Две дурочкиВообще-то, я обещала своей подруге Свете никому не рассказывать об этой истории, случившейся с нами несколько лет назад. И я честно храню обещание. Но прошло уже почти три года и я решила написать всё в интернет. От этого вреда никому ведь не будет.

Началось всё с того, что в один из выходных дней мы с моей школьной подругой Светкой решили съездить в недавно открывшийся большой магазин мебели. В магазине, когда мы рассматривали столы для компьютера, к нам незаметно подошёл невысокий парень лет тридцати на вид.

С юмором обсудив с нами стоящий рядом стол он предложил поехать вместе с ним в ещё один мебельный магазин. Точнее не в магазин, а на склад, где мы могли бы купить мебель по складским ценам прямо со склада.

Конечно не нужно было ехать с незнакомым, но я думаю что тут сработал стереотип: всё дело в том, что мы со Светкой и раньше бывали на всяких оптовых рынках и т. п. Мы и продукты часто с ней покупали на мелко-оптовом рынке. Поэтому услышав слова:»по складским ценам» мы, забыв об осторожности, с радостью согласились. Две дурочки.

Но вообще-то, в парне не было ничего подозрительного или грозного: небольшого роста, щуплый человек в очках, представившийся Вадимом.

К тому же Света, если бы было нужно, могла бы и сама с ним легко справиться. Она с детства занималась в очень хорошей (с хорошими тренерами) секции лёгкой атлетики. Но это только так говорится что «лёгкой атлетики», а занималась-то она толканием ядра. Ещё примерно 12 лет назад когда мы учились с ней в шестом классе школы, её заприметил учитель физкультуры и пригласил своего коллегу-тренера из той секции лёгкой атлетики на просмотр Светки во время урока физ-ры. Урок даже не успел закончиться, а тот тренер подошёл к ней и предложил заниматься у него совершенно бесплатно.

Чемпионкой она не стала но дошла до мастера спорта и продолжала заниматься и в то время когда с нами приключилась эта жуткая история. Зайдя как-то раз в спортзал, в котором она тренировалась, я сама видела как она приседала со штангой весом 180 кг.

Высокая, широкоплечая Света конечно имела хорошие природные данные для занятий спортом, но кроме этого я часто замечала как на нее глазеют мужчины и пацаны, начиная от одиннадцатилетних подростков и заканчивая глубокими старцами. Конечно не всем наверное нравятся такие крупные кобылицы на которых можно воду возить, но я всегда видела, чувствовала эти заинтересованные взгляды, направленные на неё.

Вернёмся к нашей истории. Выйдя из магазина на улицу, мы сели в припаркованную рядом газель. Был тёплый весенний день. Вадим, усевшийся за руль, резво рулил по улицам и переулкам, весело отпуская шутки по поводу пешеходов и других водителей на дороге. Время летело незаметно. Минут через сорок он остановил машину возле длинного четырёх- или пятиэтажного здания. По виду это было какое-то предприятие, может быть какая-то фабрика.

Выйдя из машины, мы прошли не к центральному входу этого здания, а ко входу в полу-подвал. Вадим шёл впереди, показывая дорогу. Внутри мы пошли по длинному коридору в глубину помещения. Наконец Вадим остановился напротив какой-то двери. Постучав, он осторожно вошёл и вежливым жестом предложил войти нам со Светой.

Войдя, мы оказались в большой сильно прокуренной комнате. Посередине стоял стол полностью уставленный всякой едой: разрезанный арбуз, виноград, тарелки с кусками мяса и хлеба, куча пивных банок, пепельница полная окурков. Всего в комнате было пять человек: четверо сидели за столом и ещё один чуть в стороне на диване рядом с включённым телевизором.

— Ох нихуя себе кого привёл — с сильным удивлением в голосе прошептал один из сидевших за столом.

Затем он поднялся и направился к нам.

— Рустам, посмотри кто пришёл — произнёс ещё один из-за стола, обращаясь к толстяку, который сидел на диване перед телевизором.

По-видимому этот толстяк был у них главный. Рустам пристально смотрел на нас. Точнее на Свету. Потом весело сказал:

— Хорошую девку привёл — это относилось конечно к Свете.

Я сильно испугалась и, не в силах что-либо сказать, просто уставилась в одну точку перед собой.

Но, Света была не из пугливых. Оглянувшись назад она попыталась найти взглядом Вадима привезшего нас на, как я потом уже поняла, какую-то бандитскую «малину». Я точно не знаю почему это так у них называется — «малина» но знаю что это слово используется именно в значении бандитского логова.

Очкастый Вадим давно испарился за дверь. Тем временем уже все четверо рахитов подошли к нам со Светкой. Толстый Рустам продолжал сидеть на диване.

