Игра в шахматы.Играть в шахматы это большая наука, и мне, -летнему парню, всегда хотелось научиться играть в эту прекрасную игру. Помню, как я умолял моего приятеля Виталика научить меня играть в шахматы, а он постоянно отнекивался и говорил, что я не сумею еще. Виталику было, и он воображал из себя просто классного игрока. А мне очень хотелось научиться играть, и сам не знаю почему, но хотелось – и все! Кроме всего Виталик был очень красивым парнем, и мне он нравился. У Виталика были выразительные зеленые глаза, шикарные волосы и стройное, подкаченное, мускулистое тело.

И вот однажды, придя домой после школы, я увидел около моей квартиры Виталика, он стоял около дверей и держал в руках шахматную доску. Мое сердце замерло, неужели он все-таки согласен меня научить играть в шахматы, здорово. Виталик подмигнул мне.

— Ты хотел научиться играть в шахматы? – по-деловому спросил он меня. Я только кивнул, — Ну, вот, я и пришел тебя учить, — и Виталик широко улыбнулся мне. Я также замирал от счастья, откуда мне было знать, что у Виталика совсем другие планы и виды на меня, — Идем к тебе, что ли? Буду учить, — Виталик потоптался около моих дверей.

— Айда, ко мне, — весело предложил я, отпирая дверь.

— А родители? – неожиданно немного смутился Виталик.

— Так их нет дома, и не скоро будут, — я подтолкнул Виталика к дверям.

— Тогда пошли, — заулыбался Виталик. Мы с ним прошли в мою комнату, я наскоро очистил свой стол, и Виталик расставил фигуры на шахматной доске. Я не буду описывать здесь, как и быстро ли объяснил мне Виталик про шахматы и ходы, скажу только одно, что уже сегодня я попробовал сыграть с ним мою первую партию. Игра не получилась, и я практически проиграл ему на первых же ходах. Виталик меня подбодрил, он сказал, что все игроки по первому разу быстро проигрывают. Но и вторая, и третья партия также были проиграны мной очень быстро, я опечалился и готов был расплакаться. Тогда Виталик предложил сыграть на интерес.

— Как это на интерес? – спросил я его.

— А так, проигравший что-нибудь сделает победителю, — невозмутимо ответил Виталик, — Может, так ты сыграешь лучше, тебе не захочется выполнять мои приказы, и ты выйграешь, — он мне подмигнул. Виталик мне нравился.

— А что он, проигравший, должен будет сделать для победителя? – я наивно выспрашивал Виталика про игру на интерес.

— Ну, Например, прокукарекает, — нашелся Виталик, но я почему-то почувствовал, что сказать он хотел совсем другое, не знаю почему, но только почувствовал, и все.

— Хорошо, — улыбнулся я, — Я согласен, — но и эту партию на интерес я также проиграл Виталику.

— Наверное, надо было сыграть на что-нибудь другое, — предположил я, после того, как изобразил молодого петушка, — Я бы, может быть, постарался выйграть, — Виталик немного оживился.

— А на что другое? – спросил он меня с дрожью нетерпения в голосе.

— Ну, я не знаю, но на другое, это точно, — уверенно закончил я.

— На отсос, — выкрикнул Виталик и замолчал, он смотрел на меня и ждал моего ответа.

— На что? – переспросил я. Тогда я был еще маленький и мало разбирался в вопросах однополой любви.

— Ну, это, когда один парень у другого того, — тянул Виталик, рассматривая свои ботинки, — А когда приходят твои родители? – неожиданно спросил он.

— Поздно, — я с любопытством смотрел на Виталика, — А все-таки, что такое отсос? – настаивал я.

— Когда именно? – упорствовал и Виталик.

— Около 23, а что? – я упрямо хотел узнать про отсос. Нутром я чувствовал, что это что-то такое запретное, а потому и хотел про него узнать все и подробно. Виталик облегченно вздохнул.

— Успеем, — и он опять улыбнулся.

— Чего мы успеем? И что такое отсос? – не унимался я, мне хотелось узнать про это, как можно больше.

— Успеем еще сыграть. А ты не проболтаешься никому, прежде чем тебе рассказывать про такое? – неуверенно начал Виталик.

— Не а, я могила, ты же меня знаешь, — что верно, то верно, я мог держать свое слово, и Виталик прекрасно об этом знал.

— Ну, раз могила, тогда слушай. Отсос – это когда парень парню сосет член, — Виталик с опаской посмотрел на меня. Не знаю почему, но меня все это так завело, что мой собственный писун просто ломило от стояка, он болел у самого корня и крепко-крепко стоял. Мне было жутко интересно, как это сосать чужой член? Как? А главное, хорошо это или плохо? Нутром я чувствовал, что ничего хорошего в этом нет, но страсть исследователя меня подгоняла вперед. Мне хотелось попробовать! И я готов был сосать Виталику просто так, без всякой партии в шахматы.

— Как это сосет? – я очень удивился. Мои познания в области секса на тот момент были весьма и весьма скупые и очень смутные.

— Элементарно, просто встает на коленки перед победителем, расстегивает ему ширинку, достает его член и начинает сосать и лизать, как конфетку, ты понял? – я помотал головой, — Чего же ты не понял? – удивился Виталик.

