Оргия под кокаиномОТ АВТОРА

Все персонажи из этого рассказа вымышленные. Никакого Олега не существует, не существует также Лерочки и его мамы. Но я правда работаю оператором на студии кабельного телевидения, и время от времени мы с шефом снимаем андеграундные порно-клипы. Я даже снимался в одном фильме, но одетым и не трахался. Надеюсь, кто-нибудь из читателей смотрел мои фильмы.

Однажды теплым летним вечером в моей квартире раздался звонок в дверь. Родители были на даче, я спокойно попивал красное вино из бокала и был немного пьян, так что не сразу отреагировал. Пришлось надеть на ноги тапочки и снять с двери цепочку. Когда я, наконец, вышел, передо мной стоял Олег, сосед из квартиры напротив, мой ровесник. Он глупо улыбался, и я понял, что он пьян гораздо больше меня.

— Хочешь развлечься и помочь нам немного?, — вместо приветствия спросил он.

— Нам — это кому?

— Мне и моей маме. Мы столкнулись с небольшой проблемой.

— Какого характера проблема?, — поинтересовался я, предчувствуя подвох.

— Ну, — протянул он, — мы немного выпили, посмотрели кино, и решили поразвлечься. Ты говорил, что работаешь оператором на кабельном телевидении, и что у тебя есть дома хорошая камера, вот мы и подумали, — он опять хихикнул, — что твоей квалификации достаточно для съемки небольшого фильма.

Я начал догадываться, о чем он говорит. Среди наших общих друзей ходили какие-то слухи о странном и распущенном поведении матери Олега, и, признаться, я им верил. Как-то мне пришлось быть свидетелем сцены, когда в моем присутствии Олег облапал за задницу свою мамочку, а она не подала виду. Это так возбудило меня, что я поспешил вернуться домой.

Работая на телевидении, я имел доступ к фильмам не совсем приличного содержания — если быть точным, это была порнография разного качества. Среди них встречались фильмы и с участием подростров, так называемый семейный секс, и Олег переписал у меня не один такой фильм. А однажды, когда мы с ним смотрели отрывок, в котором какой-то парень ебал свою сестренку в школьном платье, Олежек достал свой член и в открытую стал мастурбировать. Девочка на экране стонала и извивалась сидя на брате, две ее косички хлестали по плечам, а мы с Олегом онанировали. После этого наши отношения стали более доверительными, и мы часто смотрели вместе порно. Не так давно мне удалось стать обладателем редкого фильма, в котором двое школьников насилуют молодую училку. Мы с Олегом долго спорили, настоящие это съемки или игровые он утверждал, что какая-то преподавательница, наверное, соблазнила и предложила засветиться на пленке двум своим ученикам, но я говорил, что все взаправду: дело в том, что это я, я собственной персоной производил съемку.

Вот как было дело. Я обладаю хорошими связями в области видеобизнеса, в том числе и не совсем законного. Не спрашивайте меня, как я познакомился с тем человеком, который предложил мне заснять на камеру тот фильм. Я могу только сказать, что получил 500 баксов за два часа работы. Двух школьников нанял тот же человек, что дал мне этот заказ. Мы с ними сидели в хорошо освещенном и пустом складе в подмосковье и пили пиво. В центре зала стояла большая кровать, а сам склад был звукоизолируемым, как я понял позже, чтобы никто снаружи не услышал криков.

Актеры храбрились, рассказывали пошлые шуточки. Я допил вторую бутылку и стал настраивать камеру. Через час к дверям тихо подъехала машина. Человек, нанявший меня и Колю и Женю, двух актеров, вошел и позвал нас помочь. На заднем сиденье лежала симпатичная молодая женщина, ее руки и ноги были связаны бечевкой, а рот заклеен скотчем. Светлые волосы разметались по сиденью. Судя по всему, она была вусмерть пьяна. Наверное, шеф напоил эту девченку где-нибудь в баре, а потом в подворотне связал и привез сюда. Правда, по ее дешевому, но строгому костюму не было похоже, что она ходит в бары. Неужели, он и в правду снял училку?

Мы перенесли ее на постель. Шеф дал последние распоряжения, и я взял в руки камеру. Коля из глубины зала подошел к кровати, постоял, затем наклонился и провел ладонью по щеке девченки; она приглушенно застонала. Актер произнес заранее прорепетированную фразу, что он, мол, любит таких покорных преподавательниц литературы. Я подошел поближе и направил объектив на ее блузку, зная, что сейчас произойдет по сценарию. Колина рука появилась в кадре и стала медленно гладить грудь нашей жертвы. Около минуты он лапал ее, потом сел на кровать, приподнял девочку и обнял сзади. В его руке появился большой нож, которым Николай стал резать блузку. Скоро наружу выглянула грудь примерно четвертого размера, затянутая в белый кружевной ливчик. Актер с наслаждением сорвал его и положил ладони на ее сиськи с небольшими коралловыми сосочками. Он так и этак перекатывал их в руках, а тем временем на кровать сел второй актер, Женя. Он, не тратя время даром, освободил ножки преподавательницы и привязал каждую из них к скобам по обе стороны постели.

Актеры разделись, их возбужденные юношеские члены давно уже стояли. Девченка безвольно лежала, распятая на кровати, в одной юбочке чуть выше колен. Женя взял нож и распорол юбку. Следом за ней последовали тоненькие трусики, перед тем, как отбросить их в сторону, школьник долго нюхал исходивший от них сексуальный аромат девичьей вагины. У учительницы оказалась симпатичная, почти безволосая писька, и Евгений наклонился и принялся языком теребить ей клитор. Судя по ее реакции, шеф накачал училку каким-то наркотиком, иначе как объяснить то, что через некоторое время пизда стала влажной.