— Мы пойдём — твёрдо сказала Света. — Это какая-то ошибка.

— Нэ какой ошибки красавица. Всё точно! — все четверо громко рассмеялись.

Вообще-то, кроме толстяка Рустама, все они были очень худыми, можно сказать рахитичного телосложения, но жилистыми на вид. Света, тронув меня за локоть, повернулась и хотела пойти к входной двери, но один из рахитов, лет сорока на вид, загородил дверь собой.

— Смотри Теймураз, сейчас она тебе влепит. Девка-то здоровая — со смехом сказал другой.

Но этот Теймураз только довольно улыбался. Тем временем ещё один рахит подскочил к входной двери и запер её на ключ. Но в комнате была ещё дверь в стене напротив и Света, решительно оттолкнув ближайшего к ней рахита, так, что тот едва не упал на пол, схватила меня за руку и со словами:

— Пойдём Лена — распахнула эту внутреннюю дверь, вбежав вместе со мной внутрь другой комнаты.

Возможно она надеялась пробиться к окну но… окон в этой внутренней комнате не было. Там были большой стол, диван, шкаф, большая кровать, несколько стульев, журнальный столик и маленькая деревянная дверь видимо в туалет или ванную.

— О! Сама пришла куда надо – дебильно смеясь, сказал один из рахитов, стоя в дверном проёме вместе с остальными тремя. Толстый Рустам маячил сзади.

— Какая щекастая дэвушка – сказал ещё один рахит с улыбкой идиота на лице.

— И ногастая – добавил другой.

Всё это относилось к Свете, на меня все пятеро с самого начала не обращали никакого внимания. Все взгляды были устремлены на крупную кобылицу Свету.

Рахит, которого она толкнула, что-то с возмущением пробурчал себе под нос и, подбежав к нам, схватил Свету за руку чуть выше локтя, пытаясь подтащить её к большой кровати в углу комнаты. Но не тут-то было. Светка, с силой вырвав руку, оттолкнула его. Но уже не так легко как в первый раз, а сильно двумя руками. Рахит упал на пол сильно ударившись локтями и спиной.

Он с трудом пытался подняться, громко ругаясь при этом матом. Видно было что он сильно разозлился после этого падения, тем более что всё произошло на глазах у его дружков. Остальные трое, увидев всё это, поспешили ему на помощь, помогая встать на ноги. Толстяк Рустам вошёл последним и сел на стул в дальнем конце комнаты, пристально наблюдая за происходящим.

Тем временем четверо рахитов обступили Свету кольцом. Я находилась просто в каком-то ступоре и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой от страха.

Двое из нападавших попытались одновременно наброситься на неё, у одного из них была в руках толстая верёвка, которую он достал здесь же из шкафа. Но Светка, отталкивая их, вывернулась из кольца и отбежала на пару шагов в сторону. Рахиты не отставали и снова обступили её. Сначала они старались по очереди схватить её за руки, но она всякий раз с силой вырывалась. Тогда один из них неожиданно бросился вниз, пытаясь ухватить её за ноги, но Света, отскочив, сильно прижала его глупую морду прямо в деревянный пол.

Видя, что нападая порознь, они не могут её скрутить, рахиты стали пытаться напасть на неё все вместе, но им никак не удавалось согласовать свои попытки и Света успешно отбивалась, отталкивая их от себя в разные стороны словно кегли.

Во время очередной попытки схватить её за руки, я краем глаза увидела как тот рахит, которого она сильно толкнула на пол ещё в самом начале, отойдя к кровати, стягивает наволочку с подушки.

Потом он тихо подошёл сзади и, пока Светка отбивалась от трёх других, резко накинул ей наволочку на голову.

Света, на мгновение прекратив отбиваться от нападавших, резким движением сбросила наволочку с себя, однако этого мгновения им хватило — двое бросились ей в ноги, двое других схватили её за руки.

Затем её повалили на пол. Туфли слетели с неё когда, уже сваленная на пол, она пыталась отбрыкаться ногами от наседавших на неё рахитов. Тот, у которого была верёвка, сделал большую петлю и, пока Светка боролась с другими, примеривался к тому чтобы как-нибудь поймать её руки в петлю.

Пытаясь подняться на ноги, Света опёрлась правой рукой об пол, но тут один из бандитов двумя руками резко подсёк её правую руку и завернул её ей за спину.

Оказавшись без опоры, Света снова начала заваливаться на пол и, пытаясь как-то восстановить равновесие, откинула левую руку в сторону. В тот же момент рахит с верёвкой накинул ей на левую руку петлю. Яростно сопротивляясь, она уже почти высвободила, завёрнутую другим рахитом ей за спину, правую руку, но рахит с верёвкой незаметно для неё подставил под её правую руку другой край петли. В следующее мгновение он резко дёрнул верёвку кверху и петля охватила Светины руки чуть выше локтей. Два других рахита помогли ему посильнее затянуть петлю у неё на локтях за спиной. Света яростно задёргала пальцами рук, пытаясь дотянуться до верёвки, но скинуть петлю уже не удалось.

