уж больно красивая ты.

— Пожалуйста, хватит… Я никому ничего не расскажу.

— Конечно не расскажешь, если не хочешь, чтобы мы тебя досмерти забили. У меня папа в бизнесе работает и даже имеет связи с криминальными авторитетами, так что если что — нас трогать никто не будет, да и не поверит тебе никто.

— И поклонников у нас полшколы, готовых нам грязь с ног слизывать, нам только пальчиками щелкнуть — и они найдут тебя и твоего дядю и всю его семью, и так изобьют, что вас потом всю жизнь в инвалидных колясках возить будут, а мы здорово посмеемся. Так что, пожалуйста, рассказывай – добавила Даша.

Она взяла со стола свой сотовый телефон и протянула девочке:

— Давай, звони.

Олеся не выдержала и разрыдалась с новыми силами. Слезы уже даже почти не шли, она лишь закрыла ладонями личико и просто кричала от безвыходности положения. Она и раньше слышала о подобных случаях насилия, но не могла представить, что это произойдет с ней. Первая красавица, умница и удивительно легкая в общении девушка, Олеся всегда была окружена подружками и вниманием кавалеров. Она просто не могла поверить в происходящее, зная, что на этом все не закончится, что соскочить с крючка не получится, от нее не отстанут. Рассказать об этом она тоже не могла, веря угрозам.

— Что вы хотите, чтобы я сделала? У меня есть немного денег, которые я несколько лет копила, я вам их отдам – сделала пленница последнюю попытку договориться.

— Денег у нас достаточно, нам и так родители постоянно дают – усмехнулась в ответ блондинка – куда больше, чем ты сможешь за десять лет собрать.

Девочки-садистки буквально упивались ощущением абсолютной власти над человеком, чувствуя возбуждение от наблюдаемого унижения. В том, что они морально сломали волю своей жертвы, они не сомневались. Теперь оставалось самое приятное — лишить ее человеческого достоинства и самолюбия, до последней капли, пока она не будет выполнять каждую их прихоть без малейшего колебания. Они прекрасно знали, как это сделать.

— Раздевайся – сухо приказала рыжая.

Олесины глаза округлились от удивления.

— З-зачем – содрогающимся голоском тихо спросила она.

Ответ была звонкая пощечина.

— Ты че, еще не врубилась, что должна делать все, что мы говорим без лишних вопросов, дрянь такая?!

— Дашулька, ты смотри не выбей ей зубы раньше времени.

— Да я, кажется, не только зубы ей сейчас выбью! Так изуродую, что мать родная не узнает – она замахнулась кулаком, а в глазах вспыхнуло яростное пламя.

Олеся бросилась на пол, инстинктивно закрыв лицо одной рукой и вытянув другую руку с раскрытой ладонью в сторону мучительницы.

— Все-все! Я поняла! Не надо больше!

— Еще как надо, потому что ты, сучка, с первого раза усвоить не можешь! Ликуль, дай-ка мне скакалку, там, в углу есть я видела.

Белокурая красавица быстро полезла в старую коробку с плюшевыми игрушками и немного пошарив, достала из нее скакалку и бросила ее подружке. Та быстро сложила ее несколько раз и, прижав Олесину голову к полу ножкой, сильно хлестнула ее по спине через маечку. Девочка завыла от боли, но сделать ничего не могла, стараясь лишь сгруппировать тело, что, впрочем, не сильно помогло, так как Даша останавливать экзекуцию не собиралась.

Жертва беспомощно дергалась и вертелась под градом обжигающих кожу ударов, не в силах больше даже кричать, лишь жалостно поскуливая, как собака. Под удары попадало все, до чего жестокая экзекуторша могла достать: спина, попка, открытые бедра, заставляя Олесю сжиматся клубочком.

После нескольких минут жестоких побоев, которые показались истязаемой девушке несколькими часами, рыжая убрала ногу с ее головы, чтобы принять позицию поудобнее. В этот момент Олеся, не выдержав издевательств, подскочила на ноги и бросилась к двери. Однако Даша среагировала быстрее, чем пленница рассчитывала, схватив ее за волосы и, запрокинув голову назад, швырнула в угол комнаты. Девушка быстро осмотрелась, но не найдя ничего чем могла бы защититься, просто вжалась в угол и умоляюще выставила руки в перед:

— Пощадите меня, прошу!

— Ну что ты, маленькая? Страшно? – ехидно произнесла Даша, поигрывая скакалкой – Жаль, у меня кнута нет, ты бы еще не так завыла — она нанесла удар по голым ножкам девочки, оставляя на золотистой гладкой поверхности розовый след.

Олеся больше не хотела молить о пощаде, понимая, что подружки – полные садистки, которых ее жалобы только забавляли. Даша обернулась посмотреть на Лику и увидела, что та навела на нее свой телефон и снимает происходящее. Рыжая широко улыбнулась и начала позировать, подражая фотомоделям из эротических журналов, одновременно поигрывая скакалкой. Время от времени она стегала свою жертву, заставляя ее сжиматся сидя на полу, а когда рука устала — начала пинать ее ногой. По мере того, как Даша наращивала интенсивность ударов, она становилась все более несдержаной, уже не просто играя с пленницей, а на полном серьезе избивая несчастную, аккомпанируя действие громким, почти истерическим смехом.

— Ну! Обожаешь меня уже, а?! – закричала рыжая, несколько раз ударив Олесю в живот.

Один из ударов явно пришелся в солнечное сплетение девочки, так как она громко застонала, перекатилась на живот, держа на нем руки, с трудом набирая воздух в легкие. Это немного успокоило мучительницу, и она просто стояла, наблюдая за тем, как мучается жертва.

— Дашуль, не останавливайся – умоляющим тоном произнесла Лика

Даша обернулась и увидела, что подруга задрала края платьица и, расставив длинные стройные ножки, опустила изящную ручку в трусики, все еще снимая другой. Рыжая хихикнула и с новыми силами начала стегать почти безчувственую Олесю.

— О Боже! Я скоро кончу! – Лика бросила телефон на кровать, и запракинув головку начала громко постанывать под звуки порки.

Даше в голову вдруг пришла мысль, и она прекратила бить девочку.

— Хочешь, чтобы я прекратила?

— Даааа, умоляю – тихо протянула Олеся

— Ползи за мной – Даша взяла ее за волосы и потащила за собой.

Встав на червереньки девушка с трудом плелась за стройными ножками экзекуторши. Рыжая подтянула пленницу к блондинке и поставила ее перед ней на колени.

