«Чайка»Ко времени окончания учебы в школе я еще оставался девственником, хотя теоретически знал о сексе немало, благодаря журналам. Каждый день занимался онанизмом, представляя самые разные эротические фантазии. И еще обнаружил, что у меня очень чувствительная область ануса. Пока правда дело ограничивалось только одним введенным внутрь пальцем. Дальше я не растягивал анус из-за боли, но и одного пальца в попе хватало, чтоб я испытывал очень острые, и на тот момент ни с чем не сравнимые ощущения.

Летом после школы родители отправили меня на Черное море, чтоб я как следует отдохнул перед поступлением в институт. Я был счастлив-21 день свободы на море. База отдыха, на территории которой располагался и пионерский лагерь называлась «Чайка». Место было знакомое, однажды я был здесь в лагере. Но теперь меня поселили в один из двух трехэтажных корпусов базы. Правда совсем без присмотра меня не оставили. Вместе с лагерем ехала семейная пара, друзья моих родителей. Муж работал охранником в лагере, а жена-медсестрой. И хотя я знал, что могу обратится к ним с любой проблемой, они меня никак не контролировали. Номер мой был трехместный, на втором этаже, со мной вместе жили дедушка с внуком. А в соседних номерах жили две девушки старше меня и молодая мама с маленькой дочерью.

Я тогда начинал курить, естественно тайком от родителей. А тут я мог это делать никого не опасаясь. Утром и вечером я курил на балконе. Они примыкали вплотную друг к дружке с соседними. В первый же день я увидел сушащиеся на них женские купальники. И если слева, где жила мама с дочкой купальник был сдельный, то справа (у девушек) сохли два раздельных купальника. Мне неимоверно захотелось не просто потрогать их, но почему-то наибольшее удовольствие доставила мысль, что я могу надеть их. Но как это сделать незаметно? На второй день моего пребывания на базе я специально проснулся в шесть утра и потихоньку пока все спали и в моем и в соседних номерах, оделся, вышел на балкон и стянул с соседнего (где жили девушки) понравившийся мне купальник. Потом вышел из корпуса и направился к морю.

Сама база находилась на возвышенности и к морю нужно было спускаться, пересекая по пути автостраду ведущую в Сочи. Все пользовались специальным, недвано построенным, асфальтированным спуском с пешеходным мостиком через автостраду. Но были и два других спуска ведущие к морю. Один из них вел чуть-ли не в обход всей базы, мимо территории соседнего дома отдыха. Приблизительно посередине от него отходила узенькая асфальтированная дорожка заканчивающаяся через десяток метров зданием общественного туалета. Небольшая бетонная коробка поделенная пополам с двумя разными входами. Каждая половинка имела два вделанных в кафельный пол на возвышении унитаза. Им давно уже никто не пользовался, воды не было, бачки сняты, все замусорено. Но главное, что это было абсолютно безлюдное место. Именно туда я и направился. Конечно-же я зашел в женское отделение. И там впервые одел на себя женский купальник. Я не мог видеть себя со стороны, но думаю издалека вполне сошел бы за девушку. Фигура у меня была худенькая, волосы длинные, не до плеч, но все же… Лицо с мягкими, несколько женственными чертами. В основном из-за больших карих глаз с длинными ресницами и пухлых губ. Представляя как я выгляжу со стороны я мастурбировал, чуть приспустив трусики и всунув один пальчик в попу. Оргазм был такой силы, что я чуть не упал, а спермы на грязный пол я выплеснул целый фонтан.

Нужно было торопиться чтобы к 8 вернуться в корпус и повесить купальник на место. Около 8 все вставали, потому-что в 8. 45 нас всех организованно кормили завтраком. С этим я справился. И потом целый день ходил сам не свой, вспоминая необыкновенные ощущения от надетого белья и перенесенного оргазма. Легко догадаться, что на следующее утро я опять проснулся пораньше и, вновь позаимствовав купальник, опять пошел в заброшенный туалет и, надев его снова мастурбировал. И вновь испытал сильнейший оргазм. Единственное, что напрягало — это слишком уж сильная замусоренность туалета. Поэтому днем я, выпросив у знакомых в лагере веник, тряпку и ведро, набрал воды и, стараясь чтоб никто не заметил, прошел к туалету. Там я подмел в женском отделении и даже помыл полы.

Утром четвертого дня я прошел на балкон, чтоб в очередной раз взять понравившийся мне купальник. И вдруг увидел, что слева сушится не только купальник, но и просто комплект женского белья. Красивейший кружевной черный лифчик и такие же оттороченные кружевами стринги. Естественно я взял именно этот комплект белья. Придя в туалет я поспешил переодеться, у меня даже руки тряслись от волнения. Ощущения от надетого белья превосходили предыдущие подобные в десятки раз. Я почувствовал, что могу кончить просто дотронувшись до стоявшего почти вертикально члена. Пол был мной вымыт накануне, поэтому я без колебаний опустился на колени у встроенного в пол унитаза, чтоб кончить именно в него. И вдруг услышал за спиной:

— И чем это ты здесь занимаешься?

