Мамочкина дочка. Глава 6Глава 6. «Семейный вопрос (мокрое дело)».

Наконец, у Линн появилась возможность принять ванную в спокойных размышлениях перемежающихся с обычными её грёзами. Она с наслаждением погрузилась в горячую воду, вполне умиротворённо тихо улыбаясь себе. За всего несколько дней произошло, конечно, слишком много забавных вещей даже для её привыкшей к полётам мысли фантазии… Было просто удивительно даже — то, что грезилось ей в течение многих месяцев и многое, что даже не могло прийти ей на ум, произошло всего лишь за один уик-энд! Который, к тому же, изначально предвиделся ею вполне обыденным и ничего, кроме дежурного огорчения, казалось, не предполагал в её жизни…

Почти сразу перед ней возник образ Джейка и почему-то всё тот же вопрос — насколько понравилось им обоим с Каролин той ночью оттрахать друг дружку? Несомненно, конечно, понравилось, но Линн предпочла бы всё там случившееся всё же увидеть своими глазами — ей не хватало уже лишь воображаемых впечатлений…

«Познакомиться что ли?», пришёл в голову вполне рациональный вопрос, «Боб вернётся с полюса — будет приятный сюрприз!…». Её заинтересовало теперь прошлое Джейка, которого она пока знала лишь по трудовым будням, как хорошего организатора, и по позавчерашнему дню, как обладателя крепкого хуя. Был ли он женат? Были ли у него дети? Где-как жил?

Приближалось время её рабочей поездки на ранчо. Она оделась, натянув свободную рубашку и туго-облегающий свой комбез, зашнуровала свои высокие рабочие башмаки и вышла в гараж. Загрузив борт пикапа термосами с прохладительными напитками, через пять минут она уже ехала в своей машине по направлению к апельсиновой роще, где с утра уже работали люди.

Всё в на её служебном посту этим утром было строго обычно. Линн помахала как всегда полуголому Джейку, и он дунул в сигнальный рожок, подавая сигнал сборщикам урожая. Она сидела в кузове машины, ожидая окончания разгрузки и деланно равнодушно посматривала на рабочих.

Потом ей надоело сидеть, и она вышла за борт, отвернувшись от всех и потягиваясь у машины. То, что своей обтянутой задницей она почувствовала сразу несколько прилипших к ней взглядов рабочих, тоже было делом вполне обыденным. Правда, соски у неё сразу же напряглись просто невероятно, до лёгкой ломоты в сиськах, и она вспомнила, что позабыла надеть лифчик. Но не придала тому особого внимания — ходить иногда полускрыто рубашкою топлесс для неё уже давно не составляло никакой проблемы, и случайные взгляды мужчин зацепляющиеся за её выпирающие соски только лишь дополнительно забавляли её…

Джейк сидел на хвосте кузова, вполне ровно сообщая ей дежурные параметры апельсинозаготовок, пока остальные пили воду и забирали с собой термоса. Он по-прежнему называл её «мисс Линн», что уже несколько напрягало её…

— Джейк! — сказала он столь же спокойным голосом, но незаметно от остальных скривила ему мордочку и показала язык. — Вы — диспетчер команд! Практически полноправный хозяин плантации… пока я сплю… Вы можете называть меня несколько короче — например, «Линн»! Это официальное разрешение!…

— Разрешите не подчиниться, мисс Линн! — возразил Джейк нахмурившись, чтоб не улыбнуться в ответ. — Моя служебная дисциплина целиком зависит от соблюдения субординации, и нарушение её может повлечь снижение моих личных производственных показателей на сборе этого урожая!

Люди уже разошлись на работу и последние из них отходили от машины.

— А этого? — Линн ловко отщёлкнула на рубашке три пуговицы и позволила Джейку заглянуть к ней за пазуху. — Может на сборе этого урожая показатели сможем повысить?

— Блин! — отреагировал Джейк. — Чисто практически я должен ответить «Нет!» и вернуться к своим служебным обязанностям… Джон! — окликнул он одного из уходящих рабочих, — Будь другом, захвати мой заодно!