Время пришло. Коля залез под нее, приподнял на руках ее за бедра и с силой вставил в розовую пизденку свой член. Он вошел по яйца, и девка застонала. Я взял ее вагину крупным планом. Актер с наслаждением ебал нашу жертву, временами останавливаясь, чтобы передохнуть и не кончить раньше времени. Ее груди тряслись в такт ебле, а Николай все трахал и трахал своим здоровенным юношеским хуем маленькую вагину учительницы. Наконец, он вынул его и выстрелил белым потоком спермы вверх, испачкав ее волосики на лобке пенными каплями. Судя по его тяжелому дыханию, он был измотан.

Актеры расзвязали ноги преподавательницы и прочно связали ее руки по локти. Скоро я понял, зачем — они приподняли девочку и привязали к здоровенному крюку погрузочного механизма склада, который мотался прямо над постелью, да так, что она теперь сидела на коленях. Женя сел рядом, достал тюбик крема и смазал свой член, смазал два пальца и затем вставил учительнице сзади прямо в попку. Он двигал ими в ее дырочке, смазывая ее кремом. Скоро это ему надоело, и Евгений, придвинувшись вплотную, вторгся в анус девчонки. Его член был заметно меньше, чем у второго актера, так что ему удалось войти без особых усилий. С наслаждением на лице он стал трахать ее, одной рукой обхватив за бедра, а другой лаская ее грудь.

Но это было еще не все — к Жене подсел Николай и положил обе руки сзади ему на ягодицы. Женя увлеченно трахал нашу жертву, пока Коля лапал его сзади. Я догадывался, что должно было произойти следом, и я угадал — Коля с силой раздвинул попку Евгения и вторгся в нее своим хуем по самые яйца. Некоторое время они трахали друг друга, забыв про девчонку, потом Николай кончил прямо в задний проход приятеля и устало отстранился…. Евгений с новыми силами занялся учительницей, его розовый член сновал туда-сюда, пока из ануса по капле вытекала сперма второго актера. Девка уже не стонала, не билась — только по ее щекам лились слезы отчаянья…

Все это пронеслось у меня в голове, пока я разговаривал с Олегом. Я понял, что на этот раз мне придется сделать довольно редкую съемку — секс Олега с его мамочкой. Но у меня были условия. Я давно хотел трахнуть своего друга и ждал только повода, и он настал. — Я думаю, ничего не получится. Съемка стоит слишком дорого. Но ты можешь заплатить другим образом. — Как?, — спросил он. — Я теперь знаю, что ты спишь с Натальей, своей мамочкой. Но что тебе стоит переспать разок со мной? — ведь мы оба уже давно хотим друг друга. — Ну ты даешь! Ты что, педик? И всерьез меня хочешь? — Я хочу испробовать все в жизни. И трахнуться с парнем тоже хочу, тем более с близким другом. Помнишь, как мы дрочили вместе во время просмотра порнухи? И неужели ты никогда не задумывался о том, что такой трах тоже может быть очень даже неплохим?

Некоторое время Олег обдумывал мои слова. Его глаза блуждали, но скоро на лице появилась улыбка — и он молча кивнул, согласившись. — Только ты сначала сделай это с моим мальчиком. — Что бы ты хотел получить от меня? — Возьми его в рот и полижи головку!

И он сел на диван, откинулся, медленно стащил с себя штаны вместе с трусами. Судя по виду его вставшего члена, Олег давно возбудился, разговаривая со мною на такие интимные темы. Но я заставил его мальчика подняться еще выше, облизав по кругу головку и повторяя эти движения языком до тех пор, пока он не напрягся вполную величину. Потом я медленно стал мастурбировать его рукой, одновременно лаская языком. Олег застонал. — Ты делаешь это лучше, чем моя мама. — А ты, старый извращенец, все таки выебал свою мамочку? — О да!, — Олег издал непроизвольный стон, — я трахнул эту кошечку, мы просто напились как-то и это произошло само собой. У нее действительно классная попка. — Ты трахнул ее в попку? — Нет. Пока нет. Надеюсь, я доберусь и до нее. Наши отношения становятся все раскованней. Мы начали с секса женщина под мужчиной, а теперь она уже берет в ротик — вот как сейчас ты, да! — И у тебя, и у твоей мамочки классные попки. Я счастлив, что отымею тебя сейчас…

И тут мой товарищ кончил, облив своим семенем мне все лицо. Я вытерся о простыню. — Ну что, иди в ванну, смажь себе там все кремом.

Олег удалился посмеиваясь, вскоре вернулся с банкой огуречного крема и смазал себе анус им. Он встал на четвереньки на диван, оглянулся. — Ну что, любовничек, начинай! Выеби меня! — С удовольствием!, — и я мягко вставил головку в его попочку, не больно?

Олежек промолчал. Я вставил член во всю длину и принялся немного двигать им. — Как ты думаешь, Олег, если мы сейчас пойдем и я сниму на камеру твой трах с мамой, она разрешит мне тоже ее отыметь.

