Неожиданная коробка. Часть7: Подарок другуПоследующие два месяца мы прекрасно вместе проводили время. Нам никто не мешал, и чувство благодарности, у моей учительницы, похоже, переросло в привязанность, преданность, и некоторую разновидность любви. Я тоже к ней питал определённые чувства. Это не была любовь и даже не влюблённость. Скорее, обострённое чувство власти и собственности. Мне нравилось ею повелевать, располагать и обладать. Татьяна Викторовна приняла мои правила, и полностью подчинилась мне. Но она не безвольно подчинялась, просто предоставляя мне своё тело. Она всячески проявляла инициативу, и была небезучастна во всех наших сексуальных играх.

Время шло. Я набрался опыта в постельных делах, усовершенствовал свою «технику молодёжи», и порядком насытился телом Татьяны Викторовны. Наши свидания всё чаще стали приобретать банальные оттенки. Пришёл-поговорили-чай-потрахались-поговорили-ушёл. И однажды, я понял, что надоело. Захотелось новых ощущений, нового опыта.

Шла зима, улицы были завалены снегом. Я, со своим другом Колей, шли домой со школы. Коля мне пересказывал содержание какого-то боевика, который вчера посмотрел по телевизору. Я молча шёл, слушал и думал о своём. Неожиданно вспоминал тот случай, когда я, находясь в шкафу, наблюдал за тем, как два братка трахали мою учительницу. В голове ожили те образы, обрывки воспоминаний. И я вдруг подумал, а почему бы, чёрт побери, не познакомить Татьяну Викторовну с Колей? Я себе представил, как учительница, стоя раком на диване сосёт к Коляна, а я трахаю её сзади. От одной этой мысли, я прилично возбудился. Чуть позже, в тот же день, у меня был хороший секс с Татьяной Викторовной. Острые ощущения, мощные оргазмы.

Я буквально загорелся этой идеей. Для начальной затравки, я рассказал Коле, что потрахиваю нашу библиотекаршу, но он не поверил. Это было не удивительно. Если бы это была какая-нибудь шлюха с улицы, или одноклассница, то может быть, и поверил бы. Но Коля был прагматиком, и не верил в чудеса. Поэтому я решил привести доказательства своей правды. Конечно, можно было просто привести Колю сразу на квартиру, но мне хотелось разыграть перед ним спектакль.

В намеченный день, на переменке я зашел в библиотеку. Татьяна Викторовна сидела на своем рабочем месте, вокруг нее столпились пацаны из параллельного класса. Учительница заполняла карточки ребят. А я, отойдя к стеллажам, для того, чтобы якобы выбрать книгу, ждал, пока она не сделает свою работу. Наконец, пацаны начали расходиться. Сначала один ушел, потом второй, третий. Когда ушел последний, я подошел к Татьяне Викторовне сзади, склонился над ней, обнял и спросил:

— Привет, как дела?

— Привет, как обычно.

— Как настроение? — спросил я, обхватил, сжимая рукой ее грудь.

— Вполне, — прозвенел звонок, и она добавила, — а у тебя что, физра?

— Да, — ответил я, целуя её в шею.

— Останешься у меня?

Я целовал и покусывал ее ушко. Она, конечно, сразу поняла, что я пришел к ней на весь урок.

— Иди в запасник, а я пока двери закрою.

— Хорошо, — ответила она, ожидая, пока я ее не отпущу.

Поскольку времени было не так уж и много, я отпустил ее почти сразу же. Достал из кармана ключ, и направился к двери закрывать. Учительница поднялась за мной, и пошла в нашу интимную комнату. Я приоткрыл дверь — на крыльце стоял Коля. Вид у него был немного недоверчивый, но скорее всего, он уже начал понимать, что я не шучу.

— Ну что, жди 15 минут, и заходи. Мне надо ее подготовить немного.

— Ты че, внатуре трахаешь нашу библиотекаршу? – окончательно поверив, переспросил друг.

— Ну да, я ж тебе говорил об этом, а ты всё не веришь…

— Бля, ахуеть, — его глаза аж загорелись.

— Ладно, я погнал… не забудь дверь закрыть за собой. Только тихо, чтобы она не услышала раньше времени.