Тогда, опять повалившись на пол, она, энергично двигая массивными бёдрами, попыталась отползти от наседавших рахитов, но они бросившись на неё сверху стали связывать ей руки с новой силой пока она не успела освободиться от петли.

Лёжа лицом вниз на полу, с задранными за спиной кверху, связываемыми руками, Света хаотично дёргала пальцами. Внезапно, дёрнувшись всем телом, перевернувшись на спину и лягнув одного из них ногой, она освободилась от наседавших рахитов и, быстро перебирая ногами по полу, отползла в сторону, пытаясь развязаться.

Дальше я уже не видела что происходит, потому что борьба переместилась на пол за диван. Диван, сдвинутый в разгаре борьбы со своего места, опрокинул стоявшие рядом стулья и небольшой журнальный столик. На большом столе попадали находящиеся там большие пластиковые бутылки с водой. Казалось, что вся комната дрожит от напряжения. Я видела только мелькание веревки и слышала звуки напряжённой борьбы на полу за диваном.

Потом я увидела, как, уже крепко связанную Свету, поднимают и несут на кровать. Руки ей спеленали верёвкой за спиной очень надёжно. Один рахит держал её за туловище, ещё один чуть пониже талии, а двое других ухватили за ноги. Но и в таком положении она продолжала сопротивляться, извиваясь всем телом словно гигантская, только что пойманная рыба.

Положив свою «добычу» на кровать, бандиты остановились рядом, в изнеможении пытаясь отдышаться после этой тяжёлой схватки. Света тоже тяжело дышала, лёжа на боку и яростно дёргая пальцами рук в попытках освободиться от верёвки.

Затем они расстегнули на ней рубашку и свернули её к связанным рукам, у ливчика сорвали застёжку, обнажив грудь. Но их больше интересовала не грудь, а большие Светины ягодицы, за которые они, отталкивая друг друга, старались её полапать. Один из них попытался стянуть с неё лосины, но Света, лягнув его ногой, стала энергично брыкаться лежа на кровати.

Тогда тот рахит, незаметно зайдя сзади, изловчившись ухватил её одной рукой сзади за туловище, а другой рукой сильно схватил её за щёки, запрокинув ей голову назад. Двое других поймали её за ноги, четвёртый обхватил ягодицы. Со связанными руками шансов вырваться у неё уже не было и, после короткой, отчаянной борьбы, Светины лосины полетели на пол.

Оставшись в одних трусах, она начала бороться ещё яростнее и, выбрав мгновение, сильно оттолкнула ногами одновременно обоих рахитов, державших её за щиколотки, высвободив ноги от их хватки и подняв их вверх в попытке лягнуть очередного из нападавших. Но в этот момент ещё один рахит, подавшись вперёд к кровати, резким движением сдёрнул с неё трусы до колен.

Света быстро согнула ноги в коленях и развела их в стороны, растянув трусы и не давая снять их с себя до конца. Рахит, держащий её сзади за щёки, ещё сильнее запрокинул ей голову назад-вверх. На мгновение растерявшись, она замотала головой пытаясь освободиться, но в этот момент три других рахита снова навалились на неё, один ухватил её за верхнюю часть бёдер, пытаясь свести бёдра вместе, два других схватили за лодыжки и, распрямив ей ноги, задрали их вверх, затем один из них дёрнул трусы вверх и они оказались на её задранных кверху ступнях.

В последней отчаянной попытке не дать снять с себя трусы, Света извивалась всем телом, пытаясь дёргаться пойманными ногами и связанными руками, но, ещё через мгновение, её трусы полетели на пол вслед за лосинами.

Дебильно смеясь и скалясь, рахиты похлопывали хаотично дёргающуюся Свету ладонями по гладко выбритой промежности. Потом её перевернули на живот, уткнув лицом в подушку. Она свела вместе ноги и сильно сжала массивные ягодицы.

— Вот это жопа!! – одновременно вырвалось сразу у двух рахитов, поражённых размерами её попы.

Толстяк Рустам, всё также неподвижно сидящий на стуле, тоже с восхищением пробурчал что-то себе под нос.

Рахит, которого она толкнула на пол ещё в самом начале, принёс из ванной тюбик с каким-то кремом и сказал, обращаясь к Рустаму, что: “по понятиям, девку надо наказать”. Затем, подойдя к кровати, он попытался обеими руками раздвинуть Свете ягодицы, но она ещё сильнее сжала попу.

