День РожденияЗдравствуйте, меня зовут Аня, мне 20 лет. Я студентка одного из престижных государственных ВУЗов Москвы. Родом я из Подмосковья, основную часть времени, я живу в Москве, в студенческом общежитии, но каждые выходные, я возвращаюсь домой к маме. Точно так же началась и эта история. Я возвращалась домой, после тяжелой недели. В тот день, я задержалась в городе дольше, чем следовало, и пропустила последний автобус до родного города. Оставаться не хотелось, и потому я решила взять такси. Большинство машин отказывались ехать так далеко или заламывали непомерную цену. Расстроившись, я отправилась пешком по шоссе в направлении дома, надеясь поймать машину по дороге. Расскажу немного о себе. Я невысокого роста, брюнетка, второй размер груди. В тот день на мне было черное свободное платье, джинсовая куртка и простые очки в легкой железной оправе. И вот, я иду по обочине шоссе, прижимаю к себе небольшую сумочку и вытягивая руку при виде любой проезжающей мимо машины. И вот, наконец, мне повезло. Рядом остановилась красная шестерка, явно видевшая и лучшие времена. Внутри сидел мужик лет тридцати, выглядел он вполне прилично, если не считать побитого вида машины и слегка поношенного спортивного костюма. Он согласился отвезти меня до дома за нормальную цену. Я согласилась и села к нему.

По дороге мы болтали. Водитель оказался вполне милым парнем. Много шутил, хорошо поддерживал разговор. Я даже и не заметила, как он свернул с шоссе. Это была не знакомая мне дорога, она была хорошо освящена, и машин на ней было куда больше чем на шоссе. Слегка осмотревшись, я поняла, что никогда не бывала в этих местах. С легким беспокойством я поинтересовалась у водителя, не заблудился ли он. Парень за рулем спокойно ответил, что дорогу знает хорошо, и что так намного короче. Нервы слегка шалили, но я решила довериться ему. К тому же, выходить посреди незнакомой дороги не хотелось. Прошло еще, какое то время. Машина подъехала к едва заметному съезду на просёлок. Не говоря ни слова, водитель отправил машину во тьму ухабистой дороги. И тут я заволновалась по-настоящему. Я попыталась попросить шофера высадить меня, но он отказывался остановить машину. Он не проявлял никаких эмоций, казалось все так и должно быть. Он говорил, что ему надо заехать к другу, передать ему подарок на день рождения. По его словам, это было не далеко и не заняло бы больше минуты. Вжавшись в кресло, я решила, что прыгать из машины на ходу было бы слишком рискованно. Вместе этого, я достала телефон, чтобы позвонить маме и сказать номер машины, на которой меня увозят непонятно куда. К моему ужасу, батарейки не хватило даже на то, чтобы набрать номер. Тем не менее, я сделала вид, что разговариваю, хотя на водителя это не произвело ровным счетом никакого впечатления.

И вот, мы приехали. Огромный дом, огороженный двухметровым кирпичным забором с огромными стальными воротами на радиоуправлении. Когда мы въехали внутрь, они тихо захлопнулись за нами. Мне было страшно, но непринужденность водителя заставила меня немного расслабиться. Шофер предложил мне пойти с ним, но настаивать не стал. Он вышел из машины, взяв праздничный сверток с заднего сидения. Легким бегом, он побежал в большой каменный коттедж, занимавший дальнюю часть участка. Я осмотрелась. Недалеко от ворот располагался праздничный стол. Рядом с ним стоял мангал. При свете нескольких уличных фонарей, большая группа мужчин жарила шашлыки и выпивала. Судя по крикам, праздник шел уже не первый час. Я сидела, вжавшись в сидение, в надежде, что шофер скоро вернется, и мы уедем отсюда.

