Горячая вдовья семейка. Глава 5Юля положила трубку Телефон Натальи все еще был занят… Юлия весь день думала о случайных словах, совавшихся с ее языка о детях, о том, что они прежде всего ее дети, и только потом озабоченные подростки о которых она вспоминала вместе с сестрой. Однако чем больше она думала об этом, тем больше заводилась. Ромка и Сашка были такими сильными, привлекательными парнями, и, судя по количеству испачканных платков в их мусорных корзинах, очень сексуальными. Решение пустить сыновей в свою постель было слишком важным, чтобы принять его, не посоветовавшись с семьей. Однако, сейчас Юлия решила — хватит! Она слишком долго откладывала неизбежное, чтобы сейчас пытаться разделить бремя вины с кем-то еще. Ее храбрость была невелика, однако горящий зуд во влагалище становился все сильнее, подталкивая ее. Юля не хотела пугать сыновей агрессивным поведением и тщательно продумала процедуру соблазнения. Первым делом, она вынула несколько деталей из телевизора, стоящего в гостиной, чтобы сыновьям пришлось смотреть ТВ в маминой спальне.

После ужина, она сказала, что хочет принять душ и велела мальчишкам помыть посуду. Ромка был на год старше брата, и Юля знала, что Ромка, а может и Сашка, постараются как бы случайно оказаться около душа, когда она будет раздеваться. В это вечер, она решила оставить дверь немного приоткрытой и дать мальчикам вволю полюбоваться на мамины прелести. Юля так нервничала, что ее ноги затряслись, когда она услышала скрип половиц в коридоре. Пока ее было не видно из двери, которую она как бы ненамеренно оставила приоткрытой. Удостоверившись, что ее мальчики подкрались к двери, горячая мамаша, сняв блузку и юбку, начала в трусиках и лифчике медленно разгуливать по ванной. Она знала, что зрелище щечек ее ягодиц, дрожащих под белым нейлоном не оставит мальчишек равнодушными. Потянув руки за спину, женщина медленно расстегнула бюстгальтер. Юлия услышала сдавленное дыхание и какие-то другие непонятные звуки, когда ее буфера, выпрыгнули из чашек лифчика и шлепнули о грудь. Ее большие белые титьки затряслись, как желе, и начали качаться, когда она нагнулась, чтобы снять трусики, нацелившись розовато-коричневыми сосками в пол. Мальчишки за дверью находились в полной прострации. Они толкали друг друга, чтобы полюбоваться стриптизом матери. Зрелище трясущихся маминых титек так завело их, что они ни о чем другом не могли думать. За исключением порножурналов, ни один из них до этого не видел женской груди и их юные мозги не справлялись с чувствами, захлестнувшими их при виде одновременно грудей, задницы и пизды. Влагалище Юлии увлажнилось от чувства, что на ее роскошное тело смотрят два ее сына-подростка. Ее дыхание сбивалось, лицо горело жаром, но она заставила себя повернуться и подойти к шкафу с одеждой. Мальчики глядели на мягкую плоть маминой обнаженной молочно-белой задницы, которая дрожала, пока женщина изучала себя в зеркале. Со своего места, мальчишки могли видеть не только ягодицы, но и отражение ее грудей, а также волос между ногами. Ромка вытащил вставший член и начал его поглаживать. Сашка взглянул вниз и увидел, как его брат дрочит. Ему хотелось того же, но до этого он стеснялся брата. «Бля, ты посмотри на ее дойки! Вот бы их пощупать!!!», прошептал он, вытаскивая челн.

«А ты посмотри на нее сзади. Сейчас она немного наклонится, и будет видно ее пизду!». Женщина чувствовала себя на вершине блаженства. Она всегда была немного склонна к эксгибиоционизму и сознание того, что ее сыновья наблюдают за ее обнаженным телом, наполняло ее извращенным возбуждением. Юля представляла, какими взглядами они обшаривают голую маму! Она знала, что обычно мальчишкам хватало одного взгляда на ее груди, полуприкрытые лифчиком, чтобы броситься в свою комнату и начать дрочить.

