Медовый месяцМне было тогда 18 лет. После свадьбы мы впервые отправились вместе с мужем в медовый отпуск к Чёрному морю, на крымский полуостров. Сослуживец мужа дал ему адрес в Алуште, где можно было за три рубля в сутки снимать домик, который на самом деле оказался просто сарайчиком. Из мебели в нем присутствовали две металлические арамейские кровати, стол, две табуретки и небольшой старый шкаф. Хозяин — дед Илия(h), жил один в доме. Он сам вёл всё хозяйство и держал довольно приличный сад с фруктовыми деревьями, смородиной, крыжовником и т. п.

Как только мы разместились, я сразу же потянула мужа на пляж к морю. Первые пять дней мы просто не вылезали с пляжа. На шестой погода немного испортилась и пришлось вернуться в наш «домик» раньше обычного. По дороге муж купил бидон сухого вина, прямо из бочки на улице. Впервые за время нашего отдыха мы сели с мужем чинно ужинать за столом в сараюхе. Я мечтательно подумала, что это наконец будет наш «тайный вечер» любви. Однако, к нам пожаловал Азя (Азезель) сын старого деда, «поближе познакомиться».

Он принёс с собой бутылку абрикосовой самогонки и яблок из сада Илии на закуску. Я правда, её только попробовала — крепкая зараза, градусов 50. Пьётся легко, но здорово даёт в ноги. Голова вроде свежая, всё соображает, а ноги не слушаются. Поэтому я попивала вино и хрумкала яблоки, а мужики пили абрикосовую. Муж довольно быстро захмелел, а на Азе употребление продукта его самогоноварения очевидно не сказывалось. Только лицо покраснело и он заметно разговорился, от чего стал ещё смешнее. Мне этот мужик, старше меня на 20 лет, сразу показался забавным. Здоровый, такой дядька с животиком. Вечно лазает по саду в соломенной шляпе, светлой рубашке с коротким рукавом и в старых джинсах с «вытянутыми коленями». Но, всё время выбрит и надушен популярным в то время одеколоном «Шипр». Пьет и не пъянеет… Только разговорился и травил пошленькие анекдоты с намёками на тонкие моменты.

Словом, пока мужики не допили бутылку, общение так и не закончилось. Азя за это время успел наговорить столько, что стало казаться, что я его знаю уже лет десять, видимо он стал полюбившимся мне демагогом. Было весело от настроя на оставшиеся недели отпуска у моря, а скорее всего от приличного количества выпитого вина. Захотелось мужа, и надо было как-то заканчивать эту пъянку. Тем более, Азя предложил принести ещё бутылку, а мне муж был ещё нужен в рабочем состоянии. Я наотрез отказалась, хотя мой суженный порывался продолжить.

Наконец Азю удалось отправить восвояси, он лишь между прочим отметил, что «лампочка у нас маломощная, надо поставить поярче». Электромонтёр-света, твою мать..

Между тем, когда я добралась до мужа, тот уже растянулся на кровати. Пришлось работать самой. Села на него сверху, направила и поскакала. Сразу же оценила достоинства пружинного металла кровати: экономится расход сил, но есть и отрицательные моменты — жуткий скрип. Муж был явно не в форме, что чувствовалось по неустойчивости его члена. Это сбивало и мне так и не удалось кончить, хотя муж выпустил в меня порцию семени и безжизненно откинулся на подушку. Ну что с ним будешь делать?

Я слезла с Адамова (такая фамилия у него, как у бывшего министра по атомной энергетики РФ), налила себе стаканчик вина и осушила его залпом. Внизу всё набухло и присутствовало чувство незаконченности процессом удовлетворения. Но делать было нечего. Выпитое вино давило на животик. Я накинула халат прямо на голое тело и вышла на крылечко. Некоторое время подождала, пока глаза привыкли к темноте и отправилась нетвёрдой походкой по тропинке в другой конец сада к деревянной будке туалета. Зашла, села над дыркой, пописала. Стало забавно, когда долго не могла закрыть дверь. Вино коварно нарушило координацию движений. Потом я оставила это занятие и поковыляля на свет тусклой лампы, освещавшей колонку. Ещё тогда подумала: хорошо, что у них тут колонки, а не колодцы. Я бы не смогла добыть воды из колодца в таком состоянии…