В панике я обернулся. У входа в туалет стоял незнакомый мужчина. Лет сорока, высокий, загорелый, одетый в светлые брюки и рубашку. Он внимательно и насмешливо разглядывал меня. Я попытался бросится к пакету с моими вещами, но замер, услышав властный окрик:

— Не сметь, стой где стоишь!

Он подошел ко мне, по-прежнему стоящему на коленях, вплотную и, взяв рукой за подбородок, приподнял голову, так что я встретился с ним глазами, смотря снизу вверх.

— Сначала смотрю, вроде девчонка, а оказывается парень. Но в женском белье, в женском туалете, значит все-таки девчонка, верно? — он выжидательно посмотрел мне в глаза. Я смог только робко произнести:

— Можно я пойду…

— Не торопись милая, ты же хотела сделать себе приятное, да? Давай договоримся, ты сделаешь приятное мне и я тебя отпущу. Ты собиралась поласкать свой клиторок, но я уверен, что ласкать чужой член тебе понравится еще больше. — С этими словами он отпустил мой подбородок и заставил посмотреть на ширинку его брюк, которая уже начала бугриться.

— Ну долго я буду ждать, быстро расстегнула мне брюки и достала член! — приказал он следом. Я даже не обратила внимание, что он обращается ко мне в женском роде. Руки сами непроизвольно потянулись к пряжке его ремня. — Боже, что я делаю-пронеслось у меня в голове. Тем временем ремень оказался расстегнут, брюки тоже, я замешкалась и, задрав голову, наткнулась на повелительный взгляд.

— Быстрее-услышала я. Приспустив мужчине брюки и плавки под ними, увидела его член. Нет не так-ЧЛЕН. Даже в полу вставшем виде он внушал уважение: толстый, мощный, перевитый жгутами вен, с багровой грибообразной головкой. Он не шел ни в какое сравнение с моим собственным члеником. Стоя на коленях и безвольно опустив руки, я как загипнотизированный удавом кролик, смотрела на покачивающийся в нескольких сантиметрах от моего лица пенис. Он на глазах набирался сил и рос, поднявшись горизонтально. Помимо моей воли губы сложились в трубочку и несмело прикоснулись к головке.

— Не так, — произнес мужчина-взасос целуй, чтоб я слышал. До этого я только несколько раз целовалась с одной девочкой, испытывавшей ко мне симпатию. Я попыталась выполнить то, что мне сказали, более смело поцеловав головку.

— Ладно, потом научу тебя хуй целовать, — нетерпеливо сказал мужчина-рот открывай. Он взял меня за волосы и направил член в приоткрывшийся рот. Член сразу заполнил рот целиком, головка ткнулась в горло. Я попыталась отстранится, но мужчина крепко держал меня за волосы, тогда я попыталась его оттолкнуть. Он несильно встряхнул меня и приказал:

— Руки убери за спину и стой спокойно. Член выдвинулся, оставив во рту только головку.

— Губы округли, чтоб мне удобнее было тебя ебать и языком снизу хуй лижи-с этими словами он стал размеренно двигать членом у меня во рту. Правда теперь он засовывал лишь наполовину и до горла член не доставал. Я стояла в каком-то отупении и смотрела на равномерно приближающийся и удаляющийся от моих глаз лобок, заросший курчавыми черными волосами, вяло пытаясь двигать во рту языком. Мыслей в голове не было никаких и сколько так продолжалось я не знаю. Затем мужчина, по-прежнему крепко держа меня за волосы одной рукой выдвинул член почти полностью и приказал:

— Рот открой широко и язык высунь. — Машинально я послушалась, головка члена легла на высунутый язык. Напрягшийся член запульсировал и мне в рот полилась густая жидкость. Член встреливал сперму раз за разом, заполняя мой рот. Внезапно меня дернули за волосы вниз и назад, запрокидывая голову. Член оказался над моим лицом и последние струйки спермы залили мне лоб и нос, стекая на щеки. Я увидела, что во второй руке мужчина держит сотовый телефон и снимает меня на видео. Я дернулась всем телом, в этот момент рука держащая меня за волосы разжалась и я шлепнулась на пол. Так и не проглоченная сперма обильно стекала изо рта. Мужчина неторопливо убрал сотовый в задний карман брюк и сказал:

— Ты еще не закончила, соска, убери член мне в плавки и застегни брюки! — И столько властности было в его голосе, что я безропотно встав перед ним на колени, сделала как мне было приказано.

— Пожалуйста сотрите запись-вырвалось у меня, я робко посмотрела на него снизу вверх-я ведь сделал все, что Вы хотели.