— Давай, через 15 минут буду, — Коля посмотрел на часы, засекая время.

— Почему так долго? — спросила Татьяна Викторовна, когда я вошел в запасник. Она сидела на топчане, уже без пиджачка и в расстегнутой блузе, бежевого цвета. Юбка ее была задрана, а ноги развратно раздвинуты в стороны. Татьяна Викторовна знала, что я люблю на нее в таком виде смотреть.

— Та чет двери не закрывались.

— Все нормально? — переспросила учительница, оттягивая, и сдвигая свои трусики в сторону.

— Вполне, — ответил я, подходя к ней вплотную, — будильник поставила?

— Да.

Я склонился над ней, целуя в губы. Руками мял груди, стянул с одной груди лифчик, и засосал ее сосочек. Долго играться с ней не стал, так как Коля должен был скоро зайти. И я хотел, чтобы он увидел, как она сосёт у меня.

Уже через минуту, Татьяна Викторовна прилежно работала ртом, а я то и дело поглядывал на занавеску. Вот-вот должен был войти Коля. Наконец-то занавеска тихо начала отодвигаться, и очень скоро появилась Колина голова. Увидев нас, он замер сперва, видимо пытался осмыслить увиденное. Он уже понял, что я не шучу, но все равно сосущая мой член Татьяна Викторовна, произвела на него сильное впечатление.

Наслаждаясь моментом, я демонстративно положил руку ей на голову, и сделал пару ебательных толчков ей на встречу, тем самым загоняя член ей глубоко в рот.

— Татьяна Викторовна, давай хорошо соси… не филонь.

Хоть она и хорошо сосала, я решил бросить понт перед Коляном. Учительница начала активнее засасывать мой член, причмокивая и постанывая. Я довольно посмотрел, сперва на учительницу, затем на Колю, увидев восхищенный взгляд друга, поднял большой палец вверх. Коля продолжал заворожено на нас смотреть. Я поманил его рукой, предлагая полностью войти в коморку. Коля начал оттягивать занавеску, и по комнате раздался характерный звук. Активно отсасываюащяя учительница не сразу сообразила, что происходит. Но когда Коля, зашуршав ногами, вошел в комнату, Татьяна Викторовна вдруг остановилась, выпустила член изо рта, и со страхом обернулась на звук. Увидев Колю, и осознав, что происходит, учительница поднялась на ноги, активно прикрывая рукой груди, и отворачиваясь от вошедшего ученика. Я тоже быстренько спрятал свое хозяйство.

— Татьяна Викторвна, познакомьтесь, это мой друг – Коля, — я взял учительницу за руку, и развернул её лицом к Коле.

Учительница бросила на меня недовольный взгляд.

— Здрасте, — прохрипел Коля, пялясь на её внешний вид. А там было на что посмотреть. Татьяна Викторовна успела только спрятать груди лифчиком, блуза блуза расстегнута. Рот её был влажен, а губная помада слегка размазалась по губам, добавляя учительнице развратности и сексуальности.

— Здрасте, — коротко бросила Татьяна Викторовна, от волнения и возбуждения она была немного не в себе. Она попыталась было застегнуться, но я быстро пресёк эту попытку.

— Татьяна Викторовна, я думаю, что вы и так прекрасно выглядите. Да, Коля? — сказал я, отпуская ее руки, и распахивая блузу таким образом, чтобы хорошо было видно ее груди.

— Да, так отлично. — Коля буквально пожирал ее глазами.

Учительница опять вопросительно посмотрела на меня, явно не понимая, что происходит. Я ей подмигнул, и шлепнул сзади по попке со словами «все нормально».

Видя, как она волнуется и переживает, я решил её успокоить:

— Татьяна Викторовна, расслабьтесь, Коля никому не расскажет.

— Да, Татьяна Викторовна, я никому ни слова. Могила.

— А вы, Татьяна Викторовна, согласны молчание, сделать Коле приятное? — продолжал я спектакль, теребя в руке грудь, пытаясь освободить её от лифчика.

— Да, я согласна, — с готовностью пролепетала учительница, уже отчетливо осознавая, чего такого приятного от нее требуется сделать.