Еще раз посмотрев в зеркало, Юля решила, что мальчики не должны найти изъянов в мамином теле. Ее огромные груди сохранили свою форму, попка не обвисла. Гладкие белые ягодицы женщины не поддавались годам. Юля сжала свои буфера и покрутила их, погружая пальцы в сочную плоть. Поместив соски обеих грудей в рот, горячая мамаша почувствовала, что ее пизда начинает намокать. Она знала, что Ромка и Сашка заводятся все больше. Она поднимала груди, позволяя им с мягким шлепком падать на тело.

«Ебаный в рот!!!», прохрипел Ромка, «смотри, она играет с собой!». Сашка, конечно же, смотрел. Его глаза горели, а член стоял как статуя, зажатый в кулаке. Мальчика трясло как сумасшедшего и он еле удерживался от того, чтобы кончить. Мама, тем временем, крутила в ладонях соски, заставляя их увеличиваться в размерах и побагроветь, стеная от возбуждения. Помня про наблюдающих за ней сыновей, женщина стремилась сделать шоу как можно больше запоминающимся.

Ромка толкнул брата: «Посмотри меж ее ног!». Сашка посмотрел, и увидел, как что-то блестящее мокрое покрывает нижнюю часть маминых бедер. «Она потекла», прошептал Сашка, потрясенный тем фактом, что пизда их матери может течь точно так же, как и у тех шлюх, про которых они болтали с одноклассниками. Мама продолжала стонать, видя в зеркале свое искаженное страстью лицо. Ее так и тянуло подрочить, но Юля решила потерпеть, чтобы получить оргазм от крепких членов ее сыновей. Мысленно скрестив пальцы, она взмолилась, чтобы ее план удался. Вздохнув, женщина освободила свои соски, сделала глубокий вдох, и, взяв одежду, медленно направилась к двери, давая мальчикам время убежать. Она плотно закрыла дверь, чтобы ребята не могли подсмотреть за ней и рухнула на стульчак унитаза.

«Бля! Как я могу делать все это!», удивлялась женщина, одновременно поглаживая напряженные соски. Затем она взяла один из них рот и начала ласкать его языком. Чувствительная грудь сразу откликнулась, и Юля подумала о том, как ее грудь одновременно будут ласкать два молодых жеребца. Нужно только немного подождать… Юля заставила себя не торопиться. Приняв душ, она намазал лосьоном груди, попку и внутреннюю часть бедер. Вылив почти бутылку, она улыбнулась, вспомнив анекдот — «Случаи-то всякие бывают», и тщательно смазала коричневую заднюю дырочку. Дырочка зачесалась, и женщина вставила палец себе в задницу и повращала им, вспоминая случай в автобусе. Одевшись, Юлия вернулась в комнату и открыла одежный шкаф, вынув одежду, которую давненько не одевала — черные полоски трусиков-бикини. Одев белье, женщина посмотрела в зеркало и довольно улыбнулась. Белые половинки ее попки были полностью обнажены, поскольку крохотные трусики полностью спрятались в впадине между ягодицами. Спереди, сочные половые губы отчетливо прорисовывались под тонкой тканью. Темные волосы выступали из под краев трусиков. К трусикам, сексуально озабоченная мамаша добавила темно-красные чулки, прикрепив их к ярко-красному поясу. «Черт!», воскликнула женщина, «я выгляжу как шлюха из порнофильма!». Завершил наряд полупрозрачный светлый бюстгальтер, практически не прикрывающий груди Юлии, а только поддерживающий их. Здоровенные буфера матери-шлюхи, а особенно ее темные соски рвались на свободу, еле удерживаемые тонким лифчиком. Женщина медленно повернулась кругом, рассматривая свое отражение. «Что бы еще добавить?», подумала она, накрашивая губы. Тут ей пришла в голову полностью отвязная мысль, и, приспустив трусики, озабоченная мамочка накрасила той же темно-красной, багровой помадой свои нижние «губы». Затем, повернувшись к зеркалу спиной, отодвинула узкую полоску, врезавшуюся ей меж ягодиц, и со словами — «Если уж делать что-нибудь — так по полной программе!», намазала помадой анус, превратив его из коричневого в багровый.

Сунув в ящик стола бутылку пива, женщина включила телевизор и нырнула под одеяло, с нетерпением ожидая, когда ее мальчики обнаружат, что телевизор в гостиной не работает. Никогда еще время не тянулось так медленно! Ее лицо уже горело, когда до нее донесся Ромкин голос, предлагающего брату посмотреть фильм ужасов. Через несколько минут раздался стук в деверь: «Мам, можно мы у тебя телевизор посмотри? В гостиной не работает…» «Заходите, мальчики», ответила Юля, натягивая простынь до шеи, «посмотрим его вместе».