— Во первых не сделал, а сделала-возразил он-ты в женском белье в женском туалете, тебя только что поимели в рот. Значит ты не парень, ты девка, привыкай к этому. Во вторых я знаю, что ты с соседней с нашим домом отдыха базы. И если ты не хочешь, чтоб распечатанные с моего телефона фотографии с твоей милой мордашкой заляпанной спермой были расклеены по всей территории твоей базы отдыха, ты будешь очень послушно выполнять все, что я тебе прикажу. Ты поняла, шлюшка?

— Пожалуйста, не надо, сотрите запись, я Вас прошу, — стала почти бессвязно лепетать я, пытаясь рукой взть его за пояс. Но он оттолкнув мои руки вдруг влепил мне сильную пощечину. Щеку обожгло огнем, я машинально прикрывшись руками, испуганно смотря на него, попыталась отодвинуться.

— В общем так, сучка, или ты вечером в восемь часов ждешь меня здесь стоя на коленях и одетая в это белье, или завтра твои фото будут на каждом углу. — с этими словами он вышел из туалета. Я села на пол, из глаз потекли слезы. Меня всю трясло, в голове был полный сумбур. Некоторое время я просто сидела, плача и уставившись в одну точку. Потом поспешно, сняв белье и переодевшись в свою одежду, побежала в свой номер. В голове пульсировала мысль: «Что теперь со мной будет?»Вернуться до того как все проснуться я не успела. Пришлось на удивленный вопрос соседа ответить, что ходила рано купаться на море. Белье я так же не успела во время повесить на место, а потом вспомнила, что мне сказали быть в нем вечером. Целый день я ходила сама не своя, собиралась даже уехать с Черного моря домой. Но поняла, что свой отъезд не смогу никак объяснить родителям. И подсознательно понимала, что мне придется подчиниться незнакомцу, так властно и неожиданно ворвавшемуся в мою жизнь.

За ужином, в семь вечера я сидела как на иголках и ничего не могла есть. Сомнения одолевали меня до последнего момента. Но к восьми часам я была около туалета. Поспешно заскочила внутрь, сняла шорты и футболку, положив их в пакет. Одела женское белье, а вот встать на колени не успела. Раздались быстрые шаги и в туалет зашел утренний незнакомец. Я замерла, опустив голову.

— Я же ясно сказал, как именно ты должна меня ждать! — от его голоса у меня по спине побежали мурашки. Казалось ноги подломились сами и я упала перед ним на колени. Голову я все так же боялась поднять.

— Я не сомневался, что ты придешь. Что не хочется быть местной порнозвездой? — насмешливо спросил он. — Впрочем почему только местной… Сегодня днем я зашел к директору вашей базы отдыха и узнал твой адрес. Поверь это было очень легко сделать, — и он действительно назвал мой адрес. — Так что, сучка я в любой момент могу послать фото тебе домой. Сказать, что я была в шоке, значит не сказать ничего.

— Пожалуйста, не надо, я же сделал как Вы хотели-срывающимся голосом пролепетала я.

— Во первых, — строгим голосом ответил он, — мне надоели твои стенания. Или ты сейчас уходишь отсюда, и тогда ты знаешь что я сделаю. Или ты остаешься, но в этом случае ты будешь во всем мне подчиняться. Итак? — он выжидательно замолчал. Хотя в голове почему-то была пустота, подсознательно я понимала, что не смогу сейчас уйти отсюда. Я осталась стоять на коленях в той же позе. И тут он шагнул ко мне и отвесил хлесткую пощечину. Я схватилась за горящую огнем щеку и, впервые за этот вечер испуганно посмотрела на его лицо снизу вверх.

— Во вторых, раз ты остаешься, ты должна запомнить определенные правила, — очень строго продолжил мужчина. — Тебе запрещено даже думать о себе как о парне. Отныне говори о себе в женском роде. Ты девка! Ты будешь выглядеть как девка, вести себя как девка, говорить как девка! — Он сделал паузу и внимательно посмотрел мне в глаза.

— Встань ровно, руки заведи за спину и обхвати ладонями локти. Ноги раздвинь, — приказал он-еще шире. Вот так! Голову держи ровно, а взгляд опусти в пол. — я безропотно ему подчинялась.

— Запомни, сучка, это основная поза в которой ты будешь находиться в моем присутствии. С колен тебе подниматься запрещено, кроме как если я сам это прикажу. Ты меня поняла, шлюшка?

— Да-ответила я.

— Да, Господин-поправил меня мужчина, — меня ты будешь называть только Господин и будешь добавлять это в конце каждой фразы, повтори!

— Да, Господин-исправилась я. Я стояла на коленях, широко раздвинув ноги, с заведенными за спину руками и опущенными в пол глазами и чувствовала, что мои щеки становятся пунцовыми. Мне было невыносимо стыдно, и вместе с тем, как-то необыкновенно возбуждающе подчиняться этому мужчине, которого я стала покорно называть своим Господином. Между тем он продолжал:

— Ты станешь не просто моей личной шлюхой, которая будет обслуживать меня как угодно. Ты научишься быть послушной и преданной рабыней, которую я воспитаю под себя, как считаю нужным. Ты поняла, шалава?