— Предлагаю скрепить данные обещания торжественным поцелуем, — и я подтолкнул Татьяну Викторовну к Коле. Учительница неуверенно подошла к нему, и через мгновение, они уже целовались. Колины руки находились на её талии, и он робко пытался обнять учительницу. Эта сцена меня возбуждала. Я стоял позади них, и ближе ко мне была Татьяна Викторовна. Я подошел к ней сзади, обхватывая рукой её упругую задницу. Помяв немного её правую ягодицу, я зажал ладонью её промежность, и через ткань юбки начал натирать её пизденку. Тем временем, Колины руки осмелели, и начали спускаться вниз, к её попе. Мне пришлось убрать свою, чтобы не мешать ему. И вот уже Коля, обеими руками тискал учительницу за задницу. Не долго, правда — вторая рука исчезла, наверное он попробовал её грудь. Мне стало интересно, и я обошел их с бока. Действительно, Коля правой рукой лапал ее левую грудь. Поцелуй затянулся, и я решил их прервать.

— Ну, думаю, что достаточно. Будем считать, что верительные грамоты вручены.

Учительница быстрее среагировала, и попыталась отстраниться от Колиных рук. Но Коля, видимо, вошел во вкус, и уже не хотел отпускать от себя Татьяну Викторовну. Пришлось положить руку ему на плечо, и буквально оттянуть в сторону.

— Коля, мы же не за этим сюда пришли. Правда?

Коля постепенно начал возвращаться в реальность, и нехотя отпустил учительницу. Как только Коля отошел на шаг от учительницы, та бросила на меня вопросительный взгляд, мол, что делать дальше. Я вернулся, и опять разместился позади Татьяны Викторовны. Обнял её, положил голову на плечо, и властно, обеими руками, обнял молодую женщину за груди:

— Ну что Колян, понравилось целовать Татьяну Викторовну?

— Да, Тоха, я бы еще разок ее поцеловал.

— Теперь-то ты веришь, что я трахаю нашу библиотекаршу и училку по литературе? — спросил я, скатывая лифчик под грудь.

— Ага, теперь то верю, — Коля похотливо пялился на её, уже возбужденные сосочки.

— Нравятся её сиськи?

— Угу, — только и смог выдавать из себя взволнованный Коля.

Меня самого сильно волновала эта ситуация.

— Если хочешь, можешь полапать их. Татьяна Викторовна ведь не против? — спросил я её, уткнувшись членом ей попу.

— Я не против, если только Коля двери закрыл, — вступила в беседу учительница.

— Да, я закрыл двери, — судорожно ответил Коля, вытянув руки вперед, положил их учительнице на груди.

Я одной рукой схватил её за промежность, а второй начал задирать юбку, поглаживая ножки. Я уже хотел предложить Татьяне Викторовне отсосать нам обоим, как услышал голос Коли:

— Татьяна Викторовна, а можно я вас сюда поцелую?

— Да, можно, — с готовностью ответила учительница, уже явно заждавшаяся этого вопроса или самого поцелуя. Как только Колян получил добро, он тут же, с жадностью вампира, впился губами учительнице в грудь. Тогда я ещё плотнее прижался к ней сзади, и принялся покусывать зубами, и теребить языком её ушко. Татьяну Викторовну всегда это заводило. И она знала, конечно, что после таких ласк, я неизбежно трахал её. Вот и сейчас я почувствовал, как она взяла меня за член рукой, как бы проверяя его состояние и готовность. Он был тверд, и рвался наружу, в одну из её дырочек. Поэтому я шепнул ей на ухо:

— Пососи нам, Таня.

Татьяна Викторовна тут же ловко освободилась от Коли, повернулась боком, и нырнула вниз, на колени. Одной рукой она продолжала держать, и ласкать, через брюки мой член, а второй рукой, так же через брюки, схватила Колю.

Поочередно она расстегнула нам ремни, и молнии на брюках. И уже почти достала мой напряженный член, как вдруг зазвенел будильник. Обычно, я успевал за 8 мин до конца урока кончить, она конечно не всегда. Но сегодня была внештатная ситуация. Мне очень хотелось поставить сейчас учительницу раком, и выебать что есть силы. Однако я понимал, что могут возникнуть проблемы. Татьяна Викторовна с тревогой смотрела на меня, как бы угадывая мои мысли:

— Антоша, мы можем не успеть.