Олег громко застонал, и я побоялся, что нас кто-нибудь услышит, но вспомнил, что в квартире никого нет и продолжил фрикции. — Она хочет тебя, — приятель опять застонал в ответ на мое слишком раскованное движение в его ануса, — мы говорили на эту тему. Если она еще не протрезвела, то моя попка не последняя на сегодня для тебя.

И тут, как в кинофильмах, распахнулась дверь в спальню. Я вспомнил, что забыл закрыть входную дверь, и обернулся, чтобы узнать, кто это. На пороге стояла мама Олега, Наталья, она, наверное, услышала стоны сына и решила выяснить, что там происходит. Она была обворожительна: длинные кудрявые волосы, лицо с правильными чертами, выпирающая из под блузки грудь, талия, ну в общем все, что должно быть у красивой женщины. Она была одета в черный свитер с узорами, короткую юбку и черные чулки немного выше колен. Сразу было видно, что она готовилась к съемке. — Значит, вот как вы развлекаетесь? Вот какой секс вы любите?, она села рядышком на диван, пока я вынимал свой пенис из попки друга и не вытирал крем с него о простыню, — даже и не знаю, что с вами делать, мальчики, — Наталья всплеснула руками и покачнулась — было видно, что она вусмерть пьяна, похоже, наши игры закончились.

Шатаясь, она побрела обратно к двери и вскоре мы услышали, как она покинула квартиру.

— Ну вот, доигрались. Никакой съемки не будет. Может быть, она перестанет разрешать трахать себя…

— Олежек, давай тогда уж продолжим — будем трахаться друг с другом, тот же кайф… Если не хочешь в попу, можешь взять в ротик.

— Нет мы должны объясниться с ней. Нельзя так оставлять все.

И мы направились в квартиру Олега. Его спьяну ничуть не смущало, что на нем нет штанов и трусов, а член то и дело пытается встать. Мы тихонько прокрались в спальню и увидели замечательную картину — мамочка Олега лежала на боку на кровати, закатав юбочку до пояса, и ласкала себя рукой. Увидев нас, она усмехнулась и продолжила свое занятие.

— Я видела, как ты исграл с попкой Олежека, сказала она через некоторое время и перевернулась на другой бок, своей задницей прямо к нам, — моя задница, надеюсь, тебе больше нравится?

— Ваша попочка сводит меня с ума, — ответил я, приближаясь, — позвольте, Наталья, поцеловать вас Туда?

Она усмехнулась и разрешила. Я приблизился, раздвинул ее роскошные ягодицы и сделал несколько круговых движений языком вокруг ее ануса.

— А это очень больно — ебаться в жопу?

— Спросите у вашего сына. Олег сегодня получил туда заряд моего белка!

— Олежек, расскажи мамочке, и я, возможно, разрешу тебе полизать меня.

— Сначала, — начал мой друг и любовник, — довольно неприятно, жжет и всякое такое, но потом где-то в глубине нарастает тепло, появляется кайф от того, что член скользит туда-сюда. Я чуть не кончил от этого, мой член стоял, когда он сношал меня.

— Олежек, ты хочешь меня Туда?, — спросила Наташа. Ее лицо не было видно нам, но по голосу я понял, что она улыбается.

— Мама, я мечтаю об этом! Я дрочил на эту фантазию всю жизнь!

— Тогда скажи своему другу, чтобы он шел за камерой. Я хочу после всего этого разврата посмотреть на свою попочку сзади и немного изнутри!

Я усмехнулся и пошел за аппаратурой. Через несколько минут я уже был снова в их квартире и наблюдал через обьектив, как мамочка делает Олегу минет. Она сосала и причмокивала, увлеченно онанируя его длинный подростковый член рукой с розовыми ноготками. Я почувствовал, как в брюках моему мальчику становится тесно и, расстегнув ширинку, стал медленно подрачивать его. Олег улыбался во весь рот, было видно, что он кайфует по-черному. Наташенька на мгновение оторвала руку от его хуя и подняла подол своей юбочки, чтобы в камеру попала ее сочная розовая киска. Она завелась не на шутку, и на пизде выступили капли пота, смешенные с выделениями изнутри. Мне до смерти захотелось вставить хуй в это лоно, но я, помня о своей миссии оператора, сдержался и продолжил съемку. Олег высвободился из рук Натальи и сходил на кухню. Сначала я подумал, что он пошел за вазелином, но оказалось, что это не так, вернее, не совсем так: он, все еще посмеиваясь, вернулся с тремя длинными и тонкими огурцами в пупырышек и,… конечно, банкой вазелина.

— Два огурца — для твоей мамочки, это понятно, но для кого третий?

— Для тебя, сладкий, чтобы ты не скучал. Раздевайся!

Я подумал, что моя попка будет рада такому подарку, отложил и выключил на время камеру и быстро разделся. Обмазав конец огурчика смазкой, я осторожно вставил его себе в анус, покрутил, испытывая на прочность и наслаждаясь трению пупырышек о стенки. Вставив его так, чтобы он касался того особого места в попе, откуда приходит весь кайф, я вновь занялся съемкой.

— Кстати, Наташа, вы знаете, что парни испытывают больше удовольствия от траха в попу, потому что у них есть простата, и когда член любовника касается ее головкой, парень испытывает очень сильное наслаждение. К сожалению, у девочек такой штучки нет, — сказал я, — начинайте, только, пожалуйста, смажте огурцы вазелином и вставьте один себе в письку!

Она послушалась и некоторое время онанировала огурцом, ловя ротиком хуй сына и облизывая его тогда, когда он был в пределах ее досягаемости.