— Вылижи ее пока она не кончит – властно приказала она

— Я… я не могу – у Олеси стал комок в горле, а в голове бешено застучала кровь, для нее это было слишком.

— Хорошо – с безразличием сказала Даша, пожав плечиками – тогда я продолжу, а сил у меня еще много. А потом, может, подвешу тебя в качестве груши и отработаю несколько приемов, если тебе повезет — я выбью тебе только часть зубов. Потом не жалуйся. – с этими словами она пихнула Олесю на пол ногой и замахнулась скакалкой.

— НЕТ! Нет! Я сделаю это – девочка, забыв от страха о боли, быстро поднялась и кинулась к белокурой Лике, но была перехвачена Дашей.

— У тебя был шанс, ты его упустила. На пол, животное, сейчас я из тебя такую отбивную сделаю – пальчики оближешь.

— Господи, заклинаю тебя, Дашечка, любимая, я все сделаю! – Олеся истерически зарыдала обхватив ноги юной садистки.

— Попроси тогда.

— Прошу тебя позволить мне вылизать киску.

— Прошу вас, Госпожа! – поправила ее рыжая, залепив пощечину.

— Умоляю вас Госпожа позволить мне вылизать киску Госпожи Лики – девочка заливалась слезами, не веря, что говорит это, ее собственые слова казались такими чужими.

— А ты быстро учишься. Марш выполнять! – скомандовала Даша, все же один раз пройдясь своим орудием пытки по хрупким плечам девушки.

Олеся нагнулась к шелковым трусикам и робко поцеловала сквозь материю Ликину ручку. Это привелекло внимание золотоволосой девушки и она удивленно посмотрела вниз. Находясь в экстазе, она почти ничего не слышала из того, что приказывала новоиспеченной рабыне Даша. От новых возможностей использывания пленницы Лика возбудилась еще больше, и быстро стянув с себя трусики, прижала ее голову к своей гладкой, сочащейся выделениями писечке. Поначалу Олеся старалась сопротивляться, но потом поняв, что самый быстрый способ закончить с этим, это довести девушку до пика наслаждения.

Она никогда этим не занималась раньше, более того – не могла себе это даже представить, потому получалось у нее не слишком умело. Лике, однако, этого вполне хватало и она, с наслаждением откинувшись на кровати, стонала, одной рукой притягивая к себе голову девочки, направляя ее, а другой лаская свое гибкое, точеное тело. Олеся двигалась язычком вдоль щелочки, чувствуя, как соки девушки стекают по ее подбородку. Даша, не желая оставаться в стороне, села на плечи рабыни и грубо толкала ее вперед, буквально втирая очаровательное личико девочки в киску подруги.

— Ммм…. Боже! Боже да! Войди в меня языком, тварь! Я тебе сейчас весь рот обкончаю! – стонала белокурая богиня.

В голове Олеси все перемешалось, она уже сама не осознавая, что делает начала старательно пропихивать язычок в Госпожу, быстро двигая туда-сюда. Даша прошлась пальчиком по подбородку рабыни, вытирая с него соки подруги. Поднеся пальчик ко рту, она медленно облизала его, мыча от наслаждения.

— Ликуль, ты такая сексуальная – рыжая нежно прошлась ладошкой по бархатистому бедру блондинки – я просто тащусь от того, как ты кончаешь, сама готова вылизывать тебя часами.

Но Лика не слушала, находясь в полубессознательном состоянии. Даша вдруг улыбнулась себе и, встав с рабыни, облегчив той ношу, быстро подошла к компьютеру. Она включила веб-камеру, направила на кровать и нажала кнопку записи.

— Улыбочку, девочки, вас снимают – хохотнула она.

Лика повернула голову и сладостно улыбнулась, смотря в камеру полузакрытыми глазами. Олеся же прилежно продолжала вылизывать раскрытую, до предела возбужденную киску своей новой Госпожи. Через несколько коротких мгновений белокурая богиня изогнулась, ее тело затряслось, и она громко закричала, извергая свои соки прямо Олесе на язык, заливая ей лицо. Рабыня же продолжала лизать как собачонка, боясь оторваться даже на секунду, наполняя свой маленький ротик выделениями Госпожи. Самое ужасное было то, что Олеся перестала чувствовать отвращение к этому, и это ее очень пугало. Секунд десять-пятнадцать девушка стонала и кричала от наслаждения, прижимая голову пленницы меж своих ног, а затем, успокоившись, небрежно отбросила ее в сторону, словно носовой платок.

— Сказка – Лика раскинулась на кровати, приходя в себя после потрясающего оргазма.

— Ты такая красивая – улыбнулась ей подруга.

Лика поманила Дашу и та послушно подошла и легла рядом. Блондинка томно притянула подружку и слилась с ней в долгом, страстном поцелуе. Олеся сидела на полу у кровати в полной прострации, слушая звуки влажных поцелуев, пыталась осознать — что с ней только что произошло. Она не в состоянии была даже вытереть губы и подбородочек, измазанные соками блондинки, позволяя им беспрепятственно стекать по шее вниз.

Подружки какое-то время просто ласкались и обнимались словно котята, а потом Даша с лукавой ухмылкой шепнула Лике что-то на ушко. Уголки губ белокурой бестии расползлись в широкую улыбку и она, быстро кинув мимолетный взгляд на пленницу, чмокнула подругу в щеку. Лика поднялась с кровати и подошла к Олесе:

— Ну что, с первым лесбийским опытом тебя – посмеялась она – ну ладно тебе, не обижайся, тебе же самой понравилось, правда? Вон как нализалась, аж личико все перемазала.

Олеся не ответила, тупо уставившись в одну точку на полу.

— Ну все-все хватит – Лика ласково обвила руки вокруг ее шеи и прижала к себе – пойдем, приведем тебя в порядочек.

Лика достала из своей сумочки какую-то таблетку и протянула девушке вместе с пакетиком сока, пояснив, что это поможет снять боль. Олеся послушно, сама не понимая, что и зачем делает, запила предложеное лекарство и уже через несколько минут голова стала немного кружиться, и ей показалось, что она вот-вот провалится в глубоченную пропасть, балансируя на краю сознания.

