Чужая бабушка.В СССР секса нет!

Часть 1.

‘Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего не известно!

Вот последняя правда, открытая мной. ‘

Омар Хайям.

Пролог. Размышления.

Когда я прикрыла за собой дверь, в душ, то тут же привалилась к холодной, облицованной кафелем стене. Изнутри, меня всю колотило! Тело покрылось «гусиной кожей» Этот мальчишка, нет молодой и хорошо сложенный мужчина, пробудил во мне самые сокровенные желания. Нравится и быть желанной, не просто партнершей на одну ночь, а нечто более. Я чувствовала, он хочет меня, и пытается, в меру своих сил не навязываться, давая мне время: либо отвергнуть, его робкие притязания, либо согласиться с ними. Он разбудил во мне женщину! Ту, о которой я забыла, которая умерла вместе с мужем. Он был единственным и неповторимым для меня. Ни до, ни после, не было, ни кого.

Он, мой Михаил, был необходимым и достаточным, в моей жизни! Но он ушел, и я на все эти годы, глубоко во внутрь себя, спрятала свое женское начало! Но его нет, а есть этот молодой, симпатичный парень. Чуть не уверенный в себе, но не показывающий вида! И если быть честной, хотя бы с самой собой, то я хочу его, тело изнывает, по забытой мужской ласке, и требует ее.

Да я и сама хочу! И что, что он моложе моей дочери, и годится мне в сыновья? Он ведь не мой сын! Он просто молодой мужчина, и ему это, то же надо! Но, какая то маленькая, частица меня, противным голосом, твердила: выйди, извинись, оденься и уйди. Он отпустит тебя, все будет по прежнему. Будешь любить внука, дочь, … ей вторили все остальные меня: завидовать ей, что у нее есть муж, с вожделением смотреть на мужчин … и тихонько прозябать в своей «уютной» квартирке!

В это время, словно подслушав мои мысли, распахнулась дверь, и Андрей не заглядывая, протянул мне полотенце. Повесь там, вытираться… И опять этот противный голос: вот, завернись в него, и уходи, беги отсюда, без оглядки…

Я встряхнула головой, гоня прочь мысли, и встала под душ. Горячие, почти кипяток струи из душа, омывали мое тело. Капли с шумом ударялись о тело, разлетаясь в стороны, или стекали щекочущими струями, приятно разогревали кожу. Внутренний холод, под струями воды, отступал, Проблемы исчезали, кроме одной, скорее этического характера. Машинально, я схватила мочалку, намылила ее и стала тереть себя, изо всех сил. Но стоило только мне, в процессе мытья, коснуться своей груди, меня, словно током дернуло. Перед внутренним взором памяти, всплыло ощущение горячей и крепкой мужской руки, проскользнувшей под мой бюстгальтер! Как она нежно гладит мою кожу, чуть сжимая соски, и я буквально «улетала» от возбуждения! В паху все заломило, память играла не по правилам.

Она напомнила и другую руку, которая нежна гладила мой лобок и вульву, и как я, закусив губы, давила в себе стоны, если он задевал клитор. Мне хотелось его большого и горячего члена, что бы он, со всей твердостью, вошел в меня, «прочистил все застоявшиеся органы», а его сильные руки, что бы в это время: мяли, ласкали, массировали, все, до чего могли дотянуться. Я почувствовала волну оргазма, душераздирающие спазмы накатывали на меня с головой, бросая в дрожь. Что то потекло между ног, и я кончила! Кончила под душем, от одних только мыслей. О нем! Я смыла с мылом свои фантазии и переживания, подняла руки вверх, подставив их, под тяжело бьющие струи воды.

Слышу скрип открывающейся двери, но мне не до него, я просто прихожу в себя от своих фантазий и воспоминаний. Потом мои груди оказались в плену рук. Его рук! Тело сразу узнало это. Я не выдерживаю и вскрикиваю, все остальные звуки, пытаюсь не выпустить наружу. А его руки, «О боже», умелые руки, уже массируют мою грудь, соски, гладить живот и лобок. Что то твердое упирается в спину. Оно мешает, я опускаю руки вниз, завожу их за спину и хватаю этот предмет. «О Господи», не произвольно кричу я, этот предмет и есть то, о чем я мечтала, настоящий мужской орган, красавиц, он такой большой и твердый, что становится даже страшно! Я хочу посмотреть на него, полюбоваться, но…

Часть 1. Разрешите представиться: Я!

Шел 19 год. У меня в очередной раз воспалилась язва желудка, и я угодил в больницу. После лечения в стационаре, мне пришлось поехать в санаторий. Поздней осенью. Путевку выделил профком « на бедность, больному студенту», тогда это было в порядке вещей, тем более в межсезонье. Ну, ‘’Дареному коню, в зубы не смотрят’’, народные приметы надо уважать!

Собрался в стиле — спортивный парень, без костюмов и галстуков. Взял банку растворимого кофе, сахар, кипятильник, пачку печенья и чая. Кружку и банку кипятить воду, тоже добавил. На всякий случай маленькую бутылочку коньяка, лечиться, если простыну. Ну и сапоги, осень все же.

О себе: Я простой студент, нашей Великой страны. Не женат. Своя квартира, жигули. Мне 22 года. Не Бельмондо, но все же! Некоторым женщинам нравлюсь, с переменным успехом. (Иногда самокритика полезна!)

Ну, короче, собрался, поехал. Ехать поездом, аж два дня. Приехал на море, хорошо, но уже не покупаешься. Так, санаторий с виду приличный, но толком пообщаться не с кем. Мужики лет за 50, женщины то же. Ладно, хоть поселили в одноместном номере. В первый день осматривался. На второй день меня принял лечащий врач, назначил лечебные воды, прогулки, электрофорез на желудок, с каким то лекарством. С 10 часов процедуры, потом прогулка. Что делать, начал гулять вдоль моря. Было еще тепло, но не покупаешься. Гулял по аллеи вдоль пляжа. На второй день увидел женщину с мальчиком. Они то же прогуливались, правда, пацан все лез к воде, собирая ракушки, красивые камешки и прочую мелочь. Из разговора понял: бабушка с внуком. Отдыхают тут же, в санатории.

Часть 2. Знакомство.

Гуляя на следующий день, увидел их опять. Проходя мимо поздоровался. Она попросила у меня огоньку, достал зажигалку, дал. Она прикурила, вернула зажигалку, я то же закурил. Постояли, покурили. Поговорили о том, о сем. Потом разошлись. Днем видел ее в столовой, кивнули друг другу, как старые знакомые. В следующий раз встретились после ужина, идя домой. Оказывается, они жили в том же корпусе, даже на том же этаже, где обитал я, только дальше. Договорились гулять вместе. Все веселее. Так мы и познакомились. После этого стали ходить вместе, она внука выгуливает, а я себя, с ними за компанию.

Звали ее Галина Ивановна, лет ей было около 45 — 50, рост 175 см. Несколько увядающее, милое лицо, темные глаза. Полные губы, не большой нос. Косметики минимум, только оттенять нужное, не то что эти старые клуши, накладывающие «тонну штукатурки» на лицо. Женщина она была статная, размер груди на мой взгляд ну не меньше чем 4,5. Довольно подтянутая, правда был виден небольшой животик, крепкая попа, ноги, ну то что видно, красивые, размер обуви где то 38. Внук ее Толя, был шалопаем, 7 лет от роду.

Приехала она из города ‘N’ в Сибире, и добиралась на день дольше, чем я, с Урала. Прибыли мы в один день, и уезжать должны то же, через 24 дня. Как я понял из разговора, путевку ей «устроила» дочь, медик. А пацана выдали в нагрузку. Приехала отдыхать, ну и если пропишут, полечиться. Хотя честное слово, выглядела она на фоне остальных «местных» женщин, до не приличия здоровой. Кровь с молоком. Жили они так же, в одноместном номере, а для парня выдали раскладушку. Правда за его питание в столовой, пришлось заплатить. Ну это было далеко не разорение, если учесть, что путевка как и моя, была бесплатной.

Несколько дней мы вместе прогуливались по утрам, после процедур. Мне назначили электрофорез, верхней части живота (желудка). Генка летал по пляжу собирая камешки, пару раз пытался «нырнуть» в море, а мы просто разговаривали. Она оказалась начитанной, грамотной женщиной, учительницей младших классов. Что у нее с работой, и как она в разгар учебы, ушла в отпуск, я не спрашивал. Ни каких планов в отношении ее я не строил, соответственно не выпендривался, просто был собой. Ну вообще, могут же мужчина и женщина общаться просто так! Так прошло 4 дня. Мы уже общались как хорошие знакомые, и вот в столовой появилось объявление: «Сегодня танцевальный вечер, для тех кому за 30. Приглашаются все! » Самое смешное, что те кому до 30, в санатории, на данный момент, был только я! Не могу скрыть гордости, но я был самым молодым кавалером, в этом геронтологическом рассаднике. Исключая Толю, конечно! Обсудили данное объявление, посмеялись, но решили сходить. Делать вечером, было нечего. Да и Толю повеселить, пусть потанцует.

Часть 3. Белый танец.

Так получилось, что на танцы мне идти было не в чем. Ну и ладно, вечером надел белую футболки, спортивные штаны, в виде брюк, и даже с ширинкой, и темные кроссовки. Глянул в туалете, в зеркало, вроде ничего. Ну и пошел. Пришел рано. По слонялся около столовой, сел покурил на скамейке под кустом, и посмотреть «представление»! А, посмотреть то, было на что. Наши «старые клуши» шли на танцы толпой, все как одна расфуфыренные, с голыми плечами, в драгоценностях. Был бы карманником, мог нажиться, ого го как!

По разговорам, доносившимся, в мои кусты, слышал, что идут «снимать» кавалеров или сами «сниматься», и как вечером будут с ними развлекаться! Честное слово, сначала я ошалел, от этой озвучки похоти, из уст пожилых матрон. Но потом, подумал, «любви все возрасты покорны», не мне их судить! А решил, похоже зря! Как только я вошел в зал, то понял, что произвел фурор. Жадных, похотливых, раздевающих меня взглядов было столько, что в пору, на них было белье, военного полка, вешать!

Короче, «чем дальше в лес, тем больше помидоры! » А когда заиграла музыка, уже надо было поднимать табличку: «Я не снимаюсь! ». И все равно, за этот вечер, я получил столько предложений «пойти с кем то и попить чая, в номер соответственно с продолжением тип XXL», что будь я жиголо, то наверное домой, вернулся миллионером! Галина Ивановна пришла поздно, Толик сразу же убежал танцевать, а мы стояли и разговаривали. Оглядывая Галину Ивановну, и сравнивая ее с остальными «претендентками», не вооруженным глазом было видно, что они отличаются, как небо и земля! Расфуфыренные и накрашенные, молодящиеся пожилые женщины, давно миновавшие пик своей привлекательности, и ведущие, в общем то, не совсем здоровый образ жизни, и она, не броско одетая, зато в хорошо пошитом платье, с минимумом косметики на лице, стройной, чуть полноватой фигурой. Я сразу же обратил внимание на взгляды, в сторону моей соседки.

Завистливые со стороны «клуш», и «масляные», со стороны «замшелых пеньков», которые выполняли здесь, роль кавалеров. Обратив ее внимание на окутывавшие нас взгляды, я пересказал, самые интересные предложения, в мой адрес. Ну мы посмеялись, однако тут же посыпались предложения и к ней, от «пеньков». Мне это все надоело и я предложил ей пойти потанцевать, авось кавалеры отстанут. Она сказала, что давно не танцевала, я сообщил, что вообще не умею, и мы вышли на танцплощадку. Я приобнял ее, не сильно прижимая к себе, и мы закружились в танце.

Примерно так же танцевали и остальные, правда некоторые пары, дай им волю, начали бы раздевать друг друга, прямо здесь! Ну, «на все воля божья», как говорила моя тетка. Танцевала она хорошо, у нее была прекрасная координация, и легкость движений. Мне понравилось. А еще, я чувствовал тепло ее тело и запах.