Надежде моей не суждено было сбыться. Шофер вернулся в сопровождении огромного мужика, он был на голову выше моего попутчика, а плечи его были настолько широки, что казалось, он мог бы без труда нести нашу шестерку на спине. Он подошел ко мне и открыл дверь. Говорил он медленно, судя по всему, с трудом связывая слова. Человек-гора предлагал мне выйти и выпить за его рождение, за друзей и тому подобное. Я отказывалась, отбивалась, как могла. Водитель первое время молчал, потом тоже подключился к уговорам, мол, иначе он не отстанет. Но когда он понял, что уговоры не действуют и на меня, он переключился на именинника. Он говорил, что уже поздно и нам нужно ехать, но «новорожденному» было все равно. Пока мы спорили, центр празднования переместился от стола к нашей машине. Открытую дверь обступил плотный полукруг из мужчин. Все они не уступали телосложением виновнику торжества. Естественно, подвыпившая толпа поддерживала именинника. Мы бы наверно спорили еще долго, но толпа не была настроена на долгие разговоры.

Парни, не слушая моих протестов, отстегнули мой ремень безопасности и вытащили меня из машины. Под одобрительные крики, меня потащили к столу. Меня слегка толкали, тянули за руки, но в целом все было нормально. Тем не менее, мне было безумно страшно. Я прижимала сумочку к себе и надеялась, что все закончится хорошо. Я поддалась толпе и пошла вместе с потоком. Однако руки от меня не отстали. Теперь парни уже не толкали меня, а нагло лапали. Я терпела, не решаясь противостоять целой толпе. Но тут, я почувствовала, что одна из рук лезет мне под платье. Терпеть это было уже нельзя. Я попыталась остановить наглеца. Моя рука сжалась вокруг запястья обидчика, только чтобы осознать, что моя ладошка толком не может даже обхватить огромную руку противника. Я оглянулась и увидела пьяную ухмылку именинника. Момент и он притянул меня к себе. Двух движений ему хватило, чтобы разорвать мое легкое платьице на две части. Только мои руки и джинсовая курточка удерживали остатки платья на мне. Я пыталась прикрыться, моя сумочка прикрывала грудь, а рука трусики. Но толпе явно нравились новые правила игры. С меня сдернули куртку и остатки платья. На мгновение толпа отпрянула. На мне остался только белый лифчик и желтые трусики, которые я силилась прикрыть. Затишье продлилось едва ли дольше мгновения. Меня опять схватили со спины. Один из гостей праздника ловким движением схватил мои ноги и стянул с меня трусики. Другой профессиональным движением снял с меня лифчик. На мне уже не было ничего кроме очков. Я видела, как мое белье падает на траву. Меня подняли, и понесли. Я брыкалась, как могла, но казалось любое мое движение, давят мощные мышцы обидчиков. В одном из своих безумных рывков, я заметила, как чья-то мощная рука поднимает мои трусики. Еще рывок и я вижу, как мужчины начинаю расстегивать ремни на джинсах. Казалось, что меня несут не конкретные мужчины, а толпа в целом. Как будто все мужчины во дворе слились в единый организм, единственной целью которого было нести меня.

Я не видела, как со стола скинули посуду, меня просто бросили на него. Удар о деревянный стол был не приятным, но терпимым. Мужское море обступило меня. Кто то держал меня за руки, кто то за ноги, а чьи-то руки без цели гуляли по моему телу. Не единая клеточка моего тела не избежала похотливых прикосновений толпы. Я покрывалась синяками в самых неожиданных местах. Мне было безумно страшно. Я кричала, как могла, но это не помогало. Я кричала пока меня несли, и продолжала кричать лежа на столе. Крики не помогали, в какой-то момент я просто перестала слышать собственный голос, сквозь гул толпы. Поняв это, я стала обращаться к тем, к кому могла, к ближайшим ко мне мужчинам. Я умоляла отпустить меня, обещала заплатить, умоляла взять кошелек из сумочки, обещала никому не говорить о произошедшем. Пока я молила, мужчины, не прекращая орать, раздевались. Я видела, как разделся мужчина, подобравший мои трусики. Его член уже стоял. Как только он разделся, он обмотал мое белье вокруг своего жезла и принялся его надрачивать. Это было ужасно, маленький кусочек ткани казался еще меньше на его огромном члене. Я пыталась не думать о том, что произойдет дальше.

