Моя деревенская жизнь-1Прошу прощения, но то, о чем я напишу, произошло со мной много лет назад. Произошедшее не закончилось, а имеет свое продолжение, пускай и в несколько иных формах, но тем не менее… Я расскажу обо всем.

Деревня. Помните Тургенева. Боже мой, заливные луга, лес, виднеющийся узкой полоской за широкой рекой, утопающие в зелени сады. варенье….. Нет, я и раньше бывала в деревне: в студенческие годы на картошке, гостила у подружки по группе… Но теперь совсем другое. Я приехала в деревню почти как её житель, почти как к себе домой. В том-то и дело, что почти. После окончания мединститута, в интернатуре, я выскочила замуж: а как же, мне уже двадцать три, надо думать о создании уютного семейного гнездышка, не дай бог остаться старой девой. Так думала не я. Так думали мои родители. А я… Ну в самом деле замуж выходить-то нужно, а тут….

Парень вполне симпатичный, с параллельного потока, с хорошей семьи. Почему бы и нет. А любовь, ну я же почти его люблю. Опять почти. Но он деревенский. Пригласил меня в гости к родителям. Съездила. Вот тебе и деревня… Красота. Сразу же за огородом река, и заметьте не маленькая. Лес. Луг. Ну все как у Тургенева. Претендент на мое сердце и руку сын председателя колхоза. Колхоз богатый, председатель еще богаче. Огромный дом с еще более огромной террасой на которой частенько собираются веселые компании: заезжие гости из района, из области, райком, обком и т. д. Удачно выхожу замуж? Это еще не все. Свадьба свадьбой, но родители мужа дарят нам автомобиль: Жигули седьмой модели, и это в 1986 году. Вместе с мужем после интернатуры остаюсь работать в областной больнице. Супер. И опять это не все. Отец мужа по своим каналам выбивает для нас двухкомнатную квартиру. На горизонте маячит ординатура. Ну как.

И вот я в деревне у родителей мужа. Отпуск после интернатуры. Муж уехал в города решать формальности с квартирой, а я…. Июль. Жара. Речка, свежий воздух, делать ничего не нужно. Я купаюсь, загораю, опять купаюсь, хожу в лес, вечером в кино в дом культуры. Дом культуры такой, что не в каждом городе увидишь. Заведующая – моя свекровь. Попала в сказку. С меня сдувают пылинки, зовут только Иришкой. Ксати, меня зовут Ирина. Я врач невропатолог. Мне двадцать четыре, я красива и образована. Рост – 176 см., вес – 62 кг., фигура – лучше не бывает, кроме всего прочего я КМС (для тех кто не понимает – кандидат в мастера спорта) по волейболу. Ну как вам девушка. Вот и я про это. Мечта. Что-то я увлеклась и боюсь, что скоро вы бросите чтение. Вы же для другого решили прочитать мой опус. Я исправляюсь.

Свекровь, Нина Ивановна, уехала на несколько дней к своей маме – не здоровиться старушке. Осталась я на попечении свекра. Свекор, Сергей Павлович, мужчина пятидесяти лет, высокий, стройный, с проседью в волосах, волевой и строгий (иначе бы не смог почти двадцать лет руководить колхозом и вывести его в одно из лучших хозяйств области), в семье безусловный господин и кормилец, часто выпивал, но никогда не напивался, имел голову и связи, за ним семья, как за каменной стеной. Бывает и такое, хотя и редко.

Я еще спала, когда Сергей Павлович уезжал на работу, а возвращался где-то часам к десяти вечера. Глядя на него, я все время думала, что если и мой Пашка такой же, а мужа зовут Павел, то мне просто повезло.

В тот вечер свекор, как обычно, вернулся с работы в десятом часу вечера. Пока он смотрел «Время», была такая новостная передача, я приготовила немудреный ужин. За ужином, а я составила свекру компанию, мы выпили грамм по 100 водочки, закусили и я, с легким головокружением, отправилась спать. Разделась, оставшись в трусиках и коротенькой маечке, плюхнулась в кровать. Спать не очень хотелось, но хотелось другого. Ручонкой я забралась себе в трусики и стала поглаживать свое сокровище, ну что поделаешь иногда так делаю. Вот уже и ножки слегка раздвинула…., вот немножко и постанала, как вдруг….. Открылась дверь и в свете дверного проема я увидела свекра. Ручка быстренько из трусиков, ножки сжаты, одеяло на себя, молчу. Он то же молчит. В одних трусах. Садится на край кровати и потихонечку начинает стягивать с меня одеяло.

— Вы что? – не то спрашиваю, не то возмущаюсь я.