Запах женщины, чистый, чуть с примесью, где то на грани восприятия, хороших духов. К концу танца она раскраснелась, лицо приобрело мечтательное возражение. Тут к нам подскочил Толик, и затараторил, о чем то своем. И моя партнерша, мгновенно превратилась в простую бабушку, коей на попечение, выдали внука. Мы вернулись к стульям и сели. Когда Анатолий убежал дальше, делать свои игрушечные дела, продолжили разговор. Она сказала, что давно не посещала такие мероприятия. Оказывается она вдова, вот уже 5 лет. Муж умер от инфаркта, и теперь единственной отрадой, стал внук. У дочери своя жизнь, работа, муж ну и все как всегда.

И случайно обмолвилась, об общей мечте женщин, необходимостью быть желанной, любимой, но у нее это в прошлом. Вот только любимый внук! Я про себя подумал, а не рано ли она себя «хоронит»? В танце я понял, что темперамента и женственности, ей не занимать, а с учетом хорошего вкуса и воспитания, можно «построить» новую жизнь, с хорошим человеком. Тут объявили белый танец, и видя как в мою сторону выдвигаются толпы любительниц «клубнички», с молодыми кавалерами, она пригласила меня потанцевать. Уже более уверенно я взял партнершу под руку и мы с ней вышли в зал. На этот раз, танцевальные объятия были крепче, и я готов поклясться, что прижимающиеся ко мне, мягкие груди, несли на себе, эрегированные соски. Которые даже сквозь лифчик и платье впивались в мое тело! Да и глаза подернулись некой дымкой, выдающих женщин с головой, в таких случаях.

Когда танец закончился, взял под ручку Галину Ивановну, поблагодарил за танец и хотел проводить ее к нашим местам. Но она сказала, что уже поздно, Гену надо укладывать спать, так что они с ним уходят. У меня не было желания оставаться в этом «замшелом дендрарии», да еще населенного опасными, для молодых людей, «хищницами», и я предложил проводить их до корпуса. А самому, остаток вечера, провести в комнате, попить чаю, почитать да и укладываться спать. Смена временного пояса, еще сказывалась. Просто так для приличия, пригласил Галину Ивановну, заходить на чай, или кофе. Проводил их до этажа, и пошел к себе, а бабушка пошла, укладывать внука спать. Зашел к себе, открыл балкон, поставил кипятиться банку с водой и вышел покурить. Когда вернулся, банка уже кипела.

Часть 4. Исходная точка.

Сделал себе кофе. Бросил в стакан, три кусочка сахара. Положил две ложки растворимого кофе и залил кипятком. Люблю горячий, сладкий и черный кофе! Помешал ложкой, и пока растворялся сахар, переоделся. Надел простое трико и темную футболку, а затем со стаканом в одной руке, и книгой в другой присел на кровать. И только хотел начать читать, раздался стук в дверь. Меня заинтересовало кто там, я встал, подошел к двери и открыл ее. На пороге стояла Галина Ивановна. Она, то же, успела переодеться в домашний халатик, на мой взгляд довольно короткий и без пуговичек, держался только на поясе. Андрей, сказала она, ты говорил, что у тебя есть чай. Не угостишь? А то Толик уснул, а мне не хочется еще спать.

Я пригласил ее пройти в комнату, и указал на кровать, присаживайтесь. Есть кофе, могу налить прямо сейчас. А хотите чаю, придется подождать. Заварю его. Он будет готов через 5 минут. Можно кофе, согласилась она; только сливок нет, предупредил я. Я пью черный, ответила Галина Ивановна.

Сколько сахара, и ложек кофе, спросил я. Одну ложку растворимого кофе и кусочек сахара, ответила она. Я сделал ей кофе, принес с балкона пепельницу, достал сигареты, и предложил одну ей. Мы закурили, молча попивая кофе. Когда кофе осталось по глотку, я решившись предложил, может быть выпьем за знакомство, и достал припасенную, еще из дома бутылку армянского коньяка, три звездочки. Она задумчиво, как бы оценивая, посмотрела на меня, а потом будто что то решив, сказала: А почему нет? Наливай. Я достал нож, сходил в ванную помыл яблоко и пару мандаринов, разрезал и разложил их на тарелке из под графина с водой. Затем ополоснул свой стакан, который успел опорожнить, и налил в него коньяка, на два пальца. Придется пить по очереди, пока Вы не допьете кофе, сказал я протягивая ей стакан. Да зачем же, сказала она, я сейчас принесу, встала и вышла из номера.

Я крякнул, долил стакан до половины, и пока она ходила выпил его. Запив из ее стакана и понюхав яблоко, опять налил порцию. Тут дверь отворилась, и вошла Галина Николаевна. Она несла плитку шоколада и стакан. Я вскрыл плитку, наломав шоколад неровными кусками и налил в принесенный стакан, коньяка. Ну за знакомство, сказал я, и поднял стакан. Мы чокнулись и выпили. Я закусил кусочком шоколада, она долькой мандарина. Я налил еще по одной. Ты меня споить хочешь? — с улыбкой спросила она. Да нет, «После первой и второй перерывчик не большой! » — цитатой ответил я. Ну давай еще выпьем, — сказала она, поднимая стакан. Мы опять выпили, и поставили посуду на стол.

Наступило напряженное молчание. Даже в полумраке, я видел под халатом ее объемные груди и выпуклости от сосков на них. Не смотря на разницу в возрасте, это меня очень сильно возбуждало. Я протянулся к пачке сигарет, и повинуясь неведомому порыву положил руку ей на плечо. Галина Ивановна вздрогнула, и я отчетливо увидел как эрегировались, ее соски. Их выпуклости прямо на моих глазах, стали в два раза больше, и более отчетливыми. Она резко встала со стула, и сказав что здесь стало душно, вышла на балкон. Посидев за столом еще минуту, я вышел следом.

Она стояла около перил, чуть сгорбившись и опираясь на них локтями. Глаза ее были устремлены вдаль, к темному горизонту. Я подошел, и положил руки на ее плечи, а затем наклонив голову начал целовать в шею. Она не шевелилась. Тогда я обнял ее, прижался телом к спине, и мой вставший член, лег в ложбинку ее ягодиц. Она молчала, и только частое дыхание и закаменевшая спина выдавали напряжение… С трудом ворочая языком, как будто пересохло во рту, она сказала: «Наверное я пойду, поздно уже… »

Не отрываясь от ее мягкого и теплого тела, я сказал: «Да, иди, уже пора! » «Ага! » — сказала она, и осталась стоять на месте. Я спросил: «А Толя не проснется? » «Нет. До утра будет спать. Набегался за сегодня. Да и натанцевался… » Я стал гладить ее груди, сквозь ткань халатика. Она тяжело выдохнув, выпрямила спину, и теснее прижалась спиной ко мне. «Пойдем в комнату» — сказала. Не стоит здесь стоять! Вместо ответа я зарылся лицом в ее волосы. Они пахли ромашкой, и на грани ощущения, какими то не знакомыми мне, духами.

Моя рука скользнула в вырез халата, а потом под бюстгальтер. Нащупала сосок, стала покручивать его и нежно сдавливать. Вторая рука, погладила животик и залезла в трусики. Пригладила волосики на лобке и нежно сдавила вульву. Она раздвинула ноги, открыв мне путь к лону. Ее ягодицы стали ерзать, по моему вставшему органу, а руки намертво вцепились в перила. Я видел и слышал, с каким трудом она сдерживает стоны, от моих ласк. Потянулся к губам, и она, словно ждала это го весь вечер, повернула голову, наши губы слились в поцелуе.

Часть 5. Действие.

Потом с трудом оторвавшись от меня, она сказала: «О, Господи, да что же мы делаем! » и резко развернувшись опять впилась в мои губы. Второй поцелуй «сбил меня с ног»! Она целовалась в каком то экстазе, ее руки шарили по моему телу, гладя сквозь тонкую майку и трико мое тело. Я, не отставая от нее, гладил ей спину и ягодицы, пытаясь попутно задрать полу, мешающего мне халатика. Ее язык сплетался с моим переходя изо рта в рот. Мы оба тяжело дышали. Наконец насладившись поцелуем, она взяв меня за руку, завела в комнату. Здесь было светлее, горел торшер. Окинув меня взглядом, она произнесла: «Мне надо помыться, да и тебе то же. Я пойду первой…, потом ты… ».

Она стала развязывать поясок, и вот он уже лежит на полу. Полы халата распахиваются, и я с восхищением смотрю на ее большие груди, затянутые черным кружевным лифчиком. Сквозь ткань видны большие, набухшие соски, окруженные темным ореолом. Чуть ниже белеет небольшой животик, перечеркнутый тканью черных же трусиков, из которых сбоку выбиваются темные волосики. Она скидывает халат на спинку стула, затем поворачивается ко мне спиной, и просит помочь расстегнуть бюстгальтер. С трудом ворочая не гнущимися, и трясущимися пальцами, нащупываю застежку и пытаюсь ее расстегнуть. Глаза в это время «пожирают» ее аппетитную попочку! Наконец справившись с застежкой, я поднимаю взор вверх, и вижу, как она уже уходит в душ, по пути снимая лифчик. Вот она прикрывает дверь, из за нее высовывается рука, держащая интимные вещи женского туалета, и голос Гали, (ну нельзя же называть по имени отчеству любовницу), просит взять и положить на стул ее плавки и лифчик.

Я беру их, как драгоценности короны, и аккуратно сложив, щупаю пальцами тонкую ткань, еще хранящую тепло прелестной женщины. Затем, начинаю быстро стаскивать, свои вещи. Сообразив, что женщины обычно выходят из душа в полотенце, судорожно начал шарить в сумке, ища его. Вот. Нашел. Подхожу к двери и открыв ее подаю Гале полотенце. Вот говорю, возьми, вытираться! Дверь закрывается, а я еще несколько минут на нее тупо смотрю. Тем временем, из душа, раздается звук льющейся воды. Она там, раздетая… Может спинку потереть, возникают в раскаленном мозге, ассоциации на тему: вода, душ, мыться. Скидывая на ходу трусы, которые падают на пол, сам вхожу в душ. Галина стоит спиной ко мне, подняв руки и нежится под струями воды. Ее большие груди, свисая вниз, видны даже со спины.

Я подхожу к ней сзади, и обхватываю их. Она вздрагивает, но это единственное, что ее выдает. Я начинаю массировать их, мять соски и гладить живот. Мой вздыбленные член упирается ей в поясницу, не давая мне подойти вплотную. Он даже не собирается гнуться! Наконец то я, «пробиваю ее невозмутимость» и она начинает стонать под моими руками. Опустив руки вниз она отводит их назад и нащупав член, обхватывает его. Слышится возглас: «Ого! » и она пытается повернуться и посмотреть на «чудовище». Но мне уже невмоготу, я давя на ее плечи, заставляю нагнуться, упереться в стенку, и раздвинув ягодицы с ходу, но медленно, ввожу пенис во влагалище. Он вошел туго, как будто шомпол, в ствол ружья, туго, но без задержек. Чувствую, как его плотно, облегают стенки вагины. Чуть подавшись назад начинаю фрикции, сначала медленно, постепенно увеличивая темп. Вхожу на полную глубину проникновения.

Капли воды приятно барабанят по спине, разлетаясь в разные стороны, попадая в рот, и лицо. Мой «поршень» ходит без остановки и усталости. Галя стонет, в такт ударов, мошонки по попе. Ее груди раскачиваются в том же темпе. Я ловлю их и начинаю ласкать. Стоны переходят в сдавленные крики, одной рукой она гладит свой клитор, а второй пытается гладить меня. Я то же рычу, от обуявших меня эмоций. Но, ритм и погружение, погружение и ритм. Два фактора, как будто от них зависит моя жизнь. И я «реву», как зверь, как вожак стада догнавший понравившуюся ему самку. Мои «удары» заставляют ее приподниматься на носках, так глубоко я вхожу. Постепенно она медленно сползает вниз, по стенке, становясь на колени, и я перейдя в «партер» продолжаю, свои «бешеные», движения.

Она уже не стонет, нет сил и воздуха, а просто глубоко дышит. И вот кульминация! Я чувствую как задрожало тело Гали, как ее начало трясти, Спазмы прокатывающие по органам таза, заставляют сокращаться все мышцы. Без того тугая вагина, сжимается еще туже, что бы через мгновение расслабится. Спина выгибается, грудь пытается вжаться в пол, а ягодицы задраться еще выше! А я выбирая моменты, вхожу и покидаю ее лоно, продолжая фрикции. Вот она кричит, громко, с надрывом, сладострастие, радость и похоть слышны в этих звуках. И наконец затихает, тяжело дыша. Я выхожу из нее.