Парни, державшие мои ноги слегка раздвинули их. Приподняв голову, я увидела, как от толпы отделился мужчина. Он был заметно пьянее остальных, но это его не останавливало. Он опустился на колени передо мной на колени. Его трясущиеся руки принялись ласкать мое лоно. Его движения были грубыми и неумелыми. Было неприятно, но руки, продолжающие без устали мять мою грудь приносили гораздо больше боли. Тем не менее, я была в ужасе. Я всеми силами старались вывернуться из рук обидчиков, или хотя бы немного свести ноги. Все тщетно. Все что у меня вышло, это немного пошевелить бедрами. Телу пытающемуся ласкать меня это польстило. Он решил, что я с ним заигрываю. Господи, за что? Он принялся еще усерднее «ласкать» мое абсолютно сухое лоно. Но тут из толпы выходит еще одна фигура. Я узнаю его, это был виновник торжества, именинник. Он положил свою огромную руку на плечо «телу» и попросил его отойти. Тот хоть и сопротивлялся, но, в конце концов, уступил. Увидев огромную фигуру именинника, я принялась отбиваться с удвоенной силой, а он просто сидел передо мной и смотрел. Продлилось это не долго. Буквально через минуту, его язык принялся ласкать мою киску. Кончиком языка он раздвинул мои губки и не торопясь, прошел от самой дырочки до верхушки клитора. Затем его язык начал танцевать безумный танец вокруг моего чувствительного бугорка. Это было ужасно. Меня насиловала толпа пьяных гоповатых мужиков, каждый из которых вызывал у меня отвращение. Но самым страшным было то, что мне начинало это нравиться. От низа живота по всему телу расходились волны тепла, а вместе с ними приходило ни с чем несравнимое удовольствие и возбуждение. К слюне именинника быстро прибавилась моя собственная смазка, а движения бедер стали куда более плавными. Чтобы не застонать от удовольствия, я вновь принялась кричать и звать на помощь. Естественно никто ничего не слышал, но так было легче. Я старалась не думать о небольшом пожаре, разгорающимся у меня между ног, пыталась сосредоточиться на боли в покрытой синяками груди, но тщетно. Мои бедра помимо моей воли стали подмахивать насильнику, я чувствовала, как волна удовольствия накатывает на меня и готовиться накрыть с головой. Еще момент и это случилось. Все мое тело свела судорога неописуемого удовольствия, ноги рефлекторно попытались сжать голову, прильнувшую к моему лону. Я кончала. Не прекращая кричать и молить о помощи, я думала о том, чтобы язык, ласкавший меня, не останавливался.

Спустя какое то время, я вновь обрела способность мыслить. Именинник уже отошел от меня, а его место занял какой то другой парень. Сорвав голос во время оргазма, я больше не могла кричать и опять стала обращаться к мужчинам рядом со мной. Я вновь и вновь повторяла свои просьбы отпустить меня. Но в этот раз, мои мольбы продолжались не долго. Я почувствовала горячую жидкость на своей ноге. Подняв голову, я увидела текущую струйку спермы. Только в этот момент, я поняла, что изменилось в толпе. Большая часть мужчин уже были полностью обнажены. Их переполняла похоть и возбуждение, а мой оргазм еще больше их распалил. Я видела, как в разных частях толпы, отдельные мужчины принимались мастурбировать глядя на меня и похоже один из них только что кончил. Это было жутко. Я содрогалась при мысли, что они могут все разом кинуться на меня. Но вот один из них стоит передо мной в нерешительности. На нем тоже нет одежды, его налитый кровью член находиться прямо на уровне моей все еще разгоряченной киски. Заминка длилась не долго. Следуя примером именинника, парень опустился на колени и принялся ласкать меня. Это было только начало. За ним было еще несколько парней, и каждый из них с особым упоением и энергией набрасывался на мою киску. У каждого была своя техника и особые приемчики. Но результат у всех был один. Я кончала. Кончала и извивалась в руках своих насильников. Это была особая форма унижения. Мой разум протестовал, как мог, но тело безрассудно отдавалось ласкам незнакомых мужчин. Смесь из слюны и моего сока капала с моих бедер на стол, и я хорошо чувствовала это. Тем временем мое тело и стол вокруг меня покрывались мужской спермой. Стоило мне забиться в очередном припадке, как я чувствовала несколько свежих струек на себе.