— А член, эээээ, разве можно сосать? – вопросом на вопрос ответил я. А самому уже не терпелось, я чувствовал нутром, что это здорово!

— Тююююю, да ты еще совсем телок, не, так не пойдет, — Виталик встал, намериваясь уйти от меня, — Я так не играю, — добавил он, направляясь к дверям и унося шахматы с собой, я повис на нем.

— Виталик, не уходи, расскажи мне про отсос, я буду хорошим и послушным мальчиком, я все сделаю для тебя, только ты не уходи, — не унимался я, хватая его за ноги и валяясь на полу у него в ногах. Виталик удивленно смотрел на меня.

— Точно — телок, вот непруха так непруха, — Виталик озабоченно потер лоб, — Ну, и что мне с тобой делать? – он наклонился надо мной, — Может бросить? – начал он неуверенно. Я залился слезами. Виталик какое-то время смотрел на меня, — Ну, хорошо, — наконец сдался он, — Вставай на коленки и открой рот, — велел он мне, а сам стал расстегивать ширинку своих брюк.

— Зачем на коленки? – опять тупил я.

— Ты хочешь узнать про отсос? – сурово спросил меня Виталик. Я кивнул, — Тогда вставай и меньше спрашивай, — я встал на коленки перед моим другом. Чего я тогда хотел? Наверное, я хотел, чтобы он всегда был со мной. И еще, где-то глубоко в душе я хотел всему этому научиться. Хотел и боялся. Нутром я чувствовал, что это все плохо, но Виталик уже вынул свой немаленький член и продолжил мое обучение, — Теперь бери в рот мою «колбаску», — потребовал он. И я взял, у меня даже в голове ничего не шевельнулось, плохо это или хорошо, я просто взял в рот его писунчик, и все, — Так хорошо, теперь начинай его сосать, как конфетку. Помнишь, как надо сосать чупа-чупс? – спросил он, потрепав меня по голове, я кивнул, — Ну, вот, так и делай, — и я принялся сосать головку его члена, — Хорошо, — подбодрил меня Виталик, похлопав меня рукой по щеке, — Старайся, вафлер, — значение этого слова я не понял, но старался, это факт. Виталик сопел и поглаживал меня по голове, щекам и плечам, мне было приятно, — Бери глубже, — потребовал он, и я, зажмурив почему-то глаза, заглотил его член дальше в рот, — Вот, вот так, молоток, — хвалил меня Виталик, а сам принялся мне пропихивать глубже в рот своего немаленького «конягу». Его член был все 21 сантиметр, у меня текли слезы по щекам, было тяжело дышать, но я упивался своим позором, я старался доставить ему приятно, хотя и не понимал, что я делаю. Виталик тем временем увеличил амплитуду проникновения члена ко мне в рот и принялся размеренно насаживать мою голову на свой писун. Его член уже проскакивал мне в глотку.

— Блядь, кайф, ууууу, сука, давай, давай, уже скоро, — сопел Виталик. Я не понимал, что уже скоро, но очень хотел ему угодить. И вдруг мне в рот брызнула его спущенка, я наконец-то понял, скоро он должен был спустить. Я растерялся, что делать теперь я не знал. У меня во рту его спермы было море, — Глотай, блядь, все зубы выбью, глотай, — потребовал Виталик, схватив меня за уши и прижав мою голову к своему волосатому паху, и я проглотил первую порцию, потом вторую, наконец, проглотил все, все, что он мне слил в рот. Вкус его спущенки был немного странный, он был какой-то солоновато-горьковатый и терпкий, но в целом не очень противный, а потому я не почувствовал ничего плохого или дурного в том, что сделал со мной Виталик.

— Понравилось, соска? – спросил он у меня. Я оторопел, причем здесь «соска», и тут-то до меня дошло окончательно, я сделал что-то очень плохое. Во рту был привкус семени Виталика, а по уголкам рта белела его спущенка.

— То, что я сделал тебе, это плохо, да? Так настоящие мальчики не делают, да? – я смотрел на него с испугом, и я понял, что я влип и влип основательно. Мое желание научиться играть в шахматы завело меня куда-то не туда. Только я не мог еще понять куда.

— Да, лана тебе, соска, не переживай, ну, отсосал и отсосал, — Виталик потрепал меня по щеке, — Теперь будешь мне часто так делать, очень часто, я в сексе неуемный, — и он рассмеялся.

— А если, — я не успел докончить, меня перебил Виталик, я практически плакал. Слезы текли ручьями по моим щекам.

— А если не станешь сосать, — закончил за меня Виталик, — То я всем расскажу, как ты классно берешь в рот вафлю, понял, чмо? И тебе станет плохо в школе, очень плохо, понял, чмо? – и он шлепнул меня ладонью по щеке, — Ничего, не переживай, соска, тебе же понравилось? – спросил меня осторожно Виталик. Я кивнул, мне и в самом деле понравилось сосать его «колбаску», понравилось ощущать ртом, как она растет и твердеет у меня во рту, — Понравилось, — радостно закончил он. Я растерянно стоял рядом с ним на коленках и не мог понять, что со мной. Мне и в самом деле все это понравилось, и сам не знаю, что на меня нашло, но только я вдруг решил, что сосать ему его вонючий, лохматый член совсем неплохо, а может даже и хорошо, как знать.

