Больничное совращениеЕще одна история с гомосекусальной связью у меня случилась, когда я лежал в больнице. Мои родители были озабочены тем, чтобы заранее как-то отвести меня подальше от армии, и поэтому в 14 лет, когда предоставился удобный случай, измоей пустяковой болезни решено было раздуть нечто офигенное. Это было тем легче, что врач, который взялся за это дело, был каким-то там делким знакомым моих родителей, или знакомым их знакомых. Но когда меня привели к нему на первичный прием, мы с ним как-то легко потрепались и он мне понравился (в нормальном смысле этого слова:), да и я ему, поэтому вопрос с моей закладкой в больницу был решен легко.

Ну сами понимаете — 14 лет… встает от всего что можно. И вот значит меня положили в больницу и этот врач (буду называть его скажем Николай) остался вечером чтобы подробно со мной значит пообщаться. Была зима или поздняя осень, и темнело рано — в общем все в больнице тихо, он меня увел в какой-то задний кабинет, и мы там заперлись, чтобы вести интимные разговоры о том — как бы нам провести комиссию и изобразить мою несовместимую со службой болезнь — тема как понимаете не для посторонних ушей.

Я разделся до трусов и лег на кушетку, и он стал меня рассматривать. Он сказал, что надо все подробно рассмотреть, чтобы знать — что тут можно пришить к делу. Его осмотр в самом деле был весьма подробным:), но я так понимал, что это в самом деле нужно. Скажем он поднял мои ноги и стал их как бы сравнивать по длине — мол нет ли какой-то разницы. Разницы не оказалось. Потом он стал исследовать мои ступни на предмет плоскостопия, и вот тут надо сказать, что мне стало не очень удобно — дело в том, что мы с Вовкой после того случая довольно частенько поигрывали друг с другом, и мне очень нравилось лизать ему ноги — у него были очень красивые мальчишеские ступни, меня они почему-то очень возбуждали — я еще расскажу про наши игры, но он сам никогда ничего такого не делал, а тут Николай стал так пристально общупывать мои ступни, что я просто взял да и возбудился. Ну что тут сделаешь — встает у меня член и все тут — а трусики сами понимаете — сделано в совдепии, это сейчас такие трусы-плавки в моде, а тогда трусы были семейные, и член если уж вставал — так его ничто не могло удержать. В общем и стыдно мне конечно, а что делать — делаю вид что ничего особенного собственно. А он увидел и рассмеялся — так по-доброму, что у меня стыд всякий пропал — ну в самом деле — ну встал, ну что тут… Николай говорит — ну раз так — давай мы с тобой сразу уж посмотрим это дело… и в общем дает мне понять, что трусики надо снять. Снимаю. Член торчит так средне. Он говорит: сейчас мы с тобой посмотрим — что у нас тут.. раздвигает мне ноги и начинает возиться в моей мошонке и смотреть мой член — то головку обсмотрит, то так то сяк. И что-то там умное приговаривает при этом. И вопросы задает таким медицинским тоном: «Ты часто мастурбируешь?» Я говорю — ну часто… «Как часто?» Ну каждый день… «Ого — и каждый раз кончаешь?» Да… «Ну ты богатырь».. и щупает меня там. » А теперь ляг на бочок — я посмотрю что у тебя с предстательной железой». Одевает напалечник, смазывает его и лезет им в мою попку — надо сказать делает это очень осторожно. И тут он видимо касается моей этой предстательной железы — бля!… как приятно… мой член просто немедленно увеличивается в два раза. А он там возится и от этого такой кайф, что никак невозможно.. А мне стыдно черт знает как — все-таки взрослый мужик (лет 30 ему было), и при нем как-то это все неудобно… А он словно для удобства левой рукой мне за член с мошонкой взялся, а правой значит внутри там копошится — я чувствую — пиздец. Что-то надо делать, иначе… но похоже я со своей стеснительностью опоздал — надо было раньше предпринимать усилия — а тут чувствую — поздно — нет больше сил притворяться, что мне это все пофиг, а член случайно стоит. В общем я как бы отдался его всем этим ласкам — перемена может и неебольшая, но он похоже ее сразу заметил. И говорит — ты вообще наверное ничего про это не знаешь — что такое предстательная железа, и почему нравится парням когда их в попку трахают? Ну я говорю — да, не знаю. И в самом деле в общем не знал. Ну он и стал мне все рассказывать да объяснять. Причем говорит про голубых так отвлеченно, что как бы сам он к этому отношения не имеет, а просто меня учит. Вот, говорит, если помассировать предстательную железу — вот так: (и двигает пальцем) — то получается классно, да? Я говорю — Даааааааааа……

А если член подрачить при этом — то еще лучше, да? И драчит. Я говорю — Даааааа!!!!!