Вновь придя в себя, после очередного оргазма, я увидела, что передо мной вновь стоит именинник. Он был полностью обнажен, и я могла видеть, как он рукой подносит свой член к моей утомленной серией оргазмов киске. Я попыталась сжаться, в надежде, что он не войдет, но мышцы отказывались слушаться меня. Моя слегка утомленная и хорошо смазанная киска легко его приняла. Из-за серии оргазмов, мое лоно было особенно чувствительным, я чувствовала каждую вену на его могучем жезле. В панике, я подумала, что если бы не все эти парни, то я бы в жизни не смогла бы принять его. А он, первым же резким движением вогнал своего бойца в меня целиком.

Он двигался очень быстро. Было видно, что ожидание далось ему тяжело. Его удары были настолько сильными, что парни, державшие мои ноги, не справлялись и на мгновение упускали меня. Ненадолго, всего на пару мгновений, они мгновенно возвращали себе контроль над ситуацией. Я быстро пришла в себя, морока от оргазмов как небывало. Я вновь осознала себя посреди толпы возбужденных насильников. Страх на время приглушенный удовольствием вернулся, но с новой примесью. Я чувствовала тело мужчины бравшего меня, он был на пике. В любой момент, он мог кончить. Меня приводила в ужас мысль, что он может кончить в меня. Я приподняла голову и увидела его глаза. Они были полны блаженства, хрусталика почти не было видно. Он посмотрел на меня в ответ и еще больше увеличил темп. Он был совсем близко. Я с новой силой принялась кричать. Я вновь умоляла и просила не кончать в меня. В этот раз я предлагала им сделать все, что они захотят, лишь бы не ощутить внутри себя семя насильника. Он смотрел на меня и не останавливался. Мои крики явно доставляли ему удовольствие. Еще пара ударов и это случилось. Густая теплая жидкость брызнула в меня. Он и не думал доставать свой член, наоборот, он только еще глубже загнал его в меня.

Именинник отошел, на его место пришел другой парень. А на его место третий. Каждый из них в точности повторял за именинником. Все они набрасывались на меня словно дикие звери, долбили меня так быстро, как только могли. И конечно каждый из них кончал в меня. Моих криков никто не слышал, всем было абсолютно плевать. В какой-то момент, мне тоже стало все равно. Я перестала кричать, перестала сопротивляться. Я просто расслабилась и просто надеялась, что все скоро кончиться. Это была ошибка. Толпа быстро заметила это и ей это явно не понравилось. Задние ряды загудели, им хотелось шоу.

