Кнуты и пряники или наказание милой Асютки....Приветик всем. Меня зовут Настя. Но друзья мои называют меня Стасей, а Юрка — мой молодой человек Аськой, Асенькой или Асюткой. Я худенькая, довольно высокая (рост 174, вес 55) брюнетка со 2 размером груди и красивыми зелеными глазами. Мне 19 лет и я учусь на журналистку в МГУ. А Юра — достаточно крупный молодой человек ( рост 194, вес 85), шатен, у него сильные руки и очень добрые глаза. Ему 24 года он закончил МГИМО и теперь работает в фирме своего отца. Такого от него я точно не ожидала.

В тот вечер мы были на дне рождении Леньки — лучшего друга Юры. Было очень весело. Музыка, танцы, шикарный фуршет… Я пила шампанское… а Юра, разумеется, не пил вообще. Он был за рулем и вроде бы один единственный из всей компании оставался «трезвым, как стёклышко». В общем, в тот вечеря была весьма откровенно одета… на мне была короткая черная юбка и тоненькая блузка красивого бирюзового цвета. Как же я пожалела, что не надела в тот день лифчик кто бы только знал… Мариша случайно пролила мне на грудь белое вино (я даже не помню, как это получилось). В общем, моя кофта намокла и стала почти прозрачной… да и от вина набухли соски… На меня, точнее, на грудь уставились все мужики, включая Лёньку. А Юра сидел красный как рак, ну а я.. я просто не знала, что делать…. Тут Юра подскочил, схватил меня за руку и силой вывел в холл и затащил в кухню.

— Ты чего??? Синяк будет! — крикнула я и тут же об этом пожалела. Юра отпустил мою руку, но тут же мою щеку обожгла сильная пощечина и из глаз потекли слезы

— Ты что творишь? дрянь. Получила удовольствие, когда на тебя впялился весь стол, а в особенности 6 здоровенных мужиков, а??

— Юрочка, милый, успокойся! я не хотела.. ты же знаешь что это случайно. ну прости меня, Юрочка?..

— Заткнись, дрянь… я говорил тебе чтобы ты одевала лифчик?? говорил! а ты? тебе же жарко. разжарило ее видите ли. на улице конец сентября, пусть и теплого, но все же, а ей жарко. нахер лифчики!

в этот момент к нам зашел виновник торжества.

— Ребят не ругайтесь. У вас все в порядке?

я тут же закрыла грудь руками, стараясь не всхлипывать

— Все нормально, — ответил Юра, — Лень мы пойдем. Хватит. Устроили тут цирк. Ты прости. С днем рождения, брат!

— нет если ты так решил — то пусть будет так! а так все круто. это же забыли через 2 минуты…. ну да ладно…)

— Ребятам привет. И не обижайся.

Мы вышли в холл. Юрка мне дал свой пиджачок.

— Накинь хоть это что ли. Или ты всей стране решила показать свою распрекрасную грудь а?..

я безропотно одела пиджак и застегнула на верхние 2 и 3 пуговки.

— Прости, — прошептала я и вышла в подъезд

— Действительно, Лень, извини. Испортили все. Надеюсь все в поряде? ну пока, брателло!

Он вышел вслед за мной и взял меня за руку.

— Пойдем.

— Ага — хмыкнула я — Юр, ну прости..

— лучше молчи

Мы спустились к машине сели в нее и поехали домой. Молча, мы подъехали к нашему дому, зашли в подъезд, поднялись на лифте на 9 этаж и вошли в квартиру.

— Иди в спальню и раздевайся.

— Что?

— Иди и раздевайся, я сказал. Догола. И никаких пижам.

-Зачем?

— Ты тупорылая или как?

— Нет.. — и я пошла в спальню. в тот момент мне стало действительно страшно. Как только я разделась, и на мне остались одни трусики танго… и тут вошел он, а в руках у него был его ремень… меня затрясло.

— Господи, Юрочка, ну не надо… ну пожалуйста. Юр.. ты же знаешь что у меня повышен болевой порог!!! Юра я же умру..

— Не умрешь. — И он прошел и сел на кровать, — Иди ко мне. Чего встала? ко мне иди я сказал!

— не надо — шептала я, но все же подошла.- Юрочка, миленький ну зачем?