— Да слышу, черт, — мне так не хотелось сейчас прерываться, — может, не будем открывать?

— Да, давайте не будем открывать двери. Пусть подождут, — ну, Коля другого и не мог сказать.

— Антош, давайте вы после уроков ко мне придете, я как раз приготовлю что-нибудь поесть…

Я ещё немного подумал. Учительница была права. Групповое свидание лучше было провести у неё дома.

— Ладно. Колян, прячь болт, идем на физику. Танюх, ты тут уже сама как-нибудь.

— Та не гони, Тоха, зачем уходить? Ну ее в жопу, ту физику! Давай останемся!

— Так, я сказал, прячь болт и пошли. А то нихрена не получишь.

Коля недовольно, что-то бурча себе под нос, заправлял рубашку и стоячий член себе в брюки. Я проделывал схожие манипуляции. Учительница поправляла себя, суетливо работая салфетками, чтобы убрать последствия глубоких поцелуев на своих и Колиных губах. До звонка оставалось три минуты.

Два урока мы кое-как досидели. Бедный Коля. Он, физически присутствовал на уроке, но духовно, был где-то в библиотеке. Когда уже закончились уроки, и мы быстро пошли к Татьяне Викторовне в гости, Коля всю дорогу подгонял меня. Благо, идти было относительно недалеко. Немного повозившись с ключами, мы вошли в дом.

Татьяна Викторовна сидела в своём знаменитом халате на диванчике, листая женский журнал, видимо ожидая, пока мы с Колей поедим. А мы с Колей доедали бутерброды — я не спеша, а Коля, чуть не давясь, и постоянно пялясь на учительницу. Хоть я и сказал ему по дороге, что трахать её сегодня будем, пока не надоест, ему было невтерпёж. Впрочем, когда-то и я был таким же нетерпеливым. Коля, облизывая пальцы, дожевывал последний бутерброд. У меня оставалось еще два с половиной.

— Похавал? — спросил я его.

— Татьяна Викторовна, мой друг поел, и готов к любовным приключениям.

Скучающая учительница отложила журнал в сторону и с ногами залезла на диванчик. Принимая позу раком, развернулась к нам задом, и прогнувшись в спине, выпучила задницу. Коля чуть не подавился слюной. Потому как Татьяна Викторовна, становясь в позу, по ходу, скинула свой халатик. И сейчас манила нас своим шикарным голым видом, с округлой попкой и двумя сладкими дырочками.

— Колян, для начала, советую попробовать её пизденку на вкус, — предложил я другу, откусывая очередной кусок бутерброда.

Коля уже был на диване, и в упор рассматривал заветные тоннели любви Татьяны Викторовны. Мое предложение он воспринял буквально, зарываясь языком и губами в её половые губы. Я продолжал есть свои бутерброды. Наблюдая за тем, как Коля ест мою учительницу сзади, сам начал возбуждаться. И вот я с последним бутербродом в руках, подошел поближе. Моментально бросилась в глаза Колина неопытность, в вопросе отлизывания женских пилоточек.

— Ты не только языком, Коля — руками тоже помогай. А ну, — сказал я, отодвигая Колю. — Вот смотри, пальцами вот так, клитор ей потереби, — указательным пальцем я затеребил ее бугорок, от чего Татьяна Викторовна завиляла похотливо бедрами.

— Видишь, ей нравится, когда её там так ласкают. Да, Татьяна Викторовна?

— Да, нравится, — отозвалась учительница. А ей действительно нравилось. Потому как до меня, ее только трахали. Ни о каких ласках и речи быть не могло. Ее трахали жестко, насильно и порой брутально. А со мной, она вновь ощутила себя женщиной. Видимо ещё и поэтому, она исполняла любую мою прихоть, не только из-за того, что была моей должницей, но и еще по каким-то своим, внутренним причинам.

Коля продолжал нализывать учительнице, а я, доев бутерброд, подошел к ней спереди. Стащил с себя брюки с трусами, и уже со стоящим членом, подошел к ней вплотную. Учительница с готовностью в глазах, улыбаясь посмотрела на меня. Я немного направил на нее свой член, и она охотно взяла его себе в рот.