— Может страшно одной, давай вместе поспим, – ровно отвечает свекор.

— Я уже не маленькая, – отвечаю я и пытаюсь уцепиться за край одеяла, которое наполовину сползло с меня.

— Вот и я про это, не маленькая, – с иронией в голосе замечает свекор и ложится рядом со мной, благо кровать двуспальная.

Я пытаюсь что-то лепетать, возражать, возмущаться, но оказываюсь в крепких объятьях и начинаю чувствовать, как чужие ладони начинают изучать мое тело: живот, грудь, бедра. О, господи, да что же это такое.

— Не надо, не надо, что вы делаете, – воплю я, но на мои вопли никто не обращает внимания.

Нет, это не возможно. Он же мой свекор. Так не бывает. Но его рука уже лежит на моей проказнице. О боже, а она уже мокрая, я же сама её завела. Мои попытки оттолкнуть свекра ни к чему не приводят. Я физически сильная, но тут…. ну ни как не вырваться. Он уже взгромоздился на меня и животом, бедрами я чувствую его член – здоровенный и упругий.

— Не надо, – повторяю я, но меня не слышат.

Ну не ужели это не сон. Он коленями раздвигает мне ноги и я начинаю понимать, что вот-вот меня изнасилуют. Еще одна попытка сбросить его с себя. Ноль. Его пальцы внутри меня. Нет, этого просто не может быть.

— А-а-а-а, – заорала я, когда почувствовала, как его член безжалостно вошел в меня.

Больно, больно и противно. Я закрыла глаза и повернула голову, что бы не ощущать на себе горячего дыхания свекра-насильника. А он…. Приподнялся и опять его член вошел в меня. «А-а-а-а», – снова заорала я. Нестерпимая боль наполнила низ живота. Я лежу не шевелясь. Его член лупит меня, двигается как поршень, я недостаточно мокрая и мне очень больно. Но свекру на это наплевать. Он ебет меня и при этом сопит как загнанная лошадь. Я стараюсь отключиться и не думать о происходящем. О, господи, я конечно же не девочка, у меня были мужчины, но не так. Так я не хочу, Так обидно и гадко.

— Ну ничего Иришка, потерпи, – начинает успокаивать меня свекор.

Нормально. И на этом спасибо. Ебет жену сына и «ничего Иришка». Для него может и «ничего», а для меня даже очень «чего». Я отключилась. Но, бог мой, влага хлынула из меня, мне уже не больно и его хуй, работая во мне как заведенный, входит в меня все глубже и глубже. Нет, нет, нет… Если так и дальше пойдет, то мне это понравиться. Мозгами я понимаю, что это не правильно, но мая пизденка решила иначе: она уже готова к бурному сексу и, еще мгновение, станет управлять головой. А свекор ебет меня. Боже мой, мне начинает это нравиться. Это великолепие во мне. Его член пронзает меня на сквозь, он глубоко во мне. Я начинаю заводиться. А как же иначе? О, боже мой, из меня вырвался первый стон. Я перестаю себя контролировать.

Еще стон. И понеслось. Свекор целует меня и я ему отвечаю. Мой язык у него во рту и наоборот. Он легонько шлепает меня по попе и говорит мне на ушко: «Невестушка, что ж ты как дохлая, шевелись». И, о ужас, я начинаю подмахивать. Мне и муж говорил, что в кровати я ураган, а тут такое. В общем, меня понесло. Я подмахиваю, как сумасшедшая, стоны наполняют весь дом, иногда я перехожу на крики. Свекор-озорник от этого заводится еще сильнее и ебля приобретает длительный и жесткий характер. Мне уже не просто хорошо, я сама лезу целоваться, глажу свекра. Он взамен до боли таскает мои груди, сжимает соски, вместе с хуем норовит засунуть в меня палец и это ему удается. Я уже ору как бешеная. Вот и в пизденке уже захлюпало.

Мои ноги у него на плечах, задницей я ощущаю удары его тела, рукой хватаю его яички и начинаю их массировать. «Ай, невестушка, молодец», – хвалит меня свекор и я стараюсь как могу: моя пизденка летит на встречу его хую, нас невозможно разнять, мы ебемся. Непонимаю как, но я оказываюсь сверху и свекор, шлепая меня по попе, повторяет: «Давай, невестушка, давай, молодец сучка». Я приподнимаюсь и опять насаживаюсь на его хуй, а он такой большой и упругий, верчусь, как юла, приближаясь к закономерному финишу. И, о чудо, я в изнеможении падаю на свекра, меня трясет, я бьюсь в конвульсиях, мои стоны переходят в протяжный вой: я кончила.