Расстилаю на полу полотенце и укладываю ее на него, на бок. Одна нога поднята, вторая под углом 90 градусов обе согнуты в коленях. Ложусь рядом, за ней. Ее мягкие белые ягодицы упираются в мой живот и подвинувшись тазом вперед, до упора, начинаю водить, возбужденным «отростком» между ног, по вульве. Моя левая рука лежит на полу, под мышкой у Галины. В ладони с разведенными пальцами, как в чашечке лифчика, лежит левая грудь. Я шевелю пальцами и она плавно перекатывается по ладони, даря хозяйке и мне ни с чем не сравнимые ощущения.

Правая рука придерживает вверху, приподнятую правую ногу. Отгибаясь туловищем назад и подавая вперед таз, вхожу, вернее пытаюсь войти во влагалище. Мокрая головка члена, скользит, по увлажненной соками, коже вульвы и промежности, не попадая внутрь. Галя, поняв в чем дело, слюнявит правую руку, берет в нее моего «солдатика», и начинает дрочить, плотно прижимая его к телу, затем двумя пальчиками разводит в стороны малые половые губы, довольно толстые, треугольной формы, складки, в стороны и направляет моего соскучившегося «друга» по адресу, в вагину. С мягким чавкающим звуком, он легко находит свое место, и погружается во влагалище.

Не большое давление, и он преодолевая давление стенок вагины, входит в неё до упора. С уст Гали срывается стон: «Да-а-а…! ». Я чувствуя, как напрягшаяся головка, упирается в шейку матки, замираю. А Галя протянув руку ниже начинает гладить и ласкать мою мошонку. Она плавно перекатывает яички, внутри нее, иногда чуть сдавливая, гладит и саму морщинистую и волосатую «емкость». Я освобождаю правую руку и захватив в не свободную грудь, начинаю ласкать. Одновременно тазом, я, начинаю делать, не глубокие фрикции, по 1 -2 сантиметра.

Громкие стоны, срывающиеся с губ партнерши, служат мне указателями «правильного пути»! Мои лобковые волосы трутся об ее попку, создавая впечатление, что ветерок обдувает наши, сплетенные гениталии. Начинаю увеличивать амплитуду, движения таза. Хрипло шепчу, как мне нравятся ее груди, их мягкость, и размер, ну а попочка вообще прелесть и отпад. Оставляю в покое прыгающую от моих движений грудь, начинаю гладить ей животик, постепенно опуская руку ниже. Дойдя до лобка и разгладив волосики на нем, с силой прижимаю руку к нему, и в это же время в вожу член до конца в вагину, упираясь в шейку матку, и… останавливаюсь, совершая мелкие колебательные движения. Ее тело повинуясь моему давлению, подается назад. Громкий вскрик сладострастия, является ответом на мои действия.

Лежим без «движения», головка моего члена, легонько ерзает по шейки матки. Рука мелено, с лобка, соскальзывает к вульве. Всем телом чувствую ее напряжение, таз начинает мелко дрожать, зубы прикусывают губы, и тут я легонько касаюсь пальцем клитора!… Это точно был «термоядерный взрыв»! Она дернулась, ее ноги, не произвольно сжались, до побеления, вагина начала пульсировать, как и все мышцы таза. Громкий крик страсти, радости и желания заполнил воздух. Она пыталась свернуться в позу эмбриона, но новые спазмы, заставляли делать противоположное. Голова моталась из стороны в сторону, груди мелко тряслись. Сквозь стоны прорвалось: «Д-ааа, что ж-е-е это? Ах! К-а-ак хо-рооо-шо-о-о!!!! ».

Помогая ей, я опять стал обрабатывать, движущимся внутри нее членом, внутреннюю поверхность влагалища. Это было не легко. Она ёрзала по полотенцу. Постоянно меняя позы. Мне пришлось прихватить и удерживать ее попку, на месте. Крики перешли в стоны, перемежающиеся тяжелыми вздохами, не хватало воздуха. Мой пенис прочти произвольно, под различными углами входил и покидал вагину, и тут, я почувствовал, что тоже готов… В последний момент, я увеличил темп нашего соития, а она все продолжала билась в истерике оргазма, и когда я почувствовал, что вот вот «выстрелю», я вышел из нее, и сперма, тугими струями, забрызгала ее ягодицы! Я то же то ли кричал, то ли рычал в этот момент…

И вот мы обнаженные, лежим в душе, не в силах двинуться, нам хорошо.. Слышно только наше успокаивающееся дыхание и временами звон капель, о кафель. С трудом поднимаемся, помогая друг другу. «Неужели… это… тоже… был… оргазм…? », спросила она. (Но я и сам не знал ответа, тогда.) И продолжила: «У меня, ни когда, не случалось такого! Ты просто волшебник. О, как мне хорошо!!! Я будто побывала в Раю! ». Я, смотря на нее, снова включаю душ. ( И когда мы его успели выключить?) Ее тело все еще подрагивает, и она не твердо стоит на ногах.

Груди колыхаются от движений и остатков спазм. Направляю струю душа на ее великолепное тело, смывая струями воды все лишнее. Потом беру мочалку и осторожно мою ее. Каждое мое прикосновение вызывает слабые спазмы ее разгоряченного тела, сопровождаемые легкими стонами. Моемся. Потом идем в комнату и ложимся. И опять наши губы вместе, и языки гуляют по чужим ртам. «О Господи, какая благодать», — говорю я! «Спасибо тебе, О королева, О Галина! Ты была великолепна, так… так… Нет слов! ». Она маленько полежав, вымолвила: « Я и не знала, что такое возможно! Я решила, что опять рожаю! Матка сокращалась, как будто, готова была вывернуться на изнанку! И боль, какая то сладкая не человеческая боль, Которая не болит, а… не хватает слов…, Меня изнутри, словно жгло! Мышцы не повиновались: истома и возбуждение, кайф как от легкого вина, сладкая боль и горькая радость; все разом! Я готова была умереть, и умерла, попала в Рай, потом упала в АД, ад сладострастия, и воскресла! А ты все подталкивал меня к наслаждению, и подталкивал.

У меня, до сих пор, сердце стучит как бешеное. Ломит все мышцы, как после тяжелой работы, А на душе… Душа поет и летает, счастья столько, что его хватит поделится, с целым миром! Каждому!!! ». И она снова прильнула к моим губам. Ее юркий язычок проник в рот, потом она стала целовать мою шею и грудь. Я сам был на вершине удовольствия…

Она лежала на моей руке, тесно прижавшись ко мне, ее непослушные волосы, щекотали мою кожу. Моя рука блуждала по ее крепким и объемным грудям, лаская их и стоящие, как маленькие членики, соски. В темноте они были, почти черного цвета, размером с хорошую фасолину, и почти такие же твердые, но они были теплые на ощупь, и пальцам было приятно их касаться. Еще раз поцеловав меня, она сказала, я бы осталась, но дома один Толик. Надо идти. Я не хотя отпустил ее. А вдруг, это не повторится? Вдруг она решит, что я, слишком молод для нее? И вообще, может это все сон? Перевозбудился и все такое… Я много не успел, я не исследовал все ее интимные места, способные вознести на вершину блаженства партнера, да и саму партнершу. Но….

Она накинула халат, подвязав его поясом, остальное положила в карман, еще раз поцеловала меня, потрепала по холке моего «друга», от чего тот начал шевелиться и вышла. Я полежал еще несколько минут, встал, закрыл на ключ дверь, и не одеваясь, нагишом вышел на балкон. Мне было плевать, если меня увидят! Упершись руками о перила, я закурил. Мысли вертелись вокруг Галины, и я ни чего не мог, точнее ни чего не хотел, с этим делать. Выкурив две сигареты, вернулся в комнату. Увидев там бутылку коньяка, с которой началось наше сближение, налил маленько в стакан и выпил. Коньяк теплом разошелся по телу, захотелось спать. Я выключил свет, и лег в кровать, хранившую запах и вмятости от ее тела. Повернувшись в их сторону, я смотрел на них представляя, что она лежит рядом со мной. И не заметно для себя уснул.

Часть 2.

Вот последняя, правда, открытая мной. ‘

Пролог. Размышления 2. Галина.

Когда я вернулась к себе, меня всю колотило! Было впечатление, что я заболела, но заболела не физически. Как в том мультике, про Карлсона, Фрекенбок: «А я сошла с ума…! А я сошла с ума…! Ля-Ля-Ля! ». Я подошла к постели Толика, поправила одеяльце. Он сопел в три дырочки, и ему было все равно, что со мной происходит. Умылась, и вышла на балкон покурить. Память, это проклятие и радость, крутило перед, глазами «кино»: Вот мы стоим в душе, и он входит в меня как «зверь»!; вот обнимает, я ласкает мои прелести на балконе; вот…; вот…;… Наверное, я не смогу сегодня уснуть, подумала я, и прилегла на кровать, что бы насладиться воспоминаниями. Но организм брал свое, и минут через 5, я уже спала, вздрагивая во сне.

Проснулась я от того, что Генка, дергал меня за руку и требовательным голосом спрашивал: «Ба, а когда мы пойдем гулять? ». Но я, не хотела просыпаться, мне снился чудный сон! Я на необитаемом острове, в южных моря. Вокруг желто-белый горячий песок, ласково-теплое море, за линией пляжа, тенистые пальмы и он! Мы обнажены и занимаемся любовью! И вот, когда он хочет войти в мою попку, и уже приставил свой член к анусу, откуда то, со стороны пальм, прибегает мой не сносный внук Генка, начинает трясти меня за руку и спрашивать: «Когда мы пойдем гулять? ». Надо ли говорить, что я страшно рассердилась и… проснулась. И даже некоторое время не могла понять, где я! И только настойчивые крики Гены, привели меня в себя. Я взглянула на часы, пол 11. Господи, завтрак проспала, ребенок не кормленный, в голове раскардаш. Ну, полный аут и улет!

Пришлось вставать. Первым делом уточнила у внука, не хочет ли он есть? Но, оказывается «самостоятельный молодой человек» успели «позавтракать»! Съев пол кило конфет и пачку печенья. Только хочет пить. Я, вздохнула, налила ему сока и пошла умываться. Заигралась, бабуля, подумала я про себя. Приведя себя в порядок и причесываясь, я обратила внимание, что карман халатика, оттопыривается. Вообще то, у меня нет привычки, набивать карманы нигде, и внука этому учу! А тут, с виду, полный карман. Ну залажу в карма, достаю…, мой лифчик и трусики, а главное свернуты не мной! И тут я вспомнила, вспомнила вчерашний вечер, душ ну и все остальное. Все же это был не совсем сон! Яркие, ассоциативные воспоминания встали у меня перед глазами, я как будто заново переживала то, что вчера случилось.

Руки отяжелели, в голове появился «звон», в паху заныло, а соски набухли. Мне захотелось бросить все и бежать туда, во вчерашнюю комнату! Что бы … Тут опять влез Гена: «Баба, ты скоро! » Он конечно уже готов. Счастливый возраст! Пришлось срочно ополаскивать лицо, что бы смыть наваждение, и идти одеваться. Когда мы шли по коридору, мимо комнаты Андрея, я в нее постучала, но за дверью было тихо, и я решила, что он куда то ушел. Возможно, ждет нас у моря, все-таки время наших прогулок. И мы с Геной, чуть ли не бегом устремились гулять, на наше место, нашу с Андреем тропку!

Часть 1. Проделки ‘Морока’! Андрей.

(Морок — в славянской мифологии — бог лжи и обмана, невежества и заблуждений. Но также он — хранитель путей к Правде, скрывающий от иных Истину за пустой мирскою маятой. Прим. Автора)

Проснулся я от того, что выспался. На душе было, ну птицы пели… Правда, у меня был отменный стояк, но как говорят «это дело поправимое, надо только знать с кем от него избавиться! ». А я знал! Правда пришли вчерашние мысли, а вдруг… Вот такие люди всегда. Нет проблем, так мы сами создаем их, хотя бы в мыслях. Судя по времени до обеда остался час, завтрак и процедуры, я разумеется, проспал! Ну и не мудрено, спать то лег, час в 3 ночи! Умылся, оделся, и пошел наносить визит вежливости. Очень мне хотелось увидеть Галину, заглянуть в ее глаза, и прочитать там, что я нужен, меня не отвергли! Вышел. Подошел к их двери, прислушался.