— Сильна чертовка – медленно проговорил внимательно наблюдавший за происходящим Рустам.

Затем он сделал знак двум рахитам, которые были на вид немного моложе двух других, и те, схватив Свету за лодыжки попытались развести ей ноги. После яростного сопротивления, с трудом они раздвинули её ноги широко в стороны. Света попыталась перевернуться на спину, но ещё один бандит прижал её своим телом к кровати лицом вниз.

Лёжа на животе с сильно разведёнными в стороны ногами, она уже не могла сжать ягодицы, но продолжала подёргиваться всем телом, и от этого её большая попа подрагивала словно упругий холодец.

Рахит, принесший крем, выдавил целую горку крема из тюбика себе в левую ладонь и начал, дебильно улыбаясь, смазывать Свете между ягодиц. Она зарычала от злости уткнувшись лицом в кровать.

Затем к кровати подошёл Рустами наклонившись к Светиному лицу спросил:

— Тебя когда-нибудь брали в задницу?

Она молчала свесив голову с торца широкой кровати вниз. Рахиты тоже притихли, внимательно наблюдая как их дружок, с кремом на ладони, тщательно смазывает ей попу. Света снова начала подёргиваться.

— Ты молодэц, смэлая, хорошо сопротивлялась — сказал Рустам. — Я и Аскольд, которого ты толкнула на пол, выебем тебя в твою роскошную задницу и потом отпустим вас с подружкой. Согласна? Чэго малчиш? — он слегка потрепал Свету по щеке.

Она продолжала молчать свесив голову вниз и сильно сжимая от злости зубы.

— Задница совсем девственная — улыбаясь сказал, смазывающий Свету, Аскольд.

— Наверное не давала никому, силачка! — сказал ещё один рахит. Все пятеро рассмеялись.

— Держите её покрепче – сказал Аскольд, обращаясь к двум рахитам по краям кровати держащим Свету за лодыжки широко разведённых ног.

При этих словах Света задёргалась с новой силой, безуспешно пытаясь вырваться.

Разведя левой рукой ей ягодицы, Аскольд собирался просунуть, густо смазанный кремом, указательный палец правой руки ей в попу. Но Рустам отбросил его руки в сторону со словами:

— Нэт, я ее пэрвый проткну.

Затем он наклонился к Светиной опущенной с торца кровати голове и опять спросил:

— Ну так што? Жарили тебя когда-нибудь в жопу или нэт?

Света, не поднимая головы, сквозь зубы сказала:

— Пусть Лена выйдет.

— Нээт — протянул Рустам смеясь — Лэна будет свэчку держать — все снова заржали.

Потом он жестом подозвал меня к себе. Я, дрожа от страха, подошла на подгибающихся ногах.

— Значит тебя зовут Лэна, а как зовут нашу силачку? – спросил он.

— Све…, Света – с трудом произнесла я. От страха у меня кружилась голова.

— Ну так как? Ебли Свэту в задницу или нэт? – продолжал допытываться Рустам.

— …не…не знаю…нет… — дрожащим голосом ответила я.

— Хорошо. На тебе свэчку. Будэш держать.

Свечки в комнате не оказалось и он дал мне в руки простую одноразовую зажигалку. Газа там было совсем немного и через примерно минуту она потухла. Я как дура стояла с потухшей зажигалкой рядом с кроватью.

Тем временем Рустам, присев на кровать, поглаживал Свете ягодицы и ноги. Потом он медленно попытался просунуть два пальца ей в попу, но она, кистями связанных за спиной рук, сжала ягодицы не пропуская его руку.

— Сильна чертовка – снова сказал Рустам, мягко похлопав Свету по ляжкам прямо под попой.

Поднявшись с кровати он, подойдя к шкафу, достал оттуда два широких кожанных ремня.

— Держите ей ноги – сказал он обращаясь к двум рахитам по краям кровати. Затем он принялся её развязывать.

— Што ты дэлаешь, Рустам!? – забеспокоился стоящий рядом Аскольд. – Она же сейчас опять пихаца начнет. Мы тут все инвалидами останемся с этой кобылой – громко произнёс он, потирая свою ушибленную от падения спину. Рахиты опять засмеялись.

— Не начнёт – сказал Рустам.

Размотав и отбросив в сторону верёвку, он быстрыми движениями приподнял Свету за талию и свёл её руки спереди одна к другой.

В следующий момент, взяв один из ремней, Рустам затянул его у неё на запястьях. Сопротивляться, используя на несколько секунд освободившиеся руки, Света не смогла, потому что они сильно затекли от верёвки, но зато, выбрав удобный момент, она сильно двинула Рустама локтем прямо по уху и, задёргавшись всем телом, попыталась высвободить ноги. Но рахиты по краям кровати быстро навалились на её лодыжки, прижимая их книзу.