Я хотел встать с колен, но Виталик надавил мне на плечи.

— Куда, соска, счас будет продолжение банкета, поняла? – неожиданно он обратился ко мне в женском роде, и меня все это завело, мой писун вовсю стоял, — Кстати, ну-ка, покажи своего «дружка», — потребовал от меня Виталик. Я дернулся, но трясущими руками принялся растягивать молнию на ширинке, мой член крепко-крепко, как никогда до этого, стоял. О том, что это нехорошо, я старался не думать. Мне просто не терпелось ему показать свое «добро», вот и все.

— Ни фига себе, — удивился Виталик, увидев мой член, который крепкой «колбаской» выпрыгнул из моей ширинки, — Ну, ты, соска, и даешь, вот это да, — и он потрогал меня за писун. Я покраснел, мне было приятно, что кто-то чужой трогает моего «дружка», как его назвал Виталик. Виталик деловито осматривал мой член и мохнатый лобок, — Ну вот что, соска, что ты мохнатый это хорошо, только «девочкам» ни к чему иметь тут волосики, поэтому пошли в ванную, я тебя побрею тута и всего, и везде, — и он потащил меня в ванную комнату, я шел, даже не пытаясь сопротивляться. Меня бил жуткий дрожак, я упивался своим позором и стыдом, мне было все по кайфу, я шел за ним, теперь уже моим Хозяином. То, что он теперь и есть мой Хозяин, где-то подспудно я об этом стал догадываться, — Раздевайся, — велел мне Виталик, и я поспешно стал раздеваться. Минуты через три я стоял полностью голеньким перед моим Хозяином и ждал его приказов.

— А ты совсем ничего, — говорил Виталик, осматривая меня со всех сторон, — Совсем даже ничего, — и он хлопнул меня по попке, — Не боись, трахать пока в зад не буду, ты, моя девочка, будешь мне отсасывать, пока, и все, — и он хохотнул. Я не знал, что значит трахать в задок, а потому спокойно стоял перед ним голеньким, даже не пытаясь прикрыть мой член, который, к слову сказать, был и не такой уж и маленький, он был у меня 18 на 5 сантиметров. Тем временем Виталик деловито намыливал мне лобок и попку, я понял, он хочет побрить меня не только спереди, но и там, сзади. Я стоял смирно и ждал, мой член распирало желание кайфа.

— Виталик! – начал осторожно я, — Я хочу ТОГО, — он посмотрел на меня, сбривая волосики с моего лобка.

— Чего ТОГО? – не понял Виталик.

— Это… ну, спустить, — я покраснел, — Мне можно…, — тут я опять замялся.

— Подрочить? – рассмеялся Виталик, — Я те сам подрочу, улетно будет, — и он взял мой писунчик в руку. Я прибалдел, так хорошо мне еще никогда не было. Он принялся гонять шкурку по стволу моего члена, член гудел, как телеграфный столб, и пульсировал в его руке, — Нравится? – шепотом спросил он меня. Я кивнул и засопел, мне было приятно. Член стал горячим, как угли, Виталику долго мне дрочить не пришлось, сказалось мое напряжение, и мой член стал плеваться спущенкой через несколько минут. Он аккуратно собрал ее в руку, затем поднес ко мне.

— Глотай, — протянул он руку с моей спущенкой к моему рту. Я осторожно лизнул свою сперму, — Я велел глотать, а не слизывать, ты что, блядь, не поняла? – и он снова щелкнул меня по попке. Я дернулся. Опять он ко мне в женском роде – прикольно. Я проглотил с его руки мою сперму. Ее вкус был не такой, как у Виталика, она была более пахуча и терпкая на вкус, — Нравится, моя девочка, глотать сперму? Привыкай, ты теперь часто ее будешь пить, соска, — он опять хохотнул и стал добривать меня. Он сбрил мне волосы с лобка и тщательно выбрил мою попку. Потом осмотрел меня придирчиво со всех сторон.

— Эх, трахнуть бы тя в задик, — я дернулся, он усмехнулся, — Да, лана, на сегодня все, еще раз отсосешь с проглотом, и все – баиньки, поняла? – и он снова шлепнул меня по задику. Мне это начинало нравиться. Я покраснел, как рак, неужели я и в самом деле вафлер? – пролетело у меня в голове. Дела!

— Ну, все, соска, вставай на колени и бери в рот, — велел мне Виталик. Он к тому моменту разделся также полностью, догола. Я смотрел с восхищением на его прекрасное тело. Он был хорошо накачан, Виталик занимался в каратэ, и был отлично сложен. А его член крепко стоял, как хищник, и на меня. Я присел на скамеечку и принялся сосать Виталику.