За дверью была тишина. Постучал, естественно мне ни кто не ответил! Наверное, пошли гулять, решил я и пошел нашу тропку. Но пройдя ее из конца в конец, ни кого не встретил. Глянул на время, до обеда 15 минут, в животе забурчало, и организм выдал однозначное решение: хочу есть! Пошел в столовую, ну там-то я их встречу. Но, как всегда: «Человек предполагает, а судьба располагает! ». Там их то же не было. Поел и ждал их полчаса. Не идут! Настроение испортилось, птички, певшие с утра в душе, похоже, сдохли. Решил еще раз проверить в корпусе, побежал короткой дорогой, через скалы. Но и дома их не оказалось! Я чуть дверь не сломал, тарабаня в нее! Куда они делись, и что с ними я не знал. Единственное, что пришло в голову, не хочет меня видеть, и скрывается. Вдруг захотелось напиться, что бы все забыть и … Плюнул на все, и пошел в поселок в магазин, за бутылкой.

Часть 2. Проделки ‘Морока’! Галина. Продолжение.

Торопясь, постоянно подгоняя Толю, мы шли по тропе, нашей тропе. Казалось, вот повернем за поворот, а там он! Улыбнется, и скажет: «Ну, Вы и сони! Я Вас тут уже давно жду! И, наверное, поцелует и обнимет! ». От таких мыслей, на душе было хорошо! Но поворот за поворотом, а впереди ни кого не было. И Толя заканючил, куда идем, давай здесь поиграем, я устал… Ну, весь репертуар голодного и вредного мальчишки. Пришлось остановиться, Толя побежал к берегу, ну и я спустилась с ним. (Сошла с тропы.) Пока он ползал по пляжу, собирая, какие то свои сокровища, я закурила, и время от времени посматривала на тропу. Дело в том, что на берегу рос кустарник, и тропа была видна, всего метров на 5. Но так ни кого и не увидела. Потом Толя потащил меня строить дом из песка, я увлеклась и… Мы чуть не опоздали на обед. Пришли в столовую за 10 минут до закрытия.

На столе, сиротливо стояли, две тарелки, с остывшим супом, второе и компот. Поели, все равно с аппетитом, на будущее, отметила необходимость, разгрузочных дней, вон как оба слупили все на столе! После обеда не спеша пошли в корпус. Я уже представляла нашу встречу с Андреем, тем более через полчаса у Толика сон час. Спит днем он хорошо, часа по два. Ну а мы с Андреем «посидим, поговорим»! От таких мыслей на душе стало хорошо, а в трусиках мокро! Вот ведь не задача, ну ладно придем, поменяю. С такими фривольными мыслями и пришли. Зайдя к себе, дала указание внуку готовиться к сон часу, а сама, сменив трусики, пошла, да не пошла, полетела на крыльях, к Андрею! Подошла к двери, поправила прическу, постучала. Тишина! Постучала громче. То же самое. Оглянувшись и ни кого, не увидев заглянула в замочную скважину. НИ КОГО! Вот тут-то мне и стало не хорошо.

Мысли запрыгали зайцами. Не понравилось, «подруга» на ночь, молодой жиголо… ну и такое прочее. Захотелось зареветь в три глотки, так стало обидно! Я для него…, а он не оценил. Даже слезы покатились, так стало, себя жаль. Тут услышала голос Толика: «Бабуля, ты скоро, я уже готов! Давай сказку читать! ». Вытерла слезы, собралась, нарисовала на лице улыбку и вернулась в комнату. Он уже лежал на раскладушке, укрывшись, и держал книжку. Я подошла к нему, села и раскрыв книгу стала читать, хотя сама не понимала, про что я читаю! Мысли метались, из вчера в сегодня. Я пыталась найти фальшь в поведении Андрея, и не находила, своих ошибок, кстати то же. Но, как всегда: «Человек предполагает, а судьба располагает! ». Пока я копалась в себе, Толик уснул. И тут прекратив читать и увидев его милое лицо, я разрыдалась. Жалела себя, кляла проклятую жизнь, мужиков — сволочей, в общем, обычная женская истерика.

Часть 3. Мирская маята. Андрей.

Выбежав из корпуса, я быстрым шагом пошел в поселок. Но мне, почему то, уже не хотелось выпить. Я остановился подумать, как жить дальше. Надо, все равно встретится с ней, заглянуть в глаза, сказать, что так поступать не хорошо! И улыбаться, спрятать за улыбкой горечь души, а потом, потом забыть! Да мало здесь баб, что ли! Назло ей с кем-нибудь сойдусь, вон меня на «чай», сколько из них приглашали! Обойдусь! Обида уступила место злости, и я, повернув назад, не спеша зашагал в санаторий.

Погода была солнечная, пели птички, а у меня в душе, били «большие барабаны», как будто я шел на эшафот. Шаги все уменьшались и уменьшались. «Сколько бы дорога не вилась, но придет конец». Вот я и дошел до корпуса. Встал, покурил, собираясь с силами, и ища по обидней слова для разговора. Наконец решился и вошел. Уже из коридора я увидел, что дверь к Галине в номер не плотно закрыта. Значит дома, мстительно подумал я. Сейчас я ей…! И подошел к двери. За дверью раздавался, плачь. Обычный женский плачь, и все. Я открыл дверь. На стуле около спящего Толика, сидела она. Сидела и плакала, уткнув лицо в книжку, временами всхлипывая. Я забыл все, что хотел сказать, сделать. Я просто стоял и смотрел, не понимая ну зачем плакать, может быть это я, ее вчера обидел? Потом я открыл дверь, подошел к ней и присел. Она ни чего не видела вокруг.

Тогда я взял ее за лицо, и, оторвав от книги, страницы которой стали уже влажные, приподняв, поцеловал. Она недоуменно смотрела на меня. Поцеловав ее еще раз, в губы, я с дрожью сказал: « Я искал тебя, все утро искал, а тебя нет. И вот ты тут, плачешь… Зачем? ». Смотря на меня не понимающим взглядом, она переспросила, то и дело прерываемая всхлипами: «Искал меня… все утро… нигде нет…, а я искала тебя.. тоже нет нигде… я дума… ла, ты ушел… и плакала…! » Она бросила книгу, и ринулась ко мне, повалив на пол. Стала целовать меня в лицо, губы, шею… Ее губы шептали: «Милый мой, ты не ушел, ты искал… Ты нашел! ». Когда мы, наконец, то все выяснили, с периодами поцелуев это заняло не менее получаса, Я сказал Гале, что ее хочу, так хочу…

Она сказала, что то же об этом мечтала, всю ночь, даже сон приснился. И я предложил, пока Толя спит, уединиться у меня. Мы поправили одежды, и вышли в коридор. Он был пуст, почему то он всегда был пуст, когда это было надо нам! Мы зашли в комнату, и как только щелкнул замок, словно рефери подал сигнал, набросились друг на друга, поцелуи, объятия, с одновременным обнажением! Пуговки, поясок, блузка и майка, штаны полетели в стороны, как сорванные ураганом крыши. Буквально в течении нескольких секунд, я остался «в чем мать родила», а Галя в плавочках. Я не дал ей их снять, авторитетно утверждая, что это дело для кавалера, то бишь меня! Но это на сладкое! Мы стояли друг против друга, на расстоянии вытянутой руки, устроив смотрины, при дневном свете.

Часть 4. Антропометрический осмотр и исследования.

Галина.

Он стоял свободно, как будто его не смущало, что я, стоя на расстоянии метра, я в упор разглядываю его. Милое лицо, большие глаза, правильный рот. Широченные плечи, ну, грудь конечно не колесом, и все же. Мускулистый, широкие бедра, а ниже… ниже то, что может испугать молодую деву, да и не молодую то же. И без того большой, его член под моим взглядом стал еще больше. Такое впечатление, что сердце, в данный момент, всю кровь гонит в него. Он стал больше, и шире, налился краснотой, и напряжение органа, сдвинуло крайнюю плоть и приоткрыло головку. Она была привлекательной, гладкой и блестящей, размером не меньше чем, мяч для пинг-понга, но формой похожа на молодой гриб. «Интересно, а как она выглядит открытой полностью? », подумала я.

Словно подслушав немой вопрос, он сдвинул плоть до конца. Венец ее был утолщен и довольно таки сильно раздавался в стороны. Она была, похоже… (На шлем Дарта Вейдера, сказали бы лет через…-цать! Прим. Автора). От этого зрелища, у меня заныло внизу живота, за пульсировали соски, и я почувствовала, как становятся мокрыми, трусики. Руки не произвольно сжали груди, но я продолжала смотреть. Длина около 16 сантиметров, в охвате, чуть уже головки, буквально на пару миллиметров.

Под напрягшимся стволом члена виднелась мошонка, покрытая жесткими волосиками. В данный момент почти вся втянутая в пах, по причине эрекции. Мелькнул вопрос, а какая она в свободном состоянии. Ниже: узкие, но мускулистые бедра, высокие голени и широкие ступни. Хорошо сложенные среднестатистический мужчина. За исключением далеко не среднестатистического чуда, кое торчит на уровне моего пояса, у него между ног! Мне вспомнилось ощущения, когда он был внутри меня! Только за это можно отдать все! Если такое приснится, не добудятся, я просто не буду просыпаться и все!

Андрей.

Она стоит напротив и в упор рассматривает меня, в глазах интерес, и желание. Вдруг вижу, как ее зрачки увеличиваются, становятся размером, с сам глаз. Ага, смотрит вниз! Мне и самому нравится! Еще ни когда, у меня не было такого сильного желания, обладать женщиной! О, и какой! Сейчас, можно сказать, это у меня «на лице написано»! Немного ниже пояса. Стояк, хоть гирю «поднимай»! Долго смотрит, надо показать все. Я сдвигаю крайнюю плоть, и головка появляется полностью. Перевожу глаза ниже, и первое, что бросается в глаза, ее груди! Чудо и прелесть! Я таких еще ни разу не видел, если не считать вчерашнего вечера. Но мне их некогда было рассматривать.

Нет, конечно, они не стоят торчком, как у молоденькой девчонки. Они величественно лежат, лучше сказать возлежат на грудной клетке. Матово блестящие, мягкие, упругие, как… Нет, не мячики, не подобрать слово, что бы это описать! Светло-коричневые, ближе к бордовому цвету, соски, большие и нежно твердые, окруженные ореолом.

Они, как бы «смотрят», в разные стороны, для удобства вскармливания ребенка. Так и хочется самому захватить их губами, и пососать! Ниже, не большой животик, с темным углублением пупка. Я подхожу к ней вплотную, нежно беру за голову и приникаю к губам. Все еще соленые от слез, они мягко прижимаются к моим. Наши язычки встречаются и начинают «танец»! Я поглаживаю ее груди, вот под пальцы попадается сосок. Нежно сжимаю его, и … раздается стон. Глубокий, еле слышимый стон страсти. Чуть покрутив его, вызываю более сильный отклик. Ее тело прижимается к моему, она нежно берется, за мой член, и тоже начинает ласкать его.

Ее ноготки проходятся, нежно царапая, по стволу члена; рука захватывает мошонку и чуть сжимает, перекатывая внутри яички. Я просто млею, от наслаждения и страсти. Оставляю в покое губы и целую шею. Потом еще, и еще, смещаясь вниз. И вот, под губами ее груди. Покрываю их по очереди поцелуями, и захватываю губами, манящий меня сосок. Он удобно ложится в рот. Перекатываю его языком, он моментально утолщается на конце, приобретая форму капли, острый конец которой спрятан в самой груди. Сосу его, причмокивая от удовольствия. До этого тяжело дышавшая, Галина начинает стонать. А я, прихватываю второй сосок. Рука, в это время, гладит сквозь ткань трусиков, лобок.