Рустам почему-то совсем не разозлился из-за полученного по уху удара и лишь негромко повторил:

— Сильна…

Затем он взял второй ремень и, несмотря на то что Света снова отчаянно задёргалась, затянул его у неё на руках чуть повыше локтей. Теперь её руки были связаны двумя ремнями спереди. Широкие ремни не так сильно давили как верёвка и теперь Свете было легче.

Но прикрыть попу связанными спереди руками было невозможно. Света лежала лицом вниз, туловищем упираясь в связанные руки. Её массивная попа возвышалась над всеми остальными частями тела. Упираясь подбородком в кровать, она попыталась сползти на пол. Изо-всех сил преодолевая сопротивление удерживающих её ноги рахитов, и дойдя лицом до торца кровати, она беспомощно свесила голову вниз.

Я по-прежнему стояла рядом с кроватью с потухшей зажигалкой в руках.

Рустам мягко взял Светины щёки в свои руки, приподняв ей голову.

— Расслабся. Это будет недолго — тихо сказал он.

И, помедлив несколько секунд, добавил:

— Пора начинать.

С этими словами он резким, неожиданным движением разжал ей зубы большими пальцами обеих рук. В этот же момент стоящий сзади один из рахитов быстро завязал Свете рот скатанным заранее в виде трубки полотенцем. Она отчаянно боролась рыча и мотая головой во все стороны, пытаясь освободиться от кляпа, но всё произошло слишком быстро.

Рустам почти мгновенно обошёл кровать, на ходу расстёгивая на себе брюки, увидев это, Света снова задёргалась всем телом, потом приподнявшись на связанных спереди руках и, используя их как опору, она вытянула голову вверх, пытаясь что-то возмущенно промычать сквозь полотенце-кляп.

Рустам, зайдя сзади, резко дёрнул её связанные руки на себя, Света беспомощно плюхнулась лицом в кровать, её попа оказалась намного выше головы.

Рустам не стал снимать с себя штаны полностью, лишь слегка приспустил их, видимо постеснявшись показать свой жирный зад. Его вставший член был довольно длинный, но тонкий. В следующий момент он лёг на кровать устроившись между ног Светы, лежащей на животе.

Двое держали её разведённые в стороны ноги, руки были крепко связаны ремнями, но она стала извиваться попой во все стороны, стараясь вырваться. Рустам, поймав её попу и прижав к кровати, сильно растянул в стороны её большие ягодицы. Я увидела розовый, блестящий от крема сфинктер, сжавшийся в небольшую пуговицу.

Тем временем Света, снова извернувшись всем телом, вырвалась попой из рук Рустама, продолжая яростно извиваться. Он снова попробовал прижать её массивную задницу к кровати но ничего не получалось. Тогда Рустам, приподнявшись, резко схватил Свету за горло правой рукой. Ещё через несколько мгновений она начала задыхаться, пытаясь освободиться от его хватки. Это отвлекло всё её внимание, а Рустам тем временем пытался прижать её попу к кровати левой рукой. Света задыхалась всё сильнее и сильнее.

Она прекратила вихляния задом, видимо думая только о том как бы не задохнуться. Рустам вдруг неожиданно отпустил её горло и схватился правой рукой за свой торчащий член. И, пока Света с трудом пыталась отдышаться, он, разведя насколько смог левой рукой ей ягодицы, быстро приставил правой рукой член к её сфинктеру и сильно надавил, подав свой толстый зад вперёд. Его член, как змея, медленно начал проникать в попу жертвы, постепенно овладевая ей.

Света замычав, опять быстро задергалась, но было уже поздно, освободиться от члена, ползущего ей в задницу, она не могла. Рустам, обхватив снизу обеими руками её живот, прижался к ней всем телом, посильнее насаживая Свету на член, и замер в таком положении, придавив её к кровати своей тушей.

Он, скорее всего, просто выжидал, лёжа на ней неподвижно, когда у неё закончатся силы сопротивляться. Подёргавшись ещё примерно минуту, пытаясь освободиться, и вконец обессилев, Света, тяжело дыша, прекратила борьбу.

Теперь Рустам начал ритмичные движения вверх-вниз своей задницей, постепенно ускоряя темп. Света рычала, в бессильной злобе вцепившись зубами в полотенце-кляп, но сил бороться у неё уже не было.

Рустам двигал задницей всё быстрее и быстрее. Во время энергичных фрикций его штаны вместе с трусами сползли вниз и, все находящиеся в комнате видели, как его жирный, волосатый зад трепыхается словно флаг на ветру.

Ещё через пару минут Рустам затрясся всем телом, сильнее прижимаясь к Светиной спине. В следующий момент он замер без движения и, полежав на ней неподвижно секунд сорок, с трудом поднялся и, на ходу застёгивая штаны, вышел в ванную.