— Можно, я перевернусь на бочок? Я с детства привыкла мастурбировать на левом боку, только так я могу кончить?

— Нет. Сексом в анальный проход занимаются не так. Поверьте, моя попа знает члены многих любовников, и мой член бывал в анусах не одного мальчика и не одной девачки. Я же подрабатываю актером в порно-фильмах на своей андеграундной студии! Вам, Наташенька, надо или встать на четвереньки и глубоко прогнуться, или лечь на спину и как можно выше задрать ноги. Тогда трах в попочку будет не слишком больным. Да и не кончите вы от него. Вы же не мальчик!

Посоветовшись с Олежеком, Наташа решила избрать второй способ и задрала ноги, придерживая их за лодыжки ладонями. Олег посмотрел-посмотрел, и принес со стола широкий коричневый скотч. Он примотал им лодыжли к рукам своей горячей мамули для удобства. Наташа была готова.

— Олег, начинай!

Повторять дважды не пришлось. Мой любовник немного подрочил своего мальчика и лег на маму. Она издала глубокий стон: «Милый, больно, остановись!»

— Мне мешает огурец!, — сказал сын и рывком вытащил его из пизды. Он круговыми движениями таза принялся забивать свой юношеский орган в лоно своей мамочки, а я снимал все на камеру, увлеченно онанируя свободной рукой.

— Может, мало вазелина?, — поинтересовался я.

Олег оставил Наташеньку, чтобы провести головкой несколько раз по содержимому баночки, а после придвинул ее за сладкие бедра к себе и вновь засадил по самые яйца.

— Вот, мальчики, уже лучше. Больше смазки не повредит. Кажется, я что-то чувствую, какое-то жжение и давление на стенки, а кроме этого что-то похожее на обычный секс в вагину!, подала реплику мама моего товарища.

Олег, громко сопя, сношал ее в попку навазелиненным хуем, и она отзывалась нарастающими стонами. Через некоторое время он повернулся на сто восемьдесят градусов, так, что мать осталась у него сзади, и поднял ее за бедра выше вверх, продолжая ебать без остановки.

— Так удобней!, — отозвался он на мой вопрос.

— Развяжите меня. Я хочу сесть!, — потребовала она.

— Кончу и развяжем. Ты же теперь наша рабыня, мы будем делать все, что захочем с твоими дырками, пока ты не упадешь без сознания от усталости в лужу собственных вагинальных выделений, отозвался Олег, зловеще усмехаясь. Он потеребил ее коралловый сосок пальцем и продолжил ебать.

— Тогда, мальчики, моя киска будет после этого закрыта для вас. И киска, и попка, и ротик, и даже тебе, Олег, я не дам, как разрешала иногда раньше, пощупать меня за задницу или зажать в углу. Я не буду больше с вами дружить!

— Черт, да ты нас сделала, мама!, — вскрикнул он с улыбкой, и медленно, чтобы не сделать больно, содрал полоски скотча с ее ног. Мама встала, выпрямилась, заглянула в зеркало, поправила прическу.

— Ничего особенного, ребята. Я понимаю, что у женщин нет простаты, но все равно, я ожидала больше! Как вы можете этим заниматься с таким удовольствием? Эй, да у тебя до сих пор огурец в анусе!, — сказала она мне, потягиваясь. Ты бы хоть вынул, а то прорастет!

Неожиданно для себя покраснев, я вытянул этот заменитель члена из своей разработанной попы и отбросил в сторону.

— Мальчики, я сегодня добрая!, — сказала она; алкоголь все еще действовал на нее, и в очаровательной кудрявой головке теснились, наверное, самые бесстыдные мысли, — я добрая, я сладкая, кто хочет меня?

Мы с Олегом переглянулись и одновременно подняли по обе руки в верх.

— Тогда полижите мне пизду — нет, пусть кто-нибудь один полижет меня, а второго я полижу сама…

Мы переговорили с другом и решили, что на этот раз он будет ласкать мамин клитор, а я предоставлю свой истекающий смазкой пенис для ее напомаженных губок. Мы принялись за работу. О камере уже никто не вспоминал, она сиротриво лежала на столе, в то время как Олежек, засунув два пальца в родное лоно лизал языком клитор, а я стонал от наслаждения, дав своего мальчика на растерзание самой сладкой женщине в мире, маме Олега. Она по моей просьбе начала помогать своему ротику рукой, потому что бесчисленные проникновения в во всеразличные дырки лишили мой пенис девственной возбудимости от касания старым добрым женским язычком.

— Я так хотел бы быть вашим сыном, чтобы каждый день видеть все это, — я показал рукой на Наташкино обнаженное роскошное тело, — можно я буду иногда заходить к вам?

— Как гость, как сын или как любовник?, улыбнулась она, вынув хуй изо рта.

— И то, и другое, и третье. Похоже, я никогда не смогу жить иначе. Я не готов к тому, что в соседней квартире живет такая сексуальная женщина! Я буду онанировать на вас и днем, и ночью. Я многое видал — я же работаю оператором: и как занимаются сексом маленькие девочки с собственными отцами, и как молодой парень писает на свою подружку, и как лезбиянки сношают друг друга резиновыми членами, но такого ужасного и одновременно сладкого разврата я не встречал!