— Да, Господин, — тут же отозвалась я.

— Повтори!

— Я стану Вашей покорной рабыней и шлюхой, Господин-произнесла я и почувствовала как мои щеки еще больше заалели.

— Вот именно! — довольным тоном продолжал он-у меня есть опыт в дрессировке таких малолетних подстилок как ты, девочка. И тут же голос его построжал:

— Однако, занимаясь твоим воспитанием, мне придется регулярно тебя наказывать. Наказания приучат тебя к надлежащей рабской покорности. Расстегни мне ремень и вытащи его из брюк!

Как в тумане я повиновалась, для чего мне пришлось, сзади вытаскивая ремень из брюк, чуть ли не уткнуться носом в ширинку Господина.

— Хорошо, сучка, отдай ремень мне, а сама повернись ко мне полу боком и наклоняйся. — Я попыталась выполнить приказ, что было непросто, поскольку руки мои оставались за спиной.

— Ниже, руки держи за спиной, ноги вместе. Еще ниже, лицом в пол, голову поверни ко мне, попу отставь. — В результате я оказалась стоящая раком, с плотно сведенными ногами и сцепленными за спиной руками, прижимаясь щекой к кафелю пола. Задница смотрела в потолок.

— Трусики приспусти с задницы, — раздался следующий приказ. Я спустила стринги сзади, полностью оголив ягодицы и снова завела руки за спину.

— Хорошо, сучка! Запоминай, эта поза называется «поза для порки» и ты будешь принимать ее каждый раз, когда я захочу тебя наказать. Сейчас ты получишь тридцать ударов ремнем. Твоя задача, шалава, стоять спокойно, громко и внятно считать удары и каждый раз добавлять: Спасибо, Господин! Ты все поняла?

— Да, Господин-пролепетала я. Меня трясло мелкой дрожью. Как такое может быть? — думала я. Меня никто никогда не наказывал. Родители всегда относились ко мне ласково и, в отличие от других детей, я не знала что такое: получить ремня.

— Попытаешься пошевелиться, закрыться руками, собьешься со счета и я начну порку заново. — С этими словами я услышала свист ремня и на попу обрушился первый удар. Попу обожгло, от неожиданности я дернулась вперед, но тут же заняла первоначальную позу.

— Один, спасибо, Господин-выкрикнула я.

— Не считается, ты дернулась, сука. Я же сказал стой спокойно. Заново. — и опять ремень обрушился на попу. Далее удар последовал за ударом, размеренные, сильные и громкие. Попа пылала, я боялась пошевелиться, понимая что сделаю только хуже, и покорно считала удары. Было очень больно и стыдно. В голове билась только одна мысль: Боже, когда это закончится. На двадцатом ударе я, не выдержав боли и унижения, заплакала. Последние удары я считала уже рыдая в голос. Наконец я отсчитала последний удар.

— Не разгибайся, повернись ко мне-приказал мужчина. Перед моим лицом оказались его ноги, обутые в сланцы.

— Целуй мне ноги и повторяй: Господин спасибо за то, что занимаетесь воспитанием рабыни и шлюхи. Я по-прежнему плача, стала целовать пальцы его ног, повторяя унизительные слова.

— Громче, сучка, и целуй чаще, — ремень опять ударил меня по попе. Я вскрикнув от боли повторяла, что мне приказали перемежая слова поцелуями ног.

— Ладно хватит, шлюха. Можешь выпрямиться-снизошел Господин, — возьми ремень и заправь мне его в брюки.

Когда я это выполнила он приказал:

— А теперь достань хуй, будешь учиться сосать, как вафлерши сосут! Я вытащила из ширинки уже вставший в полный рост члени вновь замерла, завороженная его мощью и размерами. В себя меня привела пощечина.

— Налюбуешься еще, блядина с усмешкой сказал мужчина-твоя задача научиться самой брать его в рот целиком. Приступай! Я попыталась насадиться ртом на ствол, но смогла принять внутрь лишь чуть больше половины. Головка уперлась в горло и я закашлялась, отстранившись. Вновь последовала пощечина.

— Старайся шлюха! И не смей выпускать его изо рта! Я вновь постаралась заглотить член и вновь подкатившаяся тошнота помешала мне это сделать. Но на этот раз я лишь чуть-чуть отстранилась и сглотнув опять постаралась забрать член целиком в рот.