— Велл, Джейк… — рабочий обернулся, возвращаясь к пикапу, и Линн запахнула рубашку на груди, принимая положенный вид.

И пока Джон выдёргивал из кузова последний из термосов, Линн со всей собранной в лёгкие официозностью провозглашала Джейку:

— Джейк, мне нужно с вами серьёзно поговорить! Это касается получения новой техники и строительства посезонных домиков для людей! Организация всего этого в основном предполагается с вашим участием, поэтому будьте добры задержаться, как минимум полчаса, и набраться терпения на составление небольшого бизнес-плана плантации!

— Всецело в вашем распоряжении, мисс Линн! Джонни, помаши там руками пока за меня…

Джон уже покидал машину, повернувшись к ним мускулистым торсом загорелой спины, и Линн запустила пальчики в пуговицы ширинки своего комбинезона. У мужчин на мотне этот разрез давал возможность красиво поссать, а Линн его использовала лишь впервые — для того, чтобы дать Джейку чуть увидеть стрелку своей лохматой пизды… Чуть присев на полусогнутых коленках, она показывала ему из-за машины её и, изображая невинный взгляд, наслаждалась его застопорённой реакцией.

— Да, мисс Линн… бизнес-план я бы вас щас составил!… — стоящий на виду у всей апельсиновой рощи Джейк задумчиво смотрел на её чёрные кучеряшки, выбивающиеся из приоткрытой ширинки, и у него шевелилось в штанах. — Но не лучше ли мне, в самом деле, поскорее вернуться к работе?

— Но почему? — она была видна из-за кузова только ему и искренне недоумевала.

— Ну, я не знаю, мисс Линн… — он с деланным равнодушием пожал плечами. — Быть может потому, что работа не только приносит прибыль нам, но и снабжает цитрусовыми школьные заведения и городские рестораны, даря радость людям… А может быть потому… Потому что я не могу тебя выебать прямо среди чистого поля! Блядь…

На последней фразе Джейк не выдержал немного — взорвался: хуй пёр ему куда-то вбок, вверх и под пояс, а тесные рабочие джинсы были не рассчитаны на подобные виды нагрузок…

— Я хотела бы, чтобы ты загнал мне своего крепкого, надутого и горячего в текущую щель… — она почти печально потупила глазки и взяла Джейка за хуй, сильно пожав, до риска порвать ему всё-таки молнию…

— Мисс Линн! — строго сказал Джейк, продолжив составление бизнес-плана. — Вы не должны меня трогать за хуй здесь и сейчас! Кругом слишком много людей, и они могут составить неверное представление о наших с вами служебных отношениях!

— Ну… это было бы не столь уж неверное представление!… — Линн настойчиво пыталась утянуть словно окаменевшего в памятник Джейка за выпирающий перец к себе, в укрытие борта. — К тому же у меня масса идей не только лишь о «здесь и сейчас»!… Я может быть уже, как дура, хочу вас везде и всегда…

— Ничего себе — новая техника! — каменный Джейк всё же потихоньку сдавал позиции и за хуй влачился за борт к пизде. — Мисс Линн, подумайте ещё семь-восемь раз, в конце концов: вы — прекрасная, богатая женщина; вы трахаетесь, как богиня любви и победы; вы тут мечта всего ранчо!… Я же — парень простой и решительный!… И если меня срочно уволить, то у вас не станет возникать душевных эксцессов и нравственных напряжений…

— Куда это ты собрался свинтить?… — она дотянула его всё-таки до себя и страстно припала в поцелуе к его шее, спускаясь губами по солёной от пота коже к налитой мускулистой груди. — Говнюк ты всё-таки, Джейк — я только влюбилась…

— Подамся куда-то на Север!… — в тоне Джейка не чувствовалось уверенности. — Познакомлюсь с койотами… И буду пить огненную воду… Вы должны понять меня мисс Линн! Я никогда не ищу связей с богатыми, чертовски красивыми женщинами! Я — не охотник за благосостоянием… Я прихожу и ухожу налегке…