Затем проскальзывает внутрь, и я прижимается, к разгоряченной вульве. Она уже мокренькая. Влажное пятно, на трусиках, холодит тыльную сторону ладони. Я почувствовал, как сильно задрожало прижимающееся ко мне тело, и покрылось «гусиной кожей» от нетерпения, и желания. Не отрываясь от пленивших меня сосков, я стал медленно гладить ее лоно, пытаясь на ощупь досконально его изучить. Проведя пальцами сверху вниз и обратно, по щели между срамных губ, я нащупал клитор. И почувствовал, начавшуюся от моих прикосновений, его эрекцию.

Я гладил его, а он рос! Размер его оказался с небольшую виноградинку. Продолжая ее ласкать, я погладил пальцами вход во влагалище, а затем, введя в него палец, и внутренние стенки. Горячие, гладкие и влажные они были приятны наощупь! Громкий стон, был ответом, ее тело выгнулось дугой, теряя равновесие, и потянуло меня вперед. Я подтолкнул ее к кровати и положил на спину. Потом начал целовать живот. Мои поцелуи спускались все ниже. По мере движения я приспускал ей трусики, пока они не слезли с ее пленительных ног. Когда, я поцеловал ее лобок, она удивилась.

А когда начал целовать и облизывать вульву, она пыталась мне помешать. «Ну, зачем,… не надо там целовать!… Это не прилично!… », шептала она. А я, уже ласкал ее клитор, языком, она опять громко застонала. Ее руки нервно сжимали свои груди, поглаживали соски. Резко оторвавшись от ее лона, я спросил: «Нравится? Мне продолжить? » Она пыталась ответить, сквозь стоны: «Н-е-т, да-а! », и прижала, мою голову к вульве! «Продолжай, поцелуй, пожалуйста, там еще! », прошептала она. Щеки ее зарделись, глаза прикрыла поволока похоти и желания. Она приподняла ноги и согнула в коленях. А я продолжил ласкать ее, поглаживая еще и лобок. Она стонала и ерзала, от моих прикосновений.

«Ох,… как хорошо!… Меня так еще ни кто,… ни разу,… не ласкал!… », опять прошептала она. Ее таз задергался, тело опять выгнуло дугой, она кончала. Мышцы живота пульсировали, ноги самопроизвольно двигались, а сильно прижали, мою голову к телу. Я сквозь кожу почувствовал, как сокращается ее вагина, выплескивая мне на губы ее соки. Я впился поцелуем в вагину, и резко ввел в нее язык. Уже не стон, хриплый протяжный крик, был ответом. В нем было все! И желание! И благодарность! И сладострастие!… Вся, не передаваемая палитра ощущений, доставляемая оргазмом, каждой клеточке женщины… Потом она затихла, постепенно, тело успокоилось. Хотя и подрагивало, от пробегающих, время от времени сладостных конвульсий.

Я подвинул ее к краю кровати, поднял ноги себе на грудь. Приставил член, к ее влажным гениталиям, и стал двигать им, плотно прижимая к вульве. Ее опять затрясло. Из уст вырвалось нечленораздельное: «Да-а-а! ». И я, подавшись назад, резко вошел во влагалище. Сразу, и до конца. Стон. Удар мошонки о ягодицы. Выход, и опять вход. В голове «застучала кровь», ритм ударов сердца, накладывался на ритм совокупления. Вперед, назад. До конца. Я чувствовал, как головка «бьет» по матке. Вход, выход. Шлепки мошонки. Вперед, назад… Сильнее, быстрее! Я почти лег на нее. Член более плотно, стал соприкасаться, со стенками вагины, и «рычал», делая фрикции. В унисон мне, Галина громко стонала, и даже, приглушенно, кричала.

Смена позы. Галя стоит на карачках, на краю кровати. Я сзади. Я наклоняюсь, целую ей ягодицы, потом промежность, и, раздвинув половые губы, начинаю играть язычком там язычком. Она опять в улете. Кричит, выгибает спину. Почти ложится грудями и головой на одеяло, еще сильнее оттопыривая попку! Я приставляю «оружие» к входу в вагину, и медленно вхожу, не останавливаясь медленно выхожу. Плавно и без рывков, вперед, назад… И так, пару минут. Выхожу полностью, останавливаюсь, а потом вхожу с силой и начинаю ее «долбить», с силой и размеренно.

И вот я тоже чувствую приближение оргазма. Увеличиваю скорость до предела, и когда струя спермы готова уже отправиться в «полет», резко выхожу из вагины. Тут же происходит семяизвержение, Я кричу, струи спермы заливают вульву, промежность, ягодицы, а я падаю без сил рядом с Галей. Мое тело подрагивает, капли спермы еще сочатся на конце пениса, я тяжело дышу. Рядом, бес сил, лежит Галя, она только выпрямила ноги. Я дотягиваюсь до ее плеча и целую его. Она поворачивается ко мне лицом, и мы, в благодарность, сливаемся в поцелуе. Как хорошо, так приятно лежать рядом, медленно поглаживая тело партнера, и даже целуя, приглянувшеюся часть тела.

Часть 4. «Размышления у парадного подъезда». Галина.

Первый раз я кончила, когда он мне начал ласкать, мои гениталии языком. А дальше, так и пошло! Меня еще ни кто, ни когда так не доводил. Я «улетала», раз за разом! Говорят, так бывает от наркотиков, я не знаю. Когда он «взял» меня, фактически я была в прострации. Это не плохо, если слишком много хорошего, но организм «затормаживается». Чуть отошла, когда мы поменяли позу, но и тут он, умудрился несколькими движениями, погрузить меня, в пучину оргазма! Господи, а как он сосал мои соски, это было так приятно… и хорошо, да и сейчас тоже. А он, лежит рядом, и отдыхает. Как хочется, что бы это повторилось, и повторилось сегодня вечером.

А сейчас, уже надо вставать. Скоро Толик проснется, а еще и подмыться надо. « Я пойду, сейчас Толик проснется», сказала я, и принялась одеваться. Одела только верхнюю одежду, лифчик и плавки, оставила в комнате у Андрея.

Я еле успела. Когда я открыла дверь, он уже вставал. И тут же вопрос: «А где ты была? » Врать ребенку не хорошо, и я ответила: «У дяди Андрея, мы вместе курили». А про себя подумала, хотелось бы мне безвылазно, всю неделю, у него так «курить»! От этой мысли опять, в паху заныло, соски набухли, стало мокро в промежности. Я порадовалась, что хоть трусики, не переодевать, не надела еще. А если так дальше пойдет, и я от одной мысли, об Андрее, буду «мокнуть», то придется ехать в город, и докупать данный предмет женского туалета. Уже сейчас, меняю их три раза на дню. Тут же мысль перескочила на магазин. А ведь, правда, надо съездить, и трусиков докупить, красивых и сексуальных; и пару лифчиков, открытых в обтяжку, Да еще вспомнился разговор, в один из первых дней знакомства, до наших отношений, он сказал, что ему нравятся женские ножки, затянутые в прозрачные чулки, с поясом. И сделать это без Андрея, пусть будет сюрприз!

Тут Толя потребовал полдник. Пришлось доставать печенье и сок. Когда он поел, то решил поиграть на детской площадке. Пришлось срочно мыться, одеваться и идти на площадку для игр. И о, чудо, там была пара с двумя мальчишками, погодками. Возраст как у Толика. Толик побежал знакомиться с мальчиками, а я с родителями. Подошла, поздоровалась. Разговорились, оказывается, приехали сегодня, утром. Я их не видела, так как завтрак мы проспали, на обед чуть не опоздали. А потом Толик спал, а я была у Андрея. Живут в том же корпусе, но на первом ом этаже. Я на третьем. Звали их Татьяна и Саша, кстати, они были, всего, на десять лет меня младше.

Поздний брак, долго не могли родить, зато потом, родилась двойня! Хороший результат. Я подумала об Андрее, о нас с ним и… Ну, результат, понятный. Надо бежать домой, и переодеваться. Я извинилась, подошла к Тане, и сказала, что надо сходить домой, по женским делам. Не присмотрят ли они за Толе? Они с радостью согласились, и я, предупредив Толю, что бы он слушался Татьяну и Александра, пошла переодеваться. Не могу понять, что за реакция, у меня, на него? Прямо как влюбленная девчонка! Эта мысль меня маленько испугала, но я ее тут же забыла.

По дороге вспомнила, что надо забрать свое белье, у Андрея, и постирать. Зашла без стука. Дверь была открыта. В комнате пусто. Смятая кровать, на ней, в беспорядке одежда Андрея, мои трусики и лифчик, лежат сложенные на стуле. Из душа доносился звук, льющейся воды и пения. Подошла к двери и заглянула. Андрей мылся, стоя спиной ко мне. Я обмерла, не в силах оторвать от него взгляд. Крепкие ягодицы. Не попка, а просто прелесть, стройные бедра, а между ног — ОН! Меня опять всю затрясло, сперло дыхание, от поясницы и ниже, зажгло огнем! Господи, как он хорош! Тут он стал мыть свой орган. Намылив руки, прошелся по стволу, оставляя на нем пену, оголил головку и стал ее мылить.

Руки не произвольно и сжали груди, нащупывая соски, и я опять потекла. Вагина пылала, мне хотелось скинуть одежду, броситься, сломя голову, в душ, и самой мыть и целовать его член. Я чуть не застонала. Мне с трудом удалось сдержать себя. Конечно, это было не правильно, вот так стоять, и подсматривать, но я не могла отвести глаза! Кое-как справившись с собой, я вышла из номера, забыв, зачем заходила. Дома, кое как справившись с возбуждением, и желанием, мне пришлось мыться и переодеваться.

Часть 5. Вечер. Андрей.

Приближалось время ужина. Я переоделся, забрал интимные дамские вещи, и зашел к Галине. Они тоже уже собирались. Посидели, она рассказала о новой паре, с первого этажа и их мальчиках. Вышли на балкон покурить. Я встал за Галей, и по ходу дела, поглаживал ее ягодицы. Она вздыхала и бросала на меня такие томные взгляды, что я, был готов раздеть, и разложить ее прямо здесь, на балконе, при Толике. Мой «друг», был уже готов, «к труду и обороне от него»! Приблизился к Галине и стал целовать ее в шейку. Она застонала, и не в силах оттолкнуть меня, прошептала: «Не надо, потом. Сейчас уже на ужин идти, да и Толя смотрит! » Толя конечно ни куда не смотрел, у него была проблема, какие из игрушек взять, что бы продемонстрировать новым друзьям.

Я понимал, что не стоит «распалять» женщину перед ужином, но не смог сдержаться и погладил ей грудь. Потом поцеловал в губы и отвернулся, пытаясь погасить огонек страсти и желания. Галя занялась тем же. Потом повернувшись ко мне лицом, с укоризной сказала: «Ну вот! Опять трусики мокрые. Надо переодевать». Я предложил помощь. Но она с улыбкой сказала: «Помощник, с тобой пойдешь переодеваться, и точно на ужин опоздаем! » Я, хитро улыбнулся, а она пошла в ванную комнату, переодеваться.

Минут через десять пошли на ужин. Татьяна с Сашей были на улице, а дети играли в стороне. Толик сразу направился к пацанам, а мы подошли к родителям. Я познакомила их с Андреем. Медленно, не спеша стали выдвигаться к столовой. По дороге разговорились, похоже, Андрей им понравился, а я так вообще млела, идя с ним под ручку. В столовой на некоторое время расстались, кушали на разных столиках. После ужина собрались опять вместе, решить, чем будем заниматься.

Похоже, Таня оказалась более догадливой. Она подмигнула мне, и вместо предложенной Сашей прогулки, сказала, что устала, и хочет пойти домой, и спросила, не хочет ли Толя пойти к ним и поиграть там, вместе с ребятами. А мне сказала, что часа через полтора, она сама приведет Толика, к нам домой, если Галя будет не против. Галя «конечно, была не против» ну и я, разумеется! Они медленно, а мы едва сдерживая нетерпение, пошли к корпусу.

Часть 6. «Я требую продолжения банкета! » Галя.

