Маша и МедведьПошла Маша с подруженьками за ягодками да грибочками в лес. Авось и счастье смогла бы найти там, думала она.

Пришли девушки в лес. Вот Машенька – деревце за деревце, кустик за кустик – и ушла далеко-далеко от подружек.

Стала она аукаться, стала их звать. А подружки не слышат, не отзываются.

Ходила, ходила Машенька по лесу – совсем заблудилась.

Пришла она в самую глушь, в самую чащу. Видит-стоит избушка. Постучала Машенька в дверь – не отвечают. Толкнула она дверь, дверь и открылась.

Вошла Машенька в избушку, села у окна на лавочку.

Села и думает:

„Кто же здесь живёт? Почему никого не видно?..” А в той избушке жил большущий медведь. Только его тогда дома не было: он по лесу ходил. Вернулся вечером медведь, увидел Машеньку, обрадовался.

— Ага, – говорит, – теперь не отпущу тебя! Будешь у меня жить. Будешь мои приказы исполнять.

Потужила Маша, погоревала, да ничего не поделаешь. Стала она жить у медведя в избушке.

Медведь на целый день уйдёт в лес, а Машеньке наказывает никуда без него из избушки не выходить.

— А если уйдёшь, – говорит, – всё равно поймаю, и тогда уж не поздоровится!

Стала Машенька думать, как ей от медведя убежать. Кругом лес, в какую сторону идти – не знает, спросить не у кого…

Думала она, думала и придумала.

Приходит раз медведь из лесу, а Машенька и говорит ему:

— Медведь, медведь, отпусти меня на денёк в деревню: я бабушке да дедушке гостинцев снесу.

— Нет, – говорит медведь, – ты в лесу заблудишься. Давай гостинцы, я их сам отнесу!

А Машеньке того и надо!

Напекла она пирожков, достала большой-пребольшой короб и говорит медведю:

— Вот, смотри: я в короб положу пирожки, а ты отнеси их дедушке да бабушке. Да помни: короб по дороге не открывай, пирожки не вынимай. Я на дубок влезу, за тобой следить буду!

— Ладно, – отвечает медведь, – давай короб! Машенька говорит:

— Выйди на крылечко, посмотри, не идёт ли дождик! Только медведь вышел на крылечко, Машенька сейчас же залезла в короб, а на голову себе блюдо с пирожками поставила.

Вернулся медведь, видит – короб готов. Взвалил его на спину и пошёл в деревню.

Идёт медведь между ёлками, бредёт медведь между берёзками, в овражки спускается, на пригорки поднимается. Шёл-шёл, устал и говорит:

Сяду на пенёк,

Съем пирожок!

А Машенька из короба:

Вижу, вижу!

Не садись на пенёк,

Не ешь пирожок!

Неси бабушке,

Неси дедушке!

— Ишь какая глазастая, – говорит медведь, – всё видит! Поднял он короб и пошёл дальше. Шёл-шёл, шёл-шёл, остановился, сел на пенек и говорит:

Странно, очень странно. Будто кто-то двигается там.

Открыл груз свой. Пирожки глядят на него, румяные, манящие…

А сил у Маши сидеть там больше и не было.

— Ах, ты хитрюга, что делаешь? Сбежать хотела? Ну, вот и последний денек твой.

— Да нет же, верзила. Этого я и хотела. Там, в избушке, мышка-норушка не давала мне исполнить фантазии давнишние. Видишь ли, хочется с медведем попробовать. Мужчины, давно уже не те. Все спились, скурились в деревне, не говоря уж о модной голубой волне.

— Машенька, что ты, что ты. Хрупенькая, сломаешься.

— Не надо меня недооценивать.

А одета была Машенька в коротенькую кожаную юбочку из-под которой, даже и нагибаться не надо было, видны резинки черных прозрачных чулочков. Блузка была почти прозрачная и такая тесная, что чуть ли не рвалась на груди.

— Давай, зверь! Ну начинай же!!

Член у медведя колом стоял, только одно ему было нужно. Но разумом Косолапый понимал, что это противоестественно и сдерживал пыл как мог.

— Я начну, – сказав это, Машенька встала на колени, подползла к зверю и обвила член руками. Она начала потихоньку поглаживать его. Целовать. Засовывать в рот. Руки работали все быстрее. Быстрее.

Разум у медведя помутился. Он положил ей лапу на затылок, начал насаживать ее на свой инструмент. Быстрее. Быстрее.

Член уперся ей в глотку. Брызнула сперма. Машенька не успевала глотать ее. Сперма забрызгала ей лицо, попала на грудь.

— Ты же не хочешь большего? Я тебя порву.

— Хочу тебя! – Машенька уперлась руками в пенек, раздвинув ноги, как только могла.

— Ну, я предупреждал.

Косолапый прислонился к ее промежности и резко втолкнул туда свой член. Оба стонали как неистовые. Он двигался неуклюже, но быстро. Руками мял груди. Быстрей и быстрей.

Пришёл в деревню, нашёл дом, где дедушка с бабушкой жили, и давай изо всех сил стучать в ворота:

— Тук-тук-тук! Отпирайте, открывайте! Я вам от Машеньки гостинцев принёс.

А собаки почуяли медведя и бросились на него. Со всех дворов бегут, лают.

Испугался медведь, поставил короб у ворот и пустился в лес без оглядки.

Вышли тут дедушка да бабушка к воротам. Видят — короб стоит.

— Что это в коробе? – говорит бабушка.

А дедушка поднял крышку, смотрит и глазам своим не верит: в коробе их любимые пирожки.

Обрадовались дедушка да бабушка. Поняли, что Маша нашла счастье свое.