— Я же сказал, бери глубже в рот, так мне неинтересно, — рассердился Виталик и отвесил мне хорошую оплеуху. Я попробовал проглотить дальше его член, но он никак не хотел пролазить мне в гортань, я закашлялся, — Ложись-ка на дно ванны, — велел мне Виталик. Я послушно лег на дно ванны, а Виталик присел надо мной и стал мне пихать свой член в глотку. Я давился, но только шире открывал рот, по его требованию, и его член, наконец-то, зашел мне в глотку глубже. Но вот Виталик, очевидно, понял, что его член там, где ему и надо быть, и принялся трахать меня в рот своим «гигантом». Я сопел, на глазах были слезы, но я старался, я старался ублажить моего Господина. К этому моменту я окончательно понял, что я раб Виталика, а он мой Господин и Хозяин. Моя судьба покоряться и подчиняться ему во всем. Теперь меня не беспокоили размышления на тему: плохо или хорошо, что я ему отсосал и теперь сосу, и буду, очевидно, сосать и дальше. Я просто стал, старался выполнить хорошо все его просьбы и старался хорошо ему сосать.

Минут через 40 он мне спустил в рот, мне не надо было глотать его сперму, она мне сама затекала в горло. Я только, чтобы не захлебнуться спермой, судорожно ее проталкивал глотками внутрь.

— Молодец, соска, научилась сосать. Класс! – Виталик был мной доволен, — Ну, все, я пойду, а то мои меня будут ругать, а ты меня проводишь, поняла, Маша? – и он засмеялся. Я снова покраснел. Почему мне нравилось, что он меня называет женским именем, я не понял или может не понялА? Мы вышли вдвоем из моей квартиры, и отправились к Виталику домой. На лестнице он снова заставил меня сосать свой член. И я не только ему с удовольствием сосал, но меня и прикалывал страх того, что нас с ним могут тут застукать соседи. Мой член снова крепко стоял. Виталик остановился около какой-то квартиры.

— Ну-ка, Машка, покажи свой член, — потребовал он от меня. Я вздрогнул.

— Виталик, нас могут увидеть, может не надо? – неуверенно попросил я.

— Ты, Машка, с ума сошла? Твой Хозяин хочет этого, так ты должна стараться ему доставить удовольствие. Не ссы, я же не прошу, чтобы ты голой пошла по двору, хотя мог бы, между прочим, — я дернулся. А правда, он мог бы такое потребовать от меня, с него хватит, — Я прошу только, чтобы ты мне прямо тут показала своего «лысого», как он тама после бритья живет, а? – он снова рассмеялся, звонко щелкнув меня по задику. Я молча стал торопливо расстегивать ширинку. Странное дело, но ощущение опасности, ощущение того, что нас могут застукать в любой момент, придавало мне адреналина в кровь, и мой «перец» стоял так, как никогда воще не стоял еще.

— О, Машуня, а ты навзводе, — оценил меня Виталик, — Смотри-ка, как стоит, класс! Машка, а ты мне нравишься все больше и больше, — он потискал меня за попку. Я пылал кроваво-красным огнем, мне было страшно, стыдно и обалденно улетно. Виталик стал пропихивать мне в попку пальчик. Я дернулся, а может дернулАсь? – Стой ты тихо, надо же пощупать, что у тебя там, в «пещерке»? – и он продолжил бесцеремонное вторжение пальчика мне в попочку. Я с замиранием сердца ждал, что вот сейчас, сию минуту откроется чья-нибудь дверь, и все увидят мой позор. Пот градом струился по мне: по спине, животу, ногам, — Машка, а как там у тя кайфово, ууууу, не передать, — он повернул пальчик у меня в попке. Меня всего передернуло. Такого кайфа я не испытывалА никогда прежде, — Нравится? – он чмокнул меня в щеку, я тяжело стал дышать. Пальчик вовсю ходил у меня в задике, и я просто торчалА от всего этого, — Нагнись-ка, Машенька, я потрусь головкой писи около твоего «входика», — я послушно нагнулАсь, подставив ему свой задик. Виталик стал очень активно тереться головкой своего члена о мои «воротики».

— Ой, Машка, ну, и здорово, может тебе счас воткнуть? – но тут, на мое счастье, дверь где-то выше нас открылась, и мы услышали голоса двух теток, которые вышли из квартиры, — Быстро оделась и цыц мне, чтобы тихо, — велел Виталик, приложив палец к губам. Именно этот пальчик был у меня в попке.

Мы с Виталиком стояли, как ни в чем не бывало, женщины прошли мимо, настороженно на нас посмотрев. У меня бешено стучало сердце, кажись, пронесло. Больше сегодня меня Виталик не мучил. Только, когда мы вышли из парадняка, он мне прошептал.

— Завтра непременно все повторим в овраге, за гаражами, придешь? – я только кивнул, — Тогда в пять, я буду ждать, поняла? – и он снова обратился ко мне в женском роде. Я опять кивнул, и Виталик широко зашагал к своему дому, а я вернулся, а может и вернулАсь домой.

Дома я был сам не свой, мне все, что мы делали с Виталиком, очень понравилось. Мой член стоял крепкой «палкой» у меня в штанах и требовал немедленной разрядки. Я быстро разделся и принялся яростно дрочить писунчик. Зазвонил телефон. Я снял трубку.

— Привет, Машка! – услышал я знакомый голос в трубке, — Чем ты занята счас? – Виталик говорил приглушенным голосом, как видно, мешали его родители. Очевидно, они уже пришли домой.