— Комплекс НеобременённогоСтранника? — Линн подняла на него вопросительно-наивный взгляд своих прекрасных карих глаз и заметила очевидное: никуда её диспетчер команд съезжать и не собирается, а лишь хохочет своим нахально-милым взглядом теперь ей прямо в глаза. — Джейк, я ж тебе не апельсиновой роще предлагаю жениться, а на мне…

Нахальности в милых глазах от неожиданности поубавилось процентов на девяносто с хвостом!

— Джейк, что с вами случилось? — прошептала она, мягко взявшись за вздутый бугор на его штанах и по-прежнему заглядывая ему в глаза.

— Ничего-ничего, мисс Линн… — произнёс он, собирая остатки воли в кулак. — Продолжайте, пожалуйста!…

— Вы не бродяга… и не серийный придурок… — Линн пожала плечами, попытавшись развивать далее в принципе уже завершённую идею. — Вы — хорошо образованы, Джейк… Всё! Дальше не знаю! Не знаю, почему вы мне так нравитесь… Вы кто вообще? По профессии…

— Я? — Джейк поудобней поправил свой встрявший хуй в штанах под её ладошкой. — Верите-нет — я был простым фермером!

— Но не с такими же руками, Джейк! — Линн укоризненно смотрела в его голубеющий светом небесным взгляд. — Вы б ещё про рудокопа-новатора что-нибудь объявили! Этими руками за всю жизнь разве что фортепьянным программированием напополам с онанизмом занимались!…

— Из всего — только последнее! — парировал Джейк. — Я действительно был фермером, Линн! Хоть копать самому и не часто доводилось.

— О! Один из образцов фермера-джентльмена? Везуха мне просто с утра на раритеты и редкости!…

— Валите вы нах… — Джейк, улыбаясь, свирепо нахмурился, отстаивая доблесть своей экс-профессии.

— Так и собираюсь же!… — Линн сползала по его телу, устремив взор ему на мотню и возясь уже обеими руками с застёжкой его молнии.

Джейк с полминуты стоически смотрел в небо. Из-за горизонта пока вестей не было, и он не выдержал:

— Не здесь, мисс Линн!

От апельсиновых кущ отделилась и стала приближаться фигура заместительствующего Джона. Вслед за молнией стала расстёгиваться пряжка его поясного ремня, и штаны Джейка медленно поползли в ручках Линн к его бёдрам…

— Почему это — «не здесь»?… — начала было размышления вслух Линн, но притихла, заслышав приближающиеся из-за машины шаги и взяла сразу на пол ствола в рот.

— Моя ж умница!… — не сдержался и выдохнул шёпотом Джейк, взяв её одной рукой за затылок, а другой взмахнув из-за борта подходящему Джону: — Джонни, стой где стоишь — мисс Линн писает! И закрой свою пасть — я отвернулся к тебе, чтобы не подсматривать! Что там случилось ещё?

— Почти ничего… — подостолбеневший Джон чуть не позабыл, зачем шёл. — Фигня там, Джейк — просто ящики кончились…

— Все? — Джейк удерживал Линн за загривок и покачивал ртом по хую.

— Та не. Есть малёха ещё… — Джон почесал свой затылок, чувствуя, как напрягается хуй от этого известия — очаровательная мисс Линн писает где-то всего в нескольких ярдах… — Я просто — предупредить…

— Годится! Сейчас созвонюсь, подвезут! — Джейк склонил голову вниз. — Вы всё, мисс Линн? Слушаю вас!