— чтобы поняла, как мне было противно и стыдно. И даже больно. Дура. Ей пролили вино на кофту, так что у нее кофта стала прозрачной и даже соски набухли. Возбудилась она. Сидит и хлопает глазами. А все сидят и пожирают глазами 2 моих бугорка, поняла? ты моя. И с этим ты ничего не поделаешь. Все хватит. И не реви раньше времени. И расслабься. Легче будет. — И он стянул с меня трусики. — Ложись на колени. Быстрее начнем быстрее закончим. Чего ты мучаешь себя лишние минуты?

Меня трясло… по телу шли мурашки. Боже, какой ужас… Боже… Я легла на его колени, но тут он сказал, что так неудобно и достал 3 подуши и положил их друг на друга, а потом сказал, чтобы я ложилась так, чтобы попа была выше всего остального. Я повиновалась. Точнее я боялась не повиноваться…

— Ну, быстрее. И не трясись ты, ну не трясись. я ж не убью тебя. и даже бить то по идее не буду… наказание — это не битье. так. Умница. Ты получишь 10 ударов ладошкой для разогрева и 25 ремнем. 5 из которых — последние — ты должна будешь отсчитать сама и если я внятно не услышу цифру удар засчитан не будет. Ну что ж. начнем.

и он замахнулся, и удар звонким шлепком оказался на моей попке… Из глаз побежали слезы. таак… второй, третий, четвертый… при каждом ударе я дергалась всем телом и из глаз все больше слез…. ну вот 10 ударов ладонью закончились.

— Умница. вот видишь — живая. сейчас будет больнее. уж прости.

и тут он взял ремень. И вот тогда я разрыдалась.

— Юр.. ну не надо.. я все поняла. ну прости.. ну не надо. Ну, пожалуйста….

— Тихо. Не настраивай себя. Успокойся. Я на тебя не обижаюсь. Но наказать должен. Асютка! ну же. успокойся… — и он погладил меня так аккуратно по попе…. я перестала плакать, но меня трясло.. и вот я услышала взмах ремня, а потом почувствовала, как он опустился на мою попочку…. как же я заскулила… я ничего хуже в жизни не испытывала… После 5удара я хотела уже сбежать. Но конечно у меня не получилось. Восьмой удар. Из гордости я стараюсь сдерживать себя, как только можно. Девятый. я закусила губу и зажмурила глаза. десятый. из губ все таки вырывается стон. одиннадцатый. чувство, что я сейчас сойду с ума. всхлипы вырываются с новой силой. двенадцатый, тринадцатый, четырнадцатый…. пятнадцатый был особо больный. я почувствовала вкус крови — оказалось что я прокусила губу. меня трясло…. шестнадцатый, семнадцатый, восемнадцатый… девятнадцатый….

— Помнишь? сейчас ты начинаешь считать.

— Хорошо

— поехали…

— ааа рааз! ммм… два!! два два!! три — мой голос кажется уже срывался — четыре, пяяя… ааа — в этот момент я заплакала в голос. последний удар был больнее всех остальных в 2 раза. Юра поднял меня на руки и прижал к себе.

— умница моя. Храбрая стойкая… а что с губой? прокусила? милая. — Он погладил меня по голове и уложил на кровать лицом опять вниз. по моей попе он начал растирать крем и стало немного легче.

— Юра… не надо так больше, пожалуйста… я люблю тебя!

Юра сел к ней нагнулся и поцеловал.

— Асеночек ты мой! сначала набедокуришь, а потом расхлебываешь. и всю жизнь так… сильная моя девочка. поменьше бы от тебя косяков идеальной девушкой была бы.. но ведь так скучно да?… и он, перевернув меня на спинку, устроился между ножек…

— кнут тебе уже был. а пряник сейчас получишь! — и Юрка рассмеялся.

Он скинул с себя халат, в котором был, нагнулся и поцеловал в губки, а потом к шейке, от шеи к груди…

— и до виновницы добрались — и он больно-сладко прикусил мой сосок. я изогнулась… тут он снова оказался надо мной и стал вводить свой член в мое влагалище. такого секса у нас честно еще не было… не считая того дня, когда я потеряла невинность… оргазм настиг сначала меня а потом через некоторое время его… я уткнулась ему в плечо и благовенно уснула.

Утром я проснулась первая. Сходила, сделала завтрак, и пошла его будить… поцеловала в шею, а от шей к лицу — щечки, носик и, наконец, губки

— Доброе утро, Юрик)

-Доброе Асенька, доброе! какая то ты подозрительно супер ласковая и гипер нежная. и кофе сделала уже… это на тебя так порка влияет? намотаю на ус — и он рассмеялся. а я засмущалась и уткнулась ему в грудь.