Мысли вслух. Глава 2: Жрица и дезертиры. Часть 1«Просто ужас какой-то! Эта война складывается для нас хуже некуда! Сначала известие о том, что Империя, заручившись поддержкой тварей из Демонии, находящейся в другом измерении, одолела непобедимую владычицу морей королеву Кассандру. Говорят, она героически выстояла пленение, а потом вместе с нашими силами выгнала врагов со своих земель. Как бы я хотела быть похожа на нее хоть от части! Хотя, говорят, она больше похожа на амазонок, чем на жриц… А теперь еще и это! Только получили поддержку флота королевы Кассандры — тут же получили сокрушительное поражение на суше! Ужас не столько в количестве потерянных городов, а в том, что Балдор — один из имперских генералов — разнес со своими оборотнями всех магов огня, и не только разнес… Ужас, как этим нелюдям только в голову такое могло прийти — изнасиловать попавших в плен парней из Клана Огня! Я слышала, как оборотни из отряда Бешеных Псов поступают с пленными женщинами, но это же парни — они дети знатных семей! Уму непостижимо! Впрочем, деморализовать нас у имперцев получилось отлично — маги огня сейчас «не в форме», а ведь они были основой наших магических сил — остались только жрицы Клана Огня, да представители магии воздуха, воды, земли… но они не боевые волшебники.

Я — Шана Хеллфаер-Бладблейд из древнейшего рода магов огня и мечников — не ударю в грязь лицом. Я лучшая из молодых жриц и могу стать старшей жрицей Клана, если отец оставит попытки выдать меня замуж. Жрица Клана Огня никак не может быть замужней женщиной, она должна посвятить себя служению, а значит, в случае замужества карьера колдуньи мне не светит. И дело даже не в потере целомудрия… у нас многие девочки уже… ну… в общем, не девочки. Просто, отсутствие соблазнов и слишком бурных эмоций позволяет лучше контролировать огонь. Но я пока не планирую обзавестись парнем. Еще чего! Ох, сколько же хлопот. А тут еще встретила свою подругу — южную амазонку госпожу Лейлу. Она мне как старшая сестра. Я ее очень люблю, но мне не нравится ее развязный образ жизни — меняет мужчин как перчатки. Хотя, амазонки живут по правилу «мужчины — рабы нашей силы»… Они не вступают в брак и для них подобное поведение — норма. Но не так же часто! Подобрала какого-то тощего парнишку в лохмотьях — наняла его, видите ли, носильщиком багажа… будто у нее много багажа. Каином назвался, в замок Королевы Вампиров намылился… бродяга нищий. Ладно, если бы относилась к нему как к рабу, а ведь так и было до вчерашнего дня. А сегодня смотрит на это чудо в перьях как кошка на мышку. Знаю я этот ее взгляд. Достаточно хорошо, чтобы теперь, когда стемнело не задавать вопросов, почему она попросила его помочь ей разложить палатку. Знаю я ее! Вот и ушла в лес погулять. «Светлячок» для света, пара заклятий, отпугивающих комаров и всяких животных. Мне не страшно, просто обидно, что вместо общения со мной, моя подруга предпочитает «общение» с этим оборванцем. Ух, как я зла! » — такие мысли витали в голове Шаны, бредущей по ночному лесу.

Девушка ушла достаточно далеко от места стоянки, но не боялась заблудиться, со знанием магии это было невозможно. Она была молода, — ей было 18 — красива и, как, впрочем, все маги огня, упряма и вспыльчива. Пламенная Шана — так прозвали ее подруги не только за характер, но и за пышную рыжую гриву великолепных волос. Жрица шла и клокотала от гнева и обиды на подругу, подумывая при этом, а не в том ли проблема, что она тоже уже давно засматривается на мальчиков и даже регулярно мастурбирует в ванне, но до сих пор девственница. Эти мысли бесили ее еще больше — она гордилась своей невинностью и берегла ее для… для… для чего-то стоящего! Шана отказывалась признавать, что завидует полноценной жизни подруги и продолжала бродить по лесу.

Немного успокоившись, девушка решила идти обратно, но перед этим сходить в кустики. Была теплая летняя ночь и она была в легком облачении жрицы Клана Огня, похожем на тунику. По привычке осмотревшись вокруг, Шана присела и расслабилась. Как только она решила встать, до ее ушей стали доноситься мужские голоса. Что они говорили было неясно, но зато их нахождение в таком месте вызвало подозрение. Вскоре во тьме обрисовались три фигуры. «Светлячка» жрица заранее погасила.

— А я и не думал, что все так гладко выйдет, — раздался голос, принадлежавший по видимому юноше лет 20-25-ти.