Подружки отвели шатающуюся гостью в ванную, помыли ее лицо, помогли освежиться немного и придти в себя, намазали ссадины и ранки обезболивающей мазью. Затем, отведя обратно в комнату, девочки достали косметику и принялись заботливо штукатурить перемазанное Олесино личико: нанесли макияж, напудрили, подкрасили ресницы и губы, а также расчесали волосы и заменили ее элегантные золотые сережки на огромные кольцеобразные. В какой-то момент в голове девушки промелькнула спасительная мысль, что весь этот кошмар кончился так же внезапно, как и начался, и она почувствовала огромное облегчение.

— Ну, вот и готово! – торжественно воскликнула Лика, протягивая Олесе зеркальце.

Лицо девушки буквально пестрило яркостью красок. Ярко-красные с блеском губы, нарумяненные щеки, сиреневые тени над глазами, которые сочетались с желтым платьицем. Олеся выглядела как проститутка. Она в изумлении приоткрыла ротик, с трудом узнавая себя. Однако таблетка делала свое дело, и она достаточно смиренно восприняла сию метаморфозу. Даша тем временем уже с кем-то говорила по телефону.

— Тоша сказал что они будут минут через двадцать – складывая сотовый телефон, сообщила рыжая.

— Ну вот и замечательно, будет немножко времени нашей куколке морально подготовится.

— Что происходит? – каким-то странным, отрешенным голосом спросила Олеся.

Лика улыбнулась себе. Сказывалось действие наркотика – Олеся потеряла связь с реальностью, и находилась в полудремном состоянии. Девочки оставили свою новую рабыню на краю постели и вышли в зал – бояться, что Олеся что-нибудь учинит, не приходилось, какое-то время она останется в состоянии сильной расслабленности, состоянии растения.

Юные стервочки заварили себе кофе, раскурили по тоненькой сигаретке сидя на кухне и общаясь на совершенно обыденные, до боли банальные темы, словно не издевались над девочкой всего короткое время назад, стали ожидать гостей. Обсудить многое им так и не удалось. Громкий, нетерпеливый стук в дверь прервал увлеченную дискуссию и девочки, обменявшись хитрыми улыбочками, поспешили встречать новоприбывших.

Их оказалось трое. Высокие, плечистые, коротко стриженые ребята, походившие на бойцов спецназа. Тот, что выглядел немного помоложе, первым прошел в квартиру и, по-хозяйски притянув девочек к себе за талии, жадно и страстно впился в губы одной, а затем другой подружки. Следом, не дожидаясь приглашения, в прихожую ввалились его спутники и молча уставились на то, как троица, свив язычки слилась в диком поцелуе.

— Ну вы бляди – оторвавшись от сладких губ девочек самодовольно выпалил юноша – не успел зайти в дом, как вы уже в постель готовы меня затащить.

— Мы такие – сладострастно промурлыкала Даша, проведя нежным язычком по шее парня вверх к мочке уха, Лика сделала то же самое с другой стороны.

— Все хватит – он слегка оттолкнул их – я хочу насладиться вечером, а не обкончаться на пороге, вы же, стервы, такие, что кого угодно доведете.

— Ну, Тошка, проходи тогда – томно поманила пальчиком гостя Лика.

— Это Винт и Лис – качнул головой он в сторону хмурых на вид молодчиков – знакомьтесь, парни — Даша и Лика.

Девочки бережно подали изящные ручки парням, которые на удивление нежно их пожали, несмотря на явное изобилие физической силы.

— И где же королева сегодняшнего бала? – поинтересовался Лис.

Лика улыбнулась ему краешком губ, и компания, больше не отвлекаясь на ненужные разговоры, прошла в комнату, где все еще в состоянии наркотической прострации сидела Олеся. Она бессмысленным, пустым взглядом окинула странных мужчин, а затем запрокинула голову к потолку, пытаясь что-то там разглядеть.

— Какая куколка – облизнувшись резюмировал Винт – вах, просто пай-дэвочка! Палчыки облыжэшь.

— С ней все впорядке? – обратив внимания на немного странное поведение девушки, озабоченно поинтересовался Лис

— В полном, я дала ей кое какую таблеточку, чтобы немного успокоилась и расслабилась, а то начнет орать как резаная.

Парни понимающи качнули головами.

— Хотя жаль немного – посетовал Винт – мне нравится, когда кричат или брыкаются, а то как куклу резиновую натягиваешь.

— А че? Слышал — тема есть новая, некрофилия. – засмеялся Тоша – Прикинь, мне кент такую фигню рассказывал, как патологоанатомы в морге глумятся над трупами молоденьких блядей.

— Извращенцы, и ты и кент твой – надменно хмыкнул Лис.

— А я че? Мне оно надо что ли, за что купил, за то продал.

— Тащитесь с ним оба, наверное, дроча на некрологи.

— Слушай, да иди ты знаешь куда, мать твою!

— Еще что нибуть скажешь про мою мать, и над тобой скоро в морге патологоанатомы глумиться будут.

— Да ладно, братан, приколоться нельзя что ли? – примирительно поднял руки Тоша

— Да все она будет чувствовать – вклинилась в разговор Дарья – Лика дала ей не очень сильную таблетку, скоро все пройдет.

Пока остальные общались, Винт прошел в комнату и сел на кровать рядом с девушкой. Его широкая ладонь легла на гладкое бархатное бедро и медленно поползла под краешек коротенького платья.

— Смотри, Лис, без тебя начинают – усмехнулся Тоша.

— Не понял! – возмущенно воскликнул тот – сволочь, ты что делаешь?! Друг называется! Эгоист какой-то, договаривались же.

— Слушай, а сколько тебя там ждать можно? Мне уже джинсы жмут, смотри какая ляля. Ей самой уже хочется, заждалась вся, иди пощупай ее, горячая какая.

Не став медлить Лис сел с другой стороны и припал губами к щеке девочки, сжимая рукой небольшую торчащую грудку, чувствуя удивительную нежность и тепло ее тела.

— Вы, кстати, в курсе, что она еще девственница? – ухмыльнулась Лика – так что с вас причетается.

— Да не вопрос, Ликуль – беззаботно пожал плечами Винт – на такое никаких денег не жалко, мы парни порядочные, слово свое чтим.

— Не могу только поверить в то, что такую красотку еще не отделали как следует – с театральным удивлением сказал Лис – ей сколько?

— Шестнадцать вроде скоро будет – отозвалась Даша.

— Ну так совсем большая девочка.

— Ну вот вы и помогите решить это недооразумение. Вот какая вам честь выпала, мальчики – хитро прищурилась Лика.