— Милый мальчик, ты и мой сын пробудили во мне истинную сексуальность, — сказала она, посмотрев на меня ласковым взглядом и погладив по щеке рукой, — мой муж, когда еще был жив, никогда не доводил меня до оргазма, он, как животное, насыщался и уходил. Только сейчас я узнала, что это такое — настоящая ебля, именно не секс, а хорошая сладкая ебля. Моя киска всегда открыта для вас, мальчики!

Тут он глубоко вздохнула и затихла на мгновение. Все ее лицо было красным от наших занятий, она томно потянулась и подтянула ноги к животу.

— Мама, ты уже?, — поинтересовался Олег, оторванный от ее клитора.

— Да, сынок, я еще раз кончила. Это такое наслаждение! Пообещай, что будешь лизать мамочку каждый вечер!

— А я ему помогу!, — вмешался я, — мой пенис и моя камера всегда к вашим услугам.

— Тогда бери ее в руки, потому что тебе… предстоит работа. Сынок, ложись на спину. Твой орган готов? Или мне поласкать его еще?

— Я вполне готов. Я чуть не кончил, когда был у твоих врат, — произнес Олег и повалился на диван с расстеленным искусственным мехом.

Наталья, все еще загадочно улыбаясь, развела ноги и встала над сыном.

— Ну что ты ждешь? Снимай!, — и села на колени, рукой подрачивая хуй моего любовника.

Съемка началась. Мама довела член сына до полной кондиции, мягко села на него своей самой сладкой в мире киской и с предоргазменным выражением на лице принялась скакать. Она именно скакала, прыгала на хуе, и с каждым прыжком, с каждым движением издавала радостный крик-стон, ее высокие сиськи с коралловыми сосками прыгали вверх-вниз, и пьяные вопли «Еби! Еби меня сыночек!» ласкали наш с Олегом слух. С каждым движением член моего любовника вылетал и вновь залетал в ее письку, и все это снималось крупным планом на камеру!

Прошло не так уж много времени, и Олежек кончил. Он изверг огромное количество семени в лоно своей мамы, так что когда она поднялась с колен, на шкуру падали и падали капельки белка. Олег, измотанный таким родео, встал и отправился на кухню. Он был весь красный от напрящения, а член то и дело вздрагивал, брызгаясь оставшейся на кончике спермой; я думал, что все кончилось, но…

— Следующий!, — раздался требовательный голос Наташи, и я, почти ничего не соображая от страсти, ринулся на нее, повалил на кровать и в мгновение проник внутрь. Наталья издала громкий крик и затихла, закусив губу. Я ебал ее своим любимым способом вращая тазом во время каждой фрикции, так, что пенис терся о стенки влагалища развратной мамочки во всех направлениях. По ее закатившимся глазам я понял, что такой вариант очень даже ей нравится, и продолжил. Мой орган бесчисленное количество раз проникал внутрь, рождая стоны и наслаждение у этой замечательной шлюхи. Руками я опирался о кровать, и это было не очень хорошо — я не мог поласкать ее сиськи, которые болтались из стороны в сторону под моим лицом. Свитер давно был закатан до подбородка, но судя по ее виду, такое временное неудобство мамочку ничуть не беспокоило ее мозг унесло куда-то к ебеням, в страну вечного секса. Внезапно я почувствовал жжение внутри головки и тут же нахлынул оргазм и я, подобно другу, стал вносить свой вклад в насыщении Наташкиного лона белком. Обессиленный, я встал с кровати и отошел. И тут я понял, что мама Олега потеряла сознание! От ужаса все еще стоящий член поник. Что, если она умерла?

— Эй, Олег, у нас проблемы!

— Что еще?, — он вернулся с кухни и уставился на маму, — что ты наделал?! Она умерла?

— Я просто имел ее в пизду, и внезапно она потеряла сознание! Я даже сразу не заметил, пока не кончил!

— Ты понимаешь, что теперь будет? Нас же посадят и опозорят на всю страну! Представляю заголовок в газете «сын затрахал мать до смерти»!

— Ну, это же не ты ее затрахал, а я!

— Какая разница, мы оба виноваты! Не надо было ее так ебать, ей же все-таки сорок тридцать восемь лет, вот сердце и не выдержало!

— Хватит паниковать, обычный обморок. Посмотри!

И тут мы оба увидели, как из киски Наташи течет медленным-медленным потоком вагинальная смазка. Ее лицо и груди были красными, но она дышала! Я быстро сбегал в ванную, набрал в бутылочку, которую, вероятно, мама Олега использовала для подмывания киски холодной воды и несколько раз прыснул ей изо рта. Наталья начала оживать, сначала вернулось шумное дыхание, потом перестала течь смазка из пизды, а через минуту она открыла глаза… и широко улыбнулась!

— Мальчики, вы не представляете, что я испытала! Этот оргазм длился целую вечность! Я так счастлива! Вы не только пробудили во мне женщину, но и доставили такое наслаждение, равное которому я никогда до этого не испытывала! Теперь я ваша навсегда, трахайте меня и днем и ночью, сделайте меня вашей рабыней, все что хотите! Я хочу повторить это наслаждение любой ценой, я исполню любые ваши сексуальные фантазии!

— Тьфу ты, кажется это был такой оргазм. Ничего себе, — Олег уважительно посмотрел на меня, — а ты, оказывается, трахаешься получше меня… Научи, а?

— Конечно! Никаких проблем. Правда, не сейчас надо передохнуть маленько, — ответил я другу и стал одеваться.

Наташа отправилась в ванную, а мы, приведя себя в порядок и взяв сигареты, пошли на лестницу курить.