Слегка охеревший Джон вновь удалился, а Джейк вполголоса дополнил свою фразу:

— Ёбаная хорошая-прехорошая девочка драная соска дрочить тебе в рот, мисс прекрасная моя Линн!!! Ну нельзя же так! Это же полный пиздец — я едва спровадил Джона!…

— Да? — Линн с трудом оторвалась от хуя и смотрела на него полуслепыми от счастья поведёнными негой глазами: — А зря…

Он сунул хуй обратно ей в рот:

— Не сомневаюсь, что не только эти могучие дрочилы мечтают отодрать эту твою спелую задницу, но и ты сама невероятно хотела того же бы!! Ты точно собралась жениться, Линн?…

— Ууум… мгу!… — подтвердила Линн ему в залезший ей в рот микрофон, и согласно кивнула.

— Блин, я так разряжусь тебе в рот!… Не ебал же вчера никогошеньки… всё из-за тебя… — сообщил ей сверху Джейк, сжимая перца у корня рукой и потряхивая стволом в её жадно затягивающих губах. — А вопрос ведь жизненной важности!… Линн, я ебу тебя в рот, мы становимся слишком заметны!…

— Да!… — с жарким выдохом она оторвала лицо от ствола. — Я хочу, что все они видели!… Чтобы все увидели твоего ебучего петуха в моём ротике!… Я хочу, чтобы это увидели все — как я отсасываю у тебя прямо посреди ранчо и как я тебя люблю!…

«Все» и в самом деле начинали подтягиваться — бригада афрокорейца Фрунзе Аркадьевича, например, уже выслала двух дежурных для приготовления стоянки к обеду, и те расположились очень даже невдалеке…

— Линн!… — прорычал Джейк, чувствуя проскальзывающие нити возбуждающего тока по стволу — первые предвестницы оргазма. — Линн, ты хочешь, чтобы я наспускал тебе в рот на виду у всех наших людей? Ты не охренела от счастья там, мисс большой босс?! Какой же вкусный у тебя ротик…

— Да, мы поженимся, и ты сможешь ебать меня в рот посреди этой публики хоть каждый день!… — быстро сообщила Линн и вновь вернулась к увлечённо-жадному своему отсосу.

— Можно подумать, что все поженившиеся тут используют эти свои права!… — простонал Джейк. — Что-то я не каждый день вижу здесь страстно ебущиеся семейный пары!… Я кончаю, Линн!…

— Жопа ты с ручкой, Джейк! — Линн отняла смеющееся лицо от запульсировавшего хуя, подставила под залупу нижнюю губку в ожидании и посмотрела ему в глаза: — Разве можно так непочтительно о семейной жизни? Давай уже!… Дуй…

Один из дежурных рабочих, кажется, всё-таки встрял в ста шагах с раззявленным ртом, когда Джейк стал накладывать одну за другой мощные струи своих пряно-млечных сгустков на высунутый язычок Линн… Она удерживалась не более десятка секунд, а потом, сильно сглотнув, вновь ринулась всем ротиком ему на хуй, отсасывая последние жаркие капельки из сильно вздрагивающего в конвульсиях ствола…

— Джейк… Джейк… Бля… Аа-аххх… Я люблю тебя… Оумххх!…

— Я тоже, Линн, тебя очень люблю!… — он достал конец у неё изо рта и стряхивал остатки влаги, нежно постукивая золупой по носику.

— Так чё — жениться что ли теперь?… — она ещё раз провела своим длинным язычком от самой его мошонки по сдувающемуся стволу и завозилась пальчиками с молнией его застёжки; через пару минут его штаны были возвращены на место и полностью запряжены. — Вы уволены, Джейк!

— К… куда? — Джейк чуть поперхнулся, рухая со своей эйфории, не обретя ещё необходимой привычки к её диким пассажам и спешно мобилизуя все свои внутренние мыслересурсы. — В смысле, мисс Линн? В смысле без выходного пособия и без права на двухнедельную отработку? А за что? А можно оформить «по собственному желанию»?