Мне нравилось, как она сосала. Даже не сколько с физической, а именно с психологической точки зрения. Учительница сосет мне член, а мой друг лижет ей пизду. То, о чём думал на протяжении месяца, сбылось. Чувству удовлетворённости не было предела.

— Хорошо соси, Татьяна Викторовна, давай.

После того, как я произнес эти слова, из-за ее спины показался Коля. Видимо, он уже достаточно познакомился с анатомией половой системой Татьяны Викторовны, и уже готов был перейти на следующий уровень.

— Тоха, а можно я ей в рот дам?

— Это ты у Татьяны Викторовны, а не у меня спрашивай. Если ты ей нализал хорошо, то может и возмет.

Коля поднялся с кровати, и сделав три быстрых шага, оказался рядом со мной. Он вытаращился на учительницу, наблюдая за тем, как та двигала головой, раз за разом, заглатывая мой член. Она так хорошо сосала, что мне определённо захотелось кончить ей в рот. Так обычно и происходило у нас. Когда я приходил к ней на долго, то сперва сливал ей в рот, а уже потом все остальное.

— Татьяна Викторовна, а вы у меня пососете?

Учительница, не выпуская изо рта мой член, промычала:

— Угу.

Но мне хотелось еще немного помучить Колю.

— Лизни её ещё разок. А то она так сладко сосет. Не хочу её останавливать.

— Ладно.

Коля, слегка разочарованно вернулся назад, и опять нырнул языком в ее лоно. Татьяна Викторовна на это действие со стороны Коли отреагировала протяжным и довольным стоном. Она прикрыла глаза, и бесстыдно причмокивая, продолжила сосать.

— Видишь, как ей это нравится.

Все это заводило еще сильнее, еще минута, и я бы точно кончил ей в рот. Но тут опять возник Коля.

— Тоха, я не могу уже больше терпеть.

— Ну ты же видешь…

— Блин.

Коля стоял уже рядом со мной, и расстегивал брюки. Татьяна Викторовна остановилась, и выпустила изо рта мой член.

— Антош, ну уступи же ты другу место – он ведь так старался, — подыгрывала учительница.

Она была очаровательна. Губная помада была слегка размазана, и вокруг рта поблескивала слюна. Но я был не доволен тем, что она прервала отсос.

— Ты чего остановилась?

— Ну Антош, вас же двое, а у меня рот один.

Мне даже не зналось, что делать. По сути то ведь она была права. Сам же захотел такой темы. Видя, что я колеблюсь, она продолжила:

— Привыкай милый. Тем более, мне уже хочется, чтобы ты вошёл в меня сзади.

Я ухмыльнулся и посмотрел на Колю. Он похабно смотрел на учительницу, не сводя с нее глаз. Член его чуть ли не разрывал трусы. И я так понял, что сосать она ему будет не долго. Минута или две, думал я.

— Ну ладно. Давай, Коля, — Коля замешкался, шоркая ногами, не зная куда себя деть, — и да сними же ты эти трусы наконец..

Пока Коля стягивал с себя трусы, я отошел в сторону так, чтобы понаблюдать за ними с боку.

— Иди ко мне, Коля, — ласково позвала его к себе учительница.

— Ну ты и шлюшка, Татьяна Викторовна! — вырвалось у меня. Я думал, она расстроится и обидится на меня, а она только посмотрела на меня и улыбнулась. Я с первого дня о ней так думал, иногда даже хотел ее так назвать, но все не получалось. А вот сейчас, выдал как на духу.

Тем временем, Татьяна Викторовна принялась ублажать Колин член. Она его не сразу начала сосать, а сперва обцеловала всего, и прошлась по всей площади язычком — как бы знакомясь. От ее прикосновений и поцелуев, Коля судорожно вздрагивал. Постепенно, учительница начала заглатывать его головку. Коля, похоже, расслабился и закрыл глаза. А я решил зайти к учительнице сзади, и проверить ее состояние. Я подошел к ней с тыла, и нежно, ладошкой шлёпнул её по попе. По комнате раздался достаточно звонкий шлепок(как когда-то братки. За пару минут осуществил два желания). Учительница сразу же призывно завиляла бедрами(условный рефлекс). Я приблизился к её пизденке, и мысленно отметил про себя, хорошо проделанную работу друга.