Посмотрев по сторонам и убедившись, что место надёжно скрыто от посторонних взглядов растительностью, присела на корточки, задрала подол халата, раздвинула коленки. Одной рукой надавила на рычаг, а другой начала ловить воду из прохладной струи. Смыла остатки спермы мужа. Пальцы невольно задержались на клиторе. Внутри сохранялось чувство неудовлетворённости и я защикотала себя указательным пальцем. Появилось опять желание. Ноги в напряжении сдвинулись, зажав руку. Через пару минут я опомнилась, решила пойти в койку и удовлетворить себя там. Томно дыша встала, поправила халат. Во рту пересохло и я наклонилась к колонке. Снова нажала на рычаг, потянулась к струе и жадно стала глотать воду.

Вдруг от неожиданности я оцепенела — кто-то коснулся моих ягодиц. Начала накатываться парализующая волна страха. Обеими руками вцепившись в колонку я медленно повернула голову и ахнула: за моей спиной широко улыбаясь стоял Азя. Рубаха полностью расстёгнутая открывала волосатую грудь и живот. Но не это заставило меня вскрикнуть. Джинсы вместе с трусами у него были приспущены до колен, а из паха торчал здоровый член. Комок подступил к горлу, часто заколотилось сердце, всё тело охватила дрожь.

Я попыталась распрямиться, но мужчина вплотную придвинулся ко мне сзади и надавил на спину рукой, заставляя оставаться всё в той же позе, посоветовал: «Тише девочка, не шуми». Быстрым движением он задрал на мне халат, обнажив мою задницу и пол спины. Обеими руками раздвинул мои ягодицы и изрёк: «Хороша москвичка!»

Я окаменела, как загипнотизированный кролик под взглядом удава, от охватившего меня страха застучали зубы. Вместе с тем тепло хлынуло в промежность, и по ляжкам сверху вниз побежали мурашки, я почувствовала, как увлажнилось влагалище. Мне казалось, что всё это происходит совсем не со мной.

Между тем удав-Азя продолжал руководить: «А ну ка, ножки пошире!»

Я как очумелая послушно расставила пошире ноги и ниже наклонилась к колонке. Мой насильник направил член, который широко раздвинув половые губы, вошёл в меня. Я услышала как мужик замычал от удовольствия. Всё произошло так быстро, что я даже не сообразила, когда же мне сопротивляться. Между тем Азезель уверенно взял меня обеими руками за талию и начал сношение, всё глубже и глубже вводя в меня пенис. Он почти полностью выводил хуй из влагалища, потом резко тянул меня на себя и подавал корпус вперед мне навстречу, шумно хлопаясь о мои ягодицы. «Хлоп, хлоп, хлоп!»- в такт его движениям разносилось по ночному саду.

— Вот так! Вот так! Вот так! — приговаривал ё+барь, — муж так не выебет!

Я отдалась мощному приливу наслаждения, побежавшему изнутри, защекотавшему задний проход и томительно сводя судорогами ноги. Такого оргазма я ещё не испытывала!!!

Я ещё шире расставила ноги и просто легла грудью на колонку, не чувствуя холода металла, застонала от удовольствия.

Все мои ощущения сосредоточились в паху, только откуда-то из далека до моего сознания долетало размеренное «Вот так! Вот так! Вот так!»

Струйка покатилась вниз по моему бедру. Неожиданно для себя я почувствовала новый прилив истомы. Запрокинула голову и застонала. После второго оргазма, я ослабла и уже не думала ни о чём, кроме сумасшествия от похоти.

Тем временем, Азезель ещё раз глубоко вошел в меня, навалился всем телом сзади, запустил обе руки под халат и помацал в широких ладонях сиськи. Потом быстро вышел, потянул рукой за волосы, разворачивая лицом к себе. Стащил через голову с… меня халат и я, оставшись совершенно голенькая, увидела перед своим носом багровую раздувшуюся головку его срамного истукана.