— Все в лучшем виде, мадам – галантно склонил голову Лис

Даша быстро подошла к компьютеру и что-то там нажав, вернулась к подруге.

— Развлекайтесь, мальчики – подмигнула парням Лика и потащила Дашу и Тошу из комнаты – а у нас дела в зале будут.

После того, как дверь комнаты закрылась, друзья буквально накинулись на беззащитную девочку, опрокинув ее спиной на постель, лапая руками точеное тело и покрывая поцелуями нескрытые материей участки золотистой кожи так, словно это последний раз в их жизни. Олеся какое-то время оставалась безразличной к происходящему, но по мере того, как ласки приобретали все более настойчивый характер, пелена морока перед глазами начала спадать, и девушка начала мало-помалу приобретать привычные чувства. Поняв, что с ней происходит, она немного изогнулась, стараясь инстинктивно выскользнуть из цепких лап парней, но, будучи сдавленной с двух сторон мужским вниманием, ее усердие не дало никаких плодов. Случилось скорее обратное: поняв, что девочка больше не лежит бревном, они пришли в еще большее возбуждение и теперь растянули ее руки в стороны и запустили свои пальцы в ее трусики, нащупывая гладенько выбритую щелочку. Олеся судорожно сжала ножки вместе, издавая тихое похныкивание, но что она могла — маленькая и хрупкая – противопоставить двум здоровым парням. Ее жалкую попытку сопротивления восприняли со смехом и веселым восторгом:

— Ну что, проснулась, маленькая? – с издевкой сказал Винт – Будет обидно проспать твой переход из девочки в женщину.

— Господи, прошу вас, не делайте этого – тихо простонала Олеся.

— Вообще-то я не Господь, но очень учтиво с твоей стороны нас так назвать – с сарказмом произнес Лис.

— Конечно Господь! – возразил Винт – Мы для нее сейчас и цари, и боги! – он грубо повернул к себе ее голову и припал ртом к ее манящим губам, пропихивая в нее свой длинный язык.

— Так, ладно, хорош романтику разводить – буркнул Лис, наблюдая за долгим поцелуем, отвертеться от которого у девушки просто не было сил – пора делом занятся. Кто первый?

— Хочешь, начинай. Мне нравится когда там уже все мокро и подготовлено для меня.

Лис пожал плечами и быстро начал раздеваться. Рубашка, джинсы и трусы полетели на пол, и у кровати стоял накачаный молодой мужчина с огромным, возбужденным орудием. Винт, решив помочь другу, рывком содрал с ног девочки трусики и швырнул в дальний угол комнатки.

— Ну что, сучка, сейчас с тобой сделают именно то, о чем ты так долго мечтала: тебя трахнут как конченую шлюшку. Когда мы с тобой закончим, у тебя сперма со всех дыр литься будет.

В этот момент в Олесе проснулась какая-то скрытая до сих пор сила, прилив адреналина в минуты неизбежной опасности, и она принялась как дикая биться в истерике и осыпать ударами маленьких кулачков широкую спину насильника. Сперва он смеялся, видя ее отчаяние, но вскоре понял, что просто так она не остановится и залепил ей несколько пощечин. Девочка в ужасе притихла, словно по мановению волшебной палочки. Сердце бешно билось как птичка в клетке.

— Ты ее там не убил ненароком? – спросил Лис.

— Ненароком я ее трахать буду, а если пискнет – то убью точно – ядовито отозвался тот.

Он бесцеремонно раздвинул ей ноги и, уступив место другу, пересел на грудь девочки, расстегивая ширинку и вытащив наружу пока еще полуобмякшую, но все же внушительную дубину. Лис, высокомерно усмехнувшись, присел на колени у края кровати и, пройдясь ладонями по нежным, шелковистым ножкам девушки, приставил к ее щелке свой возбужденный член.

— Неееееееет! – умоляюще прокричала Олеся, предпринимая последнюю попытку, которая, как она сама понимала, была напрасной.

Парень не остановился, но немного сжалился над несчастной и решил сделать дело мягче и осторожнее, чем планировал в начале, медлено погружая орудие, которое буквально растягивало девственую киску своей величиной. Девушка тихонько заскулила, чувствуя, как ее заполняет твердая плоть насильника, сильно сжимая кулачки. Лис почувствовал, что член уперся в девственую перегородку девочки и улыбнулся.

— Сезам, откройся! – и он силой запихнул своего воина в лоно почти на всю длину, полностью заполняя его.

Олеся закричала от боли и ужаса положения. Она осознала, что ничего уже нельзя исправить и досада навалилась на нее грозной тучей. Ей хотелось плакать и биться об стенку – не так, ох не так она представляла себе свой первый секс, мечтая отдаться на шелковых простынях тому единственному, которого выберет. Отдаться его ласкам и нежности под звуки осеннего дождика, бьющего в окно, чувствуя его тепло на своей коже. Ритмичные движения парня возвратили девушку к реальности, и теперь она просто тупо уставившись в потолок, ждала пока все это кончится. Но у парней были другие планы на ее счет.

— А ну лизать мне член, шлюха! – гаркнул Винт, подкрепив слова пощечиной – чтоб через полминуты стоял как Статуя Свободы.

Олеся, уже плохо что соображая, испуганно вытащила нежный язычок и осторожно прикоснулась к большой красной головке члена. Вся эта ситуация дико возбуждала обоих парней, и член Винта быстро начал выпрямляться едва его коснулся сладкий язычок девочки. Он схватил копну волос на ее затылке и притянул голову девушки еще ближе, одновременно двигая пахом, гоняя член по полным губам. Олеся скривилась от отвращения, но этого не заметили, да и плевать хотели на ее личное недовольство.

— Да…Даааа – постанывал Винт буквально трахая прекрасное личико Олеси – лижи его, поцелуй его, грязная проститутка!

Она высунула язычок смелее, чувствуя, как полностью затвердевший член ездит по нему. С ее губ срывались стоны боли от сильных толчков Лиса. Сколько это продолжалось — девушка не знала, потеряв счет времени. Но затем произошло нечто, чего она не ожидала – боль постепенно отступала и на смену ей пришло удовольствие и возбуждение. Нечто подобное она уже испытала вылизывая Лику.

Очередной стон, на этот раз более громкий, вырвался из груди девушки – спутать его было невозможно ни с чем — это было наслаждение. Киска ее теперь увлажнилась и член, издавая хлюпающие звуки, скользил в ней туда-сюда.