— Хорошо поработал, Коля, — я засунул два пальца ей во влагалище, там уже было горячо, влажно и скользко, — хорошо потекла.

Одной рукой я надрачивал себе член, а второй, одновременно, массировал её клитор и анус. От таких ласок, учительница активнее стала вилять бедрами, и как следствие, активнее задвигала головой, уже начиная по-настоящему сосать Колин член. Продолжая ласкать её дырочки, я взял на столике тюбик со смазкой. Немного выдавил от туда геля, смазал себя, и через несколько мгновений, вошел в учительницу. Удерживая её за бедра, я начал медленно ее трахать. Коля открыл глаза, и начал наблюдать, за моими действиями.

— Я сейчас кончу, наверное, — признался Коля, тяжело дыша.

— Это же хорошо, — ответил я ему, продолжая не спеша трахать учительницу, — спусти ей в рот, или на лицо. Она не против.

— В роооот, — не выдержал Коля, застонал, и кончил в рот. Он задвигал тазом, имитируя ебательные движения. Видимо струя спермы была приличная, потому как учительница открыла рот, а Коля как раз дернулся, и член выскочил, выбрасывая следующею ленту ей на лицо. Коля кончал, бормоча что-то себе под нос. Татьяна Викторовна принимала сперму себе на лицо, а я, наблюдая за происходящим впереди, продолжал сзади трахать учительницу, постепенно усиливая натиск.

Кончив, Коля видимо валился с ног, но учительница его удержала рукой:

— Подожди, Коля, еще не все.

Коля стоял, а учительница, наверное, опять присосалась к нему, доделывая работу до конца. И лишь спустя некоторое время, она его отпустила. Коля тут же отошел к креслу, и упал в него, приходя в себя, довольно любовался учительницей. Особую радость ему доставил вид его же спермы на лице Татьяны Викторовны.

— Ну как, сладко сосет? — спросил я его, и засадил на всю возможную глубину и задержался в ней.

— Да, просто класс! — восторженно воскликнул Коля.

— Сейчас немного отдохни, — я медленно вывел член, шлепнул рукой по заднице, и с силой опять вогнал на всю глубину, — трахается она еще слаще. Поверь.

Дав ей и себе немного передохнуть таким образом, я вновь начал методично раскачиваться. Набрав оптимальный ритм, я понимал, что долго не смогу себя сдерживать, и поэтому опять замедлился. Но учительница стала активнее мне подмахивать, пытаясь вернуться в нужный ей ритм. Движения учительницы неумолимо приближали меня к оргазму. И я задолбил в неё, стараясь уже не сбиться с ритма. С каждым толчком, все ближе приближаясь к оргазму, я вдруг ощутил, как учительница подо мной напряглась всем телом, и хватая воздух ртом, издавая сладостные стоны, забилась в мощном оргазме. Её влагалище судорожно сжимало внутри себя мой член. Это было последним, и, я, кончая, буквально навалился на нее всем телом. Она все еще стонала, а я рычал, изливая свою сперму в её горячую глубину. Когда член перестал дергаться, я удовлетворённый вышел из влагалища. Поднялся на ноги, а учительница услужливо облизала своим жарким язычком мой липкий от спермы и её соков член. Только после этого я завалился на кровать. Учительница ушла подмываться в ванную. Коля так и сидел в кресле.

— Ну и как тебе наша библиотекарша?

— Супер! Я её в школе когда видел, всегда хотел впердолить.

— Ну да. Не ты один.

— Сиськи отпадные. Да и жопа тоже.

— Да. А пизда просто шикарная.

— Ага. А ты давно её порешь?

— Та с осени.

— Ахуеть, тебе фарт привалил. А как ты ее развёл?

— Да получилось как-то. Книги сдавал в библиотеку. Там и завалил ее.

— А мы ее сегодня будем еще ебать?

— Конечно будем. Это мы только баки слили. Основная программа впереди.

В комнату вернулась Татьяна Викторовна.

— О чем беседуете, мальчики? — как всегда ласково спросила она.

— Да так, про твои прелести беседуем, — ответил я.

— Да, они прекрасны, — добавил Коля.

— Ну еще бы, — Татьяна Викторовна легла на кровать, — идите ко мне. Мои прелести жаждут ласки..