И вот, еще один парень кончил, тонкая струйка спермы вылилась из моей киски на деревянный стол. И тут, прежде чем я успела что-либо понять, схватил меня за плечи и резко перевернул на живот. Меня поставили на четвереньки. Все происходило слишком быстро, я даже не понимала что происходит. Все тот же парень схватил меня за голову и легким движением вогнал свой член мне в рот. Его не интересовало мое участие, он делал все сам. Он просто насаживал мою голову на свой член. В порыве отчаяния, я решила отыграться. Мои зубы крепко сомкнулись вокруг ствола его достоинства. Я думала, это поумерит его пыл или хотя бы задержит, но я ошибалась. В ту же секунду на мое лицо обрушились две мощнейшие пощечины, с разных сторон. Я разжала зубы. Еще две пощечины. Очки слетают с меня и падают на землю. Я наблюдала за их полетом. Я видела, как они упали на землю. Там, где еще полчаса назад росла трава, теперь была грязь, мужчины просто вытоптали пространство вокруг стола. Парень, которого я укусила, поднял мое лицо за подбородок и посмотрел мне в глаза. Ему ничего не надо было говорить, я была готова сделать все сама. Но моя плоть его уже не интересовала, ему хотелось отомстить. Еще две пощечины, а потом еще и еще. Он продолжал, пока я не начала рыдать. Мои щеки горели и по ним тонкими струйками прохлады текли слезы. И тогда он вернул свой член на место. Я плакала и боялась сделать лишнее движение зубами. Слезы со щек падали прямо на перепаханную землю. Парень продержался не долго, уже через минуту, мне в горло выстрелил горячий заряд семени. Кончив, он нагнулся, поднял с земли мои очки и надел их на меня. Он сказал, что мне идет.

Толпа быстро прониклась новой игрой. Теперь предметом всеобщего внимания стал мой рот. Часто, меня предварительно били, но это было без надобности, я просто не могла перестать плакать. Слезы текли по моим щекам помимо воли. Парни подходили и подходили. Сперва, я пыталась глотать сперму, затем меня стало тошнить и я начала сплевывать. Как же это было ужасно. В тот момент, я даже радовалась, что некоторые парни кончают мне на лицо и у меня есть немного времени отдышаться.

И тут вновь вернулся именинник. Я не видела его, но его член ни с чем нельзя было спутать. Его огромная головка, слегка пройдясь по моей киске, принялась таранить мой анус. Я чувствовала это и знала, что помешать ему мне не удастся. Он все равно сделает это и не важно, что кроме спермы смазки у меня уже не осталось. Я едва могла дышать из-за парней, постоянно насилующих мой рот, но я попыталась расслабиться. Должно было быть не так больно. Не помогло. Ему не хватило терпения. Вместо того чтобы постепенно продавливать мою попку, он принялся долбить ее. Еще сильнее, чем до этого мою киску. Ни до, ни после мне еще никогда не было так больно. Я кричала своим хриплым, сорванным голосом, не замечая членов у меня во рту. Мое тело сводили судороги боли. Они были настолько сильны, что иногда мне даже ненадолго удавалось вырваться из держащих меня рук. Внутри все горело. Все свои усилия я сосредоточила на том, чтобы расслабиться, но тщетно. Я мечтала отключиться, потерять сознание, но не могла. Я чувствовала, как член насильника смазывает моя собственная кровь.

Толпа будто бы расступалась. Именинник поднял меня, не выходя из моей попки. Он лег на землю, а я осталась сверху. Мужчины вновь обступили меня. Они держали меня и мастурбировали, наслаждаясь моими страданиями. Боль заполнила все мое существо, все тело горело, меня била дрожь. Я чувствовала, как на меня льется сперма со всех сторон, она казалась мне прохладной, только эти потоки удерживали меня в сознании. Но вот, член именинника начал извергаться в моей попке. С каждой каплей спермы, выпущенной в мою попку, я теряла силы. Казалось, что член во мне заменил позвоночник, это было единственное, что заставляло меня держаться. Стоило мужчине подо мной встать, как я отключилась. Он приподнял меня со своего члена, и я просто упала лицом в грязь. Так они меня и оставили. Я лежала на земле, вымазанная в мужской сперме и собственной крови. Из одежды на мне остались только черные стальные очки, вымазанные в грязи и сперме. Мои спутанные темные волосы казались, побелели на тон, от семени вылитого на них. Я не знаю, сколько я так пролежала. Меня нашел хозяин участка, у которого именинник его арендовал. Он вызвал скорую как только меня увидел, так что мне не в чем его винить. Я не пострадала, но и именинника так никогда не нашли.