«Сейчас я принесу пару стульев», начал Ромка. «Не беспокойся», улыбнулась мама, «залезайте на кровать. Только не забудь снять обувь, а то простыню испачкаешь!». «Какая я лицемерка!», пронеслось в воспаленном мозгу женщины, «Грязные простыни! Если все пойдет как надо, их надо будет отстирывать не от грязи, а от спермы, помады и соков моей пизды и задницы!!!». «Вы можете одеть пижамы — так вам будет удобнее», добавила она. Конечно, мальчишки даже не подозревали о том, что им предстоит испытать, но сама мысль о том, что они будут находиться рядом с сексуальной мамой завела их. Через две минуты они вернулись из своей комнаты, и Юля увидела их бугрящиеся ширинки. Под тонкой тканью были отчетливо видны мощные стволы, выпирающие при каждом движении. Рот женщины наполнился слюной от этого зрелища. «Только чур в кровати не есть!», заявила Юлия, «мне что-то не хочется крошки у себя на заднице». Она намеренно упомянула свою задницу, зная, что это слово возбудит мальчиков. Ромка и Сашка переглянулись и залились краской. Юля знала, что вид ее голых ягодиц всплывает в этот момент в головах ее сыновей. «Ну, залезайте», пригласила мама, передвигаясь на середину кровати, «Ром, ты ложись по эту сторону, а ты Саша, по другую. Боже, я чувствуя себя начинкой бутерброда, когда вы так меня зажали». Она повернулась, делая вид, что устраивается поудобнее, но фактически, это был предлог, чтобы потереться своими огромными грудями об обоих мальчиков. Тесный физический контакт заставил волну возбуждения пробежать по ее телу, и Юлия поняла, что не сможет удержаться, чтобы не повторить это. Мальчики тесно прижались к ней, и мужской запах действовал на женщину как возбудитель. Мысль об ароматных переполненных спермой яйцах сыновей, запах которых она так отчетливо чувствовала, наполнил рот возбужденной матери слюной. Пора было начинать…