— Ха, наш батька — голова! С ним не пропадем! А теперь спокойненько вернемся домой — задолбала эта война! — голос принадлежал мужчине постарше.

— Помолчите оба и шагайте, живо! Нас могут преследовать, так что не расслабляйтесь! — этому явно было за 40.

— «Дезертиры! У нас и так проблемы, а эти трусы бегут с поля боя! » — Шана нашла объект для выхода своей ярости. Она решила остановить мужчин — уж обычных солдат ей одолеть — раз плюнуть.

— А ну, стоять!

— Ты еще кто такая? — через несколько мгновений донесся голос старшего.

— Я графиня Шана Хеллфаер-Бладблейд — жрица Клана Огня, а вы все арестованы за дезертирство!

Прежде чем обрадованная легкой победой девушка успела что-то предпринять, троица разбежалась в разные стороны. Вслед им понеслись искры и легкие «Огненные шары» — убивать их она не собиралась и сдерживала силу заклятий. Пару минут девушка преследовала того, что показался ей самым молодым, и тут… Бах! Почва ушла из-под ног и Шана потеряла сознание.

Очнулась жрица со звоном в голове — последствием подлого удара в затылок из засады. Она обнаружила себя распростертой на небольшой каменной плите, покрытой мхом — видимо, алтаре для поклонения какому-то духу. «Отлично, здесь моя магическая энергия будет на порядок выше! ». Но не тут-то было! На Шану надели грубые толстые рукавицы, лишавшие ее возможности сделать какие-либо жесты пальцами, руки были связаны, как и ноги. По спине графини пробежал холодок.

— Ну и че с ней будем делать? — раздался голос молодого. Все трое стояли неподалеку у маленького костерка и разговаривали.

— Слышь, пап, прибить эту девку надо, а не то сдаст она нас. Как пить дать сдаст! — это сказал средний.

— Смотри ка, очухалась, — с этими словами старший подошел к пленнице. — Как спалось? Удобно ли?

Девушка неуклюже плюнула в того, кто спрашивал и закричала:

— Немедленно отпустите меня! Да к-к-как вы смеете!? За это вам… — договорить ей не дали. Старший затолкал ей в рот кляп из какой-то грязной вонючей ткани и привязал, чтоб не выплюнула.

— Ох, бойкая то какая козочка попалась!

— Девушка беспомощно гневно мычала на своих обидчиков, не желая успокоиться, а они ее обступили. Теперь она могла их разглядеть — все трое были довольно крупными. Старший с проседью в волосах и короткой бородой. Средний — самый большой — с пузиком, а младший — широкоплечий, высокий, но худой и с прыщами.

— Так че с ней делать? — снова спросил явно самый нервный младший.

— Ну, кончить ее мы всегда успеем, сынок… — задумчиво сказал старший. Шана только теперь поняла в какое жуткое положение попала и сжалась от этих слов, мелко задрожав. — Но, если подумать, спешить нам некуда… Нас вроде не преследуют все-таки…

— И что ты предлагаешь? — с расплывающейся на весь рот ухмылкой спросил средний.

— А вот что — трахнем ее, а то бабы у нас давно не было, а тут вон какая «горяченькая» попалась — жрица Клана Огня! Да и люблю я молоденьких девок, а она со своей гривой уж больно вашу мамку в молодости напоминает — охочая до траха была курва! — от этих слов Шана стала брыкаться с новой силой. Впрочем, также безуспешно.

— И впрямь, горячая штучка… А почему бы и нет? — продолжал ухмыляться средний. — Я таких красоток отродясь не имел. Ну так что, кто первый?

— Я, естественно, — тоном, не терпящим пререканий возвестил старший и стал раздирать одежду жрицы.

Девушка извивалась как могла, но путы не ослабевали, а одежды оставалось все меньше и меньше. Пока она не оказалась абсолютно голой перед тремя простолюдинами.

— Успокойся, козочка, не волнуйся ты так… — приговаривал старший, когда не спеша раздевал ее и гладил своими шершавыми руками. — меня Боб зовут, для тебя — дядя Боб, а это мои сыновья — Большой Джо и Питер.

Девушка не переставала брыкалась, а дядя Боб тихо говорил ей успокоительные слова и гладил ее тело — проходился руками по девичьим грудям, по покрытой рыжими волосиками киске, по ногам. Когда она, извиваясь, имела неосторожность раздвинуть ноги, он тут же просовывал туда свою ладонь и гладил внутреннюю часть ее бедер.