— А ты, девочка, и вправду шалава, я посмотрю – посмеялся Лис, ускоряя ритм движений и девушка снова почувствовала боль — парни не собирались доставлять ей удовольствия. Напротив, ее боль была их развлечением.

— Слышь ты, шлюшка дешевая, отсоси у меня – простонал Винт – хочу обкончать тебе твою кукольную мордочку.

Не помня себя она – от страха, а возможно поддавшись какому-то инстинкту – начала посасывать головку, медлено погружая член все глубже в горло. Разгоряченный до предела парень решил снова взять все в свои руки и начал грубо пропихивать ствол глубоко в ее горло, заставляя девушку хрипеть и давиться.

Из-за стенки послышались громкие стоны удовольствия, доносившиеся из зала. Тоша развлекался с девушками. Стоны заводили насильников, и они с диким остервенением долбили членами в киску и рот несчастной. Очень скоро Лис, громко прорычав, вытащил из Олеси член и начал обильно спускать на ее животик, забрызгивая одежду. С небольшим запозданием второй парень принялся кончать девушке в рот и на личико, смешивая свое семя с ее слюной и слезами.

— Не сметь выплевывать – предупредил Винт, поняв намерения Олеси – все проглотить, а то изобью.

Девушка быстро исполнила приказ, вздрагивая от страха.

— Классно смотришься с обвафленой мордочкой. Так домой и пойдешь.

После бурных оргазмов парни решили немного передохнуть и отдышаться, раскинувшись кто где – Лис прямо на ковре, закинув руки под голову и разглядывая потолок, а Винт на кровати рядом с Олесей. Они находились в состоянии полного блаженства. За стенкой раздались срывающиеся на крик стоны одной из девушек. Ее сотрясал оргазм.

Насильники с улыбкой переглянулись.

— Молодчина Тоша, каких телочек трахнул – смачно причмокнул Лис, с начавшим крепнуть мужским достоинством.

— А что, мы хуже что ль?

— Хочешь с ними покувыркаться?

— Хочу – честно признался Винт – только с этой проблядью разберусь и пойду натягивать настоящих девчонок.

Не шевелясь, с обидой и отчаянием слушала Олеся этот разговор. Ее только что отымели как настоящию шлюху, совершенно не думая о ней, словно и за человека не принимали. А теперь говорили о ней как о грязном животном.

Винт приподнялся с кровати и разом навалился всем своим весом на хрупкое тело девочки, коленями раздвигая ее ноги пошире. Он направил рукой свой ствол в ее узенькую, но уже смазанную спермой дырочку и резким движением зашел в нее. Девушка изогнулась и завыв от боли попытала вывернуться, но была крепко прикована к постели цепкими руками парня.

— Класс! Просто супер ощущения! – довольно прокоментировал он, двигая пахом – скажи мне, как тебе это нравится!

Девочка молчала.

— А ну говори, мразь! – грозно рявкнул он.

— М… мне это очень нравится – тихо промямлила девушка

Из зала послышался веселый смех и аплодисменты.

— Ты смотри, благодарные слушатели – засмеялся Лис.

— Кричи так, чтобы в зале слышали каждое твое блядское слово!

— Мне это нравится – немного громче произнесла она.

Винт приподнялся и дал девочке пощечину.

— В следующий раз ударю кулаком!

— Мне это нрааааавится!!! Аййй, больно!!! – закричала она.

Смех и свист из зала повторились.

— Да! – довольно мычал насильник, все быстрее вгоняя свой поршень в терзаемую киску – вот так мне нравится!

Кровать жалобно скрипела пружинами, девочка плакала и стонала, парень выл во весь голос, яростно растягивая юное отверстие. Через несколько минут член напрягся и, вовремя выйдя наружу, начал извергать теплую жидкость прямо на половые губы и на внутрение стороны бедер Олеси. Насильник, скатившись с девочки, откинулся на спину.

— Так, все, с этой блядью я закончил, аж член марать противно. – Винт усмехнулся, глядя на неподвижно распластавшуюся на кровати девушку, смотрящую широко раскрытыми глазами в одну точку на потолке – Да ладно тебе, не напрягайся ты так. Подумаешь шлюшкой стала, вон сколько их вокруг, одной больше, одной меньше. Стала, наконец, женщиной, может быть не совсем как мечтала, но и мы не такие уж и плохие парни. Расскажешь подружкам, как тебя такие ребята классные трахали, да они все слюнями захлебнутся.

— Ты еще скажи, что она нам благодарна должна быть за это – засмеялся Лис.

— Конечно! Потратили свое время, пришли, оттрахали… можно подумать — нам делать больше нечего – он повернул ее лицо к себе – а все-таки красивая сучка.

Винт приник к ее личику своими губами и стал страстно целовать ее подбородочек, щеки, губы, шею, оставляя на ней красные засосы… принялся вылизывать с лица девочки собственую сперму. Он поднялся с кровати и, порывшись у себя в штанах, которые смято валялись на полу, достал телефон и сделал несколько фоток девушки, лежащей на кровати в полуобнаженном виде и ее очаровательное кукольное личико с потекшей тушью крупным планом.

— На память – довольно объявил он.

Открылась дверь в комнату и вошла абсолютно голая Лика. Она, словно не замечая парней, совершенно не стыдясь собственной наготы, прошла мимо них грациозной походкой, мимолетно бросив на Олесю взгляд победительницы и села за компьютер. Нажала несколько кнопочек и на экране появилось изображение комнаты и двух парней, насилующих девушку.

— Молодцы, мальчики! Хорошо смотритесь – она нежно улыбнулась им через плечико.

Лис быстро поднялся с ковра и подошел посмотреть на изображение в мониторе. Вид голой девочки, сидящей за столом, и действие на экране сильно возбудили юношу и он, положив ладонь на плечо девочки, начал гладить и нежно мять ее кожу. Лика не противилась, а даже наоборот, подалась телом назад, прижавшись к парню. Тот, мгновенно осмелев, опустился на одно колено перед стулом и впился губами в небольшую татуировочку дракончика на левой лопатке белокурой бестии. Вид рисунка на чистой загорелой коже малолетки вызвал взрыв дикого возбуждения. Лика сладострастно застонала и откинула голову назад только для того, чтобы уже через короткое мгновение в ее ротике уже по-хозяйски шарил язык Лиса, в то время как широкие ладони парня массировали и ласкали разгоряченное девичье тело. Целовались они долго и с особой изощренностью, свивая вместе языки и буквально высасывая всю влагу изо рта друг у друга. Лис изумленно отметил, что целоваться девочка по-настоящему умела и превосходила многих из его любовниц, которые на десять лет были старше ее.

