Мои родственницыРодственники — это святое. Тем более, если это родственники жены. И если мама жены, то есть твоя тёща, приглашает в гости на праздник, бросай всё и приезжай. И повод вполне достойный: проводы на пенсию. Стаж льготный, вот и вышла так рано.

Гостей, кроме родственников, набралось вагон и ещё тележка. И всех надо усадить, напоить и накормить. Звучали поздравления, дарились подарки. Вот и вечер наступил. Гости стали расходиться. А кто-то, из числа родни, ночевать остались. Разложили всех, кроме самой тёщи и нас с женой. Ну нету места бедолагам. Пока остальных располагали, остались на бобах. Не те мы люди, чтобы просто так сдаться. Нашли место. Баня не топлена, не жарко там. Вот и расположились на полу.

Натаскали кое-чего из постелить, вот и место спальное. У стеночки мне выделили местечко, потом жена легла и, с самого краешка, тёща. Ну всё, можно и заснуть. Да фигушки вам. Жене приспичило по маленькому, пришлось проводить. Пока она нужду справляла, поговорили малость.

У неё идея фикс: при маме мне дать и на её реакцию посмотреть. То, что маму я уже как пару лет имею в разных позах, жене известно, а вот самой посмотреть на её реакцию, это аж зудится где-то меж ног. А ещё бы лучше и маму отыметь при жене. Но это у ж из области фантастики. Хотя вот с сестрой младшей получилось. Вначале тоже брыкалась, да напору моей половинки нет преград. Чёрта уговорит ангелом стать. И наоборот может ангела совратить. И во исполнение своего плана, трусики на улице сняла, в предбаннике их оставила, перелезли через тёщу. Та поворчала малость, притихла. А жена активность проявляет. Халат, в который вечером переоделась, задрала и попой голенькой ко мне прижимается. Это они с тёщей в халатах, а мне и трусов хватило.

Вот она в трусы ко мне залезла, заведя руку за спину, и давай теребить конец. Много ли надо, да ещё когда выпил вполне прилично? И у меня затрепыхалось всё, вскочило, уперлось в её попку. А она ножку приподняла, заталкивает хуй куда положено. И так тесно, да она ещё согнулась, упёршись в матушку головой. И потому все наши вознюшки передаются маме. Она, ясен пень, не спит. Где здесь заснёшь, когда за твоей спиной вошкаются зять с дочерью, собираясь поебаться. Но вид делает, что крепко заснула.

Интересно было бы в трусах у неё пошарить, насколько они промокли. Живая же, да имеет представление о зятевом приборе, пробовала, нравится. А жена, поместив головкуко входу, тянет меня к себе. Пора, мол, засаживать. Я и засадил. Да хрен с ними, с бабами этими. Может быть раньше и постеснялся, а тут всё знакомо, всё своё, родное. И ту и другую в разных позах перепробовал. Толкаю милую, та в мамину спину головой тыкается. И ведь можно бы и потише, да она специально стонать начала. А потом шепчет, да так тихо, что, наверное, во дворе слышно

— Я сверху хочу.

Ну лезь, раз хочешь. Оседлала меня, прыгает, вскрикивает. Вижу же, что не дошла до кондиции, а чего тогда орать? Опять же на публику, на маму играет. Упала на меня, вроде как кончила, сама мне на ухо шепчет, теперь уж действительно тихонечко

— Давай маме вставь.

Отвечаю так же шёпотом

— А она даст?

— А ты не спрашивай. Не будет же она при дочери орать на всю округу. Сейчас вроде засну, ты и вставь.