— Тише, крошка, тихо, милая. Успокойся, ну трахнем тебя — с тебя не убудет, еще спасибо скажешь, трахать мы умеем. Тихо, козочка, успокойся… — так продолжалось минут десять. Шана уже выбивалась из сил, вся взмокла и поэтому руки старика уже скользили по ее разгоряченному телу.

— Блядь, да тресни ее и трахни — вот и дело с концом! — не выдержал Большой Джо.

— Не горячись, — дядя Боб продолжал неспеша гладить девушку — она пока брыкается, но скоро устанет и будет как шелковая. Не умеешь ты таких кобылок объезжать. Их надо измором брать. Пускай брыкается, мы все равно возьмем что хотим. Да и вишь как разогрелась — пизда у нее ща просто пламень. Видал как лоснится? А глажу ее, чтобы привыкала к рукам. Всю ж ночь ее лапать будем. А так она потихоньку позволяет трогать себя все в более сокровенных местах. Видишь, я поначалу еле руку промеж ног ей просовывал, а теперь по губкам срамным могу проскользнуть… — от этих слов на глаза беспомощной жрицы выступили слезы обиды и унижения. Она что есть сил сжала ноги и перестала брыкаться.

— Блин, а ты действительно — голова! — восхищенно заметил Большой Джо. Младший тем временем сунул руку в штаны и усердно там орудовал.

— Тут спешка ни к чему… — старик вынул кляп изо рта девушки.

— Пожалуйста, отпустите, прекратите!

— Вот как теперь заговорила — это правильно.

— Умоляю, перестаньте!

— Прости, дочка, но я уже точно не остановлюсь. Эй, сынок, у нас там маслице осталось? Тащи сюда…

— Пожалуйста, просите что хотите — у меня богатый папа…

— Дело в том, что я хочу тебя, козочка. Прямо здесь и прямо сейчас. И нравится тебе это или нет, а к утру мы с сыновьями хорошую шлюшку из тебя сделаем, — с этими словами он пропихнул колено между ног девушки, взял кусочек масла с рук Питера и, кряхтя, стал смазывать половые губки Шаны, понемногу просовывая внутрь пальцы.

— Прекратите! Перестаньте! Я вас всех уничтожу, как только освобожусь, — к Шане вернулось самообладание и решимость, она отказывалась больше перед ними унижаться. — Вы об этом пожалеете!

— О, это хорошо, люблю бойких, а то сопли да слезы — тебе не идут, хочу чтобы ты гордо смотрела мне в глаза, когда я порву твою целку. Посопротивляйся, мне это нравится!

— Я тебя убью!

— Скоро ты не так запоешь! — с этими словами, нависший над девушкой мужчина стал ловко ласкать ее киску пальцами, глядя ей в лицо, а та покрывала его отборным матом, который не должна была бы знать жрица.

Спустя какое-то время, Шана к своему стыду стала делать заметные перерывы между уже повторяющимися угрозами и ругательствами — она стала тяжелее дышать, а пальцы стали легче скользить в ней.

— Потекла, кобылка! — усмехнулся старик своей победе.

— Будь ты проклят!

— Ну-ну, рассалабься крошка, я сейчас покажу тебе, что такое настоящий оргазм, ты когда-нибудь его ощущала? Письку мацаешь в баньке как я сейчас тебе? — щеки девушки предательски зарделись на ее и так раскрасневшемся лице. — Мацаешь… молодец, правильно, тренировки — дело полезное. Ну-ка дай я тебе щас хорошо сделаю, — с этими словами дядя Боб наклонился вниз и к удивлению девушки припал своими колючими усами к ее лону.

— Что вы делаете?! Прекратите!

— Во дает наш старик, девок уламывать он и впрямь мастак. Знать, не врут, что редкую бабу в нашем селе он не драл! Давай, папка, сделай ее! — Большой Джо явно был горд своим отцом.

Тем временем Шана ощущала щекочуще-колющие усы мужчины в самых сокровенных местах, его язык, то лижущий лепестки, то проникающий вглубь, его зубы, слегка сдавливающие средоточие страсти. Неопытная девушка не могла долго противостоять умелому мужчине. Тепло волнами пробежалось по телу и выгнуло ее дугой, словно сквозь нее пропустили электрический разряд. Она сжала голову своего мучителя бедрами и ощущала как вздрагивающие стенки узкого влагалища попросту выталкивают из нее скользкий язык насильника. Это был первый оргазм Шаны, раньше она не могла себя до такого довести самостоятельно. Девушке показалось, что звезд на небе стало во много раз больше.