«Мальчики, выпить хотите?», спросила Юля, показывая на бутылку пива. «Хочу», ответил Ромка. «Я тоже», быстро добавил Сашка. В первый раз мама предлагала им спиртное. «Черт, я забыла стаканы», «вспомнила» Юля, «не вставайте, я сама схожу за ними». Женщина выползла из-под одеяла, и на четвереньках начала выбираться со своего места. Задыхающиеся мальчишки, судорожно сжав давно вставшие хуи, во все глаза смотрели на полуголую маму, одетую как шлюха. Ее свисающие груди волочились по покрывалу. Ее голые ягодицы терлись друг о друга при каждом движении. Волосатая пизда просвечивала сквозь намокший кусочек ткани, имитировавший трусы. Темный чулки и яркий пояс оставляли большую часть ее белых бедер, между ними и символическими трусиками, открытыми. Затем она спрыгнула с кровати и на секунду все ее тело затряслось, заставив ее сыновей напрячься. «А вот и они», заявила женщина, наклоняясь над стаканами. Ее полуобнаженная задница маячила прямо перед глазами мальчишек. Взяв стаканы, Юля передала их мальчишкам и медленно, по-блядски выгнув спину, полезла обратно на кровать, чувствуя, как глаза сыновей буравят ее отвисающие вниз груди. Ткань лифчика была такой тонкой, что каждый пупырышек ее ореола вокруг сосков был ясно виден. Как только мама проскользнула между ними, мальчишки замерли. До этого, они не знали, как мало одето на их маме, и как сексуально это «мало» смотрится. В их разгоряченных головах мелькали цветные картинки различных непристойных вещей, которые делает с ними сексуальная шлюха, лежащая рядом. Они залпом выпили пиво, не чувствуя вкуса. Мальчики не знали, о чем думает каждый, но неудивительно, что их мысли текли в одинаковом настроении. Они притворялись, что смотрят телевизор, однако скоро, мама как бы случайно была ощупана. Когда Юля почувствовала пальцы Ромки, слегка касающиеся ее груди, она повернулась к нему и улыбнулась, «Тебе удобно, мой сладкий?». Почти сразу же Сашкина рука коснулась ее другой груди и отдернулась, увидев, что мама все видит, «Мам, извини, я случайно!». «Не волнуйся малыш, все в порядке». В другое время Саша бы обиделся на «малыша», однако сейчас он идиотски улыбнулся и повернул глаза к телевизору. Их короткие прикосновения заводили Юлию, но она решила не подгонять мальчишек. Ромка немного повернулся, так, что рука оказалась прямо на мамином голом животе. Поскольку мама никак не прореагировала, ребята осмелели. Юля притворялась, что глубоко погружена в телепрограмму, понимая, что ее пассивное согласие и фактическое игнорирование действий сыновей заводит их еще больше. Ромкина рука потихоньку поползла вниз по животу женщины. Это продолжалось около десяти минут и в конце концов оказалось, что его рука легонько сжимает мамину промежность. Тело мальчика напряглось, лицо покраснело и покрылось испариной, и пока его пальцы медленно и нерешительно исследовали затянутые в шелк бедра матери, он, как зомби, невидяще пялился в экран телевизора. Юля вздохнула и откинулась на подушку. Ромка не верил, что мать не чувствует того, что он делает. Тем временем, Сашка осуществлял собственное исследование. Его рука периодически касалась груди Юлии. Пока рука брата прокладывал путь к маминой пизде, Сашка медленно сжимал кончики толстых маминых грудей своими вспотевшими ладошками. Думая, что мать не осознает происходящего, он трепетал, ощущая, как горячий, твердый сосок сжимается в его руках. Юлия все еще притворялась, что ничего не замечает. Не отрывая глаз от экрана, она время от времени вздыхала. Она немного раздвинула ноги, но ни чем не показала сыновьям, что чувствует их тайные ласки. Однако женщине становилось все тяжелее притворяться, что она не чувствует того, что делал с ней Ромка. Она могла притворяться, что ничего не чувствует, но что подумает ее сын, чувствуя как его пальцы намокают от маминых трусиков. Она чувствовала, как ее пизда истекает соками и знала, что стоит ей встать, запах возбужденного влагалища разнесется по комнате. Ромка тем временем так осмелел, что угроза быть обнаруженным практически не сдерживала перевозбужденного мальчика. Он щупал мамину промежность около получаса и был готов к большему. Медленно, он приподнял полоску, прикрывающую влагалище, попутно прищемив несколько волосков. Юля закусила губу, чувствуя, как узкая полоска ткани врезалась в ее щелку, оставив ее большие половые губы открытыми. И вот уже пальцы сына гладят голую пизду матери. Женщина застонала, выдавая себя, и Ромка, взглянув на ее раскрасневшееся лицо, все понял, весело ухмыльнулся и крепко сжал в руке весь лобок. Чувствуя, что ее мечты становятся реальностью, Юля приподняла бедра и страстно обняла Романа, покрывая его поцелуями. Ее язык скользил по телу мальчика, и тот, инстинктивно, еще сильнее сжал влагалище матери. «Эй», пораженно воскликнул Сашка, видя как мать, безо всяких причин, бросилась обнимать и целовать брата. «Извини, малыш», прервала поцелуй Юля и повернулась к нему, «я тебя не оставлю». Пока губы матери обнимали рот сына, ее рука поползла вниз по его животу, нащупала вздымающийся под штанами член и нежно сжала его в ладони

«Господи!», пораженно воскликнул мальчик, разрываясь между страхом, смущением и возбуждением, ощущая, как рука матери скользит по его напряженному члену. «Тебе нравится это, малыш?», улыбнулась Юлия, «тебе нравится мамина рука на твоем члене!?». Сашка ошарашено молчал. Однако Ромка не растерялся, и, воспользовавшись ситуаций, взял свободную руку матери и положил на свой вздыбленный член. Ни слова не говоря, Юля сжала его и начала медленно подрачивать. «О боже», ворковала женщина, «у вас обоих такие большие… Скидывайте покрывало! Я хочу их видеть!». Ромка скинул покрывало, и Юлия застонала, глядя на торчащие вверх члены сыновей. Ее руки двигались все быстрее. Теперь она знала, что проблем с сексом у нее не будет.