Так и сделала. Зевнула пару раз почти натурально, что-то пробормотала, вроде слов благодарности и что умучил её, что спать ужас как хочет. И через несколько минут засопела. Артистка! И слезла с меня так, что я оказался меж нею и тёщей. Через несколько времени потряс я её легонечко, она что-то проворчала недовольно и от меня к стеночке отвернулась. Ну ясно, что крепко спит. Опять же на тёщу игра. Ну и приступил я к маме. Халат ей задираю. Она, только что крепко спящая, что-то зашипела, халат назад тянет. Да где там. Если бы я боялся действительно кого-то разбудить, а так у неё и шансов не было. Она-то и правда думала, что дочурка спит, а зять вот пристаёт, зараза. Хоть и хочется, да ведь дочь рядом.

Так потягали халат в стороны друг друга, да я пересилил и за трусы взялся. Она ноги сжала, не даёт их стянуть. А мне не очень и надо. Попа оголилась, в пирожок можно начинку вставлять, а больше зачем их стягивать. Она ноги не расслабляет, не даёт вставить. Да куда же деваться, если тыкается в попу головка. А вход мокрый, аж течёт, того и гляди, что до зажимаешься и не в ту дырку влезет. Лучше уж расслабиться, может кончит быстренько да и отстанет, заснёт. Ага, жди, как же. Она немного расслабилась, да трусы на бёдрах самой мешают. Стянула их до колен.

А дальше уж я помог, ногой до щиколоток их столкнул. Она что-то шипит, а попу подставляет. А я ведь не просто кончит хочу, я ведь её завести хочу. Вставил, проверил, как входит и выходит. Лучше, чем у Пятачка в кувшинчик. А потом головкой по раскрытым губкам давай водить, так, чтобы клитор попадал под головку, чтобы ему разминку сделать. И не сдержалась молодая пенсионерка, распахнула вход, подняв ногу повыше и держа её на весу. Не знаю, что она там прикусила, только мычание-стоны совсем глухие, будто кляп у неё во рту. А так они со своей доченькой горластенькие. Пока ебёшь, так наорутся, что соседи от зависти дохнут. Я наяриваю по расрытым губкам, клитор тру. Она сама поймала конец рукой и ко входу направляет. Кончать будет. Ну и всадил я со всей дури. И она не сдержалась, закричала. Глухо, через кляп какой-то, но достаточно громко. И от крика этого жена «проснулась».

Тёща поплакала, подумав, что попала родной дочери, греша с зятем. Потом успокоилась. Потом орала, когда ублажали мы её в четыре руки, два рта и один хуй. Продрали так продрали.

Едем домой. Тёща провожала нас последними. Все уже разъехались. По просьбе жены ещё разок на прощание тёщу поимел. Раком, на кухне, у стола. А за столом жена сидит, смотрит, как её муж ебёт её маму. Маме не совсем комфортно, стесняется немного, но нравится ей это новое.

Жена говорит

— Тебе понравилось?

— А тебе?

— Мне — да. Толькознаешь что, давай мать на выходные заберём.

— Давай.

— А почему не спросишь: зачем?

— Спрашиваю.

Она потянулась, закинув руки за голову.

— Хочу, чтобы она меня вылизала. Ох как хочу!

Посмотрел в зеркало — никого. На встречке тоже никого. Развернул машину.

— Ты куда?

— А зачем неделю ждать? Поехали сейчас. Завтра домой пораньше вернёмся и на работу успеем.

— Так ты устанешь.

— По хрен. Ради тебя могу и не поспать.

Она прижалась, поцеловала в щёку.

— Какой ты у меня хороший! Люблю я тебя, паразита!

Тёща выскочила из дома, когда я уже загонял машину во двор

— А вы чего вернулись? Случилось что?

Жена молча в дом пошла.

— Случилось. Пошли в дом, расскажем.

Тёща пошла впереди меня. На крыльцо стала подниматься. Привычным жестом сунул руку под подол. Тёща так же по привычке, на автомате замерла, ноги расставила. Я гладко выбритую пизду сжал.

— Ма, да ты уже мокренькая. Пошли скорее.

Жена повернулась в дверях

— О! Вы уже начали! Я тоже хочу!

Повернулась и пошла в дом, на ходу расстёгивая замок джинсов.