— Не паяцничайте, любимый мой! — Линн встала и на прощанье сжала ещё раз ему ладошкой мотню. — Идите к койотам, Джейк, ебучий ваш вкусный писюн! Погружайтесь в огненные воды, сраный пиздюк…

— Поцелуй перед вечной разлукой! — откликнулся Джейк, сгребая её в свои медвежьи объятия и накрывая своим большим ртом её прелестно очерченные губки; устраивающаяся уже на обед бригада в редкой апельсиновой чаще дружно в приступе слаженной деликатности попыталась разворачиваться к ним спиной… — Я люблю тебя, Линн…

— Ебать меня в рот, — настаивала Линн на своём, — при моих малышах дрючить их мамочку прямо под зад и ещё совершать кой-какие, не скажу даже какие, подвиги… И при этом свалить при первой возможности в любом направлении — хоть на Север! Джейк — вы уволены… и ну вас нах… я и так две ночи проплакала…

Тут в голову Линн пришли причины и обстоятельства её ночных «плачей», и она чуть не рассмеялась непланово над его посерьёзневшей рожей.

— Что ж, мисс Линн! Вы не оставляете за мной выбора… — произнёс он совсем сокрушённо. — Я отъебу вас вон в тех вон кустах!…

— Оё-ёй!… — «мисс Линн» явно озаботилась, чуть растерянно оглядываясь вокруг на ровные ничего не скрывающие ряды апельсиновых деревьев. — Джейк, не делайте этого со мной!… Прошу вас!… Моё предложение о пожениться опять уже в силе!… Честное слово — я буду идеальной женой! Вашей единственной и любимой семейной ценностью…

— Единственной уже не получится!… — предупредил Джейк, чуть откладывая свой план до завершение обеда у рабочих и присаживаясь пикапу под колесо. — Я женат же уже!

— Вот, как раз хотела спросить! — Линн ловко подвернулась ему под бок и положила его громадную руку себе на плечо. — Жена, дети, любимые родственники? Знаете ли, перед свадьбой, говорят, крайне полезная иногда оказывается информация, Джейк…

Джейк влажно поцеловал её в висок.

— Жена — одна. Детей — двое. Дочка и… ещё дочка. Я любил всех троих их, пока…

Он замолчал.

— Пока что? — Линн куснула его за уголок губ в нетерпении. — Где ты их покинул на произвол судьбы со своими койотами? Бедные девочки… Ты правда трахался с ними со всеми, или мне сгоряча показалось лишь?

— Правда… — чуть заметно вздохнул Джейк. — Пока… Они бросили меня, когда я был маленьким!… Подались с шапито за цыганами на восток, и теперь выдают номера полуголыми где-то в бардак-ресторанах Нью-Йорка… А я здесь вот… Сижу, как в раю с голой задницей, и работаю диспетчером на одну прелестноглазую фею… Просто я люблю апельсины… И очень сильно — тебя!…

Линн прильнула к нему на грудь с опечаленными глазами:

— Джейк, я хочу поссать!…

— Именно, Линн!… — он согласно кивнул с уставленным куда-то вперёд взором. — Моя милая крошка Ли страдала именно этим недугом. ЗолотойДождь был её фишкой, которая чуть не травмировала моё юношеское сознание при женитьбе и потом, когда она не только оттяжно проссыкалась на меня и брала в рот у меня и по мужским туалетам отнюдь не лишь ради спермы, но и научила этим сверхприкольным своим трюкам наших обеих малышек… Эти зассанки, казалось, умели писять даже вверх-тормашками!…

— Крошка Ли? — Линн хлопнула глазами на него. — Мы тёзки, да? Ты коллекционируешь любимых по имени?

— Не совсем… — Джейк сжимал и поглаживал сиську ей. — Её звали Лаира. А малышек — Линора и Ло. Не отвлекайся, Линн… Потому что, если вы собрались уволить меня с апельсиновых лесозаготовок, то сделать это как раз сейчас — самый подходящий момент, ибо я открыл вам, мисс Линн, самую сокровенную и самую непристойную тайну своего семейства!…

— Ну нет!… — Линн встрепенулась в его объятьях, поднимаясь. — Во-первых, я в самом деле уже хочу писять. Во-вторых, рабочих рук не хватает, стране нужны апельсины, а мне… может быть… вы. В-третьих, жениться до зуда в пизде что-то хочется… В общем, я передумала тебя увольнять, Джейк!… Ты же рад?