У корпуса мы расстались. Таня и Саша с детьми, решили все же прогуляться, а мы пошли домой. Перед расставанием Таня тихонько спросила: « Вам два часа хватит? », и улыбнулась. Наверное, не уверенно ответила я. Пока мы поднимались, Андрей от нетерпения похлопывал меня по попе. Я делала вид, что страшно смущаюсь и поглядывала на него с укоризной. Но как только за нами закрылась на замок дверь моего номера, я буквально повисла на шее Андрея, обвив его руками и целуя в губы. Когда мы оторвались друг от друга, я заявила: «Номер мой! Диктовать условия, и командовать буду я! Понял? ». Он помедлил, сложил руки на груди, гордо поднял голову и с достоинством ответил: «Слушаюсь и повинуюсь! Моя госпожа! ». «Тогда раздевайся, а я посмотрю», сказала я. Он демонстративно медленно снял свитер, затем спортивные штаны. В притворном испуге, закрыл промежность, с оттопыривающимися трусами двумя руками, и жалостливым голоском спросил: «Все снимать? ». «Все! И убери руки от члена! » строго сказала я.

Он тяжко вздохнул, и стал снимать трусы, а потом футболку. Его «работяга» уже стоял! Я почувствовала, как мгновенно намокло у меня между ног, от вида, стоящего торчком членом, и сказала, что бы он завязал себе глаза, и протянула платок. «Господи, еще одни трусики стирать! », подумала про себя. Когда он завязав глаза, встал передо мной, я велев ему стоять смирно быстро разделась до гола, и натянула на себя тоненькую, прозрачную сорочку. Всю в кружевах, и достающую мне, только до низа лобка. Потом, подойдя к нему, стала его гладить своими ноготками. В паху у меня заныло, и стало «жарко». Этот жар начал заливать меня всю.

Затвердели соски, а груди «требовали» ласки. Не подавая вида, как мне хочется его, я начала гладить плечи, грудь, прошлась по спине, а потом присев, стала гладить и рассматривать член. Андрей стоял, тяжело дыша, и переминаясь с ноги на ногу. А я погладив член, решила продолжить исследование позже, прошлась по его ягодицам, внутренней стороне бедер, и икрам.

И вернулась к самому, интересному объекту. Я взяла его в руку, обхвата моих пальцев не хватило, на его диаметр. Вторую руку, положила на свою вульву, и стала ее ласкать. Плавно оттянула крайнюю плоть, на свет появилась темно-красная глянцевая головка, напоминающая старинный шлем. Я нагнулась к нему, и мне вдруг (конечно не вдруг, еще при подглядывании в душе, мне хотелось это сделать) её облизать! Ты не против спросила я, дрожащим от нетерпения, и желания голосом: « Если я его поцелую? », и поцарапала член ноготками.

Он вздрогнул, от моих нежных «царапинок». Сдавленным голосом ответил: «Нет конечно! Я разрешаю тебе, еще его облизать! » При этих словах, его орган, резко дернулся вверх, и стал еще тверже. Я запечатлела, на кончике головки, целомудренный поцелуй, затем еще один, и еще. Вторая моя рука, «терзала» клитор и влагалище. Я распалялась больше и больше. Не выдержав начала облизывать головку, кончиком языка, едва касаясь его кожицы. Облизав всю головку, солоноватую на вкус, я приступила к детальному обследованию ствола члена, с применением того же метода. Языком. Когда я прикасалась к нему, по телу Андрея пробегала волна сладострастной дрожи и он не переставая стонал, от возбуждения.

Облизав член, я взяла его в рот и попробовал сосать. Сделав пару погружений члена, в свой рот, я почувствовала, как Андрей задрожал. Яички, вместе с мошонкой, подтянулись к стволу, и он со сдавленным криком, попытался вытащить, своего «стойкого солдатика», из моего рта. Но я держала его крепко, и он кончая, начал выплескивать сперму, мне в рот. От неожиданности, что бы не захлебнуться, стала ее глотать. Ее было много. Часть я не успела проглотить, и она тоненькими струйками, вытекала изо рта на губы, подбородок, капала на груди и живот. Все это время, Андрей, дрожал всем телом, пытался податься вперед, что бы глубже погрузиться в мой рот, и громко стонал. Оргазм Андрея передался мне, и я тоже кончила. Меня затрясло, горячие волны и спазмы пошли по тазу, животу и грудям. Я тоже стонала, не в силах оторваться, от лакомого кусочка!

Когда наваждение прошло, я сняла платок с лица напарника, и велела лечь на спину, в кровать. Когда он лег, снова начала ласкать его орган руками, губами и языком. Через пару минут, он уже был «в форме»! Тогда я залезла на кровать, села на корточки, лицом к Андрею и приставив член к вагине, резко опустилась вниз! Он вошел в меня, «как нож в масло», с легким всхлипом. Чуть посидев, на «импровизированном кресле», стала подниматься с него и нанизываться снова! В тишине раздавались наши охи, хлюпы, когда я опускалась на фаллос, тяжелые вздохи, и стоны. Все это дополнительно возбуждало, и я опять кончила. Резко задергавшись, я села на его орган, внутри у меня все сжималось, «корежилось, и жгло».

Я чувствовала как вагина обжимает, находящийся во мне предмет, и как начинает дрожать Андрей! Мышцы живота скрутило, и я «рухнула» на его грудь. Он прижал меня к себе и целовал, целовал, целовал… А я стонала, и крутилась, на его стоящим, торчком его члене. Но он, не оставил меня в покое, а продолжал, поднимая вместе со мной, свой таз, делать фрикции. Головка члена, упиралась в шейку матки, и меня, «колошматило» все больше! И тут он опять кончил! Кончил прямо в меня. Струя спермы с силой ударила по внутренним органам, и все вливалась и вливалась, наполняя мое лоно.

Заставляя чувствовать себя молодой, и сильной. Нужной, и желанной, (такое забытое за последние, годы, чувство)! Не только внуку, но и ему, молодому и здоровому парню! Он кричал, во весь голос, и я вместе с ним. Это было так прекрасно, что не понятно, как я не умерла на месте, от волн сладострастия, и нежности! Потом, я лежала, на нем, так и не вынув из себя его «доблесть». Сил не было, дышалось тяжело, как после кросса. Я могла только улыбаться, и стонать, если он, подо мной двигался. Набравшись храбрости, я приподнялась, и откатилась с него. И если бы он, не поймал меня, то, наверное, упала бы, на пол.

Потом, мы просто лежали рядом, переживая пришедшее и отдыхали. Говорить было не о чем. Мы сделали все что смогли. Самое большее, на что хватало сил, обнимать друг друга и целовать. Но мы знали, что у нас еще есть, и будет время, насладиться друг другом, дать каждому из нас, то, что ему надо. И радость, и возможно горечь. Ожидание ласки и саму близость. Секс, и ласки до и после… И сегодня, и завтра! И даже потом! Более двух недель в запасе!

Часть 3.

В этом замкнутом круге — крути не крути Не удастся конца и начала найти.

Наша роль в этом мире — прийти и уйти.

Кто нам скажет о цели, о смысле пути?

Вместо предисловия. Галина Ивановна.

Этот день, я, как повелось, встречала одна. Осень. Листья облетели, на улице, без пальто делать нечего… А, тогда… Мы и познакомились! И был секс, много, много секса. Многое, было! Да! Именно этот день, и даже час! Когда, он, разбудил во мне, умершую было женщину! Я, налила бокал вина, и выпила. И даже вино, было то, что он любил! Красивое имя: «Андрей! »…

Когда я вернулась, то дочь, первая заметила, что я изменилась. Уезжала не старая бабушка, всецело посвятившая себя внуку, а вернулась… Подтянутая, целеустремленная женщина, не молодая, но полная шарма и загадок. Даже молодые парни оборачивались, когда я проходила по улице!

Глава 1. Былое и думы. Дом. Галина Ивановна.

Да… Возрождение женщины… Как феникс из пепла… Прошло два года… А, для меня это было, как вчера… Время не вернуть, но можно вспомнить…

‘Мы с Татьяной, почти час тряслись в разбитом автобусе «Паз», по серпантину дороги, пока добрались до города. Обычный курортный город, веселые домики частного сектора, большие дома в центре, и множество магазинов. Правда, цены, запредельные, да ладно! Один раз живем. Мы прошли их все! Таня, помогала мне с выбором обновок. Я купила пару, очень откровенных лифчиков и трусиков. Черные чулки, с черным, красивым, кружевным поясом, и еще один пояс — белый, только узкий. И светло-бежевые, почти белые чулки, к нему! Потом, в другом месте, купила еще «недельку», не стринги, но… Кто не знает, это комплект трусиков на всю неделю! Они были даже подписаны, по дням недели. Правда, пришлось вспоминать английский. А еще, я купила платье. Мне давно, хотелось, что то вроде этого. Но, было не для кого наряжаться. А теперь было!!! Довольно короткий подол, на полторы ладони выше колен. С большим декольте, и короткими рукавами! Цвета морской волны… Ну, прямо прелесть! Таня сказала, что мне очень идет, да я и сама это видела, в зеркало. За этими приятными хлопотами, день пролетел не заметно. И мы поехали домой.

В тот день, мы много разговаривали с Таней. О ней, обо мне, о жизни… Она завидовала мне, моим отношениям с Андреем. Нашим, частым отлучкам, типа посидеть, попить чаю, с последующим душем и сменой трусиков… Я ее успокаивала, что у нее есть муж, и дети, а вот у меня… Но, фактически, разговор касался, не самой семьи, а интимной жизни. После рождения детей, не получалось у них, как то. Возможно, страсть ушла, а просто любить, друг друга, они еще не научились. Я, мимоходом, рассказала ей про радости орального секса, упомянув, как вариант анальный.… Про то, как это возбуждает, когда рядом, хотя бы в пределах слышимости, занимаются сексом другие! Ну, а если их видеть, то это вообще – «полный улет»! И я, подумала, что смогу помочь им, и разнообразить свой «досуг». И мы, с Андреем, можем показать пример, в этом. Дело в том, что в санатории была сауна. Очень хорошая сауна, по тем временам. Там была русская парилка, сауна, холл для отдыха, небольшой бассейн, комната для массажа, и даже бильярд! Так вот, её можно было арендовать на ночь, за не большую сумму. Тем более, сейчас, в межсезонье! И я, предложила ей, сходить туда с «мужиками». Чуть отдохнуть, расслабиться самим и «завести» их. Ведь, не обязательно, нам с ней носить там купальник, красивое белье тоже сойдет! Что сделаешь? Две женщины, это всегда «заговор»…!’.

… Зазвонил телефон. Я, встала, и сняла трубку. Звонила дочь. Она сказала: «Мама, ты просила у меня путевку, отдохнуть. Я, наконец, достала, в «тот же санаторий»! Но, надо ехать завтра. Санаторная карта, будет готова к обеду, а поезд вечером, в девять! ». И я … согласилась. А потом села на стул, и долго сидела, «переваривая» новость.

‘… В тот вечер, после поездки в город, я произвела фурор! На ужине, я появилась в купленном платье, да еще в черных чулочках. А если бы они, все, еще видели бельё, одетое под платьем! То, наверное, всем мужикам, понадобилась бы, «скорая помощь»! Андрей, тоже, несколько «остолбенел», увидев меня. И на ушко, тут же мне «высказал», что он хочет со мной сделать: «Когда вернемся в корпус, мне придется тебя «отшлепать по попке»! Ну, «нельзя» же, быть такой красивой! Они же все», он кивнул головой в сторону остальных отдыхающих, и продолжил со смешком: “Сейчас, слюной давятся! Вот захлебнутся, и ты будешь виновата! ». Потом украдкой, меня поцеловал.

А, я, чтобы распалить его, еще больше, прошептала ему на ушко: «Когда будешь меня «шлепать», смотри сам, не «захлебнись слюной», от увиденного! Я такие трусики купила… », и закатила глаза, от «восторга». Реакция была мгновенной. Тут же, у него в штанах, «вырос бугор». Ну а я, от увиденного, опять «потекла, и промочила БЫ» трусики! Но «обновка», была с секретом! Я, поздравила, сама себя, и подумала, что было правильно, одеть их! Дело в том, что трусики. Как бы это сказать, были с «дыркой». Ткань была только до середины лобка, дальше, до середины ягодиц, шли две бретельки, но ткани там не было. Когда, я их одела, и прошла по улице, то, сначала, чувствовала себя голой. Потом понравилось, даже возбудило!