То что мы обнаружили там, не поддается никаким разумным сравнениям. У меня чуть крыша не съехала от неожиданности! На лестничной батарее, под окном сидел молодой парень лет восемнадцати и отрешенно смотрел в пустоту. Перед ним на коленях стоял другой юноша, мы не видели его лица, но судя по телосложению он был ровестник первому, и издавал громкие чавкающие звуки.

На шум наших шагов он обернулся, и мы увидели, как из его рта выскользнул довольно небольшой, но стоящий юношеский член. Оба удивленно таращились на нас, а мы так же удивленно — на них.

— Эй! Хриплым голосом сказал Олег, — да я вас знаю! Ты (он указал на сидящего на батарее) — Лешка с пятого этажа, а ты (палец показывал на стоящего на коленях минетчика) — Сашка из соседнего подьезда! Вы что, совсем охуели что-ли? Вы что педики? Вам негде что-ли потрахаться?

— Эй, Олежек, не кричи, а то люди услышат. Мы не педики, мы наркоманы на самом деле. Ты уж про то, что видел, никому не рассказывай, а то нам переезжать придется на другие квартиры…, жалобно произнес минетчик Саша, — и ты, парень, тоже уж пожалуйста не рассказывай!

— А почему вы наркоманы, а не педики? Кто в рот брал?

— Да мы тут скинулись и три грамма кокаина купили, и вот долбим его с утра. А под ним же на секс тянет просто неудержимо, хуй сам встает и как палка торчит, и пока не подрочишь, не отпустит. Мы уже все ладони стерли, теперь вот решили друг другу минетик делать, так вроде ничего, поприятней, чем дрочка…

— Кокаин?, — вмешался я в разговор, — давайте вот как ребята, такой уговор: мы никогда и никому про вас ничего не расскажем, а вы дадите нам нюхнуть! Идет?

— Идет…, — невесело сказали парни, и Леша достал из ботинка пакетик с порошком.

— Чтобы менты не нашли, — пояснил он, — только мы ведь его колем, а вы как? У нас баянов лишних нету…

— А мы нюхать будем, я же сказал! Давай сюда, мы много не отсыпим…

И мы с Олегом, сначала я, потом он, нюхнули через свернутую в трубочку десятку кокаин из пакета. Прошло пять минут, десять — никакого эффекта.

— Хуйня этот ваш кокаин, не действует вообще, — зевнул Олег.

— Олежек, подожди чуток, щас так накатит — мало не покажется!, — произнес Саша, с усмешкой наблюдавший за нашими непрофессиональными действиями, — это специальный сорт, изготовлен таким образом, чтобы стимуляровать все эрогенные центры организма. Страшная вещь! Дай-ка, я, пожалуй, тоже заодно догонюсь, и он достал шприц.

По очереди с Лешей они нашли друг другу… вену и вкололи наркотик. Прошло еще пять минут. Я уже докурил и собирался уходить, как вдруг на мой истерзанный оргией мозг накатила теплая волна неправнимого наслаждения, и я почувствовал, как в штанах шевелится, поднимаясь, мой член. Ребята не обманули. Они тоже испытывали сходные ощущения.

— Знаете чего?, — сказал, помолчав, Олег, — мы тоже, как и вы, друг с другом ебемся.

Парни переглянулись и один из них сказал:

— Да что там, всем известно, что в подростковом возрасте, когда бабы не дают, пацаны друг с другом сосутся и даже трахают в жопу… Ну раз все теперь все знают, может, отсосем друг у дружки?

Я уже хотел согласиться, как вдруг увидел, что Олег предостерегающе поднял указательный палец, потом осторожными шагами подкрался к двери, разделяющей лестничную клетку, и быстро распахнул ее.

— Ой!!!, — услышали мы девичий крик.

За дверью стояла девушка, потирая ушибленный ручкой глаз и испуганно смотрела на Олега.

— Вы… Вы не подскажете… Вы не знаете, это дом номер семь?, — произнесла она полушепотом.

— Так! Она здесь была все время. И все слышала. Все про всех. Вы понимаете, что это значит? Теперь весь район будет про нас проинформирован!

— Я… Извините, я не местная. Я заблудилась, а сюда поднялась погреться!

— Не местная? А ну держи ее!

И тут мы вчетвером бросились на нее и схватили. Я рассмотрел девушку поближе. На вид ей было лет пятнадцать-шестнадцать, но в свой юный возраст она уже обладала сравнительно большими сиськами и крепкими ножками, которые до колен были видны из-под красной юбочки. На плечах у нее был одет женский пиджак, тоже красного цвета, с розовыми пуговками по краям. Ее всернутые в пучок волосы были рыжими, и я понял, что это их естественный цвет. Я приблизился к ней и вдохнул запах ее волос, и тут же почувствовал, как мой пенис стал снова набирать обороты.

— Пожалуйста, я никому ничего не скажу, отпустите меня!, взмолилась она, — но мы только сузили круг и стали ощупывать ее через одежду. Мои ладони добрались до ее сладкого места, до попки, и я с наслаждением, чувствуя, как внутри головы все сметает лютая кокаиновая волна, стал лапать и лапать ее. Она закричала, и Леша заткнул ей рот.

— Ну, что делать будем?, — произнес он, — все молчали.

— Потащили ее ко мне, у меня дома никого нет и не будет. А там…, — и я улыбнулся.

— Идет! Взялись!