В комнате наступила тишина. Рахиты, держащие Свету за ноги, робко лапали её бёдра. Рахит, которого звали Теймураз, приспустив на себе спортивные штаны и, стоя прямо рядом с кроватью, дёргал свой небольшой отросток. Он бросал на меня косые взгляды, видимо стесняясь. Я находилась в полной прострации, но продолжала держать в руках потухшую зажигалку боясь выронить её из рук.

Рустам принёс из ванной рулон туалетной бумаги. Отмотав большой кусок, он растянул Свете ягодицы и принялся вытирать ей попу. Света снова начала дёргаться. Её розовый сфинктер опять сжался в пуговицу. Тонкий член Рустама не смог его сильно растянуть.

Тем временем рахит, которого звали Аскольд резким движением стянул с себя штаны с трусами до колен. Ему стесняться было явно нечего: несмотря на рахитичное сложение хозяина, член его был очень даже не слабых размеров с какими-то шариками по всей длине и большой багрово-красной головкой. Сначала его набухший фаллос как-будто не подавал признаков жизни, но, стоило его владельцу слегка прикоснуться рукой к головке, как крупный член устремился кверху ещё больше увеличиваясь в размерах.

Я уставилась на Фаллос как кролик на удава, не понимая как у такого худого человека может быть такой толстый член с грибообразной массивной головкой. Рустам достал из кармана принесённый из ванной ещё один тюбик и бросил его Аскольду. Это был уже не крем, а обычный вазелин.

— Смаж ей жопу получше – с грустью в голосе сказал Рустам.

В следующий момент Рустам, подойдя к кровати, хотел прикрыть Свете глаза ладонью, видимо для того, чтобы случайно повернув голову назад, она не увидела какой кошмар её ожидает. Но не успел. Почувствовав, что все в комнате затихли, Света повернула голову и, увидев фаллос, снова задёргалась всем телом.

Аскольд сел на кровать у неё между ног, грубо оттянул в сторону одну из её ягодиц левой рукой и, выдавив вазелин из тюбика на Светин анус, начал снова её смазывать. Затем он быстрыми движениями смазал себе член, который теперь торчал почти вертикально вверх.

— Держите её крепче – сказал Аскольд двум рахитам державшим Свету за ноги.

В следующий момент он, пристроившись к её ягодицам попытался правой рукой с силой впихнуть член ей в попу. Света опять яростно извивалась.

— Пэрестань дергатся – сказал сидящий рядом на кровати Рустам – он тебе жопу порвет своей елдой.

Видя, что уговоры не помогают Рустам неожиданно навалился на Свету своей тушей, прижав её голову и плечи к кровати. Придавленная брюхом Рустама, Света уже не могла двигать туловищем и попой. Тогда она попробовала освободить ноги от захвата двух рахитов по бокам кровати, но те ещё сильнее прижали её лодыжки. Полностью обездвиженная Света тяжело дышала не желая сдаваться.

Аскольд, поймав момент, когда Света пыталась отдышаться после яростных попыток освободить ноги, правой рукой снова приставил головку члена к её попе и резко надавил. Света замычала от боли опять вцепившись зубами в полотенце.

— Терпи – громко сказал Рустам.

Член Аскольда сначала остановился, видимо уперевшись в сфинктер жертвы, потом вдруг резко проскочил в покорившуюся попу почти на всю длинну. Света конвульсивно задёргала пальцами ног, продолжая мычать.

Аскольд начал медленные движения своей тощей задницей. Видимо он хотел продлить «наказание» подольше и потому вначале двигался очень медленно. Минуты через две он стал постепенно ускорять темп. Света вначале мычала, потом мычание перешло в жалобные, ритмичные стоны в такт с каждым новым толчком массивного члена. Темп толчков нарастал.

Тем временем Рустам, приподнявшись, развязал на Светином затылке полотенце-кляп и отбросил скомканное полотенце на пол.

Теперь Света стонала громко во весь голос. На щеках у неё появился румянец. Аскольд не стал прижиматься к её спине, как это делал Рустам, а, оседлав её сверху, сильно развёл ей ягодицы руками, продолжая ритмичные движения членом. Её попа чуть ли не выворачивалась наизнанку.

— Будэш знать как старших пихат. – Приговаривал Аскольд.

Это продолжалось ещё несколько минут. Затем он повалился Свете на спину и с рёвом, ухватив её за плечи руками, сильно прижался к её попе нижней частью туловища, стараясь пропихнуть член как можно глубже. Света громко завизжала но Рустам быстрым движением придавил ей голову сверху подушкой.

Аскольд неподвижно лежал на своей жертве не вынимая члена из её попы.