— Онанирую, — признался я и покраснел. И хотя меня не мог видеть Виталик, мне почему-то стало стыдно.

— Расскажи, как ты это делаешь, моя девочка, — Виталику нравилось обращаться ко мне в женском роде. Да и мне самому это определенно нравилось. Я понимал, он – мой Хозяин, и другого у меня не будет.

— Ну, это, дрочу, и все. А что рассказать-то? – немного опешил я.

— Мне интересен сам процесс, так сказать, короче, все, что ты сама с собой делаешь, усекла? – он сопел в трубку. Его, очевидно, все это заводило так же, как и меня самого.

— Но я разделся…

Тут меня перебил Виталик.

— Давай о себе в женском роде, я все равно скоро тебя сделаю в попку, и ты станешь моей «девочкой», так что привыкай, и с подробностями, ничего не пропускай, — я вздохнул, дела, его заводит во мне все. А мне нравится, что он ко мне обращается в женском роде, прикалывает меня это, вот!

— Значит я разделАсь, — с небольшим усилием я перешел на женский род, — Уселась на диван, расставилА, как можно шире ноги, и принялАсь поглаживать себя по…, — тут я замялся, как назвать свой хуй?

— По писи, — с готовностью подсказал мне Виталик, — Давай, рассказывай, не ломайся, — потребовал он от меня. Я продолжил.

— Я стала гладить саму себя по писи, она немного набухла, и мне стало хорошо, — я и сам с трудом переводил дух, меня все это прикалывало и возбуждало, член стоял «дубиной», — Тогда я крепко обхватила писю кулаком и стала осторожно гонять ее в кулаке.

— Ууууу, сука, не могу больше слушать, давай, говори, как все было потом, — потребовал Виталик.

— Ну, я стала гонять шкурку на члене, пока по моим ногам не ударила первая струя спермы, — сперма так быстро выскочила из моего члена, что мне практически ничего не надо было делать. Я был на вершине блаженства, настоящего кайфа. Так под разговоры с Виталиком, я и спустил прямо себе в руку, а потом, по требованию Виталика, проглотил свою же сперму. Теперь она мне показалась просто аппетитно вкусной. И я с большим удовольствием проглотил всю сперму с руки.

— Все, до завтра, жду ровно в пять, приходи, моя куколка, — и Виталик повесил трубку. Меня еще некоторое время лихорадило, а потом я с трудом, но все-таки постепенно успокоился.

Утром в школе я встретил моего друга Максима, он учился в параллельном, и мне захотелось ему рассказать, что я делал Виталику вчера. Меня просто распирало желание поделиться своим «позором». Но Максим как-то странно смотрел на меня и ждал чего-то от меня, и я, если честно, то просто испугался. Он, как будто догадывался, что со мной что-то вчера приключилось, только он до конца так и не понял, что именно. Я оторопело на него посмотрел, а потом все-таки передумал говорить ему о моей тайне. Максим же наоборот, как-то хитро усмехнулся, подмигнул мне и прошептал.

— Ну, как все прошло, Толик? Вчера Виталику пососал, да? – я обалденно смотрел на него и не понимал, откуда он про это знает, — Я видел вас на площадке лестницы, я мусор выносил, — Максимка смотрел на меня покровительственно и свысока. Тут только до меня дошло, он же живет со мной в одной парадной, только этажом ниже, дела! Значит, пока Виталик требовал от меня соблюдения тайны и всего такого, сам он попалил нас своим нетерпением, вот сука! Я рассердился не на шутку. Максимка ухмыльнулся.

— Не боись, я не трепло, — он похлопал меня по плечу, — Отсосешь мне пару-другую разиков – и порядок, я буду молчать, как рыба, — я дернулся. Вот непруха, мало мне того, что я теперь буду сосать Виталику до конца дней моих, так мне еще один хер свалился на голову, Максимка. Я сплюнул, — Да, лана тебе, подумаешь, вафлей меньше, вафлей больше, тебе-то чего терять, все равно уже соска. А классно ты Витальке сосал, я это наблюдал. У меня знаешь, как писун стоял, ууууу, я потом дома раза четыре передернул, класс! – Максимка покровительственно потрепал меня по плечу, — Ну, лана, Толян, пошли в подвал, пососешь, а то яйца ломит со вчерашнего дня, — я поплелся покорно за ним, понуро повесив голову. Мы прошли в подвал, остановились у стенки, Максимка быстро расстегнул ширинку и вынул свой член. Должен сказать, что он был на год меня старше, так как по болезни оставался на второй год в пятом классе. И теперь он учился, как и я в классе. Я опустился перед ним на колени. И почему мне так не везет, не понять, а только сосать мне теперь и Максимке, это ясно, как дважды два. Я вздохнул. Впрочем меня все это устраивало. Очевидно, я по своей природе пассивный, так что мне все это даже нравилось.

— Ничего счас напою «молочком» и пойдешь, куда захочешь, — улыбался Максимка, беря меня за волосы и пропихивая свой член мне в рот. Я давился его приличным членом, как-никак, а 19 сантиметров верняк, и сосал. Скоро мне понравилось сосать и его член, как и член Виталика. Я упоительно сосал его толстенький член, облизывая головку. Максим только постанывал, а я работал язычком и ловил улетный кайф.