— Я люблю тебя, — дрожа всем телом призналась ему в любви, нежно целуя губами его хуй.

— Бери, — приказал мой любовник и ткнул мне в губы залупу.

Я широко раскрыла рот и приняла в него его напряженный жилистый член. Азя обеими руками схватил меня за голову и потянул на себя. Его член упёрся в мои гланды, настойчиво пробиваясь в горло, что вызвало у меня спазм тошноты. Закружилась голова, и чтобы не упасть, я схватилась за его ноги. Азя сделал ещё два толчка, его член запульсировал, зажатый моими губами, и рот начал наполняться спермой. Он держал меня за затылок, не давая выпустить хуй изо рта, и мне оставалось только делать глотательные движения. Потом мужчина отпустил мою голову, и стал рукой поглаживать по спине, ожидая пока я отсасывала остатки малафьи.

Я обессилившая опустилась на колени. Все перемешалось в голове: самогонка, винище, муж, моё желание быть удовлетворённой и два мощных оргазма.

— Ну вот и ладненько, — донёсся до меня голос Ази, который неспеша натянул трусы, потом джинсы и застегнул ширинку. — Давно баб не ебал, — доверительно признался он. Потом, погладив меня по голове, предложил: «Захочешь ещё — приходи…», — и в развалочку пошёл в сторону дома.

Мне удалось на четвереньках добраться до колонки, где я снова припала к живительной струе, изрыгаемой из-под земли.

Муж спал, вдыхая и выдыхая воздух с мощным храпом. Я не стала включать свет, дошла до противоположной стенки и провалилась в дремоту под металлический скрип армейской кровати.

Но уже через некоторое время я поняла, что не сплю. Сильное нервное напряжение от всего свалившего на меня в эту ночь не давало заснуть. Вдруг я обнаружила, что непроизвольно ласкаю себя между ног, снова и снова прокручивая в уме подробности этого стремительного соития, пытаясь восстановить пережитое физически. До этого момента я считала себя фригидной. Уже смирилась с этим и даже, под различными предлогами отказывала в близости мужу: «голова болит», «устала», «нездоровится» и так далее.

Чем больше проходило времени, тем сильнее было желание повторить это ещё. Я вся изворочилась и искрутилась, но кроме томления и страстного желания отдаться новому любовнику на ум ничего не шло. Вся дрожа поднялась с кровати, пошарила в темноте, нашла халатик. Потом на столе по фосфорицирующему свету стрелок часов мужа определила текущее время — 3 часа 22 минуты. Адамов всё так же задушевно храпел в противоположном углу.

Нашла выключатель на стенке и, домик заполнился электрическим светом. Я посмотрелась в зеркало, достала из косметички помаду и тушь. Ну, я и сучка, настойчиво говорила положительная сторона моего я. Ещё немного и я останусь… Но взгляд упал на бидон. Вылила остатки вина в гранёный стаканчик. Для храбрости. На этот раз одела трусики и лифчик. Зачем? Вышла на крыльцо. Почувствовала прохладу. Быстро, почти бегом добралась до дома Ази.

Взошла на крыльцо, толкнула дверь, она открылась… Сердце колотилось так, что казалось, вот-вот вырвется из груди. Помнила, как мы в первый день заходили в дом к этому парню, в ту комнату в глубине справа, где стоит кровать. Я шла на ощуп. В какое-то мгновение, когда я услышала похрапывания Азезеля, мне стало совсем страшно и я развернулась, чтобы уйти, но…

Подошла к кровати. Двуспальная кровать или диван, или диван-кровать… Этот мужчина от меня в метре. Я снимаю с себя халатик, приподнимаю одеяло и забираюсь с головой. Страшно, от волнения вся колочусь. Шарю рукой по его телу, вниз, к паху, спит без трусов. Нашла член, взяла в руку, стала тихонько дрочить. Набухает в руке очень быстро. Я забираюсь к нему, ложусь между ног. Ощущала себя роботом, делавшим запрограммированные движения. Приближаюсь под одеялом к уже вздыбленному члену, целую… Вдруг откидывается одеяло, щелчок и я ослеплена светом лампы…

