Евгения Евгеньевна - интеллигентная сучка. Часть 2Когда я уже был готов кончить, Ленка остановилась. Она слезла и села на унитаз. Спустила трусики и развела ноги. Взяла голову ЕЕ руками и притянула к своей письке. «Лижи, сучка», – сказала она. Училка безропотно подчинилась. «Оргазм еще действует», – подумал я. Опять встал сзади и хотел продолжить в писечку. «Вставь сучке в попу», – сказала Ленка. Услышав это, ЕЕ взмолилась: «Пожалуйста, не надо в попу. Мне будет больно. Я никому не разрешала раньше». Я не стал слушать и приставил к попке. «Пожалуйста, нет, только не в попу», – умоляла училка. Я стал запихивать. Попка действительно была узкой. Но член был отлично смазан в писечке и входил легко. Засунув на половину, я взял училку за бедра. «Проткни сучку до конца», – сказала Ленка и притянула рот ЕЕ к своей письке. Я нажал и член вошел в девственный анус преподавательницы. Удерживая ее за бедра, я стал анально трахать ее. Ленка же держала ее за уши и терла о свою промежность. ЕЕ жалела, что не давала мужу в попу: ее попа оказалась не подготовленной.

Ленка стала кончать. Она громко дышала и вскрикивала. Ее сиськи дергались и она мастурбировала о лицо училки, двигая ее и двигаясь сама. Видя это, я тоже не выдержал и спустил. Я отошел, а Ленка продолжала. «Я хочу писать, значит, кто-то хочет пить. Открывай рот, сучка», – Ленка явно не шутила. ЕЕ открыла рот: «Не надо». – «Надо!» – и Ленка начала пускать струйки. «Пей, сучка», – смеясь, приказала она. Но когда моча стала попадать в рот, ЕЕ закрыла его. Моча брызнула в лицо ЕЕ и стекла на крышку унитаза и на пол. Ленка не остановилась. «Не хочешь пить, будешь, есть, – усмехнулась Ленка, – Но сначала убери за собой. У тебя красивые волосы, ложись на пол, поближе к луже». Ленка взяла ЕЕ за волосы и стала вытирать ими мочу с пола. Волосы хорошо впитывали и быстро намокли. – «Ты отличная половая тряпка. Ну что, начнем кормить?» Ленка оторвала кусок туалетной бумаги. Она провела им по крышке унитаза и поднесла к губам ЕЕ. – «Скажи А». Ленка взяла ЕЕ за подбородок и запрокинула голову. Пальцами одной руки разжала рот ЕЕ и придавила язык, а другой рукой засунула бумажку глубоко в горло. ЕЕ поперхнулась и хотела выплюнуть. Тогда Ленка зажала ей нос и закрыла рот ладонью: «Глотай, сучка». Ленка стала трясти голову ЕЕ: «Ну, давай». У ЕЕ выступили слезы, и она проглотила. «Непослушная сучка. Будем учить», – съехидничала Ленка, и оторвала еще кусок бумаги. Она намочила его так, что с него капало. Может поэтому, с ним получилось легче. После третьего или четвертого куска Ленка издевательски улыбнулась: «Да ты совсем голодная, хочешь какашку? Вижу, хочешь». Я вышел и оставил их вдвоем.

На следующий день случилась лаба по химии. Занятия проходили в «химической». В принципе это обычная аудитория, только с раковиной. Пришло человек 20. Я сел сзади около прохода. Ленка что-то оживленно рассказывала девчонкам. «: на полу, на коленях: и она проглотила:» – доносилось до меня. Все ждали ЕЕ, а на доске красовалось: «Евгения Евгеньевна – интелигентная сучка!» Вошла ЕЕ. На ней был все тот же синий костюм и чулки. Что было под юбкой, ты скоро узнаешь. «Здравствуйте, Евгения Евгеньевна», – сказала Ленка. «Здравствуйте», – бойко ответила ничего неподозревающая ЕЕ. И тут она заметила надпись. Схватила тряпку и стала стирать. Выяснилось, что надпись была сделана вовсе не мелом, и стереть ее не удавалось. Тогда ЕЕ заметила:

– Слово «интеллигентная» пишется через два «л».

– А слово «сучка» – через «ы», – подумал я.