— Классно сосешь, хорошо тебя Виталик научил сосать,- Максимка потряс членом, обмазывая им мне щеки. Он только что мне обильно спустил в ротик, — Эх, в попку бы тебя трахнуть, да Витальку боюсь, он меня прибьет, если узнает, что я тебя «распечатал», — и он снова вздохнул, — Ну, лана, соска, топай до Виталика, — отпустил меня милостиво Максимка. Я поплелся до дома. Откуда я мог знать, что главный сюрприз ждет меня впереди. Что сегодняшний вечер круто изменит и мою жизнь, и жизни Виталика, и Максима.

Дома я с нетерпением ждал пяти часов. Я так и не понял, чего в моем нетерпении было больше? Желание испытать новые ощущения? Получить новый опыт в попку, так сказать, не знаю. А только еще не было и пяти, как я выскочил из дома и помчался в овраг за гаражами. Там меня уже ждал Виталик.

— Соска, приперлась, кайф» Айда дальше, там нам верняк никто не помешает, — и мы отправились дальше вдоль оврага. Виталик весь наш путь тискал меня за попку, я торчал каждый раз, когда его ладонь проходила между моими булками.

— Виталик, — начал я осторожно.

— Ну, чё? – он размерено шагал по оврагу.

— А нас застукал Максимка, когда мы ТОГО, — Виталик остановился, как вкопанный.

— Вот непруха. И что? – он смотрел на меня вопросительно.

— А ни чё, отсосал я ему в подвале, и весь сказ, — я сплюнул. Противно мне не было, было любопытно, что сделает Виталик.

— Ну, вот, что, я этому пидору все кости выломаю, понял? – Виталик затопал опять, — Тоже мне – самец, — сплюнул Виталик, — Гаденыш. Ну, а ты чего? – он смотрел на меня с восхищением, — Хорош, вот так раз – и отсосал. Понравилось-то? – он смотрел на меня настороженно и с любопытством.

— Так себе, нормально. Знаешь, его член почти, как у тебя, — Виталик снова остановился.

— Ну, ты, соска, это брось. Что значит, как у меня? – не понял Виталик.

— Говорю размер такой же, как у тебя, ясно? – пришлось все начинать сначала.

— Лана, проехали, ты давай здесь встань, да и разденься, а я вот тут прилягу, — и с этими словами Виталик спустил бриджи вместе с трусами и прилег на небольшой бугорок. Я же с готовностью разделся полностью, на мне остались только кроссовки.

— Ну, соска, давай, соси, — потребовал Виталик, — Потом в жопу натяну точно, — пообещал мне Виталик, разваливаясь на травке. Я с готовностью заглотил его писун. Мне нравилось ему сосать его «зверя», а вот в попку получить, пока не знаю. Понравится ли такое? Виталик лежал на траве, а я с голой и торчащей кверху, довольно-таки пухленькой попкой, усердно ему сосал. Похоже, мне это все уже нравилось окончательно.

И тут, словно ушат воды вылили на нас, раздался мужской голос прямо над нами, вернее над нашими головами.

— Ну, что, педики, попалились? – я обернулся и обомлел. Рядом с нами стояли два парня лет по 30 или чуть младше, которые с интересом смотрели на нашу компанию. Дальше все произошло, как в плохом кино. Виталик вскочил, натянул бриджи и смылся с места засады. Я же не смог никуда смыться, так как был полностью голый, а мои вещи находились у одного из парней. Я стоял перед ними полностью голым, да еще и с безволосым писуном, который к тому же и торчал, словно ракета. Картинка прямо скажем, не катит.

— Ну, что, счас отведем в милицию, пусть там с тобой разберутся, — пообещал мне один из парней. Я захныкал, перспектива оказаться в милиции меня не устраивала. Я понимал, что после такого дома скандала не миновать, а потому просто примерз к месту, не в силах никуда удрать.

— Вот так голеньким и отведем, — подтвердил второй парень. Он с явным интересом рассматривал меня всего. Особенно его привлекала моя девчачья попка, на которую он все время пытался посмотреть. Меня колотил жуткий испуг, мне хватило и того, что они застукали меня, как я сосал Виталику, а милиция это так для красного словца. Понимал ли я это? Думаю, что да, потому что очень скоро перестал плакать и заискивающе начал.

— Парни, отпустите, а я вам сделаю все, что вы скажите, — начал менять я тактику.

— Так уж и все? – не поверил первый парень. Он был очень приятным брюнетом, с хорошей фигурой, да и писунчик, судя по бугорку джинс, у него был отличный. Второй был рыжий, а мне всегда нравились рыжие парни, и подстать первому, такой же хороший «качок». Я встал перед ними на коленки и стал просить их отпустить меня домой за интерес.

— Мишка, смотри, какие слова эта соска знает, — произнес первый. Ага, значит того, рыжего, зовут Михаил, это хорошо, подумал я. Наша компания представляла весьма интересную картинку. Молоденький мальчик, с выбритым задиком и бритым писуном, стоит на коленках перед двумя парнями, атлетического вида, у которых бугорки на джинах просто дымятся от похотливого желания отделать этого самого мальчика по полной программе, то есть меня.