Я, тяжело дыша, лежу на свекре, и на полном автомате, у меня всегда так, спрашиваю: «Ты кончил». И свекор, обнимая меня и гладя по попе, отвечает: «Кончил». В этой позиции мы остаемся некоторое время, легки поцелуи, взаимные поглаживания. Наконец-то я слезаю со свекра и ложусь рядом. Немая сцена. Произошло то, что не должно было произойти. Я еще не совсем отдаю отчет недавним событиям, но, пытаясь повернуться на бок, непроизвольно обнимаю свекра. Он обнимает меня и мы начинаем целоваться. Что я делаю? Его руки опять исследуют моё тело от колен до шеи и мне, черт возьми, это нравится.

— Ну как ты, – прерывает молчание свекор.

— Всё хорошо, – тут же отвечаю я и сама удивляюсь своему ответу, но уже поздно. Мы лежим обнявшись.

— Если Нина завтра не приедет, истопим баньку, – продолжает свекор и я, понимая, что у него на меня далеко идущие планы, как дурочка отвечаю:

— Хорошо.

Хотя, что тут хорошего. Я еблась с отцом своего мужа – что дальше? Сгореть со стыда, мучаться угрызениями совести? Бежать в милицию – хуже не придумаешь. Но бурный секс дал о себе знать и вскоре мы заснули как младенцы.

В июле ночи короткие – вот уже и рассвет. Я сплю, но чувствую на себе поцелуи: целуют моё лицо, шею, вот уже и грудь. Губы нежно щекочут мои соски, мне это ужасно нравится. Я открываю глаза, я еще в полудреме, но руками обвиваю свекра и мы сливаемся в долгом и жарком поцелуе. Мы ласкаем друг друга, нам хорошо.

— От, блядь, на работу надо, так что, Иришка, давай по-быстрому – цедит сквозь зубы свекор.

Он становится на колени и начинает дергать свой болтающийся член. Я лежу и ничего не соображаю.

— Ну помоги мне, невестушка, – говорит мне свекор и я, как-будто так и должно быть, беру в руку его член и начинаю легонько его подрачивать.

Свекор стоит как статуя на аллее героев закатив глаза. Член болтается.

— Губками, Иришка, губками – командует свекор, но я этого никогда ни делала.

Свекор сильными руками берет мою голову и подводит меня лицом к своему члену. Он у моего рта. Что мне делать? Ситуация патовая. Я открываю рот и начинаю осторожно целовать хуй свекра.

— Иришка, некогда, давай быстрее, – слышу я властный голос свекра и как в тумане начинаю сосать его хуй. А это не так уж и противно, а я то думала…

Хуй растет у меня во рту, но я не останавливаюсь. Сосу, как заправская проститутка, как-будто для меня это привычное дело, хотя это впервые.

— Ну ладно, хватит, – заявляет свекор и ложит меня на спину.

Вот он уже залезает на меня даже не спрашивая, хочу я или нет. Рукой касается моей пизденки – она совсем сухая. Плюет себе на ладонь и после этой же слюной смазывает мое влагалище. Пытается засунуть в меня свой огромный, торчащий как кол хуй. Не влезает.

— Ну что ты лежишь как дура, помоги, – со злостью в голосе говорит свекор и я, подчиняясь, своими руками пытаюсь раздвинуть вход в себя. Свекор морщится, но все же кое-как запихивает в меня свой хуй. Я закусываю губы, больно, но молчу. Он опять ебет меня. Молчит и я молчу. Такое впечатление, что мы оба отрабатываем барщину. Удовольствия никакого. Но по мере того, как хуй свекра туда-сюда движется во мне, я начинаю таять, движения хуя становятся более глубокими и безболезненными, пизденка потекла, я вслед за ней, я начинаю стонать и…… подмахивать. Движения хуя учащаются, я закрываю глаза, то ли постанываю, то ли поскуливаю и подмахиваю, подмахиваю, подмахиваю…

Свекор выгнулся на мне и зарычал и я, первый раз в жизни, почувствовала, как теплая сперма брызнула в меня, оросила мое лоно, наполнила все мои женские начала. Он встал и, не сказав ни слова, ушел. Вот тебе и на. Я поняла, что стала очередной его наложницей и пока я в деревне, он с меня не слезет. Какой кошмар: меня ебут сын и отец, во попала. Ну что тут поделаешь, в конце концов мне же было хорошо. Но утром я не кончила. Моя рука непроизвольно потянулась к пизденке и вот я уже глажу себя. Я хочу кончить. А что говорил свекор? Вспомнила: «Если Нина не приедет, истопим баньку». А сегодня Нина точно не приедет……..