ЕЕ принесла из лаборантской листки и раздала их. Дальше пара проходила как обычно и, кроме надписи на доске, ее ничто не отличало от других скучных пар. ЕЕ прохаживалась по рядам. Когда она прошла мимо меня, я быстро расстегнул ей молнию на юбке и попытался стянуть юбку вниз. Как и задумывалось, ЕЕ успела среагировать и подхватила юбку. Тогда два парня, сидевших спереди, схватили ее. Один обнял ее за пояс, прижав руки, а второй уцепился за щиколотки. Я спокойно спустил ей юбку. ЕЕ заговорила: «Что вы делаете, прекратите!» Никто не слушал. Ей перешагнули ноги через упавшую юбку. Когда юбка оказалась у меня в руках, ее отпустили. Она осталась стоять в одних трусиках и чулочках.

Трусики были замечательные. Темно-розовая атласная ткань плотно прилегала к не загоревшей коже. На бедрах трусики сходились в узкую полоску. По вырезу ног шли кружева. Трусики были маленькие. Сзади они обтягивали ягодицы только до половины. Спереди было еще меньше. Надо было гладко подбриться, чтобы выглядеть в таких трусиках прилично. И, действительно, от вчерашнего холмика не было и следа. Белый лобок ЕЕ просвечивал через кружева трусиков. А тонкая ткань посередине забилась в ее щелку. «Наверняка, она одела эти секси-трусики не просто так, – подумал я, – Есть какой-то повод».

ЕЕ дернулась ко мне в надежде отобрать юбку. Я быстро кинул ее на другой конец аудитории. ЕЕ побежала туда, но там ее юбку подхватили и опять перекинули. «Отдайте, пожалуйста», – просила ЕЕ. Никто не собирался ей ничего отдавать. Вместо этого все смотрели, как она бегает в одних трусиках туда-сюда. Я встал около раковины и открыл кран. Когда юбка оказалась у меня я, не долго думая, сунул ее под воду. ЕЕ, конечно же, бросилась ко мне спасать свою юбку. Но два мальчика задержали ее. Я начал жамкать юбку под водой. ЕЕ смотрела на свою погибающую юбку и запричитала: «Как же я теперь домой пойду».

Я достал юбку и предложил ЕЕ. Она потянула руку, но я отдернул юбку: «Нет, сначала выполните наше условие: сядьте на кафедру лицом к группе». ЕЕ показалось, что в этом нет ничего страшного, и она согласилась. Когда она села я взял указку и стал изображать учителя.

– Обратите внимание, перед вами интеллигентная сучка. Зовут ее Евгения Евгеньевна. Внимательно рассмотрите ее трусики. Зарисуйте их себе в тетради. – Я стал указкой приподнимать края ее блузки.

– Как вы смеете меня так называть, – для виду возмутилась ЕЕ.

– Она не случайно одела сегодня эти трусики, – продолжал я. – Давайте спросим, для кого она их надела?

– Все! Прекратите! Отдайте мою юбку.

– Подождите, Евгения Евгеньевна, это еще не конец, – сказал я и зашел за кафедру.

Я обхватил ее под мышками так, что ей пришлось откинуться назад. В таком положении она оказалась беспомощной и доступной. А перед ней была группа порядком возбужденных студентов.

«Кто хочет поближе познакомиться с трусиками, подойдите», – продолжил я. Желающие нашлись быстро. Две подружки спросили: «А можно мы их снимем». – «Конечно, можно». ЕЕ вновь заговорила: «Ребята, остановитесь, прошу вас». Но девочки уже подошли к ней и стали гладить ее чулочки. Они проводили руками по внутренней стороне ног и постепенно добрались до трусиков. Пальчиками стали трогать щелку и лобок. И ЕЕ почувствовала, что возбуждается. Писечка хотела и просила. «Смотрите, сучка потекла, – сказал я, – трусики намокли». – «Снимайте скорее», – закричали мальчики. Девочки взяли руками за трусики и потянули вниз. Когда ЕЕ почувствовала, как трусики сползают, она начала биться в моих руках. Я только усилил хватку. Бедняжке ЕЕ сняли трусики и широко развели ноги в стороны. Вся группа смотрела на гладко выбритую писечку своей училки. «А она подготовилась к занятию», – заметил кто-то.