— Да чего с ним церемониться, — встрял второй парень, — Счас отлупим по сраке за милую душу, и пусть катится домой, — такая перспектива меня совсем не устраивала. Лупить меня и по попке, нет, это не для меня.

— Не, а может его ТОГО? – задумчиво сказал первый, поглаживая меня по голой попочке. Второй на миг смутился.

— Это, ты того, извини, но я это… девственник, — покраснел второй.

— Тююю, а кто пипел на всю Ивановскую, что девок перетрахал вагон? Кто? – рассердился не на шутку первый.

— Это, Вась, ну, ты это, прости меня, ну, я так, трепанул с дуру, — мямлил Мишка. Потом насупился и добавил, — Я больше так не буду, — и он шмыгнул носом. Я стоял перед ними на коленках. Вот дела, так они «целки», как и я, отлично. Я обрадовался и подполз к Ваське.

— Это, парни, так может вы меня это ТОГО, а? Меня сегодня обещал сделать тот, что сбежал, так может вы вместо него меня, а? – парни с интересом смотрели на меня.

— Мы это… никогда никого, так что и у нас будет крещение. Я так понимаю? – обратился Васька к Мишке. Тот радостно закивал головой.

— Тогда может того, начнем? – неуверенно предложил я. Парни радостно кивнули и принялись спешно раздеваться.

— Слышь, парнишка, а как тя зовут? – обратился ко мне Мишка, стаскивая трусы с себя.

— Ну, ничего себе, — свистнул я. У Мишки был не член, а настоящая дубина. Таким будет по-настоящему больно, — Меня-то, Толик, — ответил я, рассматривая с ужасом его «дубину». Член был страшен не размерами, а объемом, именно объемом, не менее 6 сантиметров, ого! После недолго спора, кто будет меня «делать» первым, ко мне подошел Мишка. Он был немного смущен.

— Толик, ты это, того, повернись-ка попкой ко мне, — я послушно повернулся к нему попкой. И он стал язычком мне вылизывать «дупло». Приятная волна помчалась по моему телу, я улетал. Мишка старался, а Васька в это время пропихивал мне своего «скакуна» в рот. Надо отметить, что и его писунчик был крепким «малым», правда не таким, как у Мишки или Виталика, но все-таки. Я с удовольствием ему сосал, делал я это даже лучше, чем Виталику.

Но вот Мишка приставил свой «агрегат» к моему анусу и сильно надавил. Искры посыпались из моих глаз, я заорал во весь голос.

— А малец-то крикливый, — хлопнул меня по попке Васька, — Ничего, пущай привыкает, нам тоже надо становиться мужиками, — и он стал придерживать меня за талию, пока Мишка пропихивал своего «монстра» мне в попку. Я потерял сознание.

Очнулся я оттого, что меня кто-то нещадно драл в попу. Это был Васька, Мишка стоял в стороне, улыбался и смотрел, как меня имеет Васька. Потому как его член был весь в крови и моем говне, я понял, Мишка меня порвал. Но странное дело боли я не чувствовал. Зато попка просто пылала огнем. Мне казалось, что мне туда засыпали раскаленные уголья.

— Мммммм, — промычал я, не в силах что-либо сказать.

— Очухался? Это хорошо. А мы тебе в попку водки влили для анестезии, теперь тебя трахать сподручней, — Мишка широко улыбнулся. Ореол привлекательности враз слетел с парней. Теперь они не казались мне этакими принцами, а были простой, дворовой шпаной, которая сейчас драла меня в попку.

— Ну, как ты? Счас Васька тебя трахнет, и мы тебе забьем в попку бутылку, чтобы ты, пидор, помнил про нас, реальных пацанов, — Мишка погладил меня по мокрой голове. Очевидно, они меня окатили водой, пытаясь привести в чувство. Я молчал. Кто бы мог подумать, парни – настоящие садисты. Мишка своим окровавленным членом играется и смотрит на меня ехидно, а сам мне член и яйца поглаживает. Васька пристроился к моей попке, потом резко пропихнул свой член мне в задик, я только охнул, и принялся меня трахать в зад. Трахал он меня минут 30, не меньше. Попа горела огнем, жгло нещадно, но вот его член стал внутри меня пульсировать, и я, что говорится, нутром почувствовал, как его сперма растекается у меня в попке. При этом особое внимание при ласке Мишка уделял моим яйцам. Он их тщательно вылизывал, отчего я просто тащился. Когда Васька вынул свой член из моего ануса, то оттуда потек небольшой ручеек его спермы.

— Классно спустил, смотри, как сочится моя спущенка из его попки, — с восторгом говорил Васька Мишке. Мишка с интересом посмотрел.

— Дай ему водки, счас бутылку вставлять будем ему в зад, — велел Васька Мишке. Тот налил целый стакан водки, она у них была с собой, и влил мне его в горло, придерживая мой рот. Водка горячей рекой потекла по моему пищеводу, мне стало тепло и как-то безразлично, что будет со мной дальше.

— Смотри, а наш порошочек, кажись, действует, — засмеялся Мишка, показывая на мою глупую физию Ваське.