Винт с удовольствием уставился на парочку, надрачивая член. Лика тем временем небрежно отстранила от себя парня и включила запись веб-камеры, нацеленной прямо на себя. Лису понравилась эта идея и он охотно принялся позировать вместе с девушкой. Какое-то время они просто целовались и обнимались, а затем, видимо достигнув максимальной точки возбуждения, накинулись друг на друга. Они подскочили с места и юноша, схватив Лику за ягодицы, посадил на стол. Она ловко направила его каменный член в свою влажную от выделений киску, и они начали быстрые и резкие движения бедрами навстречу друг другу. Девушка оказалась настоящей тигрицей, ненасытной и жестокой. Она обвила тонкими ручками тело любовника и в кровь царапала его спину, получая удовольствие от его болезненных стонов и от осознания своей сексуальности. Лис сходил с ума, растворяясь в этом хрупком на первый взгляд теле, которое с удивительной силой прижимало его к себе – ему казалось, что высвободится он уже не сможет, даже если бы ему этого хотелось.

— Давай! Сильнее! Что же ты, мальчик не стараешься? Не любишь свою маленькую девочку! – стонала Лика покусывая шею и ухо парня.

— Люблю! Безумно люблю свою девочку! Так хочу тебя! Слышишь! – слов, срывающихся с губ он не слышал, без разбору похотливо шепча в ее ушко.

Наблюдая не на шутку разошедшихся любовников, Винт почувствовал нарастающее желание снова кончить, подтверждением тому был стоящий колом пульсирующий член. Он схватил Олесю за руку и, сильно дернув, стащил несчастную девушку с постели и грубо опустил на колени.

— Отсоси, тварь! – рявкнул он, замахнувшись на нее открытой ладонью.

Девочка в страхе принялась неумело принимать в рот головку, преодолев неприязнь. По мере того, как разворачивалось действие перед Винтом, он все быстрее двигался в мокром ротике девочки, заставляя ее все глубже принимать в себя ствол. Олеся давилась и плакала, но высвободиться даже не пыталась.

Тем временем Лика, решив окончательно взять все в свои руки, по-хозяйски отстранила Лиса, нагнулась к Винту и положив руки ему на плечи, впечаталась ему в губы страстным поцелуем.

— Можешь трахнуть мамочку в попку – лукаво улыбнувшись, кинула она через плечо Лису.

Тот не растерявшись, быстро смочил языком колечко ануса девочки и, схватив ее за бедра, резко, одним толчком, ввел в нее уже готовый разразиться спермой член. Хоть попка и сильно сдавливала член, доставляя огромное удовольствие, проник он туда без особых усилий – девочка была развита не по годам. Лис не жалея золотоголовую кокетку, неистовыми толчками вгонял в нее свое внушительное орудие, взирая на то, как она страстно целуется с его другом вперемешку с охами и ахами, срывающимися с ее полных губ.

Одной рукой Винт жадно сжал налитую грудь Лики, играя с ней и оттягивая сосок, желая причинить ей боль, но она лишь сильнее застонала, всасывая его язык в свой ротик. Другая рука легла на голову Олесе, придавливая ее к своему лобку. Девочка издала сдавленый стон, привлекая взгляд белокурой красотки, которая оторвавшис от губ любовника злорадно хихинкула.

— Смотри, как заглотила – причмокнула она – ты смотри, еще откусит член.

Девушка положила руку на голову Олесе, придерживая ее в том положении, не давая высвободиться. Олеся сильно захрипела и в горле у нее забулькало.

— Ой! Господи, ее сейчас вырвет – захохотала Лика.

— Ну ее нафиг! – Винт сильно схватился за копну каштановых волос и отбросил девушку в сторону – не хватало еще, чтоб шлюха меня обблевала.

При виде Олеси комнатку охватил задорный смех компании. Щеки и подбородок девушки были покрыты засыхающей спермой, тушь потекла, помада была размазана по личику, а мятая юбка задрана вверх и тоже в некоторых местах забрызгана семенем.

— Мне плохо – Олесю всю колотило, а к горлу подкатила тошнота.

Лика проигнорировала ее призыв о помощи и оседлав Винта начала бешеную скачку, пребывая в состоянии дикого возбуждения.

— Пожалуйста… – пленница попыталась вторично позвать на помощь, но в этот момент ее начало тошнить, она лишь смогла плотно сжать губы и прикрыть ладонями рот.

— Да черт бы тебя побрал, тварь! – взорвалась криками малолетняя садистка, подскочив к Олесе и рывком за волосы потянула ее по полу вон из комнаты, в то время как та могла лишь отталкиваться от пола ногами – я трахатся хочу, блять, ты это понять можешь?! Дура ебаная, такой кайф мне обломать, тебя убить за это мало! – слышался приглушенный крик девушки уже из другой комнаты.

Затащив истязаемую в ванную комнату, Лика быстро запихнула ее голову в унитаз, позволяя ей высвободить желудок, что та неприминула сделать, судорожно хватаясь за бортик толчка. Белокурая дьяволица, скорчив брезгливую мину на прелестном личике, опустила на спину Олеси сидение и крышку унитаза, не желая вдеть ее. В ответ раздался приглушенный, словно из глубоченной бочки, страдальческий стон, вперемешку со звуками тошнотворных спазмов.

В этот момент в ванную, слитые в страстных объятиях, ввалились обнаженные, покрытые с ног до головы бисеринками пота Тоша и Даша. Сперва даже не заметив в помещении посторонних, они быстро, на ощупь, продвинулись к раковине умывальника, на которую парень подсадил девушку, не отрываясь от ее манящих сладких губ, и раздвинув ей ноги уже готов был войти в гостеприимную киску. Девушек увидела Даша, взгляд которой устремился в их сторону.

— Ой, Тош, смотри! – восторженно воскликнула она, указывая на унитаз.

— Бля! – удивился тот – Лик, что ты с ней делаешь?

— Пусть приходит в себя, тварь такая – отрезала та – наконец она нашла свое достойное место – и обратилась уже к Олесе – правда ведь нашала, а, девочка? Я с тобой разговариваю!

Ответом было лишь слабое, невнятное мычание.

— Даш! Давай сюда свой фотик! – на лице Лики отразилось такое выражение радости и озарения, будто она наконец-то нашла долгожданный ответ на мучающий ее вопрос.