— Отваливай – сказал Рустам – пора развязывать девку.

Аскольд медленно слез со Светы, вытаскивая свой быстро уменьшающийся фаллос. Затем он снова сильно растянул ей ягодицы руками, рассматривая результат своей “работы”. Теперь Светин сфинктер уже не мог сжаться в пуговицу. Сфинктера собственно уже и не было. Вместо аккуратного розового сфинктера теперь была большая красная дыра из которой медленно вытекала сперма. Я уставилась на эту дыру не в силах отвести взгляд.

Рустам отмотал от рулона ещё туалетной бумаги и протянул Аскольду со словами:

— Вытри даме задницу.

Аскольд, сложив туалетную бумагу в небольшой квадрат, медленно вытер Свете попу.

Тут я заметила, что рахит по имени Теймураз продолжает дрочить. Его трясло мелкой дрожью и теперь он уже ничего не стеснялся: спустив штаны до колен, он правой рукой быстро дрочил свой торчащий отросток, а левой придерживал снизу волосатые яйца.

Света, лежащая на кровати попой кверху совершенно без сил, приподняла голову и, обращаясь к Рустаму пыталась что-то сказать. Рустам наклонился к ней пониже.

— …хва…, хватит… — жалобно прошептала она опустив глаза и в следующий момент снова свесила голову с торца кровати вниз.

— Всё, хватит! – громко сказал Рустам, обращаясь к своим дружкам. Затем он снова вышел в ванную.

Убедившись что Рустама нет в комнате, Аскольд подкрался к лежащей без движения на кровате Свете и ухватив её левой рукой снизу за талию приподнял вверх так, что её попа оказалась задранной вверх. Затем правой рукой он резко надавил ей на нижнюю часть живота. Из раскрытой Светиной задницы начал с шумом выходить воздух. Все четверо рахитов довольно заржали. На мгновение вяло задёргав ногами Света в следующий момент снова замерла, прекратив сопротивление.

Дверь ванной отворилась и в комнату вошёл Рустам, он держал в руках большое махровое полотенце и прозрачную пластмассовую банку с каким-то гелем. Увидев Рустама, Аскольд отпустил свою жертву и отошёл от кровати. Света, постанывая, повалилась на кровать. Воздух снова начал вырываться из её попы. Управлять сфинктером она уже не могла и обмякнув лежала лицом вниз абсолютно неподвижно.

— Хватит! – Снова громко сказал Рустам и накрыл ей попу и ноги принесённым из ванны полотенцем.

— Наказали, тэперь надо отпускать – продолжал он.

— М…, можно мнэ? – Спросил Теймураз. Обращаясь к Рустаму, он перестал дрочить, спрятав отросток под майкой.

— Нэт, хватит – опять произнёс Рустам.

— Всего одну минуту. Я быстро. Всего одну минуту. – продолжал упорствовать Теймураз.

— А успэешь? – подал голос один из двух рахитов, державших Свете ноги пока её насиловали Рустам и Аскольд.

Но Теймураз, совершенно проигнорировав молодого рахита, с надеждой смотрел на Рустама.

— Ладно – махнул рукой Рустам – Но только задницу больше нэ трогать, хватит с неё. Письку тоже нэ трогать. Между ляжэк её выебешь. Одна минута у тебя.

Теймураз резко сорвал с себя штаны и отбросил их в сторону так, что они пролетев пол-комнаты приземлились в углу. В следующий момент он бросился к кровати, его трусы повисли у него на щиколодке правой ноги. Подошедший к кровати Рустам, отбросил в сторону полотенце, которым минуту назад укрыл Свету, и ухватив её за красные пятки, свёл ей ноги вместе.

С перекошенным от напряжения лицом Теймураз всё-таки попытался пристроиться к её попе, но Рустам оттащил его пониже.

— Между ляжэк…, между ляжэк! – кричал Рустам, оттаскивая рахита.

Теймураз дрожащими руками сунул свой короткий отросток сзади между массивных Светиных бёдер и, крепко схватив её снизу за живот, начал очень быстро двигать отростком вверх-вниз, елозя его между Светиных ляжек чуть пониже попы.

Минута не понадобилась. Примерно через 15-20 секунд судорожных движений он затрясся в оргазме всем своим телом. Ещё секунд через тридцать оглянувшись по сторонам и не найдя взглядом туалетную бумагу, принесённую Рустамом из ванной, Теймураз, сорвав с правой ноги свои трусы, принялся вытирать сперму раздвинув Свете бёдра и приговаривая:

— Хороша краля. Подожди, я тебя ещё отжарю в задницу.

Света, приподняв голову, пыталась помутневшим взглядом найти Рустама.

— …хва…, хватит…, не надо больше…- опять тихо произнесла она глядя на Рустама. И снова опустила глаза.