— Давай, давай, шалава. Рот расслабь, задержи дыхание и медленно насаживайся до конца-подбодрил он меня. И я старалась, честно выполняя все что мне приказали. Понемногу у меня стало получаться задерживать головку члена упирающуюся в горло и бороться с тошнотой. Наконец в очередной раз, член что-то раздвинул внутри и прошел мне в горло. Стало нечем дышать, на глазах появились высохнувшие к этому времени слезы. Но я упорно старалась продвинуться вперед, член проскальзывал все глубже. И наконец мой нос зарылся в жесткие волосы лобка. Член Господина полностью оказался у меня во рту. Правда задержать я его смогла лишь на долю секунды, а потом вся в слюнях и слезах отпрянула от него, невольно выпустив изо рта. И сразу же получила очередную пощечину.

— Тупая пизда, — рассердился Господин, — я же приказал не выпускать хуй изо рта. Быстро припала к кормушке, сука! Я опять взяла член в рот и опять понемногу мне удалось справиться с тошнотой и забрать его целиком.

— Вот так и держи, старайся подольше задерживать дыхание-уже одобрительно сказал мужчина. Я старалась изо всех сил. Дышать было нечем, из глаз текли слезы, слюни стекали по подбородку. Но я терпела сколько могла. Потом отстранялась и предусмотрительно не выпуская изо рта головку члена, глотала воздуха и снова принимала целиком в рот. Я на секунду представила как выгляжу со стороны: стоящая на коленях, с руками за спиной, в лифчике и спущенных трусиках, со следами порки на ягодицх, с лицом залитым слезами, слюнями стекающими по подбородку на грудь и огромным хуем во рту. Щеки были красными от стыда и пощечин.

— Скоро кончу, шлюха, набери побольше воздуха. И когда я это сделала, мужчина взяв меня за голову, плотно прижал к паху.

— Высунь язык и лижи яйца! — последовал приказ. Я постаралась насколько могла подчиниться и неловко заелозила языком по мошонке. Член настолько разбух, что казалось распирает мой рот изнутри. Воздух уже почти закончился, слезы лились градом. Но тут член запульсировал и мне прямо в пищевод полилась сперма. Я даже вкус не смогла почувствовать. Наконец мою голову отпустили и член выскользнул изо рта.

— Оближи хуй тщательно насухо, убери и застегни мне брюки-повелительно произнес Господин. Я поспешила все исполнить.

— Ну вот, стоит шлюху выпороть и она сразу становится шелковой, — довольно прокомментировал Господин. — Теперь ты можешь с полным правом называться соской. Что надо сказать?

— Спасибо Господин, — не задумываясь ответила я.

— За что? — вновь последовал вопрос. Но я уже представляла чего от меня ждут.

— За то, что разрешили Вашей рабыни и шлюхе отсосать у Вас, Господин.

— Молодец, девочка. Сейчас я тобой доволен. И запомни, за все что я делаю ты должна меня благодарить.

— Да Господин, спасибо Господин-тут же откликнулась я.

— Завтра в пол девятого утра ты должна меня ждать здесь. В этом же белье и разумеется на коленях! А сейчас сделай то, что я приказал тебе сделать после порки, — сказал мужчина. Я покорно наклонилась и стала целовать пальцы его ног со словами: Спасибо, Господин за то, что занимаетесь воспитанием Вашей рабыни и шлюхи. Через несколько мгновений он сказал:

— Запомни, блядина, ты обязана делать так после каждого наказания в конце каждой нашей встречи, — потом развернулся и вышел. Я поспешила переодеться и направилась в свой корпус. Было уже девять вечера.

Первым делом побежала в душ, умыться и привести себя в порядок. Губы припухли как у настоящей соски, в горле чувствовался дискомфорт. Ухитрилась рассмотреть в зеркале свою попку, мне казалось что на ней живого места нет. Однако на самом деле она лишь покраснела, даже сидеть было почти не больно. Хотелось спать, видимо организм расслаблялся после пережитого стресса. Поэтому легла рано и все равно на следующий день чуть не проспала. Вскочила без пятнадцати восемь, успела только почистить зубы и бросилась в туалет. Но к назначенному времени успела раздеться, побросать свои вещи в пакет, одеть белье и стать на колени.

Я стояла как и было велено, расставив ноги, с руками сцепленными за спиной и опущенными в пол глазами. Почти сразу зашел Господин. Без приветствий и предисловий он подошел ко мне вплотную и приказал достать член. Достав его я услышала:

— Бери в рот шлюха, обхвати губами головку-и когда я это сделала, продолжил. — А сейчас глотай все что я налью тебе в рот до капли. И сразу же мне в рот ударил мощный поток теплой солоновато-приторной жидкости. Рот мгновенно наполнился, машинально я сделала глоток, потом еще один и еще. И тут до меня дошло что я глотаю мочу! Господин просто писал мне в рот! В замешательстве от осознания того, что меня просто используют как унитаз я сбилась с ритма глотков. К горлу подкатила тошнота, поток льющийся в рот мочи не прекращался и я поперхнулась. Моча выплеснулась изо рта на подбородок и стекала на грудь.