Подруга, быстро догадавшись о ее намерениях, высвободилась из объятий парня и скрылась за дверью.

Через несколько мгновений в ванную зашли веселый Лис и нескрывающий разачарования Винт, держа в руке эрегированный член.

— Что за дела, Лика? Убежала, так и не дала кончить… Блин, вот это ты придумала – присвистнул он, взирая на композицию у ног девушки.

Вскоре в уже тесноватое помещение ванны влетела рыжая красотка с цифровым фотоаппаратиком в руках.

— Вот! – гордо объявила она.

Белокурая подруга по-хозяйски взяла его из рук девушки и почти сходу щелкнула Олесю. Рыжая приподняла крышку и сидение проверить — что с пленницей и встретилась взглядом с покрасневшими, полными слез и боли, глазами девочки. В какой-то короткий миг, Олесе показалось, что во взгляде мучительницы промелькнула жалость и сострадание, и сердце ее забилось с надеждой, что все эти муки и истязания кончились. Однако, уже через секунду, взгляд наполнился своим прежним холодом. А может ей это все просто показалось, потому что она очень надеялась это увидеть.

— Ну и рожа – с отвращением резюмировала Даша, выпрямившись, поставила ногу на Олесину голову и силой запихнула ее вглубь унитаза.

— Замочим в сортире! – заливаясь смехом, захлопала в ладоши Лика, словно ребенок, получивший на Новый Год желаемый подарок.

Блондинка навела фотоаппарат на подругу и принялась запечатлять момент с разных ракурсов, в то время как Даша ей с радостью позировала, смеясь и посылая воздушные поцелуи. Парни же, наблюдая за этой садистской вакханалией, пребывали в каком-то оцепенении, просто безучастно стоя в сторонке, дивясь тому, как такие юные, очаровательные создания могут вмещать в себе столько ярости и злости к совершенно невинной на вид девочке.

Первым пришел в себя Винт. Он подошел к Лике и приобнял ее сзади, нежными поцелуями привлекая к себе внимание, надеясь продолжить начатое, но не доведенное до конца дело. Девушка, как он и ожидал, не сопротивлялась и податливо прижалась к нему.

— Так, ладно Дашунь, ты здесь развлекайся, а я пойду, оседлаю жеребца – девушка повернулась к парню и ласково провела тоненькими пальчиками по накачанному торсу.

— Двух жеребцов – быстро добавил Лис, отвесив галантный поклон девушке – надеюсь, у прелестной мадемуазель найдется достаточно сил, чтобы справиться с нами обоими.

Лика, не отводя взгляда очаровательных небесно-голубых глаз от красивого лица парня, протянула фотоаппарат подруге и, подойдя к нему, ручкой склонила его голову к себе. Они слились в долгом поцелуе, не страстном, как ожидали все вокруг, а нежным, полным любви и чувств.

— Ну пойдем, рыцарь, леди угостит тебя кое-чем – тихим, невероятно сексуальным голосом сказала девушка – и тебя тоже, жеребец – небрежно бросила она назад Винту, который пылал от ревности.

«Ничего, сучка малолетняя – промелькнуло у него в голове – доберемся до постели, еще увидишь кто из нас рыцарь».

Небольшая компания удалилась, оставив Дашу и Тошу наедине с пленницей.

— Боже ты мой! – с притворным сочувствием вздохнула рыжая – на кого ты похожа. Вся чумазая, перемазаная… Ладно, это не проблема, сейчас умоем.

С задорным огоньком в глазах и играющей на губах хитрой ухмылочкой, девушка снова опустила Олесину голову в унитаз и нажала на слив воды. Поднялся водоворот холодной воды, шум которого заглушал все крики девушки, омывая ее лицо. Олеся запаниковала не на шутку и вцепилась в края унитаза, пытаясь вырваться. Тоша, увидев это, быстро кинулся помогать любовнице. Он схватил запястья девушки и заломил ей руки за спину. Вскоре вода успокоилась, и Олеся принялась яростно откашливаться, выплевывая воду изо рта.

— Ну вот и помыли девочку маленькую нашу – издевалась Даша – Тош, ты же ее еще не трахал.

— Да… я как-то и не хочу – замялся парень – я тебя хочу.

— Меня ты получишь, но сначала трахнешь ее.

Рыжая деловито опустила на спину девушки сидение унитаза и уселась сверху, придавив пленницу. Хоть она была худенькая и легкая, Олеся все же испытала явное неудобство и сдавливание грудной клетки, что затрудняло дыхание. Эта картина жутко возбудила парня и он, отбросив все сомнения, присел позади девушки и широко раздвинул ей ноги. Сопротивляться было невозможно, да и не было смысла. И вот уже третий парень за вечер насиловал ее болящее и кровоточащее влагалище.

Наблюдая во все глаза за тем, как друг двигает пахом, долбя киску поршнем, словно таран укрепленные ворота, рыжая доставляя себе удовольствие пальчиком, стонала и извивалась как змея, причиняя дополнительную боль несчастной.

— О, боже мой… так, еще немножечко… – похотливо нашептывала она себе под нос, чувствуя как на нее волнами начал накатывать сильнейший оргазм – давай! ДАВАЙ! ТРАХАЙ ЭТУ ГРЯЗНУЮ ШЛЮХУ! ЭТУ БЛЯТЬ УНИТАЗНУЮ! ГОСПОДИ… ДААААА! – пальцы ее свободной руки сильно вогнали ногти в гладенькую, бархатистую кожу, уже исполосованную предыдущими пытками, оставляя на ней новые красные царапины, причиняя жгучую, глубоко проникающую боль – МММММ… ДА! КРИЧИ!!! ГРОМЧЕ! НЕ СЛЫШУУУУУУУУУ! ААААААА!

Оргазм буквально взорвал девушку изнутри, ее глаза закатились кверху, а изо рта сорвался крик блаженного наслаждения, слившись с душераздирающим криком муки пленницы. Тоша после сего шоу продержался совсем не долго и, прорычав что-то невнятное, начал извергаться, в самый последний момент успев вытащить член из теплых и влажных недр – делать ребеночка ему совсем не хотелось.

Какое-то время подростки не двигаясь замерли в своих позах, переживая последствия чудесных оргазмов, все еще ощущая мелкую дрожь по всему телу. Тишина прерывалась лишь всхлипыванием девушки и стонами Лики за стенкой.