Часть Вторая: Подошла к кровати. Азя от меня в метре. Я снимаю с себя халатик, лифчик, потом трусики, не успела снять только красовки. Приподнимаю одеяло и забираюсь с головой. Страшно, от волнения вся колочусь. Шарю рукой по его телу, вниз, между ног, спит без трусов. Нашла член, взяла в руку, стала тихонько дрочить. Набухает в руке очень быстро. Я забираюсь к нему, ложусь между ног. Именно так всё и происходило, ощущала себя роботом, делала какие-то запрограммированные движения.

Приближаюсь под одеялом к уже вздыбленному члену, целую… Вдруг откидывается одеяло, щелчок и я ослеплена светом лампы…

От неожиданности я напугана ещё больше! На некоторое время ослепла. Но тут я рукой и ртом начинаю ощущать, что член, за который я держусь ещё здоровее, чем у Азезеля, да и волос на теле гораздо больше.

Но когда я подняла голову, то просто чуть было не описалась от страха: напротив меня сидел здоровый мужик-кавказец. Он также с недоумением смотрел на меня, придерживая рукой стоящий толстенный хуй, за который я тоже держалась правой рукой… Мужик пришел в себя и заулыбался. Но мне было не до смеха. Я быстро села на кровати и в следующую секунду хотела помчаться со всех ног. Но ара оказался проворнее. За те несколько мгновений, что я была в замешательстве, кавказец вскочил на ноги прямо на кровати и навалившись сунул свою елду мне в рот. Я зажала губы, не пуская его внутрь. С опаской посмотрела снизу вверх на монстра.

Член у него был очень здоровый, такие просто невозможно сосать.

Тут сзади я услышала знакомый голос Ази: «А это Линка пришла. Не бойся, это Гарик, он вчера вечером приехал по делам. С дороги устал, всю нашу попойку проспал».

Азезель обнял меня и повалил на кровать: «Линочка смотри какой у Гарика красивый, полижи-ка его. Я вижу, что он тебе нравится. Расслабся»,- с этими словами он запустил два пальца в мою вагину и начал ласкать. От этих прикосновений и от волнения я сдалась, откинулась на подушку и стала языком ласкать предложенный мне для миньета хуй. Даже задрала ногу давая Азе проникать рукой глубже.

— Азя! Кто такая? Почему не знаю? — спросил Гарик, водя хуем мне по лицу, пока я ласкала его языком.

— Да Линка это, из Москвы, с мужем приехала, отдыхают на море, — пояснил Азезель, всё интенсивнее мастурбируя мои гениталии рукой. — У них медовый месяц, — Возбуждаясь я задрожала с нетерпением разинула рот, готовая принять этого здоровяка.

— А где муж? — спросил Гарик, вводя головку мне в рот. Член был такой здоровый, что у меня просто не хватало опыта, что мне с ним делать.

Азя, щекоча рукой мне пизду ответил: «Да где ему быть — спит».

— Это хорошо, что спит, — заметил Гарик и оживившись добавил, — ладно, слушай, хватит этим ананизмом заниматься! Медовый месяц, так медовый месяц. Иди сюда вафлять, а я уже хочу её выебать

Мужчины поменялись местами. Напряжённо ожидая, как Гарик вводит свой громадный член мне в пизду, я схватилась за азин хуй и начала его жадно сосать. Сжала рукой грудь и в томлении ощутила прелесть оргазма.

Тем временем, Гарик, не вынимая из меня хуя, улёгся на спину, посадил меня сверху и, со знанием дела, начал натягивать. Азя стоя давал в рот. Так продолжалось минут десять, Гарик по самые яйца… своим здоровяком имел меня в пизду, а Азезель ебал мой рот.

Потом Гарик резко снял меня с хуя и начал спускать мне на лобок. Азя, глядя на него, быстро задрочил свой и со стоном забрызгал спермой мне пизду и ляжки. Я с интересом наблюдала, как сперма брызгала из хуёв. Мне нравится это видеть.