И мы вчетвером миновали дверь в квартиру Олега и его мамы, а через мгновение мы уже привязывали девушку за руки к стоящей в коридоре шведской стенке, на которую я так любил залезать в детстве.

— Как тебя зовут, детка?

— Валерия… Я буду кричать! Ааааааа! Я посильней захлопнул

входную дверь и посмотрел на нее.

— Видишь ли, Лерочка, я работаю оператором на кабельном телевидении и могу позволить себе сделать звукоизоляцию квартиры. Всей. На случай ответственных съемок…

Олег подошел к ней вплотную и стал ласкать ее груди через пиджак.

— Поцелуй меня, детка!, — сказал он скволь зубы.

— Пошел ты на хуй, извращенец!

— Ах так! Сейчас мы узнаем, кто здесь извращенец! Вазелин давайте, чего стоите!

— Не надо вазелин, — сказал я, — мы пойдем другим путем. Кокаин еще есть?, — спросил я у Леши и получил в ответ наполненный наполовину шприц — видимо, наркоман решил растянуть удовольствие и решил сразу не колоть себе все.

Я закатал Лерику юбочку ей на живот и перед нами предстали беленькие кружевные трусики, приятно контрастирующие с черненькими чулками на ее крепких молоденьких ножках. Я облизнулся, стянул с нее трусики и вынул из них сначала одну, а потом вторую ногу нашей жертвы. Вообще, мне это стало напоминать ты самую съемку, когда мы отымели школьную учительницу, да вот только тогда я был оператором, а сейчас — актером. Сбив ногтем пузырьки воздуха

внутри баяна и выпустив их через иглу при помощи поршня, я подготовил его для этой многообещающей инъекции. Валерия металась, кричала, ругалась, пыталась освободиться или пнуть меня ногой, а я молча делал свое дело. Вскоре я уже аккуратно воткнул острую иголку Лере прямо во вход в вагину и нажал на поршень. Она громко закричала…

Следующие двадцать минут мы курили, подшучивая друг над другом и вообще развлекаясь. Кстати, мы нюхнули еще кокаинчика, и это полностью сорвало нам крыши.

— Отымеем соску! Устроим ей трамвай! Кокс отличный, она протащится, вся соками истечет, нам даже крем для ебли не понадобится!, — сказал Сашок.

Он был на сто процентов прав. Когда мы вернулись, Лерочка, обессиленная кокаиновым приходом, висела на привязанных к лесенке руках, и даже не кричала и не ругалась. По ее левой ноге текла струйка смазки, и она уже достигла края черненьких колготок. Мы стали раздеваться. Первым сбросив одежду, я стащил с девочки красный пиджачек, потом белый, как трусики, кружевной лифчик и уставился на ее сиськи. Это был шедевр! Груди такой изумительно правильной формы я никогда еще не видел, хоть мне по долгу службы приходилось снимать самые разные сиськи самых разных девушек и женщин. Она была почти обнажена, я только оставил на ней чулки это возбудит ребят, ну и меня в первую очередь. Лаская рукой ее груди, я распустил Валерины рыжие волосы, и они упали, распущенные, на ее плечики. Пора было начинать.

Первым был Леша. Несколько минут он лапал Лерочку за все ее достоинства, поглаживал и теребил коричневые маленькие соски, трогал пальцем клитор, отчего она издала глухой стон и закатила глаза, потом, наверное, кокаин не дал ему растянуть удовольствие, и парень принялся за еблю — он просто очень высоко задрал одну Валерину ножку и, придерживая ее рукой, вонзил свой накокаиненный орган в ее сочащееся влагой тело…

— Эй, да она не девочка!, — сказал он.

— Что ты хотел, ты же видел, как она одевается — как шлюшка, сексуальная маленькая шлюшка, которая идет на еблю со своим парнем.

— Вот повезло дураку!

— Нам тоже, между прочим, повезло, мы сейчас все ее дырочки исследуем своими членами, так, что она кончит раз триста — это я вам обещаю, кокаин классный, да и пробует она его, похоже, первый раз, там в шприце тройная доза была, между прочим!, — просветил нас Сашок.

А Алексей, похоже, совсем потерял крышу — он с крайней степенью неземного наслаждения на лице мягко двигал хуем внутри Лерочкиной письки, с каждым движением вынимая головку и снова вставляя. Тем временем, ее чулочки совсем промокли от множества кокаиновых оргазмов, сама девочка находилась в наркотической прострации и совершенно ничего не соображала. Мы втроем нетерпеливо онанировали, дожидаясь своей очереди, потом Олег с Сашей удалились куда-то, а я остался рядом с ебущимися подростками. Я медленно дрочил, глядя как в молоденькую пизденку входит и выходит… раскаленный член наркомана. Валерия протяжно застонала, с их с Лешей половых органов потекла смазка на паркет. После этого она принялась постанывать с каждой фрикцией, пока он насаживал нашу общую маленькую шлюшку.

Я на мгновение отвлекся, чтобы взглянуть на оставшихся ребят, и увидел замечательную картину Саша увлеченно облизывал языком головку пениса Олежека, а тот сидел на кресле, откинувшись на спинку, и наслаждался смесью действия кокаинчика и орального секса. Я засмеялся, а Саша обернулся и сказал мне:

— Что, не видишь, трудно мне, иди, помогай, сделай приятно своему другу!, — и вновь принялся ласкать его член языком. Мне ничего не оставалось поделать, как присоединиться к ним и не заглотить хуй Олега. Саша тем временем подобрался сзади, раздвинул руками мои ягодицы и быстро воткнул пенис в мой давно уже разношенный анал. Я чуть не подавился членом приятеля, пока Сашок резкими движениями трахал и трахал мою попку. Он то и дело задевал простату, и чувствовал, как подступает анальный оргазм, усиленный наркотиком….