После ужина, Толик побежал с мальчиками, Татьяны, играть, на детскую площадку. Таня, подмигнув мне, пошла «охмурять» Сашу, по поводу бани. А мы… как сказал Андрей: «Пошли примерять обновки, и пробовать на прочность кровать! ». Когда мы поднимались по лестнице, Андрей, все же не утерпел, и залез мне, под подол! Ошарашенный нащупанным, и, не веря рукам, еще и заглянул, под него. Мне пришлось, даже оттопырить попку, что бы он все лучше увидел! В результате этого, «закрытого просмотра», когда мы закрылись в комнате, он «набросился на меня», как «оголодавший зверь»! Я была не против, так как испытывала такой же, «сексуальный голод». Мы не «трогались телесами», аж со вчерашнего дня! Наши губы соприкоснулись, язычки, зажили своей жизнью, танцуя, что то своё, там вверху. Мой подол оказался, как бы сам собой, задран до пояса.

Его рука ласкала, мои мокренькие, гениталии, а вторая, залезла под лиф платья, гладила грудь. А еще, он пытался, не прекращая целоваться, заглянуть в мой вырез, так как не мог понять, что за чудо — лифчик на мне одет! Короче, сюрприз удался. Дальше, все было, как «в тумане». Моё платье, как будто само, слетело с меня, и я видела его полет, как оно падает на пол. И тут же на мои груди, обрушились страстные поцелую и ласки. Лифчик, был еще тот! Чашечки его, только поддерживали груди, в состояние приподнято, а глубина чашечек, составляла, вряд ли больше длины, двух фаланг, моих пальцев! Груди были открыты, для ласк и «показа», и эрегированные соски, торчали, как маленькие членики. За что и удостоились милости, быть облизанными и зацелованными в первую очередь. Я тоже не оплошала, и быстро освободив его, от лишней одежды, как «безумная», набросилась на его, стоящий торчком, член. Правда, для этого мне пришлось покинуть, его жаркие объятия. Но «сладкая конфетка», попавшая мне в руки и рот, компенсировала эту временную утрату!’…

Вдруг, раздался, громкий звук… И… я вышла из транса. Память, что же ты, со мной делаешь. Я и сейчас чувствовала вкус его губ, гладкость кожи и горячность члена… Оказывается, погрузившись в воспоминания, я ласкала себя, сама! Моя рука, залезла в трусики, и ласкала вульву. Она была вся в выделениях и смазке, вторая рука, держала обнаженную грудь, и с силой, ее сжимала. Пришлось срочно лезть в «секретный» ящик, чтобы закончить начатое. Когда я открыла припрятанную коробку, разными женскими штучками, и выбирала фаллоимитатор, то подумала: «А что бы, сказала дочь, увидев это ‘богатство’? ». Выбрала, конечно, самый любимый, хоть и стоил он мне, пол зарплаты. Он напоминал член Андрея, по размеру и форме. Правда, был черный. И еще, он мог, «выстреливать» жидкость, запасенную во внутреннем резервуаре, при нажатии на яички.

Минуту на подготовку, налить внутрь теплой, кипяченой воды из чайника. Скинуть на пол трусики. Все равно стирать. Смазать «член», да можно и своей смазкой, приставить к «заветной дырочке»… Так, теперь вправо — влево попкой. Освободить вход во влагалище, от малых половых губ и… «вперед, и с песней»! «Жаркая, разгоряченная вагина с громким «Хлюп! », «заглатывает приманку». Чуть посидев, пока влагалище подстраивается под размер, «вторгнувшегося ворога», и медленно, и нежно начинаю его двигать: Вперед…, назад…; чуть отклонив в сторону: Вперед…, назад…, быстрее…, глубже… Ещё…, и ещё…, да-а-а… Чувствую, как меня начинает забирать, тепло расходится по всему телу. Живот сводит сладкой волной и вот…, я уже кричу.

Меня трясет, а в голове одна мысль: «Сдавить… вперед…, назад…, быстрее…, глубже… сильнее яички…! ». Да-а-а, теплая струя ударяет в матку, и я провалилась в небытие… О…! Как же мне хорошо…! Не так, как с Андреем, но все же…! Конечно по сле Андрея, я встречалась с мужчинами, и даже с молодыми, но нет! Чего-то в них не хватает… «Изюминки» какой-то…, не знаю. С ними было хорошо, но, я бы их всех, вместе взятых, променяла на одного Андрея…!

Ладно! Хватит распускать нюни! Теперь в ванну, надо помыться. Зашла в ванну. Пустила воду, пока вода пробегала, разделась. Там, у меня есть зеркало. Ох и попотел зять, затаскивая, а потом и устанавливая его! Зеркало, во всю стену, и каждый раз я придирчиво осматриваю себя в нем. Это, стало ритуалом. После поездки, я раз в неделю, стала посещать спортклуб. Так, для себя, но это дало свои «плоды». Животик, и так не большой, исчез. Попка подтянулась, пропали «лишние» складки. Даже грудь приподнялась, конечно, не так, как у молоденьких девушек, но при моем почти пятом размере, очень даже ничего! В клубном душе, я не раз ловила на себе, завистливый взгляд молоденьких девушек. Вот и сейчас, пока зеркало не запотело, покрутилась перед ним.

Все в порядке, решила я. Где надо выступает, и похлопала себя по попке, и погладила груди. А где надо плоско! Провела по животу. Все, под душ… С удовольствием постояла под горячей водой, Вымылась, подбрила, начавшие отрастать, волосики в промежности. Подправила, и без того аккуратный треугольник волосиков на лобке, и накинув короткий халатик, пошла собирать чемодан.

Помня, как мне пришлось докупать нижнее бельё, в первую очередь уложила боди; комплект недельку: трусики-слипы; пару откровенных лифчиков; и конечно пояс с чулками. Да, еще пару топов, под мой то размер! Далее платье для выхода, с большим декольте, у меня большая грудь. Пару блузок. Одна из них почти прозрачная, ну и юбки. Да мало ли мне понадобится. Чемодан набрался полнехонький. Сборы заняли много времени, пока выберешь, примеришь…

Глава 2. Поезд. Галина Ивановна.

Чемодан уже собран. Смотрю на часы. Сейчас должна подъехать дочь с зятем, и отвезти меня на вокзал. А там поезд, и… Что, я, вообще жду, от этой поездки? Что хочу? О чем мечтаю? Я и самой себе-то, боюсь признаться. А кому то еще,…

Расставания. Как много, в нашей жизни, расставаний. Хотя существуют еще и встречи! Диалектика жизни. Опять я расстаюсь со своей семьей, и еду на встречу, чему? Былых воспоминаний? Или чему? Но, как это ни странно, настроение было хорошим. Во мне пробудился, какой то «бесёнок», из детства. И я, почему-то, ожидала приключение!

Вот и поезд. Прощальные поцелуи,… Когда поезд тронулся, я прошла в купе. Когда заносили вещи, там ни кого не было. Теперь там расположилась, компания из трех молодых людей, студентов, в форме стройотряда города N, из политехнического института, судя по нашивкам. Мы поздоровались. Моё место было, на втором ярусе, но мне сразу же выделили нижнюю полку, я даже не просила! Молодцы парни. Я достала спортивный костюм, выгнала парней «покурить» в коридор, а сама переоделась. Потом было знакомство, чай. К чаю, я достала снеди, которой обильно снабдила меня дочь. Кто-то из парней, вытащил бутылочку, кружки. Разлили, выпили за знакомство, и начался разговор… Тут как раз «проснулось», вагонное вещание, и зазвучала песня:

« Вагонные споры — последнее дело,

когда больше нечего пить,

но поезд идет, бутыль опустела,

и тянет поговорить».

Первая бутылочка, закончилась, как то быстро. Под хорошую домашнюю закуску, просто улетела. Но, студенты народ запасливый, как по волшебству, появилась вторая, а пустая тара, перекочевала под столик. Потом, мы всей толпой, вышли покурить, а вернувшись, продолжили «банкет». Вторая, улетела за первой, махом. Мы уже были «хорошенькие», и разговор, как всегда бывает в таких случаях, свернул на секс. Сначала анекдоты, потом случаи из жизни,… Парнишки, оказались не промах. Уж, поверьте, я могу отличить правду, от вымысла. Я пока молчала… А потом к нам пришли гости, и в купе стало тесно. Оказывается, их ехало человек десять, остальные в плацкарте. Просто мест, в плацкарте не хватило, и моим соседям пришлось раскошелиться на купе. Гости, принесли с собой, еще выпивку. Было тесно, сидели кто, где. Я каким-то образом оказалась на коленях соседа. Его звали Михаил.

В какой-то момент, я почувствовала, некоторое неудобство, На моем «сидение», появился бугор! От моего ёрзания, по коленкам, у него встал! Я, уже целенаправленно, своей пятой точкой, начала воздействовать, на пробуждающийся орган. Мои действия не остались не замеченными. Скоро, я почувствовала, как его рука, влезла ко мне под футболку. И начала, через лифчик, гладить мои груди. Наш сосед, по-моему, Станислав, сидевший, чуть позади нас, в самом углу купе, тоже к нему присоединился. Вот уже две, ласковые руки «орудовали», под моей футболкой. Они дружно массировали мои груди, через чашечки лифчика, «удивляясь размеру», и «наслаждались» там, полной свободой.

Мои соски, перешли в состояние «повышенной готовности». Затвердели и увеличились в размере. А я, с тоской думала, что здесь, не то, что лечь, сесть нормально некуда. Потом, Станислав залез мне в брюки, и стал ласкать вульву. Я, вообще «поплыла»! Не только в переносном, но и прямом смысле. Моя бедная промежность, и вульва стала мокрой, от «соков» и смазки! Почувствовав это, он развил бурную деятельность. В результате которой, через пять минут, дверь купе последний раз закрылась, изнутри защелкнулся замок… И мы остались в купе втроем: Станислав, Михаил и я!

Глава 3. Приключения начинаются. Купе поезда. Галина Ивановна.

Этот щелчок, несколько отрезвил меня, но, похоже, было поздно. Сидя на лавке, движущегося поезда, я подумала: «И что же я, с ними двумя, я буду делать?! ». Хотя, наверное, будь я трезвой, он прозвучал бы в виде: «Что же они, двое, будут со мной делать?! ». Но время думать, уже прошло, наступило время действий. Не успело, все это пронестись в моей голове. Как я почувствовала, мягкие, ласковые руки, обнимающие меня и мускулистое тело Михаила, прижавшееся к моей спине. Он не торопясь, расстегивал на мне, кофточку. Станислав встал передо мной на колени, и вот уже вторая пара рук, так же норовисто, стягивала мои спортивные штаны. А я, спокойно сидела, добровольно подчинившись, этим спокойным, но настойчиво приятным, действиям! Не в силах сопротивляться или что-то изменить, я просто закрыла глаза, и «поплыла» по течению. Как говорили, в моей молодости: «Если не можешь прекратить, и сопротивляться… То просто расслабься, и получай удовольствие! ».

А я, не хотела: ни — прекратить; ни — сопротивляться. Я хотела их, может быть не сразу…, но все когда-то бывает впервые!? Так ведь? Я чувствовала, как вслед за кофтой и штанами, с меня сняли футболку и трусики. А потом Михаил, стал целовать мое лицо, все так же находясь позади меня. А Станислав, живот. От сдвоенных поцелуев, в разные места тела, я вздрогнула. Подалась назад, теснее прижимаясь к Михаилу, ощущая сквозь одежду, его вставший член. И одновременно, протянув руки, и взявшись за голову Станислава, прижала его к себе! И вот, я находилась уже не в поезде, несущемуся по темным рельсам! Я была, наверное, в Раю! Где два молодых, но умелых «ангела», хотели доставить мне, все мыслимые, и не мысленные наслаждения. Потому что, руки Михаила, не заморачиваясь, на снятие лифчика… Просто сбросили с плеч бретельки, и сдвинули вниз, его чашечки, обнажив мои, прелести. А губы Станислава, настойчиво пробирались по моему животу, вниз, к заветной щёлочке…

И когда один, провел руками по груди, прихватив пальцами соски, а второй поцеловал вульву, я «взорвалась»! Скопившееся, за весь вечер, сексуальное напряжение, ломота и жар внизу живота, алкоголь в желудке…, эти нежные губы и руки… Все это переросло, в огромный, сильнейший оргазм. Он и «скрутил» меня, прямо посередине, этого «Райского» купе! И если бы, не поддержка, в буквальном смысле этого слова, моих кавалеров, то я бы, просто упала! Я кричала, выла от восторга, но чья-то, большая рука, зажала мне рот, приглушая звуки. Меня трясло долго, «сладкие» волны оргазма, буквально «наплывали», одна за другой. Ни разу, за последние два года, я не испытывала подобного. Осознала я себя, лежащей на нижней полке, с задранными ногами, и Станиславом на мне. Я стонала, а он, с мощным энтузиазмом, «штурмовал мою киску»! Его разгоряченный, и большой орган, двигался во мне, без устали, как наш поезд. Я же, шустро подмахивала ему, когда он входил в меня!