— В рот сука! Глотай! — раздался крик Господина. Неимоверным усилием я справилась с подступающей тошнотой и стала поспешно сглатывать льющуюся в рот мочу. Наконец поток иссяк и я сглотнула последний раз.

— Оближи насухо хуй и убери его, — услышала я злой голос Господина. И как только я это сделала получила сильную пощечину.

— Ах ты дрянная подстилка! Я же ясно приказал глотать все до капли! — Пощечины посыпались одна за другой, — Тупая пизда, ты мало того что ослушалась, так еще и испачкала мне брюки! На брюках Господина в районе ширинки действительно виднелись несколько пятнышек от брызг мочи выплеснувшейся у меня изо рта. Я стояла боясь пошевелиться и молча глотала слезы.

— Ты сильно провинилась, сучка и будешь наказана, — продолжил Господин-вытащи мой ремень и подай его мне, получишь двадцать ударов в наказание. Вот тут я разрыдалась взахлеб.

— Пожалуйста не надо, я больше не выдержу-стала умолять я.

— Тридцать ударов, подстилка, долго я еще буду ждать? Чем больше будешь тянуть, тем больше получишь. Ну? — Захлебываясь слезами, я подчинилась и, вытащив из брюк ремень подала его Господину.

— В позу стала, блядь! Я поспешила стать раком, прижавшись щекой к холодному кафелю. Спустив с попы трусики, вновь завела руки за спину не переставая умолять Господина:

— Пожалуйста не наказывайте меня, я буду все для Вас делать!!

— Конечно, будешь, куда ты денешься, сучка ебанная? А сейчас заткнись и начинай считать и благодарить! И на попу посыпались сильные удары. Рыдая в голос, я не могла сдержать стонов, считая их. Попа горела огнем. На последних ударах я чуть не сбилась со счета, но справилась и наконец порка прекратилась.

— Что теперь ты должна сделать? — услышала я. Развернувшись к ногам Господина я принялась целовать их, повторяя: Спасибо, Господин за то, что занимаетесь воспитанием рабыни и шлюхи…

— Хорошо достаточно, — через некоторое время приказал мужчина, — убери ремень в брюки и застегни. Когда я выполнила это он продолжил:

— Ты должна быстрее привыкнуть ко вкусу моей мочи, шлюха, потому что я регулярно буду использовать тебя в качестве своего писсуара. Ты поняла?

— Да, Господин-отозвалась я.

— Вечером в восемь часов ты должна быть здесь, в дополнении к белью на тебе должны быть чулки. Съездишь в ближайший городок и купишь две пары, черные, ажурные. Да и вечером же сделаешь себе клизму. Ты должна быть чистой и хорошо промытой, сегодня лишу девственности твою задницу и ты окончательно превратишься в девку-шлюху. А сейчас поблагодари меня перед уходом. Я опять стала покорно целовать его ноги со словами благодарности. После того как он ушел я была в каком-то заторможенном состоянии. Стала переодеваться, когда обнаружила, что подбородок, шея и грудь мокрые от пролившейся на них мочи. Боже мой, мне только что пописали в рот, а потом еще и выпороли за то, что я не все проглотила-подумала я и буквально задрожала, вспоминая пережитое унижение. Вместе с тем я вдруг почувствовала себя дико возбужденной. Членик стоял и мне хватило буквально одного прикосновения, чтобы кончить.

Пришлось с утра идти в душ, чтобы смыть с себя мочу. Лифчик и трусики по этой же причине пришлось постирать. Только повесить их сушиться на собственном балконе я естественно не могла. Женщина из соседнего номера и так подозрительно смотрела на меня при встречах в коридоре. Пришлось отнести и повесить белье в кустах за туалетом. В обед я съездила в ближайший город и там краснея перед продавщицей купила чулки. Так же в аптеке купила большую спринцовку, которую собиралась использовать для клизмы. Вечером перед ужином пошла в душ и хорошенько промыла свою попку. «Сегодня меня трахнут в зад, как настоящую шлюху» — в голове крутилась только эта мысль. Я дрожала от волнения смешанного с возбуждением. За ужином ничего не могла есть, только выпила чай.

В положенное время я была уже в туалете. Переоделась, чулки приятно обтянули мои ножки. Я знала, что в чулках стала выглядеть еще более женственно. Поспешила принять указанную позу и стала ждать Господина. Наконец он зашел внутрь.

— Молодец шлюха, так и знал что чулки тебе подойдут-вместо приветствия сказал он-приспусти трусики! Я выполнила приказ, оголив ягодицы.

— Вот теперь выглядишь как стопроцентная проститутка-похвалили меня. Щеки покраснели, было чуть стыдно, и вместе с тем я была рада такой своеобразной похвале. Мужчина подошел ко мне вплотную.

