Глубокие отношения«Ну, что, студент, веселые нам дела сегодня предстоят,» — смеясь, сказала молоденькая красотка-медсестричка Катя, входя в палату изолятора, в которой вот уже три дня с высокой температурой лежал студент Толя, приехавший вместе со своим третьим курсом на уборку урожая. Как и большинство ребят влюбленный в Катю, Толя сразу же откликнулся на ее веселый тон и, улыбаясь, поинтересовался, что она имела в виду. «Знаешь, как говорится, что имею то и введу, — еще пуще засмеялась девушка, — ты ведь почти угадал: Лидия Васильевна обеспокоена твоим запором и велела мне поставить тебе клизму. Так, что, извини, придется нам этим сейчас и заняться.» «Да, не шути ты так», — испугался Толя. «Если бы она так решила, то сама бы и сделала,» — предположил он.

«Ошибаешься. Эти процедуры она преспокойно мне доверяет, и я с ними отлично справляюсь, в чем тебе скоро предстоит убедиться. Так что давай готовиться: я займусь сборкой конструкции для вливания, а ты готовь свой задний проходик для

размещения в нем жирненького наконечничка» — сказала Катя, вставая на табуретку, чтобы достать со шкафа эмалированную кружку Эсмарха, которую Толя там даже не замечал. Катя потянулась за кружкой и платье на ней приподнялось, обнажив ее ноги гораздо выше колен, а из-за того, что Толя лежал на кровати, он увидел даже тонюсенькие трусики, почти символично

скрывавшие предмет вожделения многих парней. Катя поздно спохватилась о своей неосмотрительности, поймав жадный взгляд студента, и чтобы как-то успокоить себя скомандовала: «Ты вместо того, чтобы под платья заглядывать к девушкам, спускай штаны, снимай одеяло и поворачивайся лицом к стене, а уж я сама загляну к тебе во все места, где мне надо».

Толя весь вспыхнул от этих слов, и угодливо спросил: «Катюша, а нельзя обойтись без этой штуки?» «Без какой?»- удивленно спросила Катя, слезая с кружкой с табуретки и приделывая к кружке резиновый шланг и стеклянный наконечник. «Вот без этой, которая у тебя в руках,»- пояснил Толя, стеснясь произнести слово «клизма». «Ты что хочешь, чтобы я тебе сделала клизму с

помощью баллона», — не поняв вопроса, спросила Катя. «Но тебе этого будет мало»,- пояснила она. «Нет, я хотел сказать, а можно мне вообще не делать клизму?»- уточнил он, еще больше покраснев. «Конечно же нет,» — безаппеляционно заявила Катя. «А тебе что разве никогда не ставили клизму?» — поинтересовалась она. «В сознательном возрасте не помню, правда, лет в 13 я видел, как это проделали с моей знакомой сверстницей.

Было это очень насильственно, она даже пыталась сопротивляться, но ее мать угрозами загнала ее на кровать, заголила, а моя мать, которая ассистировала ее матери, вставила в нее клизму. Эта девчонка все время пока с ней это проделывали плакала и кричала. Вообще ее было очень жалко, и страшно было представить себя на ее месте. Поэтому твои приготовления наводят на меня такой ужас,» — закончил Толя. «Такой ужас, что глазами из-под платья трусы стаскиваешь. А как тебе удалось это

увидеть?» — удивилась Катя, наполняя кружку водой. «Да, это было на даче, на первом этаже, и окна были открыты. Катя, ты серьезно будешь мне ставить клизму?»- все еще не веря в эту возможность, спросил Толя.

«Конечно нет. Ставить я буду шутя, но ставить буду,» скаламбурила Катя, вешая клизму на высокий штатив в углу палаты и перетаскивая его к койке, на которой сьежился Толя. «Ну, показывай мне свою попку», — попросила Катя, откидывая одеяло. Толя слегка приспустил трусы, отчего стала видна верхняя часть попы. Катя рассмеялась: «Перестань кокетничать! Я итак уже трепещу от предвкушения скорого соединения. Быстренько снимай трусы полностью. Ложись на бок, лицом к стене, и сильно сгибай ноги, чтобы мне попасть в самую точку». Толя заерзал, спуская трусы до колен и поворачиваясь на бок.

Он слегка согнул ноги, и рукой прикрыл щель между ягодицами. Катя в это время сходила за вазелином и, улыбаясь над бессмысленной преградой, выставленной Толей, не торопясь наносила шпателем вазелин на наконечник. Закончив приготовления, Катя потребовала полного послушания со стороны пациента. Толе пришлось как можно выше подтянуть колени к подбородку, а рукой, закрывавшей задней проход, высоко приподнять ягодицу. Приведя себя в такое беспомощное состояние, он как бы отдавал себя в руки Кати.