— Всё, всё, не бойся – негромко сказал Рустам поглаживая Свету по коротко подстриженному затылку.

Затем он, оттащив от кровати Теймураза, громко произнёс глядя на своих подельников:

— Проваливайте отсюда. Хватит!

Все четверо неохотно вышли в наружную комнату.

— Ты што охуел што ли!? – послышался за дверью голос Аскольда. — Пойди одэнься!

Дверь снова открылась и что-то бормочущий Теймураз в одной майке пробежал с голой жопой через всю комнату в угол где валялись его спортивные штаны. Когда он, прихватив с собой штаны, бежал назад к двери, Рустам с силой бросил в него рулон туалетной бумаги.

Потом он принялся осторожно расстёгивать ремни, крепко держащие Светины руки. Справившись с ремнями, Рустам помог ей снять высоко закатанную на спину рубашку и избавиться от остатков порванного лифчика.

Сев на кровати, Света с трудом растирала затёкшие руки. Рустам мягким жестом показал ей дверь в ванную. Света хотела поднять с пола свои трусы, но он, жестом остановив её, дал ей с собой только большое полотенце. Мне он разрешил сесть на диван. Прежде чем сесть я дрожащими руками протянула ему зажигалку.

— Держала свэчку? – Рустам удивлённо посмотрел на меня.

— Д…да – тихо произнесла я опустив глаза вниз. Я очень боялась его чем-нибудь случайно разозлить.

— Ай молодэц! – громко сказал Рустам.

Затем я осторожно присела на краешек дивана, безуспешно стараясь унять дрожь в руках.

Минут через пятнадцать Света, пошатываясь и опустив голову вниз, вышла из ванной почему-то даже не обернув полотенце вокруг талии. Рустам обернулся, увидев её выбритую промежность. Света не спеша и, всё также с опущенной головой, обернула полотенце вокруг талии, совершенно не стесняясь Рустама. Грудь она даже не пыталась прикрыть.

Рустам, сев на кровать, жестом поманил Свету. Опустив глаза в пол, она подошла к тому месту где он сидел. Повернув её к себе спиной, и, удерживая за живот, Рустам медленно развернул полотенце, уставившись на её ягодицы.

— Хороша… – тихо произнёс он. – Наклонись вперёд и растяни задницу – продолжал Рустам.

Некоторое время она стояла неподвижно всё также опустив глаза.

Затем, сильно покраснев, Света наклонилась вперёд и, обеими руками медленно развела широко в стороны массивные ягодицы. Рустам, открыв банку с принесённым из ванной гелем, смазывал ей задницу со словами:

— Так тебе полэгче будет.

Через минуту Рустам разрешил ей отпустить попу и распрямиться.

— Я хочу сам надэть на тебя трусы – сказал он.

Она стояла неподвижно, наклонив голову вниз. Подобрав с пола Светины трусы, Рустам не спеша вывернул их лицевой стороной наружу, затем сильно растянул левую половину трусов в кольцо и, наклонившись вниз подставил их ей под ноги. Света медленно вдела в кольцо растянутых трусов левую ногу, Рустам тут же растянул правую часть трусов и подставил ей под правую ногу. Всё так же медленно она просунула в трусы правую ногу.

Затем, надев ей трусы до колен, он снова повернул её попой к себе и поочерёдно поцеловал обе ягодицы. Она снова опустила глаза вниз. Наконец Рустам, натянув трусы ей на попу, увесисто похлопал Свету по одной из булок.

Потом она, подняв с пола лосины и надев их на себя, собиралась надеть и рубашку, но Рустам, увидев её большую задницу, туго обтянутую лосинами, опять притянул Свету к себе, поглаживая по попе и бёдрам. Она пошатнулась и… в следующий момент беспомощно присела к Рустаму на колени, опять опустив глаза. Рустам поочерёдно поцеловал Свету в обе покрасневшие щёки.

После этого он помог ей надеть её длинную рубашку, спрятавшую под собой крупные ягодицы. Найдя разбросанные в разные углы комнаты Светины туфли, он надел их на неё поглаживая ей ноги ниже коленей.

— Эти дэстрофики за дверью хотэли бы ещё с тобой «поиграть», но я им конэшно не позволю и отвезу вас с подружкой куда скажэш — сказал Рустам обращаясь к Свете и прижимая её к себе рукой за плечи.

Пройдя вместе с ним через наружную комнату к входной двери (под горящими взглядами сидящих за столом с едой рахитов) мы сели в машину Рустама и он, по просьбе Светы, довёз нас до центра города, нашёл такси и заплатив таксисту приказал тому отвезти нас по домам. Испуганный таксист энергично кивал головой…

S: так тяжело хранить секреты (особенно чужие).