А если говорит членом, а не пальцем — то намного приятнее, потому что контакт плотнее и вообще. Ну так теоретически значит объясняет:) Ну мы с ним теорию обсудили и он меня отправил спать. В общем опять же он был как-то очень спокойно ласков, и я даже не предположил, что он чего-то от меня хочет — такое вот устройство головы было при совдепии — до последнего я был готов предполагать, что в самом деле тут ничего такого нет.

В следующие несколько дней меня лечили от того, от чего в самом деле надо было лечить — но суть то в том, что лежать мне надо было минимум полтора месяца для того, чтобы эта болезнь была значимой для медкомиссии, поэтому впереди было много дней ничегонеделания. Ситуация тогда с больницами была не то что сейчас, и через пять дней в палате на троих я остался один — одного выписали, а второго перевели. И вот в ночь с пятого на шестой день Николай остался дежурным врачом. Он зашел ко мне и мы с полчаса болтали о том о сем. Потом он сказал, что у него дела, но если я не усну — он ко мне придет ночью, когда освободится, и мы еще поболтаем. Мне с ним было интересно и конечно я с радостью стал его ждать. Я уже почти уснул, в больнице стояла мертвая тишина, когда он пришел. Я сонный повернулся к нему, но он мягко положил на меня свою руку и я остался лежать и мы снова стали трепаться. Разговор быстро снова вернулся к сексу и к голубым — и меня эта тема снова стала возбуждать. Мы говорили о том, что в общем-то за границей это не считается чем-то необычным. Я ему говорил, что мне это непонятно, мне интересны девочки, а он в общем со мной соглашался, но тем не менее говорил, что во всем есть своя прелесть. Ему было не очень удобно сидеть на моей кровати, и я слегка подогнул ногу, давая ему место. Неожиданно он взял мою ногу и стал как бы между прочим ласкать мою ступню. Я от этого возбудился просто как лошадь:) Он гладил ладонью мою подошву, сжимал мои пальчики. Между тем разговор свернул на тему — не приходилось ли мне когда-то с мальчиками играть в сексуальные игры. Я ему стал рассказывать о том, как мы с Вовкой иногда игрались. Он попросил меня рассказать ему поподробнее, и я неожиданно стал выкладывать ему все как было. Когда я рассказал ему, что целовал и лизал ножки Вовке, он сказал, что ему ножки мальчиков тоже очень нравятся. Взяв мою ногу, он положил ее подошвой к себе на лицо и стал целовать ее, обнюхивать, ласкать. Бля… такие ощущения это были… вторую ногу он положил так, чтобы она упиралась ему в член, и я сразу ощутил — что там кое-то очень даже достойное есть:) Надо сказать, что меня почему-то всегда привлекала идея полизать ноги взрослому мужчине. Тут я совершил подвиг. Я ему сказал: я тоже так хочу. Он разулся и лег на кровать, дав мне свои ноги. Я обнял его ступни и стал их сосать и облизывать. Честно говоря мне это очень понравилось — лизать ноги мужчине — в этом было что-то сверхзапретное. Думаю, именно в этот момент он окончательно решился, и уже через минуту он трахал меня в рот. Какой это был кайф… сильный, упругий мужской член, входил мне в рот, пихался в горло. Я старался сосать так, чтобы не задеть его зубами. Он попросил, чтобы я обеими руками взял его за яйца и держал их так. Вообще ему пришлось несладко: дорвался он до мальчика, и ему хотелось столько всего, что похоже он просто… запутался — с чего начать:-) И так сядет, и так вставит, и раком меня ставит и попу целует — в общем в конце концов в эту ночь он довольно чувствительно выебал меня в рот — но мне даже нравился этот напор — когда член врывался в горло, у меня аж слезы из глаз текли с непривычки. Он всунул мне член по самые яйца и долго так в горле держал член. Дышал я как-то носом, но дышал. Потом он лег на