Чуть успокоившись и глубоко дыша, Шана обнаружила, что ее ноги уже отвязали и держали два «сынка», по обе стороны от папы, который, так и не сняв рубахи, приспустил штаны и приставлял к ее половым губкам блестящую головку своего большого члена. Только что пришедшая в себя девушка предприняла жалкие попытки освободить свои ноги из цепких рук мужчин.

— Ну-ну, козочка, не дергайся, получила удовольствие, дай и нам потешиться — дядя Боб снова успокаивающе погладил ее левой рукой по внутренней части бедер, потом навис над девушкой и, помогая себе правой, стал проталкивать свой отросток в девственную пещерку.

— Не надо, прекратите, — ей самой показалось, словно это лепет ребенка.

— Расслабься, козочка, — он уже «дополз» до преграды, теперь правой рукой немного поправил раскинутые ноги, раздвинув их пошире. — Сейчас будет малость больно, эх! — девушка пискнула, становясь женщиной. — Ну, вот и все, тише, тише, девочка… — старик ввел свой член наполовину и стал медленно его вытаскивать, потом вновь погрузил его теперь глубже в скулящую жрицу… — Да, козочка, вот так… а ты волновалась… хорошо, расслабься, скоро привыкнешь… — но Шана с новыми силами стала брыкаться нанизанная на член. Она снова стала ругаться. — Ох, боевая баба, люблю таких. Отпустите, дальше я сам. С этими словами он прихватил девушку за попку и, несмотря на ее беспорядочные махания ногами, продолжал сношать жрицу Клана Огня.

— Я тебе этого никогда не прощу!

— Ох, хороша, девочка, ох, узенькая какая, а все жрицы огня такие горячие?

— Мразь!

— Прошла минута в беспомощной борьбе, и неспешных возвратно-поступательных движениях, вторая, третья… На четвертую минуту Шана стала затихать. На пятую можно было уже явно различить шлепки яиц старика о попку жрицы, чавканье ее текущего влагалища и еле сдерживаемые стоны.

— Ну, что, козочка, нравится?

— Н… н… н-н-нет!

— Ох, упрямая кобылка попалась, с этими словами дядя Боб встал на колени и стал быстрее насаживать девушку на кол, натягивая ее руками.

Прошла минута, другая, девушка уже не могла скрыть стона и искусала себе все губы. Она охала под звуки шлепков все громче и громче, все чаще и чаще… Вдруг Дядя Боб резко остановился. Девушка незамедлительно стала сама насаживаться на его член в порыве страсти.

— Погоди, кобылка, не спеши, — старик стал ее придерживать, не давая ей погрузить в себя его член. — Хочешь продолжения — попроси!

— Пожалуйста, — девушка уже плохо соображала, она была крайне возбуждена и готова на все.

— Пожалуйста что?

— Пожалуйста, продолжайте… — на последнем слове она осеклась — до нее начало доходить, что несет что-то не то, но старик не стал просить с нее большего — он добился своего.

— Ну, раз дама просит… — и дядя Боб стал сношать юную жрицу просто в бешеном темпе. Ее груди тряслись, стоны постепенно слились в один продолжительный, ноги сомкнулись на спине насильника, стремясь прижать его посильнее.

— А-а-а-а-а-ах!!!… — их голоса слились в один и не огласили лес, так как старик накрыл нежные девичьи губы своими и поглотил ее вскрик. Впиваясь в бедра Шаны цепкими пальцами, он бурно извергался в ее недра, ощущая как горячее влагалище жрицы Клана Огня выжимает его без остатка.

Шана пришла в чувства от ощущения чего-то скользкого во рту и обнаружила себя с мужчиной меж раскинутых в стороны ног, с его уменьшающимся в размерах членом внутри залитого семенем простолюдином лона и языком беспрепятственно хозяйничающем в ее ротике. Прежде чем она смогла хоть что-то предпринять, мужчина оторвался от ее рта, привстал на колени и, придерживая ее за бедра, чтобы не выскользнул член сказал:

— Ух, хороша, коза. Давно так не ебся, парни. Вспомнил молодость.

— Ну все, уступи нам!

— Погодь, я у этой девки везде первым буду. Надо неспеша. Сначала распечатать ротик, а потом и попку. Ночь только начинается и торопиться нам некуда. Сейчас я поучу жрицу отсасывать, а ты, Джо, ее лохматку будешь мочалить — закрепишь результат, — затем, с чавкающим звуком вынув из влагалища девушки член, он провел рукой по ее мокрому от их совместных выделений лобку — Эх, девочка, большая уже. Не уж то вас в вашем бабском монастыре не учат пизду брить, мужикам приятнее бритую киску ебать, знаешь ли.

Шана поняла, что для нее ночь только начинается…