Одна треть жизни. История 3. Часть 3После строгого и грубого допроса, учинённого в отсутствие родственников подростка, братья удалились, не добившись ничего путного, но пообещали вернуться. Вирджинио всё отрицал, подавленное настроение послужило торможением страха, но ночь вновь выдалась бессонной. Наутро разговор состоялся уже в составе семьи, и дело принимало очень неприятный для Вирджинио оборот. Речь зашла о пропаже драгоценностей. Может, братья решили поживиться и свалить на слабого, может, кража действительно стала делом рук постороннего, этого уже не узнать, наверное, никогда. Вирджинио был чист, но решил бежать, так как понимал, чем заканчивается противостояние богатых и бедных. Тем более, повод подвернулся самый подходящий. Рядом с домом Вирджинио остановилась группа молодых музыкантов, которые разъезжали по разным странам на чёрном микроавтобусе. Они посещали государства с плохо охраняемыми границами, пробираясь с помощью контрабандистов, которых накануне развлекали на попойках не только музыкой, но и своими подружками. Они делали это с целью не платить таможенные пошлины. Здесь же они часто забегали в дом Вирджинио по бытовым мелочам и вопросам, так состоялось их знакомство. В день второго серьёзного разговора с братьями он увидел их отъезд и, недолго думая, подбежал к руководителю группы. Вирджинио напросился в качестве прислуги. После недолгого совещания музыканты решили взять мальчишку. Надавили их подруги, которым очень не хотелось заниматься стиркой и готовкой. После долгой тряски по раздолбанным дорогам микроавтобус въехал на пароход. Так Вирджинио покинул родную страну.

Началась тяжёлая трудовая жизнь. С пищей особых проблем не было, музыканты напивались и наедались на вечеринках хозяев или же предпочитали готовые продукты, а вот стирать и убирать снятые комнаты приходилось каждый день. В целях экономии все девять человек проживали в однокомнатном помещении. Девчонки каждый день принимали ванну, там же приходилось и стирать одежду, времени хватало с трудом. Утомившись, Вирджинио мгновенно засыпал, не обращая внимания на сладострастные стоны — молодые люди, естественно, не могли обойтись без секса. Кочевая жизнь вскоре надоела подростку, и он искал случая расстаться. В одном из городков он познакомился с конюхом Нестором и в очередном разговоре рассказал о себе. Нестор решил помочь мальчишке. Музыканты уехали без него.

Пятнадцатилетний подросток устроился с помощью своего покровителя грузчиком на мебельной фабрике. Тяжёлая физическая работа изматывала подростка, но усталость была приятной, здоровой. Однажды готовую мебель пришлось разгружать в том районе, где теперь проживал Вирджинио. Китаянка-порнозвезда купила здесь дом и приехала со своей дочерью, ровесницей паренька. Обе с удовольствием поглядывали на подростка, одетого лишь в джинсовые шорты и сандалии, вместе с напарником перетаскивающего тяжести. Его загорелое, мускулистое тело притягивали взгляды развратницы и её дочки, томящейся от полового созревания. Когда женщина рассчитывалась и разговаривала о местном житье-бытье со взрослым напарником, Вирджинио попросил у её дочери воды. Та провела подростка на кухню.: Так он нашёл надёжную пристань. И что заставило его потом покинуть городок? Узкоглазая девчушка в коротеньком топике и такой же юбочке, обнажающей её упругие пухленькие ляжки, намеренно задела стакан, облив подростка. Жизнь с развратной мамашей пробудила ранний интерес к половой жизни, и на сей момент молоденькая китаянка обладала неплохим объёмом соответствующих знаний.

— Ой! Извини, я сейчас вытру!

— Да ладно, не надо!

Но она схватила полотенце и провела им по животу подростка. Вирджинио вздрогнул. Его давно никто не касался так нежно. Китаянка посмотрела ему прямо в глаза. Подросток не смог отвести взгляд, его притянула неведомая сила. Девчонка продолжала нежно поглаживать мускулистый живот паренька, уже не полотенцем, а тыльной стороной ладони. Давно забытые ощущения нахлынули мощной волной из прошлого. Член подростка взметнулся вверх. По причине жары под шортами Вирджинио не носил трусов, напряжённый орган выпирал слишком заметно.

— Ого, какой он большой! — восхитилась девчонка.

Она дотронулась до него сквозь джинсовую ткань. Вирджинио слегка отшатнулся.

— Ты чего?

— Кто тебе разрешал трогать?

— Подумаешь! Не хочешь, не надо!

— Ладно, шучу!

Подросток положил руку на худенькое плечо девочки, потом скользнул чуть ниже, ещё немного и нежно сжал маленькую грудь с напряжённым сосочком. Китаянка расстёгивала шорты нового знакомого, освобождая рвущийся на свободу член. Взяв горячий орган ладошкой, она водила ею вдоль ствола, поражаясь его твёрдости. Вирджинио залез девчонке обеими руками под топик, осторожно теребя и сжимая нежные соски. Подростки прильнули друг к другу, их губы соприкоснулись, сначала легко, потом плотнее и плотнее, и слились в глубоком долгом поцелуе. Объятия стали крепче, и Вирджинио уже гладил девчонку между ног, её едва оперившуюся, влажную пипиську. Долгое воздержание не позволило мальчишке в полной мере насладиться неожиданным счастьем. Ручеёк спермы брызнул на загорелую, нежную ручку, потом ещё и ещё… Но поцелуй продолжался. Они совсем позабыли про осторожность.

— Это что такое?!

На кухне появилась «мисс Февраль» — такой титул получила однажды порнозвезда. Подростки отпрянули друг от друга и растерянно смотрели на женщину. Через мгновение Вирджинио спохватился и спрятал всё ещё набухший член в шорты.

— Так, понятно! Ты, — обратилась она к мальчишке, — придёшь завтра, я научу тебя приличным манерам. А ты, — уже к дочери, — посмотри, вся обляпалась! На кого ты похожа? Убери за ним, потом будешь помогать мне по дому.

Ночь Вирджинио проворочался в постели. Как и раньше, год назад, он томился от неизвестности, от необычности ситуации, в которую попал практически во второй раз. Нестор, в чьём доме жил теперь подросток, с вечера заметил неладное, но расспросы ничего не дали. Хорошо, что Вирджинио досталась отдельная комната, покровитель не слышит вздохов мальчишки и постоянного скрипа пружин матраса от беспокойного тела. Что ожидает его завтра? В предыдущем случае волнение было во многом приятным, потому что предварительные детали обсуждались заранее, теперь же — больше неизвестности. Подросток расспросил Нестора о новых поселенцах, знал о профессии хозяйки дома, поэтому к тревоге примешивалось томительное стеснении непонятной природы, исходящее из места, так нежно обработанное накануне шаловливыми ручками красивой девочки.