Я несмело предложила: «Ну что ребята я пойду? А то муж проснётся…»

Мужики, однако ещё тащились от оргазма:

— Да не куда твой муж не денется, — постанывая перебил меня Азезель, потянул сажая на кровати, — Давай дрочи сама и соси!

— Да время уже мнооо…., — попыталась возразить я, но Гарик уже заткнул мне рот хуем: «Давай, дорогая, покажи, как малафью сосать любишь»…

Я поняла, что мне так просто не удастся отступить. Вздохнула и начала по очереди их сосать.

Вскоре хуи опять были в полном стояке и мужики заняли прежние позиции. Гарик опять начал вгонять по самые, а Азя с наслаждением хлопал меня по лицу хуем и ебал в рот.

Потом Гарик изменил позу, развернув меня на хую к себе лицом. Я опять начала возбуждаться и громко застонала.

— А ты говоришь москвичка, — растянул Азя, пристроившись ко мне спереди в рот, — в Москве так не выебут.

— Хараша сказал! — поддержал Гарик, — тиская рукой мои ягодицы, прошёлся по анусу. Спросил: «Лин, тебя в очко ебли?»

— Мы-ы, — я отрицательно замотала головой, потому что рот был занят Азиным инструментом.

— Ай, хараша, — оживился Гарик и засмеялся, — Давай, Азёк, ломай ей целку!

Азезель смазал хуй подсолнечным маслом, прямо налив из бутылки в руку. Капнул и мне на задницу, пристроился и начал медленно вставлять.

Сначала было больно, просто больно. Я думала, что обкакаюсь. Но, вот он вошёл и начал медленные движения, которые оказались в сочетании с присутствием в пизде гарикиного хуя весьма приятными. Я громко закричала и забилась в конвульсиях нового оргазма. Провалилась в забытьи. Гарик вышел из меня, опять развернул теперь на хую у Ази.

— Эх, громко шумишь! — посетовал он, — на соси, а то соседей всех разбудишь.

Я начала сосать ему кончик головки, такого гиганта лучше иметь в пизде, но не во рту, а тем более в жопе. Я с мольбой посмотрела Гарику в глаза.

— Ладно, — смилостивился тот, словно понял мои мысли, — сегодня очко не трону… Давай пизду.

Я раздвинула ноги. Мой кавказский любовник начал опять вставлять во влагалище, пока Азя торчал в моей заднице. И опять ебали и ебали…

Я была уже никакая. Только прикидывала, сколько раз меня ебли за эту ночь.

Время растянулось и я ощущала себя просто ебальным станком. Потом мужики меня повалили на спину, стали дрочить и шумно спускать мне на лицо. Вид брызгающей в меня малафьи и мужские стоны вернули меня к реальности и вызвли прилив восторга. Я обессилевшая лежала на кровати.

Мои любовники тем временем одели трусы и рубахи, за окном прокричал петух. Надо идти, смекнула я, вытерла лицо краем простыни, нашла трусики, одела. Азезель достал откуда-то бутылку самогонки и поставил на стол: «Это мужу на похмелку, если голова с утрица болеть будет!»

— Иди-ка сюда, красивая, — тем временем позвал Гарик. Он поставил на стол фотоаппарат ФЭД. Взвёл автоматический спуск.

Я подошла всё ещё голенькая, переминалась с ноги на ногу от зуда в пизде и анусе.

— Вставай на коленки, милая, — продолжал кавказец, приспустил трусы, стал дрочить.

Я встала на колени напротив стола, мне в лицо смотрел объектив фотоаппарата. Гарик направил мне в губы хуй: «Целуй! Сейчас будет фотография на память».

Справа подошёл Азя, дроча свой. Открыла рот, пытаясь взять сразу два хуя. Щёлкнул затвор фотоаппарата.

— Адрес оставь, потом фотку вышлю. На память, — уточнил Гарик…

Он уехал через час, когда я уже удовлетворённая заснула в сараюхе, убаюканная храпом мужа: