Ирина (первая часть)Эта девушка раньше была моей одноклассницей. Нас не связывало ничего, кроме отношений по учебе и небольшой школьной шалости, случившейся с нами совершенно случайно, мало зависимой от нашей с ней воли. Кто мог знать, что эта невинная, почти детская шалость, перерастет в бурю страстей и эмоций, которая захлестнет нас с головой и унесет в мир неземных наслаждений и новых для нас с ней ощущений.

Нам было по 20 лет, когда мы встретились вновь, после почти четырех лет, прошедших с момента, когда мы виделись последний раз. В тот выпускной вечер я не смог подойти к ней даже попрощаться. Нет, она не уезжала в другой город, она оставалась учиться в том же институте, куда собирался поступать и я. Но в тот вечер нужно было сказать хоть что-то. И я не смог…

И вот судьба казалось подарила нам еще один шанс, хотя я скорее должен благодарить Ирину за этот шанс. В те осенние дни, нагоняющие на сердце тоску и уныние, она нашла мою страничку в социальной сети. Завязался непринужденный разговор, как обычно разговаривают люди, давно не видевшие друг друга. Интересовались всем понемногу — учебой в институте, делами дома, личной жизнью. Я в то время был один, со своей последней девушкой я расстался за полтора года до этого. Она тоже была одна. Я тогда еще поинтересовался, как такая привлекательная девушка могла остаться одна? Ведь обычно привлекательные девушки вызывают мысли, что кто-то уже обладает этим сокровищем. Но нет, Ира поведала мне, что никто пока не смог в должной степени оценить то сокровище, которое он нашел. Я же поведал ей, что устал от «серьезных» отношений, которые на самом деле были всего лишь легким увлечением или поиском выгоды.

В один из относительно теплых для начала октября вечеров мы договорились встретиться и погулять вместе, в надежде немного развеяться, отдохнуть от учебы, поболтать за жизнь. Встретились мы на центральной площади, оттуда можно было спуститься в парк, или пройтись по улице, где в майские праздники проходят демонстрации, или пройтись до театра и посидеть возле фонтана. Мы выбрали третий вариант, благо посидеть на скамейке на улице было еще не так холодно. Почти все скамейки были пусты, лишь на одной из них сидела в обнимку парочка влюбленных, фонтан уже не работал, и машины проезжали редко — никто не мешал нашему разговору.

Мы снова разговаривали обо всем, и собственно ни о чем. Перемыли кости всем своим бывшим, задели перемыванием родителей, извергов-преподов, нынешнее правительство… Да и много чего еще. Когда темы для разговоров почти иссякли, я откинулся на спинку скамейки и закурил. Иришка тоже молчала. Не знаю, кто дернул меня за язык поднять старую тему, но, черт побери, я не пожалел об этом!

— Ириш, а помнишь нашу переписку в школе? Помнишь что мы тогда делали?

— Почему ты спрашиваешь? — насторожено спросила она.

— Да вот вспомнилось что-то, — рассеянно ответил я, и мы снова замолчали.

Прошло еще несколько минут, стало темнеть. Я уже докуривал сигарету, когда Ира снова затронула эту тему.

— Я тогда и правда ласкала себя, — неожиданно выпалила она. Я чуть не поперхнулся дымом. — Несколько раз за ночь, пока мы переписывались, я доводила себя пальчиками до оргазма. Несколько раз даже были по два, по три оргазма подряд.

— Ир, я не понимаю,.. — смутившись ответил я.

— Я тебя хотела тогда очень сильно, — опустив глаза в землю, не слишком внятно проговорила Ира.

Я сидел в онемении, пока уголек окурка не обжег мне пальцы. Сглотнув пересохшим горлом, я промолвил немного охрипшим голосом:

— А сейчас не хочешь?

— Хочу, — еле слышно прошептала Ира, еще больше потупив взгляд.

Окончательно справившись с собой, я, к собственному ужасу, почувствовал, как мой член стал набирать силу. Благо джинсы были плотные, и бугра на них пока еще не было видно. Но уже теряя контроль над собой, я продолжал задавать интересующие меня еще с тех времен вопросы.

— Но как ты представляла меня? Мы с тобой кроме как в школе больше нигде не сталкивались. И уж тем более не спали.

— Я фантазировала. Ты же описывал своего дружка, а я представляла его как могла.

Я огляделся вокруг. Влюбленная парочка уже куда-то делась, вокруг были сумерки, но подсветку театра еще не включили. Машины проезжали еще реже, да и что они могли увидеть в сумерках. Я решил немного усилить напор.

— А ты никогда не хотела увидеть его в живую? Сравнить, так сказать, свои фантазии с жестокой реальностью.

Ира вскинула голову, посмотрела на меня, наливаясь румянцем.

— Хочешь, я могу показать тебе его? — понизив голос, сказал я, придвигаять ближе к ней. Она чуть заметно кивнула.

Я огляделся еще раз. Вокруг было пустынно, только пара прохожих удалялись от нас по другой стороне улицы. Я приподнял футболку, расстегнул ремень и ширинку джинсов и оттянув свои боксеры. Член вырвался из плена, встав почти прямо, слегка подпрыгивая при каждом ударе сердца. Ира покосилась на член и снова почти отвернулась, буквально краем глаза оставив его в поле зрения. Я мягко взял ее ладонь и стал подносить к члену. Ира не сопротивлялась, может от шока, а может от подкатившего и к ней возбуждения. Когда ее прохладная ладонь легла на ствол, я почувствовал небольшое облегчение. Холод немного снял напряжение, готовое вот-вот вырваться струей.

Я убрал свою руку, перекинув ее за спину Ире и приобняв ее за плечо. Через пару мгновений я почувствовал как стала сжиматься ладонь вокруг ствола моего члена. Ухватив его ладонью, мягко и нежно, рука стала слегка двигаться вверх и вниз по члену. Другой рукой я приподнял лицо Иры за подбородок и приблизил свои губы к ее губам. Сначала легонько их коснувшись, я стал целовать ее крепче, замечая, как страсть становится взаимной, а рука на члене двигается все быстрее.

Через пару минут я отстранился от ее губ и посмотрел на Иру. В глазах ее уже читалась неподдельная страсть, ротик был немного приоткрыт.

— Ты ведь тогда хотел попробовать каков на вкус мой член, полизать головку, почувствовать языком как пульсирует в ней кровь?

— Да, очень!

Я еще раз огляделся. Кругом было все так же пустынно, будто весь город вымер или специально затаился ради нас.

— Попробуй его! — Я положил руку Ире на затылок, мягко нагибая ее к своему члену.

— Ох, как я долго этого хотела! — Прошептала Ира перед тем, как головка скрылась в ее ласковом ротике.

Я подвинулся немного к краю скамейки и откинулся на спинку. Ира ухватила член за основание, чтобы было поудобней, и принялась играть язычком с головкой. Вторая ее рука кажется скрылась под кофтой и сейчас ласкала грудь. Рукой, которая лежала на плече Иришки, я немного задрал ее куртку и просунул в джинсы, несильно сжав половинку ее попки.

То что вытворяла Ира своим язычком, я не мог даже представить в своих эротических мечтах. Она захватывала головку губами и проводила по ней всем языком. Потом открывала ротик и водила языком вокруг головки. Самое большое удовольствие мне доставляло, когда Ира как бы пыталась просунуть язык в уздечку — самое нежное место — и слегка подергивала язычком и старалась просунуть его глубже, как бы растягивая уздечку.

Вскоре после таких ласк, я почувствовал приближение оргазма. На мою беду я услышал вдалеке приближающийся пьяный хохот. Похоже какая-то подвыпившая гопота искала приключений на свою пятую точку. Я выпростал руку из Ириных джинсов и приподнял ее за плечо, кивнув в направлении приближающегося хохота. Я посмотрел на ее лицо. В глазах читалось еще больше страсти, рот был приоткрыт, с уголка скатывалась вниз капелька слюны. Ира посмотрела в ту сторону, куда я кивнул, все еще держа мой член за основание в руке. Я заметил, что на левой груди лиф был немного смят, это было заметно под кофтой.

— Пойдем отсюда, — сказал я. — Сейчас припрутся, приставать будут.

— Пойдем, — согласилась она.

Видно было, с какой неохотой Ира отпустила член. Я застегнул джинсы. Она похоже так и не заметила своего смятого лифа. От театра вела вниз к набережной длинная лестница, вдоль которой тоже стояли скамейки для отдыхающих. Я решил пойти туда, мне жутко хотелось продолжения, а по вечерам эти скамейки обычно пустовали, и фонари около них были разбиты. Мы подошли к спуску, много фонарей все же горело, но почти в самом низу я заметил темное место, и, похоже, там никого не было. Мы спустились до этой скамейки, вокруг не было ни одного человека и по паре фонарей рядом не горело, было почти темно.

Я развернул Иру к себе лицом и жадно впился в ее губы. Рукой я снова расстегнул джинсы и положил ее руку на вновь набирающий силу член. Когда он уже снова стоял колом, Ира толкнула меня на лавку и, встав на колени, опять пристроилась ртом к моему члену. На этот раз она насаживалась на него почти полностью, выпускала изо рта и водила языком по стволу от самой мошонки до головки и обратно. Похоже, она уже во всю текла, отстранившись, она расстегнула свои джинсы, засунула руку себе в трусики, и снова принялась за член. Она ухватила зубками головку и стала водить язычком по ней, опять лаская уздечку.

Больше я не мог выносить этой сладкой пытки, я чувствовал, как яички прижались к члену и на меня начала накатывать волна. Я попытался отстраниться от нее, но Ира что-то невнятно, но явно протестно промычав, обхватила губами головку, рукой подрачивая член. Я видел, что ее тоже всю трясет, похоже она была на пике, помогая себе рукой. На меня накатила волна удовольствия, взорвавшись фейерверком где-то внизу живота. Я немного выгнулся, упершись руками в скамейку, пытаясь глубже вогнать член в этот нежный ротик. Струя спермы ударила ей куда-то в нёбо, язык продолжал ласкать головку. Я почувствовал, как несильно, но ощутимо сомкнулись зубы на стволе. Вторая струя, третья… Яички опустошались, но Ира сжала их рукой, будто пытаясь выдавить из них еще хоть каплю моего семени. Я опустился на лавку, руки дрожали, я задыхался как после марафона. Я видел как бьется в оргазме Иришка, не выпуская мой член изо рта.

Через минуту последние отголоски ее оргазма стихли, и она отстранилась от члена, напоследок втянув головку, высасывая остатки спермы, дабы не оставить ни капли этого божественного напитка. Немного посмаковав его во рту, она за пару глотков проглотила все, что я ей дал. Я притянул ее к себе для поцелуя. На ее губах и языке было солоновато и терпко.

Мы поправили одежду, откинулись на спинку скамейки, и я закурил.

— Ну как я на вкус? — спросил я.

— Ты просто великолепен! Я хочу пить этот нектар снова и снова! — восторженно ответила она.

— Я думаю, у тебя еще будет такая возможность, — лукаво прищурив глаз, ответил я. — Пойдем пройдемся еще.

Мы еще немного побродили по улице взявшись за руки. Теперь нас связывало чувство, которое возможно было сильнее даже любви, — страсть. Проводив Иришку до остановки, я побрел домой пешком, чтобы немного поразмышлять, привести в порядок мысли в голове. Несколько сумбурный вечерок выдался в тот день.

Придя домой, я первым делом зашел в ванную, немного расслабиться в теплом душе. Выйдя из ванной, заварил свой любимый кофе и пошел к компу. Ириша была уже в сети, не успел я запустить клиент, как от нее пришло сообщение:

— Привет, милый! Как добрался?

— Привет! Хорошо добрался. В душ только что сходил. А ты что делаешь?

— Я нежусь в ванне, думаю о сегодняшнем вечере.

— Да уж, не ожидал я такого от тебя. Ты была прямо как дикая кошка!

— Мур-р-р…

— Как насчет встретиться завтра в более уединенном месте?

— Не могу, к сожалению. У меня завтра много дел в универе. Есть только «окно» после 4-й пары.

Я прикинул свое расписание, пятая пара была у меня последней, это была лекция по социологии, коэффициентом интересности больше напоминавшая похороны. И ради приятной встречи вполне можно было пожертвовать этим унылым куском гранита науки.

— А ты никогда не хотела попробовать секс в каком-нибудь необычном месте, — с намеком спросил я.

— Я догадывалась, что ты это спросишь. Мы занимались этим с бывшим в универе. Я делала ему минет прямо на лестнице. Его это очень заводило. Хочешь попробовать?

«Вечер сюрпризов оказывается еще не кончился», подумал я.

— Да, очень хочу. Меня тоже это возбуждает. Я завтра уйду с последней пары и мы можем уединиться в какой-нибудь пустой аудитории.

— Зачем ты сказал это, милый? Я же теперь не усну всю ночь, буду представлять завтрашний день! Я хочу тебя!

— Ничего, потерпи, кис. Я тоже тебя хочу! Потерпи до завтра, завтра я удовлетворю тебя по полной!

Договорившись о времени и месте встречи, мы распрощались до завтра.