Дробное перестукивание колес, полумрак ночников, придавала этим действиям, сюрреалистический оттенок. А с учетом того, что рядом с моими губами находился напряженный член, принадлежащий Михаилу.… И наличие, солоноватого привкуса во рту, мы тут, уже во всю, «развлекаемся»! Я приоткрыла рот, чтобы запротестовать, и тут же член Михаила, двинулся вперед и заполнил его. И я, как опытная «гетера», стала ласкать его язычком, и сосать. Моё тело, действовало, вне моих желаний! Оно хотело: мужской ласки, больше больших членов, да еще и во все «дырочки»… И я подчинилась. Так как все это, мне ужасно нравилось! А ложная стыдливость, это для молодых «целочек», а не для «ягодок опять»!

Для меня это было внове, член в вагине, который «ужасно хорошо», делает свое дело… А второй, во рту, требующий ласки, и обещающий «продолжение банкета». Если первый, покинет «поле боя»! Я даже застонала, от переизбытка чувств, когда они, синхронно, вошли в меня… Первый, достав до матки, а второй, чуть ли не до гланд! Только сейчас, я почувствовала, что Михаил, обеими руками «вцепился» в мои груди. Он с «остервенением» крутит соски. Несколько болезненно, но приятно.

Потом, была «смена караула». Михаил лег на спину, на полку. А я, взгромоздилась на него, сверху. Начало было не удачное, я тут же ударилась головой, о верхнюю полку. Пришлось Станиславу, в ускоренном порядке, поднимать ее и ставить на упоры. Женщины, народ упорный! Преодолев все трудности, я поскакала на его органе, в погоню, за оргазмом! Совершенно, не учитывая, что моя обнаженная, аккуратная попка, скачущая перед глазами, молодого человека, вызывает только одну реакцию! Я, краем глаза видела, что Станислав. Тоже залазит на полку, позади меня.

Но не придала этому значения. Скажем так: «За это и ‘поплатилась’! ». Пока я скакала на своем «скакуне», отдаваясь приятным ощущениям, он пристроился «в тылу». В один момент, я почувствовала, как сильные руки, заставляют меня нагнуться, почти лечь на Михаила. А когда, я это сделала, то почувствовала, как сильные пальцы начали расширять мой анус. Я пыталась возразить, и даже закричать: «Нет! Не надо! », но тут Михаил, просто «заткнул» меня, поцелуем! Нет, конечно. Я не была, «девственницей» и там, но это было, ой как давно! И я, опять, сдалась… Расслабилась, и Станислав, спокойно погрузился, в мою попку. Оказывается, «мастерство не пропивается», и в этом конкретном случае! Вот это было для меня новым! Два, далеко не маленьких члена, моих молодых кавалеров, «терзали» меня с двух сторон. Сквозь тонкую стенку, я чувствовала, как они трутся, друг о друга, внутри меня.

Я вертелась, «как «рыбка» на кукане», а точнее на двух. Они, с двух сторон, «пронзали» меня, своими «копьями». И доводили до исступления. Чьи-то руки, ласкали мои груди, сжимая соски, а другая пара «терроризировала» клитор, и бедра. Вопрос, к знатокам: «Кто скажет, сколько времени, я продержалась под их «натиском»? », правильно… хорошо, если пять минут. Я, просто не помню, что было дальше. Меня затрясло, и я опять улетела…, да так далеко… Я чувствовала, что мене так хорошо…, и мне делают еще лучше… Я вся отдалась этим ощущениям, для меня не осталось больше ни чего! Не было мира, не было людей! Только я, и мой оргазм, захлестнувший меня ВСЮ, и не отпускавший, из своих объятий!

Приходила я в себя долго. Оказывается, я лежу, все на той же полке, раздетая, и укрытая простыней. Каждый нерв, каждая моя клеточка дрожали, от еще не прошедшего возбуждения. Казалось, дотронься до меня кто-то, и я опять провалюсь в небытие, «сладкой пытки». Парни сидели напротив, тяжело дыша, как загнанные лошади, — отдыхали.

А потом…, мы сделали это снова, только теперь Михаил, осваивал моё анальное отверстие, а Станислав довольствовался вагиной. И опять я «улетала», пыталась кричать, от избытка чувств. Кто-то закрывал мне рот, приглушая стоны и крики оргазма. Но всему есть предел. Наконец, то мы легли спать. Я заснула, как «убитая». А когда проснулась, то в купе, было пусто! Мои кавалеры, доехали до места, и сошли с поезда, не разбудив меня. А я, ехала дальше, навстречу мечте и приключению, а возможно навязчивой идеи.

Глава 4. Былое и думы. Санаторий. Галина Ивановна.

Я, с трудом встала. После ночной «тренировки», болела каждая мышца, и обе «дырочки. Сходила в туалет, умылась и кое-как подмылась. Это уже, из серии, акробатических упражнений! Вы пробовали, подмыться в поезде, в туалете, на скорости около восьмидесяти километров в час? Когда вагон бросает из стороны в сторону, и проблема уже в том, чтобы донести воду, до нужного места?! Потом, извела упаковку влажных салфеток, обтирая себя в купе.

Благо, ко мне ни кого не подсадили. Поела, и опять легла спать. Так в полудреме, провела весь день. Хотя. Настроение было на пять! Оказывается, как мало надо, для счастья! Легла рано, и опять проспала, «как убитая». И уже вечером, около шести часов, стояла в регистратуре санатория. Попросила комнату, где тогда жил Андрей, и получила ее в своё пользование, на 24 дня, без вопросов. Потом сходила на ужин, разобрала вещи и …, опять спать. А с утра, меня опять, одолели воспоминания…

«… Тогда, он даже снимать бельё, с меня, не стал… » Как, теперь говорят: «’Ограничение в доступе’ отсутствовало! ». «… А просто, уложил на койку, и, задрав мои ноги, вошел в меня, сразу. И на всю глубину! Я и охнуть не успела, а он уже «ублажал, утюжил» мою киску, мощно погружаясь в неё. Мне оставалось, только подмахивать ему, и стонать от возбуждения. Моя, мокренькая вагина, только хлюпала, принимая в себя, его орган. А, он, «буравил, и буравил» меня, без устали и отдыха! Потом он уложил меня на бок, и вошел во влагалище сзади, потом я была сверху… Смена поз, интенсивная «работа». Пот, заливающий глаза, оргазмы… Сопровождающиеся криками и стонами!.. После такого «отдыха», нам пришлось еще полчаса отдыхать, по-настоящему. А потом идти мыться, в душ. Конечно же, он не утерпел, а я, и не собиралась ему отказывать, в небольшом «блицкриге»: в положение, стоя, и под струями теплой воды… »

После завтрака и посещения врача. Я прошла по памятным, для меня местам. Желания. Думы… Можно подумать, мы сами знаем, чего хотим! Зачем я приехала сюда? Именно сюда, а не в другое место? Что хотела? Почему? Вопросы, без ответов… И мысли…

«… А тогда… Мы, все же, пошли в баню. Сначала помыли мальчиков, и увели их спать, в номер Татьяны и Саши. Потом занялись собой. Устроили нашим кавалерам, небольшое представление. Эротическое обнажение, до очень откровенного, нижнего белья. И немыми посулами, большего… потом! Пошли, а парилку, парни в плавках, а мы в прозрачном белье, выставляющем на показ наши «прелести». Где, в ходе, спонтанно проведенной «операции», с привлечением березового веника, остались обнаженными!

Потом просто парились, еще стесняясь наготы, друг друга. Искоса, и исподлобья, разглядывая «достоинства», своих и чужих! Было интересно смотреть на мужчин, их и без того стоящие члены. Органы, просто «костенели», когда они «скрытно», подсматривали за мной и Татьяной! Их, и без того налитые кровью головки, красные и блестящие, в этот момент раздувались, как «капюшон кобры». Глаза блестели, и они были готовы, разложить нас обеих, прямо в парилке! И это при восьмидесяти градусами по термометру!

Да и мы, не сильно от них отличались! Я чувствовала постоянный прилив возбуждения. Моя вульва наполнилась кровью, большие и малые половые губы, как бы вывернуло наружу. Я вся текла, клитор, «бесстыдно» высовывал, свою розово красную головку, наружу, из под капюшона. Соски набухли, так, что, их даже трогать было больно. Груди подтянулись, стали плотными и блестящими.

Все понимали. Что это не может долго, длится. Я «сдалась» первой. Надо же было кому-то показать пример. Схватила Андрея за член, и потянула вон, из парилки. И там, не отходя далеко от дверей, опустилась на колени, и стала ласкать, моего ненаглядного «дружка». Прямо на виду, вышедших вслед за нами, Татьяны и Александра! Они сначала была несколько ошеломлены, нашими ласками. Стояли и смотрели, «открыв рты». А когда, мы легли на лавку, на бок, в позе 69. И Андрей принялся вылизывать и ласкать мою вульву, в то время, когда я это же делала, с его членом… То заинтересовались. Нас осторожно прервали, и «потребовали» объяснений. Мы, сказали, что это просто прелюдия к сексу, и мы делаем друг другу приятно.… И предложили, им самим, заняться этим!

Они, переминаясь, пояснили, что не умеют, но могли бы попробовать, если им объяснят! А, что тут объяснять? Любые гениталии, изначально являются, эрогенными зонами. Ласкай и ласкай… Так, как больше объяснять и пояснять было нечего, то мы предложили сразу же перейти ко второй части, практическим занятиям. Для этого, мы выбрали комнату для массажа. Там был большой и крепкий стол, подходящий для наших целей. Первой целью, стала Таня. Она легла на стол, на спину, разведя полусогнутые коленки в стороны. Александр, сел на коленки, между её ног, и склонил голову, рассматривая вульву своей жены. Посмотреть было на что! Вульва, напитанная кровью, «развалила» ее половые губки в стороны. Они были довольно толстыми и блестящими, между ними хорошо просматривался вылезшая из под капюшона, большая и розовая головка клитора. Я надавила на голову Александра, заставляя его еще сильнее пригнуться, и прошептала: «Просто полижи, здесь все! Только не прилагай силу.

Иногда это приносит обратный эффект». Он, осторожно стал лизать вульву, кончиком языка дотрагиваясь до головки клитора. Почти сразу, тело Татьяны, пришло в движение. Она стала ерзать по столу ягодицами, от возбуждения, и приподнимать бедра, пытаясь сама дотянуться гениталиями, до ласкающего ее язычка. Она начала сильно тереть груди и соски. И я, встав сбоку, стала помогать ей, массировать, и ласкать груди. Я слышала, как Андрей сказал Александру: « А теперь, введи во влагалище палец, а лучше два! И начинай делать фрикции. А затем, смочи, головку клитора слюной, и начинай дуть на неё! ». Александр, увлеченно, стал выполнять предложенную «программу». А когда, он, смочив клитор, подул на него, то Татьяна просто начала кончать… Без того, твердый живот, сильно напрягся, заставляя тело приподняться.

Руки, с силой стали сжимать груди, лицо исказила гримаса сладострастия. По телу побежали конвульсии оргазма. Она, «дико» застонала, а потом стала кричать, от избытка чувств. Ноги задвигались, и приподнялись над столом. Руки, отпустив титьки, ухватили за голову мужа, и с силой прижали к вульве. Андрей, не стал вырываться, а перестав дуть, опять стал вылизывать, трепещущую вульву. «Трясло» ее долго, потом она обмякла, и только всхлипы, вырывающиеся изо рта, нарушали наступившую тишину…! ».