— Ты знаешь что надо делать, соска, бери в рот! — услышала я. Вытащив уже вставший член я стала энергично сосать, сразу же забирая его целиком в рот.

— Вот умница девочка, — довольно произнес Господин-воспитание определенно идет тебе на пользу. К тому же у тебя определенный талант. Еще немного тренировок и будешь сосать как профессиональная вафлерша. Я продолжала старательно заглатывать ствол, полируя его во рту языком. И вдруг поняла, что я делаю это с удовольствием. Мне действительно нравилось сосать крепкий мужской член, чувствовать как он набухает во рту. Я удвоила усилия, но тут мужчина взял меня за волосы и отодвинул от себя.

— Хватит, соска, а то кончу раньше времени. Становись в позу и задницу себе раздвинь!! Я развернулась став раком, уже привычно прижавшись щекой к кафелю и развела в стороны ягодицы. Господин с одобрительным хмыканьем помассировал пальцами мой анус, потом плюнул на него, и приставив головку члена резко надавил. Я почувствовала как под напором начинает раздвигаться сфинктр. Появился сильный дискомфорт, я, застонав, непроизвольно попыталась отстраниться. Но мужчина крепко держал меня за бедра и продолжал настойчиво пробиваться вглубь моей девственной попки. Наконец головка полностью проникла внутрь, дискомфорт сменился болью и я громко застонала.

— Терпи, проблядь! Привыкнешь, распробуешь и потом сама умолять будешь чтоб тебя чаще в зад ебали! — с этими словами Господин сильно подал вперед и член скользнул в попу целиком. Вместе с болью я почувствовала как его бедра прижались к моим ягодицам.

— Расслабь задницу, шалава, а то еще больнее будет, — член пошел наружу. Казалось, что моя бедная попка выворачивается наизнанку вслед за ним. Я закричала и тут же замолкла, получив несколько очень сильных шлепков по ягодицам. Как ни странно, именно они помогли мне немного расслабиться. Член стал ритмично двигаться каждый раз почти полностью выходя из меня, и тут же целиком проскальзывая обратно. Закусив губы я терпела, покорно стоя раком и так же держа ягодицы раздвинутыми.

— Обожаю ломать целки шлюхам, — прокомментировал свои действия Господин-потом конечно дырка растрахивается, но поначалу обжимает хуй как перчатка. Меня продолжали уверенно в одном ритме насаживать на член. Я действительно чувствовала как с каждой фрикцией член заполняет меня целиком, без остатка. Ощущала себя не то перчаткой с засунутой внутрь рукой, не то бабочкой насаженной на иголку. Боясь кричать, я лишь громко стонала, чем по-видимому только сильнее раззадоривала своего Господина. Движения члена все убыстрялись. Он долбил мою бедную, разрывающуюся от боли попку как отбойный молоток.

— Сейчас кончу сучка, прямо в твою блядскую задницу. — с этими словами мужчина захрипел, я почувствовала пульсацию ствола, до конца засунутого в мой анус и поняла, что мою попу заполняет сперма.

— Ну вот блядина, можешь радоваться, теперь ты превратилась в настоящую девку-шлюху, ебанную во все дыры! — довольным тоном произнес Господин. Член с хлюпаньем выскользнул из ануса.

— Быстро повернулась и взяла в рот-услышала я. Поспешно обернувшись и выпрямившись я обхватила член губами.

— Обсоси и вылижи хуй досуха, — приказали мне. Я старательно заработала губами и языком.

— И запомни важное правило проблядь! Как только мужчина вытаскивает хуй из твоей задницы, не важно кончил он или нет, ты обязана тут же взять его в рот и хорошенько отполировать в благодарность за то, что тебя поимели. Поняла, шлюха?

С членом во рту я утвердительно промычала. Наконец член был тщательно насухо облизан и мне разрешили его убрать.

— Вот так, — Господин одобрительно похлопал меня по щеке, — и задницу сожми сильнее шлюха. Увижу что из жопы сперма вытекает-накажу! Сразу привыкай как настоящая давалка все держать в себе. Кончили в рот-обязана все до капли проглотить, кончили в зад-сжала дырку и ходишь как оплодотворенная сучка. Поняла шалава?

— Да, Господин-тут же отозвалась я.

— Молодец! Завтра в пол девятого ждешь меня тут, подстилка! А сейчас что ты, как послушная рабыня должна сделать на прощание? И я, уже привычно склонившись к ногам Господина, стала целовать их и благодарить за мое воспитание…

На следующий день в девять тридцать я, в белье и в чулках, стояла в туалете на коленях в ожидании Хозяина. Когда он вошел, я увидела у него в руках моток веревки. Подойдя вплотную ко мне он приказал:

— Хуй достала живо, шлюха! Я расстегнула брюки м вытащила член.

— Что я сейчас собираюсь делать? — спросил Господин меня.

— Вы наверное будете писать мне в рот, Господин-послушно ответила я.