Прошло немного времени, и Олег вынул своего мальчика у меня изо рта. Я удивился — ведь он еще не кончил? — но оказалось, что просто кончил Алексей, теперь к луже на паркете добавилась и его сперма. Олег начал с того же, с чего и Алексей — он беззастенчиво лапал нашу общую шлюшку Валерию, крутил ей соски, ощупывал бедра и клал ладони на попку. Скоро ему это надоело, и он решил, наконец, отыметь ее. Он попытался поднять ее ножку, чтобы добраться до влажной розовой сокровищницы, но это у него никак не получалось. Тогда он, немного поматерившись от досады, принес из моего шкафа длинную прочную веревку и стал связывать Лерины лодыжки вместе.

— Что ты делаешь, ты же так не достанешь до пизды?, спросил я и взялся за свой член сидя на Саше, который, в свою очередь, расположился в кресле.

— Спокойно, следи за моими движениями!, — весело ответил он.

Олежек, связав Валерины ножки в сексуальных и мокреньких чулочках, перекинул веревку через одну из ступенек лесенки и движением руки задрал ее ноги высоко-высоко, как, что она теперь стала висеть одновременно на руках и на ногах. Ее розовая попочка была нараспашку, и Олег вставил палец Лерочке прямо в задний проход.

— Будешь знать, как подслушивать!

Он вращал и вращал им там, и когда вынул, оказалось, что палец измазан в ее кале. Он поднес его к Лерочкиному ротику и заставил обсосать. Она даже не сопротивлялась, поглощенная наркотиком без остатка. Олежек, видимо довольный результатом, двумя руками взялся за ее попу и начал смачно двигать членом в ее пизденке. Я тем временем дрочил, глядя на это и сидя на пенисе Саши. Он то и дело подмахивал попой, отчего его член касался моей простаты и порождал новые волны сексуального наслаждения. Олег недолго трахал нашу пленницу — сказался минетик, сделанный Сашей, и он кончил ей на живот, вынув член и напоследок помастурбировав им.

Следующий был я. Освободившись от пениса Саши, я подошел к девочке и освободил ее ножки от веревки. Потом я снял ее с лестницы, развязав руки, и она павалилась на меня, как мешок с пухом.

— Что ты делаешь?, — подал голос Олег, — она же убежит!, — и как ты ее собираешься трахать в таком состоянии?

— Во-первых, никуда она не убежит. Она слишком удолбана. Во-вторых, я буду ебать ее пизду в кровати, как и всякий нормальный человек, — ответил я и понес девочку в комнату, перекинув через плечо. Ребята пошушукались и последовали за мной.

Я решил трахнуть девочку в такой позе, когда мужчина лежит, а женщина сидит на его члене. Полощил Леру на кровать, лег сам, кое-как вставил в ее сочащееся смазкой накокоиненное лоно своего мальчика и, не долго думая, начал двигать задницей вверх-вниз, загоняя пенис в самые неприступные глубины. Вдруг я увидел, что на постель сел Саша. Он подвинулся к Лере, оперся на руки и начал трахать ее меньшую дырочку своим членом. Следом за ним к нам подошел Алексей. Он встал у спинки кровати, открыл руками Валерин ротик, загнал туда своего дружка, и держа шлюшку за щеки руками, без особых проблем начал заниматься с ней оральным сексом.

Девочка стонала и извивалась, ее одурманенный мозг давал команды телу, но тело не слушалось, ее дырочки сочились влагой, позволяя нам троем наслаждаться сексом с этой малолеткой без искусственных смазок. Олег стал щелкать фотоаппаратом со вспышкой, снимая нас во всех ракурсах.

— Кому пожалуешься — фотографии по всему району расклеим, поняла, шлюха?

Я не видел ее глаз и не знал, согласна она с таким раскладом или нет, но, с другой стороны, разве ей приходилось выбирать? Думаю, после всего случившегося она посторается поскорей забыть про наш инцидент и никому не расскажет, побоявшись такого позора.

Я трахал ее недолго: все половые акты проходящего дня давали о себе знать, но мой трах с Лерочкой был очень насыщенным я получил те ощущения, которые никогда бы не изведал без коксика. Я кончил ей прямо в пизду, следом за мной застонал и изверг свою струйку Саша, оросив ее девичий анус, а последним достиг оргазма Алексей. Он чуть не заставил бедняжку захлебнуться, так много спермы он дал ей проглотить.

И вот Валерия, истерзанная, изнасилованная четырьмя обдолбанными наркоманами, сочащаяся влагой изо всех щелочек, измазанная спермой, со следами веревок на теле, вот она лежит у входной двери.

А теперь, — сказал Олег, когда мы все уже оделись и готовы были уйти, — я предлагаю на прощанье помыть нашу девочку!, и стал писать прямо на ее лицо.

Мне и ребятам понравилась эта идея, и скоро мы «помыли» все ее тело, от ног до головы, от письки до грудей. Мы были измотаны и хотели отдохнуть, расслабиться. В четвером вышли на лестницу, покурили, потом сходили к Саше домой, попили пива. Когда мы вернулись, Леры и ее одежды уже не было. Больше ее никто из нас никогда не видел.