Она стояла у окнаОна стояла у окна. Листва клена горела на солнце золотом, а небо было таким безумно синим, что, улыбнувшись, она подумала… «Будь у женщины такие глаза, многие мужчины по ночам не находили бы себе места.»

Форточка была открыта и она чувствовала этот удивительный осенний аромат… запах листьев, травы, земли и еще чего-то особенного. Вдохнув поглубже, она решила, что уже пора. Последний глоток кофе, взгляд в зеркало, и она уже шла по улице.

Это было ее время года. Именно сейчас она ловила теплые взгляды мужчин. «Им нужно мое тело — пускай.» У нее было чудесное настроение, это была ее осень, а если быть точнее, это был ее день. Она чувствовала — сегодня должно что-то произойти. Что-то, что изменит ее жизнь, накатит новой незнакомой волной, закружит и помчит куда-то вперед.

В автобусе с утра, как всегда, полно людей, но она была рада, что ее прижали к окну, лишив тем самым возможности стоять нос к носу с каким-нибудь мужчиной и дышать тем, чем он был занят весь вечер, а сегодня пытался (хорошо если пытался) зажевать жвачкой. На улице ребятишки играли с листвой и особенно не спешили в школу. На очередной остановке ее еще сильнее прижали к окну. Кто-то стоял вплотную за спиной. Она чувствовала дыхание у себя на шее, аромат утреннего кофе со сливками и еще запах, который трудно спутать с чем-то еще. На секунду она закрыла глаза, осень с ее золотом и синевой исчезла, теплая волна окутала, сползла вниз по животу и забилась горячей жилкой между ног. Это был запах секса. Чуть терпкий и сладко-соленый. Это был запах счастливого секса.

.. Утро двое провели явно не прослушивая новости по телевизору. Еще совсем недавно они дарили друг другу страстные поцелуи, их тела — красивые и разгоряченные — сливались в одном порыве, ее прохладные руки сжимали его влажную спину, а в конце она выкрикивала имя, дороже которого не было на свете. Он, сжимаю ее волосы, стонал и падал рядом. Они лежали, улыбались друг другу, и в тишине было слышно биение их сердец…

Она открыла глаза, яркий солнечный свет заставил зажмуриться. Ее мучило любопытство — кто этот счастливый молодой человек у нее за спиной? Ну почему сейчас не вечер — она могла бы увидеть его отражение. Но любопытнее узнать, что за красотка стонала с ним утром, у нее-то уж точно безумно синие глаза. На повороте автобус качнуло, и в следующее мгновение теплое прикосновение руки заставило вновь закрыть глаза. Нежно и легко рука пробиралась по бедру к талии, туда, где начинался короткий свитер. Она стояла, задержав дыхание и боясь пошевелиться. «Если его пальцы дотронуться до кожи, то….» Господи, как же она этого хотела! Еще движение — и она почувствует его пальцы…

Объявили ее остановку. С трудом осознавая, что происходит, она рванула к выходу, получая на ходу… «Меньше спать надо!» Все еще не понимая, что произошло, она стояла на остановке с рассеянным взглядом и пылающими щеками, а вокруг бушевала осень — ее время года.

Рабочий день был ненапряженным… начальство было в отпусках, тексты, которые надо было перевести, еще не принесли. Все вокруг говорили о бабьем лете, пили кофе и хихикали. Звонила мама, спрашивала, что подарить на день рожденья, она отвечала что-то типа… «Спасибо, не беспокойся, я тоже люблю тебя, мама…»

— Неужели я упустила момент, — думала она, — а может, мне показалось? Что, собственно, случилось? Запах, рука, дикое желание — это что, меняет жизнь? В конце концов, к ней часто приставали на улице. Нет, в этой руке было что-то необычное! Но что?!

Окончательно замотав себя мыслями и фантазиями, она почувствовала себя лучше только на улице. «Прогуляюсь, «- решила она. Солнце было уже низко, и теплый желтый свет падал на верхушки деревьев и домов. Осень ее успокаивала.

— И все же жаль… — в последний раз подумала она. Пройдя несколько остановок и окончательно убедившись, что для полного счастья ей не хватает душистой ванны и чего-нибудь вкусненького, она поспешила на остановку. Народ торопился домой к своим женам, мужьям, телевизорам, креслам и диванам. В автобусе было тесно. Она стояла, зажатая со всех сторон, закрыв глаза и мечтая, чем бы порадовать себя на ужин.

Бешено заколотилось сердце, когда она почувствовала уже знакомый запах. Значит, предчувствия ее не обманули и эта встреча — не случайность. Что-то надо делать! Время шло, а ничего не приходило в голову. Развернуться и спросить про билет или про остановку! Да, глупее идею только поискать. Время шло, нет, оно просто утекало, как песок сквозь пальцы. Надо что-то делать! Второй шанс выпадает не каждому!

Рука мягко легла на талию, подняла край свитера и нежно притронулась чуть повыше пупка. Почему она не боялась этих рук? Почему безропотно отдавалась этим нежным прикосновениям? Было что-то необычное в этой руке — это была не большая и теплая рука зрелого мужчины, и не липкая ручонка мужичка, что вечно щиплет и трется по автобусам. Нет, рука была прохладная и тонкая — музыкант, наверное. Не дожидаясь особых приглашений, рука двинулась вверх, быстро и верно обнаружила сосок, сжала его двумя пальцами, мягко всей ладонью сдавила грудь и, опустившись на живот, прижала два тела друг к другу. Горячие губы искали ухо, дыхание обжигало шею.

— Ты пахнешь осенью, — прошептал возбужденный, будоражащий все нервные окончания, женский голос. Она резко повернулась. Нет, ошибки быть не могло — перед ней стояла женщина! Ее темно-карие глаза улыбались, а губы повторили… «Ты пахнешь осенью…»

Две женщины стояли у окна. Солнечные лучи пробивались сквозь янтарную листву, нежились на удивительно прекрасных женских изгибах и зарывались в простынях на постели. Осень с ее меняющимся настроением катилась дальше. С бешеной скоростью вспыхивала яркими красками на зеленой листве, останавливалась на несколько дней и, беззвучно качая голыми ветками, ускользала, оставляя тонкий аромат тем, кто готов опять ждать целый год своего времени.