— Ух! Вот это да! – восхищенно объявил парень, вытирая рукой выступивший на лице пот.

— А тебе понравилось? – отдышавшись, весело спросила рыжая Олесю.

Ответа не было.

— Я спросила кажется?! – вспыхнула она, прижимая пальцы к ранам не спине девушки.

— Ай! Да-да, понравилось!

— Умничка! Люблю, когда все довольны. У меня для тебя есть подарочек за то, что ты была такой хорошей девочкой.

Олесе стало не по себе от подобных слов и тона, которым это было сказано – ничего хорошего ждать не приходилось. Однако спросить она так и не успела, ответ пришел сам собой.

— Ммм… как хорошо… – раздался над головой отдаленный голос девушки, и Олеся почувствовала, как теплая остро пахнущая влага струйками растекается по когда-то красивым, пышным волосам, по шее и щекам.

— Ты ее обоссала! – не смог сдерхать хохот парень, коментируя действия подруги – ну теперь она даже ниже собаки.

Олеся завыла от стыда и обиды.

Закончив свой туалет, Даша поднялась с пленницы, сильно облегчая ее ношу и вытянув за волосы ее голову из унитаза, швырнула в сторону, заталкивая ногами в ванну. Мокрые от мочи волосы упали на исполосованную красным спину и плечи девушки, припекая раны, но кричать сил уже не оставалось. Повалившись на бок и поджав под себя ноги, Олеся замерла, не в силах больше ничему сопротивляться.

Что было дальше — девушка почти не помнила. Она слышала как кто-то сел на унитаз, какая-то возня, звуки поцелуев, шептание, смешок, а затем она словно провалилась в черную яму бессознания.

Пришла Олеся в сознание от чувства прохладной влаги… ее чем-то поливали. Она открыла глаза и попыталась отползти в сторону насколько позволяла довольно-таки тесная ванна, но рука поскользнулась и она ударилась плечом.

— Успокойся, дуреха – голос был немного усталым и почти ласковым – я тебя просто мою.

Подняв глаза, девушка увидела сидящую на краешке ванны, закутанную в легкий, коротенький халатик Лику с лейкой душа в руках. Ее личико было безмятежным и не выражало ни намека на враждебность. Впервые за вечер Олеся почувствовала себя в безопастности, однако говорить с ней все равно не рискнула.

— Ну вот, хоть Дашкину мочу смыли, а то вся провоняла.

При упоминании о рыжей садистке девушке стало не по себе и она поежилась.

— Все уже ушли пока ты тут отдыхала, и боюсь, что тебе тоже пора домой. Надо тебя только переодеть, наверное, а то выглядеть будешь как будто из водяной бочки вылезла. Гудинни ты наша – белокурая обворожительно улыбнулась – спасибо тебе за такое удовольствие, мне безумно понравилось развлечение.

Лика отвела в сторону струйки воды и буквально впилась взглядом в лицо девушки, а затем совершенно неожидано для Олеси нагнулась к ней и запечатлела на губах пленницы страстный поцелуй. Олеся в испуге было рванула голову назад, но почувствовав какое-то умиротворение и облегчение, сама подалась вперед, поцеловав девушку. Она сама не поняла, что мотивировало ее на столь неожиданый для себя самой поступок: благодарность судьбе за конец пыток и за непонятную метаморфозу Лики из мучительницы в заботливую подружку, или же нечто другое, необъяснимое, сидящее в самом темном уголке ее души.

Прервала поцелуй Лика, отстранившись и отвесив Олесе звонкую пощечину.

— Не забывайся, тварь! – ядовито прошипела блондинка.

Олеся свернулась клубочком на дне ванны, осторожно поглядывая наверх и потирая щечку.

— Надеюсь, ты понимаешь, что о том, что случилось, не должен знать никто, для твоего блага и блага твоих родственников. Я тебе уже сказала, что случится, если ты нарушишь договор, уверяю тебя, что мне или Дашульке не будет абсолютно ничего. Про папу моего тебе правду сказала, он на самом деле с криминалом связан и, более того, в большом почете. И меня он всячески поощряет, знаешь почему? Потому что мама моя в семье главная и заправляет всеми делами, семейными и деловыми. Папа ей ноги вылизывает, в прямом смысле. А мама меня очень любит, поэтому даже если папке моему что-то не нравится в моем поведении, мне всегда все сходит рук, и все всегда делается так, как я решу – она выдержала эффектную паузу – а я решила что ты теперь тоже в ногах у меня будешь ползать.

Олеся не верила ушам – все-таки рановато она благодарила Бога.

— Кроме того – добавила Лика как бы между прочим, — думаю, что тебе не хотелось бы, чтобы твои подвиги были по всему интернету… Представь, как на тебя смотреть все будут, окрестят проституткой и шлюхой, а это как шрам, избавиться от которого ох как нелегко, уж поверь. В общем, я тебя предупредила, решай сама, нужны тебе все эти проблемы или нет.

Девочка высушили Олесю феном, помогла придать ей божеский вид, Лика переодела ее в свои старые вещи, которые все еще неплохо смотрелись. Когда девушка вышла из дома, улица уже была накрыта черным покрывалом ночи.

— И еще кое-что – уже с порога дома крикнула ей белокурая девушка – на твоем месте я бы не стала встречаться с Сашей. Мало ли что он о тебе может узнать, он ведь гордый, такие шалавы ему не нужны, потом просто больнее будет расставаться.

Сказав это, Лика послала Олесе воздушный поцелуй и исчезла за захлопнувшейся дверью. Девушка недолго постояла на улице, дожидаясь вызваного Ликой такси, а затем сев в подкатившую к ней волгу, сунула несколько бумажек водителю и назвала адрес. Водитель говорить явно не был настроен, и Олеся была за это благодарна… в ее голове все перемешалось, представляя собой не очень уж и привлекательную кашу событий.

Как добралась до дома — девушка не помнила, словно в состоянии алкогольного опьянения. Она молила, чтобы все уже спали – лишние расспросы ей были не нужны, рассказывать о случившемся она не собиралась, и не только из-за страха, а больше из-за стыда, хоть и понимала, что ее вины в этом нет. В этот раз счастье было на ее стороне, и она вошла в абсолютно тихую темную квартиру.

Она сразу отправилась в душ и уже хорошенько, с мылом, смыла с себя позор. Немного придя в себя девушка дала волю чувствам и, вжавшись в угол, заплакала.

Конец первой части.