— Подлей еще немного, пусть покайфует, — добавил Васек. И Миха влил мне еще немного водки. Я осоловевшими глазами смотрел на них, мне было все по барабану. Из попки сочилась сперма вперемешку с кровью.

— Кажись, молодой пидарок от всего этого тащится, похоже, ему понравилось, как мы с ним поиграли, — засмеялся Мишка. Мне и в самом деле все начинало нравиться. Очевидно, водка с каким-то порошком так на меня подействовала, а может и я кайфанул от ебли в попку. Два члена, и какие писи побывали у меня в заду, черт, приятно.

— Да, смотри, как у него его членик стоит. И потом, когда я его пялил, он мне уже подмахивал. Верно, пидарок? – спросил Васька, заглядывая мне в глаза. Я икнул и улыбнулся, — Вот, доехал. Давай бутылку, будем вставлять, — Васька протянул руку, и Мишка услужливо подал ему бутылку из-под Портвейна, которая валялась тут же, недалеко от нас. Я зажмурился, нутром я понимал, что счас начнется такое, отчего моя попка просто лопнет, но ни сказать, ни пошевелиться я не мог. Проклятый порошок.

— Да у него там все хлюпает еще лучше, чем в пипени у девчонки, — обрадовался Мишка, пробуя вставить мне пальчик.

— Тем лучше, значит, бутылочка хорошо пойдет, — и Васька приставил горлышко бутылки к моему анусу. Он легко надавил на нее, и горло пошло мне в попку, — Смотри, пошло, кайф! Счас забьем пидарку полностью, пусть кайфанет, — и Васька заржал. Я стиснул зубы, «плечики» бутылки никак не хотели проходить мне в попку. А потому Васька надавил на дно бутылки сильней, и она прошла полностью в попку. Я тихо ойкнул, боль прошила меня всего, снизу кверху. Бутылка распирала мое колечко, и Васька, чтобы доставить мне еще больше дискомфорта врезал мне не сильно рукой по яйцам, я дернулся.

— Дай я стукну, — попросил Мишка. Он сжал мои яички в кулак одной рукой, а второй нанес серию коротких ударов, отчего я вырубился.

Очнулся я от того, что меня кто-то опять трахал в попку. Вес моего невольного партнера не был таким, как у парней, и я приоткрыл глаза. Меня трахал Виталик. Он сопел и, высунув язык, пихал мне свой член в попку. После бутылки его член не казался уже таким монстром, он свободно проходил мне в попку. Я попытался вырваться из-под Виталика.

— Ты чего, соска, совсем припух? Лег, как положено, трахать буду, — Виталик намеривался ввести мне в попку снова свой член.

— Подонок, бросил меня на произвол этим пидорам и сбежал, уйди – прибью! – орал я благим матом. Мне было обидно, что я отдувался с этими парнями за двоих. Что они мне вставили в попу бутылку, что напоили спермой так, что она текла из ушей. Виталик взял мои ноги, задрал кверху и шлепнул меня со всего размаху по попке. Потом посмотрел на меня и снова вмазал. Я закусил губу и притих. Меня прикалывали его шлепки мне по задику, а потому я не мог сопротивляться желанию, которое росло внутри меня.

— Добавить? – спросил Виталик после 12 ударов по задику. Я кивнул. И Виталик снова врезал мне по заднице, — Ложись на живот, счас ремнем получишь, чтобы не выеживался, понял? – я снова кивнул и покорно растянулся перед моим Господином. Виталик вытащил ремешок из брюк и погладил меня по попке, — Классно тебя трахнули, ну, а счас классно и выпорю, — и он принялся стегать меня ремнем. Удары ремня обжигали мой истерзанный зад, но приятное тепло от порки растекалось по моему телу, я кайфовал. Итак, мне нравилась порка, дела! Кончил меня пороть Виталик очень быстро, а потом снова принялся тискать мне попку и трогать мои, припухшие от ударов парнями, яички. Закончил он тем, что снова аппетитно меня трахнул в попку своим немаленьким членом.

Вернулись мы домой поздно. Я сразу пошел в ванную, от меня пахло спермой и водкой. В ванной я вспомнил, как меня трахали парни, потом порол Виталик и стал онанировать, как ненормальный. Спустил я три раза подряд. А потом позвонил Виталик и рассказал, как он прятался в кустах и смотрел, как меня насилуют парни. От этой картинки его член просто «дымился», а потому, как только ушли парни, он принялся меня трахать в попку. Я на Виталика обиделся, и мы две недели с ним не говорили. Пока я дулся на Виталика ко мне несколько раз подкатывал Максим, но я так на него смотрел, что он просто не решался ничего предпринять.

Ровно через две недели позвонил Виталик и предложил снова «поиграть в шахматы». Я согласился сразу. Мы отправились опять в овраг. Там Виталик посмотрел на меня, как хищник, и я без лишних слов разделся, встал раком и раздвинул попку руками. Веселая игра под названием «Шахматы» началась. Виталик принялся меня трахать размеренно и приятно, а я стоял раком, с раздвинутой руками попкой, и надеялся, может, парни сегодня опять придут?

О том, как снова мы встретили тех парней, и о том, как они нас сделали обоих, и о том, как мы трахнули Максима, и как он стал встречаться с нами, я не буду рассказывать совсем…