И эти руки быстро завершили всю эту подготовку, втолкнув наконечник в прямую кишку. «Катя, не надо!»- взмолился Толя. «Все, все, миленький, теперь надо лежать тихохонько и дышать глубоконько», — объясняла Катя, открывая воду. В кружке что-то булькнуло, и вода побежала по шлангу. Но вроде бы не добежала, приостановленная чем-то на ее пути. Катя это сразу же поняла, но на всякий случай осведомилась у Толи, чувсвует ли он струю воды. Толя ничего не чувствовал. Катя нервно подвигала наконечником. Результата не было.

Тогда она резко выдернула наконечник. Убедилась, что содержимое прямой кишки студента не оставляет места не то что для воды, но даже для небольшго наконечника. Катя промыла наконечник и снова медленно ввела в зад пациента. Толя даже выпятился и сильно приподнял ягодицу, видя недовольство Кати и предчувствуя осложнения ситуации. Снова была открыта вода и снова она не пошла. «Давай подвигай сам, может пробьет,» — посоветовала Катя, на время оставляя непрошибаемого пациента и одевая резиновые перчатки. Она надела перчатки на обе руки, поставила стул, а перед ним таз, а рядом с тазом банку с вазелином. Потом она вернулась к Толе старательно двигавшему наконечник в своей прямой кишке.

Она перекрыла кран, вынула наконечник промыла его над тазом, переставила штатив с клизмой ближе к стулу и оставила болтаться шланг. «Ну, придется заняться совсем грязным делом. Снимай с себя все полностью и становись на четвереньки над тазом», — деловито сказала Катя. Сняв трусы и стыдливо прикрывая себя спереди руками, Толя слез с койки и, пододя к тазу встал

над ним. Руки ему пришлось убрать с живота, и полунапряженный член был выставлен на катино обозрение. После того как она поставила пациента раком для радикального устранения запора, она сама села на приготовленный стул перед раскрытым задом, при этом ей тоже пришлось широко расставить ноги, чтобы не ставить их в таз.

Нагнув голову Толя между своих ног видел и голые ноги девушки и тонкую паутинку трусиков, через которые просвечивали волосы влагалища. Катя зачерпнула пальцем большое количество вазелина и нанесла его на задний проход. «Может быть больно, но надо будет терпеть,»- предупредила Катя. «Если не выдержишь — кричи и плачь, теперь тебе меня стесняться не надо,»- ласково добавила она и всунула указательный и средний пальцы в задний проход. «Ой, Катя!»- вскрикнул Толя, глядя снизу на девушку, которая уверенно и немного сладострастно делала свое дело. «Ну, что, милый?»- спросила она, медленно вращая пальцем в прямой кишке. «Ах ты озорник! — засмеялась девушка, поймав взгляд юноши — ты тоже был бы рад в меня что-нибудь всунуть? А? Вон как напрягся член. Ну, потерпи, может, что тебе и перепадет. А пока надо все в тебе вычистить». С этими словами Катя постаралась медленно ввести еще один палец для удобства манипуляции.

Толя не на шутку заверещал. «Да, будет тебе», — слегка раздраженно сказала Катя — я тебя пытаюсь прочистить, и видит Бог, не хотела делать то, что делаю сейчас.» Палец все-таки был введен, и Катя стала еще активней разминать каловые препятсвия. Потом свободной рукой она подвела наконечник к раскрытому анусу и слегка введя его внутрь открыла воду.

Вода пошла, и теперь уже пальцами и струей воды Катя продолжала прочищать студента. Когда в парня влилось около половины того, что надо, Катя, опасаясь несанкционированного выброса, медленно вынула сначала наконечник, а потом пальцы, обмыла их водой, и снова вставила в успокаивающийся задний проход наконечник. Толя испил клизму до дна, был отпущен на горшок, после которого оказался в исходном положении на койке и вновь ему была поставлена клизма, которая прошла без осложнений, если не считать слабой струйки выпущенной пациентом. После освобождения кишечника, Катя посоветовала Толе полежать и отдохнуть, но как толко он лег, она встала над ним, перекинув ногу на другую сторону койки. Она скинула простыню, которой укрылся студент, и довольная увидела напряженный член. Она взяла его в руку и направила себе между ног.

brightlightsinnocent.