— Да, только не писать, а ссать! За ночь у меня скопилось изрядно мочи, так что можешь не волноваться, писсуар-отработаешь по полной программе. И не дай бог прольешь хоть каплю, выпорю так, что сесть неделю не сможешь. Бери в рот, унитаз! Я обхватила головку губами и почти сразу же мне в рот хлынул поток мочи. Сейчас я уже была готова к этому, и тут же начала быстро сглатывать. И хотя мочи действительно было очень много, я справлялась глотая раз за разом как автомат. Внезапно поток прервался и мужчина вытащил член у меня изо рта. Взяв меня за волосы он запрокинул мне голову.

— Открой рот, сучка и пока я буду ссать держи все во рту. — приказал он. Я послушалась, широко открыв рот. Из члена вновь полилась моча, но уже гораздо более слабой струей. Мой рот постепенно наполнялся и когда мне уже казалось, что моча перельется через край струйка иссякла. Последние капли мужчина небрежно стряхнул мне на лицо.

— Закрой рот, подстилка, но мочу без приказа не смей глотать и хуй мне убери в брюки. Когда я выполнила это Господин приказал мне завести руки за спину и связал их мне. Потом заставил на коленях подползти к ступеньке-возвышению на которой в пол был вделан один из унитазов. Поставив меня прямо перед ним, Господин связал мне ноги. Связанные за спиной руки он стал поднимать, так что мне пришлось наклоняться вперед все ниже и ниже. Пока носом я почти не уткнулась в поверхность унитаза. В таком положении он привязал мне руки к креплению в стене, на котором когда-то висел бачок. Я замерла в очень неудобной позе не в силах даже пошевелиться.

— Постоишь так, грязная шлюха, пока я схожу на завтрак, и почувствуешь что такое быть использованным унитазом, — услышала я. — Когда вернусь, продемонстрируешь полный рот мочи. Попробуешь проглотить или, еще хуже выплюнуть, накажу так, пизда, что забудешь как тебя зовут. А чтоб тебе было интересней стоять я приготовил подарок для твоей ебанной дырки.

Я ощутила, как мужчина, приспустив с моей попы трусики, поплевал мне на дырочку и стал пропихивать внутрь какой-то толстый, скользкий и холодный предмет. Анус, подчиняясь напору, раскрывался все сильнее. В какой-то момент стало сильно больно, но тут толстая часть полностью проникла в меня. Стало легче, хотя дырочка оставалась распертой изнутри. Я поняла, что Господин вставил в меня анальную пробку. В подтверждении моих мыслей он произнес:

— Постоишь с пробкой в попе, шалава, кстати к ней тебе тоже придется привыкнуть. Нужно растянуть твою дырку, так что носить ее придется часто. И я услышала удаляющиеся шаги.

— Еще вчера, после того как Господин помочился мне в рот, казалось большего унижения я уже не способна испытать. Боже как я ошибалась! — подумалось мне. Я стояла в очень унизительной позе, практически опустив лицо в унитаз, с полным ртом мочи, чувствуя распирающую боль в анусе от пробки и даже не могла пошевелиться. В голове крутились мысли о том, что всего за три дня я превратилась в рабыню, позволяя все это время абсолютно незнакомому мужчине делать с собой такие вещи, которые я и представить не могла. Через некоторое время я начала ощущать сильный дискомфорт от неудобной позы и боль в ногах от длительного стояния на коленях.

— Когда же это кончится? — в отчаянии думала я. Мне казалось, что прошла уже целая вечность. Наконец я вновь услышала шаги и поняла, что в туалет зашел мой Господин. Развязав на руках и ногах веревки он, взяв меня за волосы, вывел на середину туалета.

— Покажи что ты была послушной, шлюха. Открой рот! — запрокинув мне голову, приказал он. Я широко открыла рот, показав что он все еще полон мочи.

— Теперь можешь проглотить, сучка! — я с облегчением в два приема проглотила мочу.

— Ну что вкусно, шалава? — спросил он.

— Да, Господин-понимая чего от меня ждут, ответила я.

— Открывай рот снова и высунь язык, — когда я послушалась, Господин слегка наклонившись несколько раз сплюнул мне в рот. По приказу я проглотила и это.

— Ну вот, подстилка, я надеюсь после этого урока ты окончательно смиришься со своей ролью туалетной рабыни и повторения не потребуется, так ведь?

— Да, Господин конечно! — быстро ответила я, — при мысли о том, что подобное может повторится мне стало страшно.

— Пробка чтоб была в тебе целый день, вытащишь только вечером, когда будешь делать себе клизму. И учти, пизда я легко определю по состоянию твоей дырки действительно ли ты ее носила! Можешь быть свободна до восьми часов, соска!

И я, уже привычно наклонилась и стала целовать ноги Господина и благодарить его за то, что сделал меня рабыней!