бок, взял в рот мои пальцы ног, и с силой стал ебать меня в рот. Как он кончил… это была просто мечта:-) Он попытался пососать мне, но сил у него уже просто не осталось — все его тело дрожало крупной дрожью. Минут через 5 он ушел, а я собрался спать, но кончить то я не кончил! Лежал и наверное полчаса драчил себе все оттягивая оргазм и смакуя воспоминания. Представьте себе мою радость, когда через полчаса Николай появился снова! Он плохо держал себя в руках и уже не пытался изобразить эдакого спокойного врача, рассказывающего мальчику какие-то детали голубого секса. Он опять дрожал от возбуждения, и не очень-то разговаривая приступил к делу. Во-первых он отсосал мне по полной программе, а во-вторых он поставил меня раком и очень аккуратно вставил в меня свой хуй. Надо сказать, что мои страхи на этот счет оказались совершенно пустыми. Наверное это все очень индивидуально, но мне ну просто совершенно не было больно, а вот кайф был огромный. Понимаете — меня в попу трахает взрослый мужчина! Это было потрясающе. Ну и потом это в самом деле было приятно. Мой член раздулся до таких размеров, каким я его еще не видел. Это само по себе было и необычно, и приятно. Он трахал меня и раком, и положив на спину и облизывая ноги. Опять же под занавес он несколько потерял самообладание и начал трахать меня довольно жестко — с силой всаживая член по самые яйца. При этом мне надо было быть внимательным, потому что иногда это было больно, и мне приходилось выгибаться определенным образом, и тогда хуй его входил в меня до упора и больно не было. Он положил меня на живот, лег сверху и стал ебать так интенсивно, что от всего этого, а может и от того еще, что мой член елозил по простыне, я кончил практически вместе с ним. С тех пор я знаю этот кайф — чувствовать, как тебя ебет и как в тебя кончает мужчина. Ночь была длинной, но — опять же — то-ли страх, то ли что — но несколько дней после этого он вел себя весьма отстраненно. Надолго его не хватало, и примерно раз в 4-5 дней он приходил ночью и ебал меня просто как сидорову козу. На третий раз он наконец смог как-то держать себя в руках, и стал меня не просто ебать, но чему-то учить. Например, он научил меня ебать его самого — это было очень смешно — у меня ну никак не получалось всунуть в него: задница у него была волосатая, и эти волосы как-то облепляли мой член и он никак не влезал. Один раз я просто кончил ему на задницу перевозбудившись, но так и не засунув. Потом мы наловчились. Ему нравилось, когда я трахал его как девушку — положив на спину, задрав ноги и целуя ему ступни. И мне так очень нравилось. И вообще я почувствовал себя настоящим мужчиной — намного старше остальных ребят. Я трахал мужика и мужик трахал меня — это ставило меня на какую-то недосягаемую высоту. Один раз он выебал меня стоя в туалете — это тоже было так возбуждающе — мы трахались тихо-тихо. Я стоял раком, руками опершись на унитаз, а он меня ебал и я понимал, что я по-настоящему счастлив сейчас. Мне нравилось пить его сперму, но это мне доставалось нечасто, потому что для него высшим кайфом было кончить мне в попку. Ему особенно нравилось с силой раздвигать ее. Вообще я думаю, что ему хотелось меня изнасиловать — пусть и понарошку, но наверное. Потому что когда он расходился, то я чувствовал себя просто игрушкой в руках такого жеребца — он все делал очень интенсивно — всаживал так по самые яйца, хватал так крепко. Но реально поиграть в изнасилование он со мной не стал — наверное побоялся, что я испугаюсь. Так что я об этом жалею — мне надо было его успокоить и самому предложить — вообще потом, когда я все это вспоминал — я постоянно жалел о том, что был слишком зажат и так много всего не попробовал.