— Несказанно! — он встал, подхватывая её на руки и понёс в намеченный ранее апельсиновый куст.

Она отстёгивалась своим комбинезоном и не притворно краснела:

— Отвернись!…

Он галантно повернулся к ней задницей и вывалил хуй.

— Э, нет! Мне же не видно так будет!… — подзапуталась Линн в желаниях; Джейк послушно вернулся в ноль градусов — теперь его свисший вниз стволом хуй чуть ли не упирался присевшей на корточки Линн… — Пожалуйста… на меня!…

Она обхватила кулачком его стискивающий конец кулак и поднесла оголённую залупу к своему носику, вдыхая знойно-терпкий аромат…

— Пис-пис!… Поссы на меня…

— Ты уверена, Линн?

Она кивнула, щёлкнув носом его по балде: «Вполне!…».

— Ты уверена, Линн, что тебе действительно хочется именно этого, а не потакать моим глупым россказням и семейным капризам?!

— Любимый, давай уже ссы! — Линн приоткрыла, поддразнивая, рот. — Я похожа на глупую исполнительницу чьих бы то ни было капризов? Даже если это так… нассы, пожалуйста, мне прямо в ротик!… Я по правде уже сильно хочу… Писай, Джейк!…

Она опрокинулась с карачек на колени и теперь стояла перед ним с голыми широко расставленными ногами на земле и с пылающими страстной мольбою глазами…

— Пожалуйста…

Далее удерживать свою прелесть в бесплодно-молящих позициях Джейк просто не мог. Он напружинил живот до проступивших квадратиков пресса, отвёл конец хотя бы от её лица и дал тугую золотую струю вниз на её полуоткрытые в распахе рабочей рубашке сиськи… Её рубашка тут же взмокла, и Линн протяжно застонала, чувствуя горячие потоки мочи, обильно струящиеся по её телу, сбегающие по её груди на живот и уже достающие первыми жаркими струйками стрелку её собственной письки… Она резко дёрнула ворот рубахи, и остававшиеся застёгнутыми пуговицы разлетелись со стремительностью кнопок. Она откинула плечи назад, подставляя две свои голые сиськи и принимая на грудь бурлящий жёлтый поток…

— Ммм… Какой ты горячий, Джейк! Ох, прелесть какая — ты ссышь мне на сиськи… на соски!… — она пристально глядела в его напряжённое лицо с излучающими счастье глазами. — На лицо, Джейк!… Пожалуйста, мне на лицо!…

Она потянула его за яйца к себе, сама подставляясь к нему под струю, как фонтан живительной влаги…

Горячая струя забилась, играя, по её лицу, заставляя зажмуриваться и мотать из стороны в сторону головой, промачивая всё сильней волосы…

— Блядь, как ты прекрасна, Линн! Всё — доигрались… — простонал Джейк. — Открывай рот! Я проссу тебе ротик, моё прекрасное чудо!…

— Ууммм!… — она самозабвенно мурлыкнула в эйфории и широко расставила губы.

Горячая моча заплескалась во рту, Линн осторожно глотнула и почувствовала, как из-под неё самой начинает струиться столь же быстрый поток. Струя с силой била в землю, разбрызгиваясь далеко в стороны — на раздвинутые коленки, на болтающиеся на щиколотках штаны и на ботинки стоящего перед ней Джейка — но её уже абсолютно не волновали вопросы соблюдения нарядных приличий: её пизда, не проссавшись ещё окончательно, начала предоргазменно биться в страстных конвульсиях…

Хуй Джейка тоже довольно явно напрягся у него в кулаке и стал похож на свисающий над её ротиком хобот…

Линн громко всхлипнула и затянула его писюн себе в рот. Джейк выпустил его из рук, нассывая последние струи уже прямо куда-то в горло ей…

Линн запустила одну руку к себе под мокрый лобок, и первая же попытка отжать напитавшуюся горячими ссаками пизду привела её к сокрушительному оргазму… Она страстно сосала его стремительно нарастающую в размерах балду, когда её задница сильно задёргалась под ней, и Линн полностью упоённо замычала у него на хую…

Она вновь сидела на корточках перед ним и лишь только ещё восстанавливала своё дыхание, держась рукой за выпущенный изо рта хуй, когда Джейк сообщил ей:

— Я выебал Каролину, Линн… И не то чтобы нечайно…

— Я знаю… — кротко оповестила она, глядя ему в глаза снизу вверх.

— Знаешь?? — он сильно сжал надувшийся уже до предела конец в руке.

— Да, Бобби сказал мне тем вечером, куда собралась моя маленькая прошмандовка…

— Они с Бобби что ли это придумали? — чуть подофигел Джейк. — Линн, раскрой пошире коленки — я хочу видеть твою мокрую, обоссавшуюся пизду!… А больше они никого не привлекли? Из школьных приятелей, например, или из передачи «Семейная взаимопомощь»? Как думаешь?

— А что они придумали, Джейк? — Линн потрепала себя за клитор пальчиком, сбрасывая последние капельки мочи, и, чуть подумав, сунула палец в рот, состроив Джейку моргающие в лютой наивности глазки…

— Линн, ты прелесть! — он смотрел на неё без отрыва, расстегнув пояс и теперь пытаясь избавиться от штанов без помощи рук. — Ничего особенного они не придумали, конечно… Просто Каролин сначала самоизнасиловалась у меня на глазах, а потом я, конечно, уже помог, чем сумел, этому забавному процессу!… В результате мы напрочь прикончили один из нарядов твоей дочери, который ты ей, как мать, наверняка заботливо подбирала, но уже никогда не сумеешь заштопать…

— Джейк… можно я… раком?… — Линн почти робко смотрела на него снизу вверх с замершими в ладошках полами рубашки.

— Давай! — Джейк вздёрнул её под мышки, и Линн оперативно обернулась, скидывая по пути вымоченную рубаху и подставляя под его хуй свою мокрую задницу…

Он кончил из перенапряжённого чуть ли не в три качка, сильно надраивая своим тугим животом её зарозовевшую от хлёстких ударов попку… Линн, замерев с упёртыми в траву руками, в покачивающих тактах пронималась ощущеньями идущими от заполняемого его спермой влагалища… Совершенно неожиданный и через край стремительный оргазм накрыл её с головой, когда Джейк уже отстрелялся внутри, но всё ещё сильно вдвигал ей на нутрь в глубину. Джейк сжал её талию руками изо всех сил и ещё с добрую минуту гонял её, постанывающую и вскрикивающую чуть ли не в полный голос… И малейшее ослабление его хватки уже просто сбросило Линн без сил с его хуя вниз, на обоссанную, перемешанную с землёю в чистую грязь траву…

Очнулась она в полупрострации. Джейк улыбался и тепло усмехался ей чуть сверху: он сидел рядом в спущенных штанах и гладил её ладонями по лицу.

— Ойххххххх!… Для меня это совсем, пиздец, что-то новенькое!! — сообщила Линн, приподнимаясь в грязи и траве. — Джейк, так и быть — я всё-таки, наверное, точно пойду за тебя замуж! Но всё же лучше, наверное, сейчас тебе принести мне немного хотя бы воды, если там что-то осталось… Чтоб бригады окончательно не охерели, увидев меня в таком виде!

Он рассмеялся («Осталось-осталось, Линн! Я найду тебе всё, что захочешь, но вид у тебя сейчас действительно просто до жуткого блядский!») и пошёл за водой. А Линн захихикала ему вслед, повалилась опять на траву, обняла сама себя до тесноты в груди за голые сиськи и почувствовала приступ самого настоящего счастья…